Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тейлор крайне редко шел на уступки. А сейчас и вовсе не хотел, жаждая расквитаться с “крысой”.





- Я считал Никмунда перебежчиком, понимаешь? – ОПБ-шник зло рассмеялся, - А оказалось, дорогой господин президент пекся за шкуры ребят. Притворялся мразью… - он достал ствол, и… - А мразью оказался этот ублюдок… - и затолкал дуло в рот связанного, - И теперь только его смерть вернет мне уверенность. Стабилиризирует моральное состояние…

А, проснувшись, еще раз убедился, что поступил правильно – по справедливости, как старался поступать всю свою жизнь!

 

 

Флорида - штат на юго-востоке США со столицей в Таллахасси, расположен на длинном одноименном полуострове между

Мексиканским заливом и Атлантическим океаном, с юга омывается Флоридским проливом. Граничит со штатами Алабама и Джорджия, являясь четвёртым по численности населения штатом Америки после Калифорнии, Техаса и Нью-Йорка, и двадцать вторым по площади.

Штаб ОПБ находился под землей красивенного тропического комплекса. Эверглейдс, чья фауна разнообразна орнитологической живностью, по совместительству является родиной толстокожих панцирных черепашек и зубастых аллигаторов. Хорошо изучив катакомбы, местные долго не могли придумать им правильное применение. Тейлор Родригес, отлично знающий этот региончик, подсуетился очень кстати, предложив им потрудиться на благо безопасности их государства.

 

Из-за того, что кроме Тейлора, никто больше не знал о существовании подземных ходов в зеленистом комплексе, убежище показалось непривычным всем… кроме Тейлора. Парошин долго не мог ужиться с мыслью:

Чем мы теперь отличны от червей? Знал бы, где проведу следующие несколько лет – сто пудняк отказался бы

Спустившись по каменной лестнице, ведущей в непроницаемую тьму, русский с усталью поднял глаза от щербатых ступенек на мрачно



возвышавшийся полный скелет динозавра. Везучие палеонтологи нашли эти кости в китайской провинции Хунань, и занялись добровольной торговлей ископаемыми. В результате Эверглейдсу отпал самый жирный кусок продаваемого – останки взрослого велоцираптора-самца. Теперь противотеррористическая деятельность проходила под строгим присмотром дромеозаврида, бесконечно пялившегося на новоиспеченных сотрудников ОПБ.

- Вау… - издал Парошин, увидев свисающего раптора, когда включили свет, - Тейлор, только не говори, что это твой питомец, а то обоссусь и кончу в какую-нибудь щель… - он и ранее любил поязвить, а в этом королевстве строжайшей конфиденциальности поводов для петросянства было немерено. Шути, пока не задохнешься…

 

Рубертс, Эфрон и Пиранделло держались чуть спокойнее, хотя третий скучал по музону и сильно расстраивался, что оставил аудиоплеер в ЛА. Им показали раздевалку, туалетную комнату, стену, обвешенную плакатами по пожарной безопасности, помещение для брифинга, столовую и тренировочную. И если для большинства агентов открытия на сегодняшний день прекратились, далее ужин, подготовительная беседа с Родригесом и крепкие шесть часов сна, то Парошина поджидал еще один сюрприз.

- Пойдем! – дернул бойца Тейлор, - Тебе стоит кое с кем пообщаться, прежде чем отправишься набивать пузо и дрыхнуть.

- Кхм… - русский закашлял от наскочившей неловкости, - Не лучше ли обеспечить мне полный психоэмоциональный покой? Мы проделали довольно долгий путь и…

- Приказы начальства не подлежат обсуждению – напомнил ему Командир, - Да и ты сам, скажу честно, потеряешь аппетит, узнав, кого я пригласил.

Теперь Парошину точно ничего не оставалось, кроме как проследовать за Родригесом в слабо освещенный коридор и заодно забросить все мечты о полноценном отдыхе.

 

 

Не успели они пройти и десяти метров, как на Владимира набросилась высокая блондинка с объемным бюстом. Рост метр девяносто, не меньше. В число ее внешних достоинств также входило весьма милое, но малость полноватое лицо, сверкающие и налитые страстью глаза и рот, раскрытый в немом крике страстной встряски. Кобыла, которой на вид чуть меньше тридцати, едва не задавила куда более низкорослого мужичонку (Парошин еле выжил, отпрыгнув назад).

