Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Широкое развитие в эпоху эллинизма получили три философские школы – эпикурийцев, киников и стоиков, обещавшие человеку счастье не во внешнем мире, а внутри его самого.





В искусстве происходит процесс разделения на жанры. Выделяются декоративно-парадный жанр многофигурных пышных рельефов (Пергамский алтарь, на 120-метровом фризе которого изображена битва богов-олимпийцев с гигантами), композиции больших масштабов (Колосс Родосский), создаются статуи экспрессивно-героического плана ("Ника Самофракийская" – статуя богини-победительницы, скульптурная группа "Лаокон", Афродита Милосская, Аполлон Бельведерский). В то же время скульптура отходит от монументальности, становится более интимной, что происходит за счет развития мелкой пластики. Появляются камеи, представляющие собой синтез пластики и ювелирного искусства.

В эпоху эллинизма создаются шедевры, вошедшие, по представлению античного мира, в число семи чудес – Колосс Родосский и Александрийский маяк. В ту эпоху получила развитие новая система образования – от приобретения навыков чтения, письма и счета до изучения философии и риторики. Во всем эллинистическом мире стал широко употребляться несколько искаженный греческий общенародный язык (койне), образовавшийся на базе аттического с элементами ионического диалекта. В духовной жизни появилась тяга к спортивным зрелищам, популярность приобрела комедия, а трагедия стала склонятся к благополучному концу.

Греческая культура в различных регионах воспринималась неоднозначно. В Иудее, например, она рассматривалась как культура поработителей. Именно этим во многом объясняется тот факт, что пришедшие в эллинистический мир римляне казались коренным народам не поработителями, а миротворцами.

Особенности развития культуры Древнего Рима

Римская культура сложилась под влиянием культур многих народов – от этрусков и греков до народов, покоренных Древним Римом, у которых римляне многому научились, подняв свой общий уровень до невиданных высот. В свою очередь римская культура оказала огромное влияние на соседей-варваров и на последующее развитие Европы. В этом проявилась одна из особенностей цивилизационного развития Древнего Рима (753 г. до н.э. – 476 г. н.э.).



В рамках античного строя переход от автономных полисов-государств к большим централизованным государствам-империям был несомненным прогрессом. Прагматизм Рима позволил использовать преимущества полисной системы "античного способа производства" не в системе полиса.

В Средиземноморье наблюдались два процесса: в восточной его части процветали эллинистические центры, в западной наращивал военную мощь Рим. Небольшая республика на берегах Тибра, со временем ставшая хозяином всего Апеннинского полуострова, превратилась в I в. до н.э. в огромную империю, поглотившую все Средиземноморье и весь античный мир. До мирового господства Рим в своем развитии прошел стадии от царской власти (VII–VI вв. до н.э.), республики (VI – I вв. до н.э.) до империи (I в. до н.э. – 476 г. н.э). У истоков древнеримской цивилизации стояла этрусская культура, письменные памятники которой до сих пор не прочитаны.

Открытия археологов говорят о том, что первые поселения этрусков относятся к 1500 г. до н.э. По сведениям Геродота, они пришли из Малой Азии, хорошо знали земледелие и строительство. Памятники архитектуры на Апеннинском полуострове относятся к этрусской цивилизации (I тыс. – V–III вв. до н.э.), предшествовавшей римской. В конце VII в. до н.э. племена этрусков объединились в союз 12 городов-государств, но в V–III вв. до н.э. были покорены Римом. В этрусских городах сложилась своя городская система застройки – каменные стены и здания, улицы с четкой планировкой.

Однако эти сооружения еще нельзя назвать произведениями архитектуры – они были слишком утилитарны и служили потребностям города. И только после завоевания Греции римляне стали возводить здания по греческим образцам, но не копировали их, а внесли свое своеобразие.

В VIII в. до н.э. на Апеннинском полуострове поселились греки. Поэтому не случайно древнегреческая и древнеримская части античной цивилизации развивались параллельно во времени. Как писал в "Энеиде" Публий Вергилий Марон, по воле богов "в Италию первым из Трои – роком ведомый беглец – к берегам приплыл Лавинийским" (к западному берегу Апеннинского полуострова):

Долго и войны он вел, – до того, как, город построив,

В Лаций богов перенес, где возникло племя латинян,

Города Альбы[63][15] отцы и стены высокого Рима[64][16].

