Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Борьба Саиса за объединение Египта. Последний расцвет египетской государственности





Город Саис, игравший важную роль в экономической жизни Северного Египта, (он вел активную торговлю в средиземноморском бассейне), при XXIV династии пытавшийся объединить Египет и оздоровить общество реформами своих правителей Тефнахта и Бокхориса, выступил организатором борьбы с ассирийцами и нового объединения страны.

Опираясь на наемное войско, набранное из числа греков-ионийцев и карийцев — выходцев из Малой Азии, Псамметих I разбил непокорных номархов-соперников. Номовая раздробленность была постепенно преодолена. Крупнейшие центры Египта Мемфис, Гераклеополь, Фивы стали поддерживать энергичного царя. Около 655 г. до н. э. объединение страны было завершено. Опираясь на силу объединенного Египта, а также на союз с Лидией и, возможно, с Вавилоном, Псамметих I вытеснил из страны ассирийцев. На троне фараонов ут­вердилась XXVI Саисская династия (664— 525 гг. до н. э.).

Характерной чертой политики, проводимой Псамметихом I , была устойчивая ориентация Египта на греческий мир. Со времени его правления в стране прочно обосновались греческие и карийские наемники, получившие земли для поселения в Северном Египте (например, Навкратис). В Египет, особенно в район Дельты, стали проникать греческие торговцы из Милета, с островов Эгейского моря, из материковой Греции. Возможно, Египту удалось даже заключить союзы с некоторыми греческими государствами (Афины, Коринф и др.). Предпочтение, оказывавшееся фараоном иностранным наемникам, вызвало оппозицию ливийского воинского сословия, лишившегося многих своих привилегий. Это привело к мятежу ливийских воинов при Псамметихе I , вследствие чего большой их контингент покинул Египет и ушел в Эфиопию.



Псамметих I старался укрепить оборонную мощь страны. В ключевых крепостях: Дафны — на востоке, Марея — на западе, Элефантина — на юге — размещаются мощные воинские гарнизоны. Крепостные сооружения воздвигаются на юге восточносредиземноморского побережья. Велась оживленная торговля с Финикией, Карфагеном, поддерживались дружественные отношения с Иудеей. От скифов, своими набегами разорявших Азию, Египет откупился богатыми дарами. Толчком к вмешательству Египта в азиатские дела послужила борьба Вавилонии и Мидии с Ассирией. Однако попытка поддержать слабеющую Ассирию против усиливающегося Вавилона не удалась, что привело к напряженным отношениям с Нововавилонским царством, и Египет был вынужден отказаться от своих азиатских притязаний, хотя преемники Псамметиха I не раз возобновляли попытки разыграть «азиатскую карту». То военными, то дипломатическими средствами Египет вмешивался в азиатские дела и достигал здесь определенных результатов.

Сын Псамметиха I фараон Нехо II (610—595 гг. до н. э.) укрепил позиции Египта в Африке, а также успешно развивал средиземноморскую торговлю. В связи с этим при нем было предпринято грандиозное строительство канала протяженностью 84 км, который через Нил должен был соединить Средиземное море с Красным. На тяжелых работах по его сооружению погибло, как гласит предание, 120 000 египтян. На Средиземном и Красном морях были выстроены корабельные верфи, где по греческим образцам сооружались корабли для дальних морских плаваний. Около 600 г. до н. э. по приказу Нехо II финикийскими мореходами было впервые совершено плавание вокруг Африки, которое продолжалось 3 года.

В начале правления Нехо II Египет вел активную внешнюю политику в Передней Азии. Однако Нехо не удалось воспользоваться падением Ассирии для упрочения позиций Египта в Сирии и Палестине, откуда его к 600 г. до н. э. полностью вытесняет Нововавилонская держава. С этого времени линия разграничения между нею и Египтом проходит в районе востока Синайского полуострова — юга Палестины (приблизительно ок. г. Газа), причем нововавилонский царь Навуходоносор II неоднократно подступает к самой естественной границе Восточной Дельты, а на рубеже правления фараонов Априя и Амасиса (ок. 569—568 гг. до н. э.), по-видимому, даже совершает вторжение в пределы Египта.

Между тем политическая обстановка внутри страны становилась сложной. Военная мощь фараонов зиждилась на контингенте наемников, все более численно увеличивающемся и этнически пестром. Предпочтение, оказываемое то той, то иной их группе царями, стремление иметь побольше выгод и привилегий приводили к частым конфликтам в их среде, к столкновениям между ними и ливийским воинским сословием и даже к напряженности в отношениях с царской властью. Так, при Априи (589—570 гг. до н. э.) начался мятеж наемников (ливийцев, греков и азиатов), составлявших гарнизон крепости в Элефантине. Они пытались уйти в Эфиопию, но были задержаны и сурово наказаны фараоном.

Опасные волнения возникли в ходе неудачной для Египта войны с Киреной, когда ливийские воины, посланные туда, понесли от киренцев громадный урон. Обвинив в происшедшем Априя, они подняли против него восстание, во главе которого встал его родственник Амасис. В итоге этой гражданской войны Априй погиб, а к власти пришел Амасис — Яхмос II (570—526 гг. до н. э.), который продолжал оправдавшую себя по­литику ориентации на греческий мир. Он был в союзе с рядом греческих материковых и островных полисов (Афины, Самос, Родос и др.), с Киреной, Лидией, располагал поддержкой крупнейшего в Греции и популярного на Востоке Дельфийского храма. Навкратис при нем превратился в торгово-ремесленный, культурный и храмовый центр греков, живущих в Египте. Фактически при Амасисе Египет переходит от ставшей безнадежной в военном отношении прямой конфронтации с подступившими к самим его границам переднеазиатскими «великими державами»— Вавилонией, а позднее Персией — к заключению ряда союзов с являющимися их естественными противниками более слабыми государствами (Лидией и греческими, в особенности островными, полисами).

Предпринимались и военные походы: в Аравию, Нубию, на остров Кипр, который был обложен данью.

Во времена Амасиса Египет вышел из состояния разрухи, порожденной политической раздробленностью и иноземными вторжениями. Процветали торговля, ремесла, городская жизнь. Возобновилось строительство храмов, дворцов, усыпальниц, особенно в Сансе и Мемфисе. Сам фараон снискал репутацию мудрого судьи и реформатора. При нем был снижен поземельный налог, уменьшены сборы в пользу храмов, введен контроль за доходами египтян, что должно было пресечь получение их неза­конным путем.

Однако нововведениями Амасиса была недовольна старая родовитая знать. Против него действовали приверженцы Априя, считавшие его узурпатором на троне фараонов. Выражало претензии жречество обделенных вниманием царя храмов. Командный состав греков-наемников и военачальников ливийцев и египтян не устраивала необходимость делить между собой привилегии и милости фараона. Извне на Египет надвигалась грозная опасность. Персия изолировала его от союзников: Кипр и Самос перешли на сторону персов, Лидия и Вавилон были покорены ими. С финикийцами, иудеями, арабами персы наладили дружест­венные отношения, подготовив таким образом плацдарм для наступления на Египет.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.