- Полагаю, вас не нужно друг другу представлять– с Родригеса не слезала хулиганская улыбчивость, синтезируемая с прочным дружеским ладом, - Могу постараться помочь в житейских ливнях. Хотя, как докладывает разведка, вы когда-то тайно встречались, и я считаю, язык вы общий найдете…

- Обязательно найдем! – восторженно закивала девица, уволакивая своего экс-хахаля в свободное (приготовленное для них Тейлором) помещение с не застеленными шконками, - Не переживайте за нас.

- Эмм, ты куда? Это плохая идея! – громко завопил Парошин, оказавшийся бессильным против возбужденной коровы, какой ему нередко казалась его бывшая.

 

 

Родригес провел инструктаж за двадцать минут, морально подготовив бойцов к полету в Юго-Западную Азию. Путешествие, обещавшее оказаться безумно рискованным, должно было выработать в них

определенную резистентность к терроризму. Кроме Тейлора и, может

быть, Володи (который из войн видал только Чечню), никто не обладал устойчивым иммуником. Для обретения идеальный формы ребятам требовался трехнедельный тренинг с минимальным расслабоном, но Родригес планировал управиться за полторы.

Буду драть овечек так, как еще никого не драл. И пусть только попробуют хоть раз не вылезти из шкуры по свистку” – испанец не исключал, что, возможно, для полного успеха понадобится щепотка садизма. С кнутом и пряник значительно вкуснее…

 

Звякнув в Белый Дом, Командир хотел поделиться рассказом о комфортабельности нового боевого авиатранспорта, но воздержался, посчитав это лишней тратой средств. Он уважал личное время президента и не собирался ни на что размениваться.

Глава государства взял трубку через пятнадцать минут. Все это время Родригес гадал, получится ли услышать его или нет…

- Как долетели? – поинтересовался заботливый Бэкон, - Все ли у вас гуд?

- Подобные кувырки укоренились в моем сознании еще

двадцатилетье назад, так что все ок. Я не какой-нибудь организатор праворадикалистских путчей, чтобы у вас была причина сомневаться в безопасности бойцов. Я даже не фанат франшизы Миссия

Невыполнима, сказать честно…

Потому что в жизни нет ничего невыполнимого

 

 

Владимир со своей экс-пассией время не теряли – с парохода и в постель.

- Земля трясется… - балдёжные стенания-визги, без коих, вероятно, не обходится ни одно совокупление, сопустствовались обоюдным царапанием. Ногти красотки впивались в спину любимого, образуя красные узорчики на коричневом пигменте меланине, а Владимиру приходилось терпеть. Правда, иногда русский не выдерживал и звучно клацал челюстью:

- Что, уже? Так быстро?

Девушка тоже имела русские корни, о чем говорило ее имя, Альбина Сафарова, и нетвердый английский акцент, который по сравнению с измученным парошинским был далек от совершенства и нуждался в тщательной проработке.

 

Владимир долгое время всячески избегал ее общества: занес в черный список ее номер и не звонил ей несколько лет. Все дело в совести, пробудившейся слишком поздно, и потому бесплодно. Состоя в гражданском браке с Марией, он боялся ответственности за собственные поступки и регулярно бегал по девчонкам, одной из которых была бойкая во всех смыслах Альбина. Именно от нее Владимир узнал о существовании Президентской Безопасности. Россиянка входила в спецподразделение ОПБ и считалась полноправным членом организации. Ей природные прелести и отточенный ум, способный находить нестандартные решения, помогали добиваться результатов в кротчайшие сроки.

За всю историю работы на Родригеса Альбина облажалась только с допросом немецкого магната, чьи прихвостни удерживали заложников в заброшенном здании, в трапанском Сан-Вито-Ло-Капо. Преступника пришлось отпустить из-за претензий его адвоката, а вот пленных спасти не удалось.

- Я не хотел тебя видеть. Признаться, я не хотел видеть никого после трагедии на шоссе. Прости, зайка, ладно? Ты не злишься? – прекратив убиваться по ушедшей супруге, он подумывал возобновить старый флирт, но не нашел достойного предлога.