Прежде чем Рим станет столицей огромной империи, пройдет много столетий. Будут покорены Карфаген, завоевана Эллада и, по словам римского поэта Квинта Горация Фланка, Греция, побежденная дикими племенами, принесет в "Лаций суровый" искусство. Гораций справедливо отметил, что суровый и гордый Рим в борьбе за мировое господство склонил голову перед великой греческой культурой. Это не означало, что римляне не имели собственных художественных традиций, но они были более бедны по сравнению с греческими. Рим заимствовал и адаптировал не только греческую, но и восточную культуру, проделав это по-коммерчески выгодно. И в этом еще одна особенность развития культуры Древнего Рима.

Сделавшись крупнейшим экономическим и политическим центром, Рим привлекал к себе торговцев, ремесленников, строителей, художников, скульпторов, писателей, ученых. Греческий язык в Риме слыл языком высшего общества и части аристократии. Первые римские историки-летописцы создавали свои труды на греческом языке, римская молодежь с восторгом слушала лекции греческих философов.

Крупнейший представитель греческой литературы Полибий (приблизительно 203–120 гг. до н.э.), став искренним поклонником римского государственного строя, активно проповедовал греческие просветительские идеи в римском обществе. Во "Всемирной истории" он рассказывал о том, как римляне в течение немногим более полувека (с 220 до 146 г. до н.э.) сумели разрушить Карфаген и Коринф и подчинить своей власти почти весь известный в то время мир благодаря прагматичности системы Рима. Исходя из теории Аристотеля о трех лучших видах государственного устройства, он полагал, что в Риме произошло счастливое соединение монархии в виде магистратуры[65][17], аристократии в сенате и демократии в комициях (народном собрании).

О прагматизме Рима в конце XIX в. писал русский историк искусств П.П. Гнедич: "Если мы сравним Элладу с юным, увлекающимся художником-поэтом, то Рим можно сравнить с меценатом с огромным вкусом, сознающим свое мировое величие. Он не снисходит сам до искусства, он искусство приноравливает к себе, к своим потребностям. Полное отсутствие художественной фантазии не помешало ему применить искусство к будничным, практическим сторонам жизни. Он раздвинул мелкие, низкие храмы и дворцы Греции в колоссальные постройки, элементы античного искусства приноровил к реальным потребностям своей страны, подчинил уму и рассудку то, над чем в Элладе работало внутреннее чувство и фантазия. В Греции нет тенденции и следа. Рим – воплощенная тенденция. Но рассудочность его развивалась с таким величием, с такой полнотой, что стиль его может быть поставлен дивным историческим типом и может служить предметом искреннего удивления для потомства"[66][18].

Одно из величайших достижений древности – римское право. В Риме были разработаны гибкие, узаконенные и цивилизованные нормы правоотношений с частными лицами и с государством, в которых доминировали интересы человека. Еще в V в. до н.э. на медных досках были записаны законы XII таблиц – свод римского права примерно с 451–450 гг. до н.э., часть статей которых сохранилась. Однако расцвет римской юриспруденции приходился на II–I вв. до н.э., юридические нормы которой в VI в. н.э. были систематизированы в Византии и известны как Кодификация Юстиниана. Юридическими нормами регулировалась даже техника учета. Римляне с полным пониманием относились к управлению, включая частные имения, которое находилось в строгих юридических рамках.

В Риме была создана система налогообложения, основанная на цензе. Опись населения и его имущества были введены, по преданию, Сервием Туллием в 550 г. до н.э. По имущественному положению население делилось на сословия ("классы"). Оценке подлежало занесенное в домашние учетные книги имущество по видам: недвижимость, земля, инвентарь, драгоценности, одежда. Ценз был торжественным событием, сопровождался религиозными церемониями и проходил на Марсовом поле под присягой, которую давали главы семей.