- Похоже, кто-то забыл мою отходчивость, глупенький. Вообще-то я и не собиралась тебе мстить, узнав о реальной причине твоего исчезновения, конечно же… - утешив партнера, “зайка” поднялась и стала потихоньку одеваться, - Отдаваясь хвастовству, не забудь сказать Тейлору спасибо. Если бы не старания нашего общего товарища, кто знает, встретились бы мы снова, спустя столько лет…

- Как прикажешь – проверив, стоит ли еще член, Владимир быстрым движением оттолкнул одеяло подальше, - Я просто до сих пор не понял, кому больше должен – Командиру или ноутбуку – а затем спрыгнул с кровати вслед за любовницей, - Согласен, первый предпринял все, что, было в его возможностях. Выполненные действия, так или иначе,

входили в круг его служебных полномочий. Но именно чертов переносной компьютер помог мне не пропустить звонок. Что бы я делал, если не ноут, подумай только? Я стал глухим, и, сидя в соседней комнате, часто не слышал телефонного гудения. Пфф…

Словно исполняя комедийный номер, он пританцовывал перед Альбиной, пока та находилась в поисках какой-то вещички:

- Слушай, ты не видел расческу? Боюсь показываться на людях с такой шевелюрой…

- Эмм… - Парошин хозяйственно осмотрелся, - Вроде, где-то валялась… - и с озадаченностью погладил затылок.

 

 

Утром все, кроме Владимира с Альбиной, которые по понятным причинам не выспались, перенесли подъем без затруднения. Но час физических подготовок быстро привел русских в строй.

Слегонца позавтракав (две кружки чая, два куска спелого арбуза, кусок булки), краснощекий Джонни поинтересовался планами друзей на вечер. Но Тейлор, которому роль приказчивого начальника очень шла к лицу, составил свой распорядок дня и обломал все планы индейца. Он вежливо, шепча, обратился к мистеру Рубертсу, жующему с хрустом креветки:

- Передай всем, пусть поднимутся. Нужно обговорить предстоящий визит в Азию…

 

Сообщив Сильвио о просьбе главного собраться на первом этаже, Джонни чуть не врезался в закоренелых прогульщиков Верна Дурсля и Роберто Гиннесса, спешивших на трапезу.

- Уже подкрепился??? – спросил индейца Роберто, - Ну, и оперативно же ты…

Эти ребята в прошлом отмазались от армии, но, благодаря хорошей физической форме, полученной в результате спортивных пробежек и подходящей для вступления в спецподразделение, им выпала новая возможность послужить родине. И, многое переосмыслив, сочкари не захотели ее упускать.

 

 

Сменялись дни календаря! Луна и солнце друг друга заменяли. Эверглейдс не уставал цвести и процветать. Как биосистема комплекс представлял собой крупную тропическую топь, охватывающую плоский низменный участок в южной четверти Флориды. Время от времени ОПБ-шники выползали наружу подышать воздухом, покрутить сигареткой у рта, но далеко не отходили, помня произнесенные во время инструктажа зловещие предупреждения Родригеса о крокодильем скоплении и ядовитости восемнадцатифунтовых змеюк.

Альбина приносила Владимиру завтрак в постель, самостоятельно выполняла очень многие функции, мужские по определению. Это в какой-то мере неправильно, женщина должна оставаться собой при любых обстоятельствах, осознавал Парошин, но отказать себе в удовольствии принять сытный недавно сготовленный фриштык не мог. Поэтому, оставаясь себялюбцем-тахарем, он позволял ей крутиться возле плиты и присматривать за шипением омлета, никогда не предлагал “милая, давай помогу тебе” и продолжал молча отлеживаться.

 

Заметив за ними чрезмерную увлеченность, которая могла не лучшим образом сказаться на уровне их подготовки, Тейлор предупредил Альбину. Перекрыл дорогу, когда встретил ее в коридоре, несущую контейнер куриных яиц.

- Прошу, не погружайся в романтизм с головой, иначе лишишь меня

ценного бойца, да и сама разболтаешься.