Государственный бюджет Древнего Рима формировался сначала за счет натуральных податей, а с появлением монет в денежном выражении. В системе налогообложения существовал учет доходов, земли и населения. Налоги взимались не только с имущества. Они, например, уплачивались владельцами гладиаторских школ за отпуск рабов на свободу. Существовали торговые и транспортные пошлины, а с 403 г. до н.э. – даже налог на холостяков. Источником пополнения казны были чрезвычайные доходы – проценты по государственным займам, штрафы, суммы от конфискаций имущества по доносам. Ко времени формирования Римской империи сложилась жесткая система сборов налогов, не гнушавшаяся использовать любые формы налогообложения и их взимания. По римским законам раб мог донести на своего хозяина, если тот обманывал налоговое ведомство. В Риме родилась крылатая фраза: "день­ги не пахнут".

Расходовался бюджет по многим направлениям: на сооружение публичных зданий, содержание аппарата чиновников, религиозные церемонии, пособия на содержание детей, выплату воинского жалованья. Существовал даже фонд для льготного кредитования землевладельцев.

С середины IV в. до н.э. в Риме начали чеканить монеты – ассы и другие. В 268 г. до н.э. появились римские серебряные монеты – денарии (10 ассов), а потом сестерции, которые имели курс обмена на греческие оболы (денарий – 8 оболов, сестерций – 2 обола). Стоимость монет определялась весом и качеством металла. Чеканка монет считалась важным государственным делом и ведали им сенат и специальная коллегия.

Из меняльных контор выросли банки, деятельность которых регулировалась римским правом. Движение денег в банке (расход – приход) фиксировалось в приходно-расходной книге, за ведение которой отвечал банкир. В книге не должно было быть исправлений. Залогом при выдаче кредита выступало имущество должника или поручителя.

Рим воспринял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им другие имена: Зевс стал Юпитером, Афродита – Венерой, Арес – Марсом, Артемида – Дианой, Деметра – Церерой, Афина – Минервой. Создав свою литературу, Рим многое взял из греческого литературного наследия, продолжив его традиции. В пластических искусствах самобытность римских ваятелей проявилась меньше: они не столько продолжали греческие традиции, сколько воспроизводили и копировали греческие образцы.

Величие Рима поддерживалось силой оружия, а на нем ни одна власть не может быть длительное время достаточно прочной. Эта особенность нашла свое отражение в культуре. В искусстве в период поздней республики и ранней империи Августа (конец I в. до н.э. – начало I в. н.э.), то есть в зените мощи и славы, было больше внешнего эффекта, чем подлинного величия. Во-первых, рабовладельческий Рим был последним актом рабовладельческого общества, когда его противоречия достигли угрожающей остроты. Государство сотрясали грозные восстания рабов, начиная со знаменитого выступления Спартака. Во-вторых, Рим испытывал на внешних границах напор варварских племен. При этом недовольные рабы находили поддержку у варваров, а варвары – у рабов. В-третьих, развращенность римской верхушки, преступность императоров, ужасы террористического режима при Юлиях – Клавдиях, дворцовые заговоры и интриги достигали таких кризисных форм, что "падение Рима" было неизбежным. "Упадок разлагающегося Рима" стал символом общественного разложения и гниения.

Агония императорского Рима длилась долго. Сложившаяся государственная система оттягивала неотвратимость распада и гибели, но в то же время обессиливала и омертвляла внешне пышную римскую культуру, которая выживала за счет приспособленчества некоторой части ее представителей к конкретно-исто­рическим условиям. Появлялись героизированные статуи римских высших должностных чинов, включая императоров. Так, скульптура Августа Октавиана, внучатого племянника Цезаря, изображала его в виде республиканского полководца, театрально протягивающего руку к войскам. Хотя в действительности он уже был принцепсом (т.е. стоял первым в списке сенаторов), которому принадлежала вся фактическая власть. Август только сохранял видимость и название республиканских форм правления, являясь, по сути дела, цезарем, то есть живым богом, в честь которого строились храмы и приносились жертвы. Император Коммод, преследовавший сенаторов и требовавший для себя почестей как для бога, был изображен в виде Геракла, с палицей и львиной шкурой на плечах.

Престиж власти поддерживался не только с помощью военной силы, но и при содействии профессиональныхвоспевателей и льстецов. К этим прославлениям было привлечено пластическое искусство, но при этом оно наполовину фальшивило, наполовину говорило правду. Если героизированный портрет цезаря Нервы в облике Юпитера мысленно освободить от божественных атрибутов (позы, идеализированного полуобнаженного торса, венка на голове), то оставалось морщинистое, жесткое и довольно неприятное лицо старого человека. В этом смысле римский скульптурный портрет давал суровую и трезвую характеристику изображаемого лица, внося своеобразный вклад в становление психологического портрета. В этом психологизме скульптурного портрета отразилась в общественном сознании глубина переживаемого кризиса.

Завоевание Греции и эллинистических государств сопровождалось грабежом новых римских провинций, откуда вывозились произведения видных греческих скульпторов. Массовый приток греческих шедевров и массовое их копирование тормозило развитие собственного творчества. Исключение составляли только работы в области реалистической портретной пластики.

Кроме создания скульптурного портрета, римское искусство внесло значительный вклад в мировое зодчество. Римская архитектура испытывала сильное влияние этрусской и особенно греческой культуры. И в то же время она не могла сравниться в художественном обаянии с греческой архитектурой, во многом превосходя ее грандиозностью, эффектностью и решением инженерно-технических задач.

От простой балочной конструкции греческого храма римляне перешли к конструкции сводов, куполов, арок. Наряду с колоннами использовались столбы и пилястры. Во II–I вв. до н.э. они стали широко применять бетон, сводчатые конструкции. Типы римских культовых и светских построек утвердились в мировой архитектуре, перейдя из античной архитектуры к романо-германской и русско-православной цивилизациям. Это, например, базилики со сводчатыми перекрытиями, впоследствии легшие в основу архитектурного типа христианских церквей, мощные акведуки (многоярусные каменные мосты, несущие водопроводные трубы), пышные триумфальные арки, устанавливавшиеся в честь военных побед, амфитеатры и цирки, где проходили гладиаторские бои и другие массовые зрелища, термы, сложные комплексы, соединявшие в себе банные помещения, библиотеки, места для игр и прогулок. При Августе Рим пополнился превосходными постройками из мрамора, и император мог с полным правом сказать: "Я получил город кирпичным, оставляю его мраморным".

Из уцелевших памятников архитектуры, возведенных в I в. до н.э. – IV в. н.э., интерес представляют Колизей, Пантеон, термы Каракаллы и Диоклетиана, триумфальная колонна Марка Аврелия, триумфальная арка Константина, мост Адриана, акведук Клавдия. Знаменитый Колизей, построенный в 75–80 гг. н.э., включал эллиптическую арену и поднимающиеся амфитеатром четыре яруса мест для зрителей (около 50 тыс.) и предназначался для боев гладиаторов, травли зверей и других зрелищ. Грандиозное сооружение построили из туфа, наружные стены отделали травертином, а трибуны покрыли мрамором. При строительстве Колизея широко использовали кирпич и бетон.

Не менее величественно здание римского Пантеона, "храма всех богов", сооруженного примерно в 125 г. н.э. и представляющего собой величественную ротонду, перекрытую полусферическим куполом (диаметр свыше 43 м) с отверстием в центре (диаметр около 9 м), через которое освещается интерьер. Вход в Пантеон подчеркнут портиком из 16 гладких коринфских колонн (8 по фронтону и остальные в глубине). В средние века он был превращен в церковь, а ныне является национальным мавзолеем, где погребены выдающиеся деятели итальянского искусства (Рафаэль, Б. Перуцци).

Одним из достижений римской культуры является своеобразная литература, на становление и развитие которой сильное влияние оказали греческая литература и народное италийское творчество. К периоду вступления в эллинистический период, то есть к началу III в. до н.э., древнегреческая поэзия растеряла многие свои литературные достоинства. Тем не менее, по сравнению с древнеримской, уровень ее оставался достаточно высоким. Римская художественная словесность до III в. до н.э. была представлена в основном обрядовымипеснями (молитвенными, свадебными, похоронными), эпосом ("пиршественными песнями" о подвигах римских героев), драмой (музыкальными представлениями, развившимися из хоровых песен, и фарсовыми сценками), прозой (ораторскими речами, текстами законов, жреческими летописями). Первый шаг от устной словесности к письменной литературе на рубеже IV–III вв. до н.э. сделал консул Аппий Клавдий, записавший свои речи и составивший в стихах авторский сборник изречений нравственного характера.