Блондинка не стала прикидываться, что, как и прежде, полностью контролирует ситуацию:

- Я держу дистанцию. Вам не стоит волноваться…

- Надеюсь… - поверил Родригес, - И да, передай Владимиру, мы собираемся лететь на следующей неделе. В Кувейте разгорелся очаг опасной инфекции, имя которой – хаос. Все очень плохо и больше тянуть нельзя – последнее грустное предложение, закончившееся гласной, произнеслось на каком-то автомате, но почти осознанно. Несмотря на некапитальную разницу в возрасте, Тейлор воспринимал русскую агентессу как родную дочь, или, вернее, как младшую сестренку, и каждый раз вздрагивал при мысли, что ее могут подстрелить, взять в плен, ранить или, того хуже, убить. Парошин, как, впрочем, и все, не имел понятия о переживаниях начальника…

 

Я трепет прикрываю черствостью. Но их жизни для меня – огоньки, лампы накаливания, дающие тепло. Мало кто знает, что я вожусь с молодыми и неопытными смельчаками-патриотами, ибо превыше всего чту их жизни, жизни подобных себе

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ – СПЕЦОПЕРАЦИЯ

 

Восемь дней спустя. ОПБ-шники прибыли в населенный пункт Эль-Кувейта. Сосед Ирака и Аравии принял бойцов с распростертыми объятиями. Первые двое суток Родригес только обговаривал план действий. Ели и спали ребята в небедной пятизвездочной гостинице, включающей море удобств и развлечений.

Владимир и Альбина впервые поговорили без околичностей, что не удавалось сделать даже, лежа на нарах под дивным Эверглейдсом. Им мешало постоянное присутствие на базе агентов, которые могут и подсмотреть, и подслушать, и призвать ветер, разносящий слухи и зачастую переиначивающий факты.

 

Парошин сидел в серой легковушке, взятой напрокат, хрустел фисташками и ждал возвращения любимой блондинки. Альбина вернулась немного уставшей, но все еще способной отчитываться о выполненных действиях:

- Я почти досконально изучила территорию и надежно спрятала байк – агентесса механически вытащила пудру из сумочки, чтобы припудриться. За эту неделю она сбросила больше десяти килограммов, став еще симпатичнее, чем прежде. Исчезла пухлость щек, а вместе с ней и пышность форм поубавилась, - Управилась за час, хоть и прогнозировала, что на это уйдет минимум полдня…

Владимир дорожил ее способностями, но порой юморист в нем одерживал верх и обидные нелестности начинали сыпаться со рта вместе с неудачными приколами:

- Думаю, эти живодеры не оценили бы, что ты втайне шарилась по их кустикам. Реакция современных террористов на…

- Смени акцент, звучит по-идиотски! – приостановила она своего хахаля, и понеслось-поехало, - Помню одно подобное сверхопасное задание. За пояс джинсов под свитерок я заткнула макаров, в сапог - финку, в потайной карман на рукаве - нож-бабочку. Вместо плащика надела легкий куртон, где количество карманов не уступало количеству пустых сигаретных пачек, которые лежали в карманах!

- Ты уже рассказывала – напомнил бой-френд, - И про старичка с водкой, пялившегося на тебя, и про мужлана, которого подстрелила вместо нужной цели. Все это я помню наизусть, не загружай мой мозг по-новой…

 

Давнишние знакомцы ждали чего-то. Чего – сами не знали. Какого-то сигнала от Родригеса, приказавшего им сидеть и не высовываться.

- Ты случаем не принимала участия в той семейной громкой ссоре с судебными заседаниями, увольнениями и попыткой свалить вину на начальника? – Парошин вспомнил о конфликте, предвещавшем море неприятностей, о жесткой измене одного человека, из-за которого впоследствии пострадали все, - Досталось даже Никмунду…

- Столько желчи вылили на нас, столько всего наговорили. Мы выглядели разбитыми и разобщенными. Чарли Канингхэм погиб смертью героя. Вот кому повезло в большей степени... – Сафарова очень тихо выговорила имя погибшего, но даже эти меры не помогли ей избежать худшего. Хахаль пристал с расспросами, совсем забыв о свободности внебрачных отношений:

- Некоторые девочки думают, как бы избежать приставаний в Египте и прочих жарких точках, вошедших в ранг стран для так называемого женского секс-туризма. Но ты из другой породы, раз добровольно раздвигаешь ноги. В этом и кроется весь твой секрет? – вскоре она и вовсе пожалела, что упомянула имя Чарли, - Ты скрывала от меня

прелюбодеяния с другими бойцами? Интересный способ самовыражения…

- Еще и Канингхэма впутал. Ты невыносим… - девушка уже хотела припомнить Володе его неверность семье, но передумала, допуская, что эти меры могут его сильно ранить.