В период расцвета и кризиса республики (III–II вв. до н.э.) римскаялитература постепенно усвоила все основные жанры греческой литературы:"первый римский поэт", грек-вольно­от­пу­щенник Ливий Андроник перевел на латинский язык "Одиссею", греческие трагедии и комедии; поэты национального эпоса Невий и Энний создали "Песнь о Пунической войне" (о борьбе Рима с Карфагеном от мифологической древности до своего времени) и "Летопись" – "Анналы" в 18 книгах (изложение истории Рима от Ромула до современности); поэты-комедиографы Тит Макций Плавт и Публий Теренций создали собственно римскую комедию.

Однако театральных авторов, как и актеров, в Риме не жаловали и относились к ним с презрением. Невий, попытавшийся, по его словам, говорить со сцены "вольным языком", угодил в тюрьму. Крупнейшие римские комедиографы в силу своей профессии и происхождения (Невий – плебей, Плавт – из актерской семьи, Теренций – вольноотпущенник, бывший раб) занимали в обществе низкое общественное положение.

В период падения республики (первая половина I в. до н.э.) греческаякультура окончательно была освоена Римом и стала основой высшего расцвета римской литературы. Особенностью развития культуры этого периода является ее выход за пределы аристократических кружков и распространение в средних слоях общества, чему содействовали риторские школы[67][19], популярные философские трактаты и диалоги.

Для популяризации греческой философии много сделал римский политический деятель, оратор, классик латинский художественной и философской прозы Марк Туллий Цицерон. Он обосновал гуманную сущность и высокое социальное значение философской науки, отстаивал принцип единства философской теории и практической деятельности. В политической теории Цицерон считал наилучшей формой государственного правления ту, которая соединяла элементы монархии, аристократии и демократии. Такое соотношение он видел в государственном устройстве Римской республики. По своим взглядам Цицерон подошел вплотную к идее естественного права, которая получила развитие в трудах европейских мыслителей в Средние века и особенно в период Возрождения и в эпоху Просвещения.

В обстановке общественных противоречий и гражданских войн получили развитие риторика, как главное средство общественной борьбы, и поэзия, как средство ухода от общественного кризиса в личную жизнь. Одновременно теряли свое значение жанры эпоса и драмы. Что касается поэзии, то она была представлена дидактической поэмой Тита Лукреция Кара "О природе вещей", которую можно считать единственным полностью сохранившимся систематическим изложением материалистической философии древности, и лирикой целого ряда поэтов, среди которых можно выделить Гая Валерия Катулла, чью лирику отличает непосредственность и сила чувств.

В период становления империи (вторая половина I в. до н.э.) первый римский цезарь Август обращал особое внимание на формирование общественного мнения, укреплявшего его власть. В этих целях он стремился привлечь на свою сторону известных в Риме писателей – Вергилия, Горация, Секста Проперция и других, объединенных в так называемый "кружок Мецената", которые видели в новой эпохе искупление грехов предков и возрождение древней республики. Поэтому их похвалы в адрес Августа и его политических мероприятий скорее характеризуют это время как эпоху свертывания республиканских идеалов.

Самая значительная фигура эпохи становления империи – Вергилий. В его "Буколиках" выразилась тоска о минувшем "золотом веке", утопическая тема которого сливается с пастушеской темой счастливой Аркадии: "Все обозри, что вокруг веселится грядущему веку". В картинах пастушеской жизни поэт ищет душевного покоя от свойственных тому времени смут. В поэме "Георгики" он воспевает труд как основу всеобщей гармонии, а в "Энеиде" прославляет историческую миссию Рима, справедливая власть которого умиротворяла весь мир.

I–III вв. н.э. – период расцвета и кризиса империи, когда римская культура развивалась параллельно с греческой, соперничая с ней, распространяя свое влияние в провинциях. В литературе определились две тенденции – оппозиционность и офи­ци­озная панегиричность. Последний великий поэт эпохи Августа Публий Овидий Назон, принадлежавший к древнейшему всадническому роду, был сослан в Причерноморье (современная Констанца в Румынии) за неугодный императору аполитизм его любовных элегий и поэм. После роскошного Рима Овидий попал в нецивилизованное по тем временам место, где "дики кругом племена: сарматы, да бессы, да геты… кутают тело в меха, в шаровары из шкур, когда люто за душу стужа берет... Варвар на резвом коне хищный свершает набег... Все, что врагу унести иль угнать не по силам, он губит: и пожирает огонь скромные избы селян"[68][20].

В то время творило немало талантливых поэтов и прозаиков. Но судьба некоторых из них оказалась трагичнее, чем судьба изгнанника Овидия. Поэты Сенека, Лукан и Петроний погибли от репрессий императора Нерона. Причем Сенека, обвиненный в причастности к раскрытому заговору, по приказу Нерона вскрыл себе вены. Сенека писал:

Почестей я не ищу; быть бы частью народа простого

И до последнего дня днями своими владеть[69][21].

В I–II вв. н.э. Рим оказался самым могущественным государством Средиземноморья. Развитая древнеримская экономика – результат завоевательной политики и использования ресурсов завоеванных стран. Управление империей было строго централизованным, а для управления столь обширным хозяйством существовал всеобъемлющий государственный аппарат. Финансовой сферой и ее юридическим регулированием занимались всерьез. Не случайно в Риме уже несколько столетий главенствующим был принцип: "Пусть погибнет Рим, но торжествует Закон".

Рассматривая особенности развития культуры Древнего Рима, ни в коем случае нельзя забывать, что в одной из отдаленных провинций империи – в Палестине – в I в. н.э. возникла одна из трех мировых религий – христианство. По вопросу о происхождении христианства нет единой точки зрения. Одна часть ученых придерживается традиционной богословской позиции об основании христианства богочеловеком Иисусом Христом, жившим в Палестине в годы правления римских императоров Августа и Тиберия (начало I в. н.э.) и проповедовавшим свое учение. Другая часть исследователей христианства, ведущая свое начало со времен просветительской литературы XVIII в., все образы богов и героев христианства считала астрально-мифологическим олицетворением, а образ Иисуса Христа – солнечным богом.

Ученые еще в середине XIX в. открыли в христианстве многочисленные совпадения с древними восточными культами. Они пришли к выводу, что образ Иисуса Христа сформировался частично из сложенных вместе черт древних восточных богов – Осириса, Митры, Диониса и др., а частично из древнееврейских пророчеств, в которых также видели астрально-мифологические мотивы. Историческую личность Иисуса Христа исследователи этого направления вообще отрицали. Близка к ним позиция исследователей христианства, считающих, что раннее христианство представляет собой своего рода синтез восточных (иудаистских) и западных (эллино-римских) религиозно-философских идей. Это знаменовало собой новый этап в развитии религии и делало шаг вперед по сравнению с древними культами.

Возникшее учение, первоначально распространявшееся в иудейской среде Палестины и средиземноморской диаспоры, в первые десятилетия нашло немало сторонников и приверженцев в языческой среде других народов. Возникновение и распространение раннего христианства проходило в условиях начавшегося кризиса греко-римской цивилизации, упадка ее ценностей. Открытому паразитизму верхов и деморализации низов новая религия противопоставила принцип аскетизма и обещание, что будет "трудно богатому войти в Царство Небесное" и "будут первые последними и последние первыми"[70][22].

Христианство дало возможность сплотить разноплеменные массы людей общей идеей равенства, хотя и понимаемого абстрактно. Разбросанные по всей империи раннехристианские общины ощущали свое единство как члены единой церкви. Центральная идея христианства о греховности и спасении оказалась наиболее важной, а образ Иисуса Христа, Бога-Спасителя, превратился в центральную фигуру христианского культа.

Возникшее как религия рабов и угнетенных христианство воплотило в себе стихийный протест эксплуатируемых масс против несправедливого социального строя. Поэтому не случайно римская администрация долго рассматривала его как отрицание официальной идеологии, что навлекало на христиан репрессии. Лица, подвергшиеся за свою приверженность христианству казни, единоверцами рассмат­ри­ва­лись как "святые мученики" и почитались как "святые".

Правда, существует точка зрения, что вопрос о гонениях и преследованиях христианских общин римской властью преувеличены самими христианами, руководители которых гордились жертвами, защищавшими веру, проявляя стойкость и героизм. Церковная история насчитывает 10 великих гонений[71][23], которые осуществлялись по политическим причинам. Римские императоры видели в лице христианской церкви не только носителя протеста, но и опасного конкурента.

Однако гонения не исключали попыток римских властей опереться на христианские общины и их духовенство (харизматиков, дьяконов, епископов, позднее – митрополитов и патриархов)[72][24]. Периодические попытки императоров и руководителей провинций опереться на христианскую церковь привели к возникновению прочного союза империи с христианством. Миланским эдиктом 313 г. был положен конец гонениям и христианство обрело статусгосударственной религии. Союз государства и христианства получил закрепление в политике римских императоров, систематически поддерживавших церковь в ее борьбе с ересями.

Так, ко всем епископам от имени императора Константина были направлены приглашения либо в форме указа, либо в форме частного письма, составленного в почтительном и даже просительном тоне, собраться в Никее в середине 325 г. Государство брало на свой счет все расходы пути в Никею и обратно, а также издержки содержания во время Собора как самих епископов, так и сопровождавших их духовных и мирских лиц. Это собрание было оформлено как Первый Вселенский собор. К назначенному сроку в Никею на Собор прибыло более 300 епископов, которые осудили ересь Ария[73][25], поставившего под сомнение идею единосущия всех лиц Святой Троицы, и приняли 20 правил и символ Собора.

Если верить древним православным церковным историкам, то Арий и его сторонники были сразу единогласно осуждены Собором. Тем не менее он заседал еще две недели, что ставит под сомнение точку зрения об единогласном осуждении арианства. Собор письменно изложил символ веры – во имя Отца и Сына и Святого Духа, установленный еще Иисусом Христом в обращении к ученикам перед его вознесением на небо: "Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века"[74][26]. Собор принял решения:

* ·о времени празднования Пасхи (было определено, что Пасха празднуется христианами непременно отдельно от иудеев и в воскресный день, следующий за полнолунием);

* ·20 правил о клире (об отношениях между ним и мирянами);

* ·о правах епископов, об обязанностях священнослужителей и др.

По завершении работы Собора император Константин издал грамоту, в которой убеждал единодушно исповедовать установленную на Соборе веру "как мысль Божию, объявленную Духом Святым чрез согласие столь многих и столь великих архиреев". С Первого Вселенского собора христианство стало признаваться официальной религией Римской империи.

Действовавшие в империи центробежные силы привели в 395 г. к ее разделу на Западную с центром в Риме и Восточную с центром в Константинополе. Западная Римская империя просуществовала до 476 г. и пала под ударами варваров, Восточная – до 1453 г. Разрушение варварами Западной Римской империи не означало исчезновения присущих ей экономических отношений и римской культуры. Ее роль была столь значительна, что культурные, экономические и правовые традиции стали основой для возникновения и развития романо-германской (западно-хри­стиан­ской) и русско-православной цивилизаций.


Феномен “греческого чуда”

Древним грекам удалось достичь невиданных высот почти одновременно и во многих областях культуры. Заимствованный исходный материал был доработан или переработан, доведен до классических высот и совершенства.

Рис.1. “Феномен “греческого чуда”

Рис.2. “Древнегреческая мифология”

Рис.3. “План Парфенона”

Рис.4. “Горельеф Парфенона”

Рис.5. “Фриз Парфенона”

 

 

Эрехтейон

 

Рис.6. “Северный портик Эрехтейона”

 

Первоначально построенный на Акрополе в 406 г. и восстановленный после пожара в 394 г. до н.э. храм назывался храмом Афины Полиады (покровительницы города), где хранилась древняя статуя богини. Лишь в римское время на все здание распространилось наз­вание одной из его частей – Эрехтейона. Основой зда­ния является прямоугольник размером 23,5´11,6 м. Северный портик, с красивыми ионическими колоннами, служил главным входом в западную половину хра­ма. По древнему мифу, Эрехтей-Эрехтоний, которому посвящен храм, был сыном богини земли Геи и Гефеста, ставший царем Афин.

 

Рис.7. “Театр Диониса в Афинах”

 

Центральной частью греческого театра, первоначально сооруавшегося для выполнения обрядов, связанных с культом бога Диониса, являлась круглая пло­щадка с жертвенным алтарем – "орхестра". Для обору­дования мест для зрителей, "театрона", использова­лись склоны холма. У орхестры, напротив театрона, размещалась "скена".

 

 

Рис.8. “Театр в городе Эфесе”

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.