 

- У вас с британцем протекал роман за моей спиной, но ты его в чем-то не поддержала и вы разошлись. А после его смерти долго репетировала попросить меня дать тебе время, но я ушел сам из-за той дорожной аварии – не ценя терпение красотки, Парошин безжалостно гнал напролом, - Скажешь, не так было? А то все молчишь да молчишь…

- Нет… - нахмурившись и словно подзамкнувшись, Альбина отрицательно помотала головой, - Я не бесчувственная стерва, какой меня видят изменщики и подхалимы. У меня не было, да и не могло ничего быть с англичанином. А вообще, как я заметила, ты вечно пытаешься судить окружающих по себе. Наверное, чтобы себя как-то оправдать? Не торопись удивленно окрылять глаза, бабник, если сам слаб на передок.

Реакция Владимира – он обнажил белые зубища, разок пырснул и громко… засмеялся. Неприличный хохот, отпугивающий всех, кто проходил мимо тачки, продолжался где-то минуту. Девушка ждала, пока бой-френд угомонится, чтобы сморозить какую-нибудь оскорбительную чушь и окончательно убедить ее в своей безнадежности. Но все пошло по иному сюжету. Вместо ожидаемого разочарования хам вдруг превратился в кавалера.

- Это утешение, выставляющее меня в дурном свете, но зато оправдывающее тебя – лучшее, что я слышал за два года от кого-либо.

Вскоре стало уютней им обоим:

- Мы посвятили жизнь организации, которая распалась и вновь собралась. Нас предали наши друзья… - эти и другие рассуждения на тему долга помогали Альбине сосредотачиваться на задании, - И мы не должны жить инстинктами, как какие-то звери. Сердца и душа – вот, что важнее. Скажи о своих чувствах, если не трус…

- Я поддерживаю тебя, правда – Владимир положил свою руку поверх ее руки и продолжил говорить, - Поддерживаю во всех вопросах, Альб. Просто боялся, что, уйдя в ОПБ, ты еще дальше дистанцируешься от меня, еще сильнее отстранишься. Потому я ушел сам, чтобы не мучить себя, а этот страх совершенно нормален с точки зрения чувств. Я был плохим отцом, плохим мужем, но кем-то хорошим я ведь должен быть. Твою кисть греть так приятно… так почему бы не дать нашим отношениям еще один шанс?

 

Во тьме стрекотали сверчки, жужжали насекомые. Обстановка непоколебимого безмолвия будто пыталась отрицать, что где-то поблизости ошивались участники незаконного вооружённого формирования и всех убивали, и потом превратила мир вокруг русских, мило воркующих в машине, в королевство немтырей. Обманчивость ночи одинаково влияла на всех - околдовывала, чаровала, наделяя

нездешних уроженцев сопротивляемостью к перемене режима. Владимир, который не всегда ложился спать вовремя, с трудом сдерживал зевоту, а Альб уже успела всхрапнуть на его мужском плече, проснуться вновь и еще раз уснуть. Все накопившееся за день вибрировало в подсознании, заставляя трястись.

- Как-то раз ты призналась, что читать тебя могу только я, а для всех других ты – шифр, алфавит для секретного письма! - Парошин говорил, она – дремала, - В жизни невероятное количество такого откровенного бреда, что порой ее сценарий, сценарий жизни, напоминает незаконнорожденного сына самых гнусных пабликов фейсбука и Дэвида Гойера…

Это беззаботное бормотание могло продлиться вплоть до наступления следующего вечера, если б не зазвонивший мобильник, вырвавший его из блаженного состояния. Владимир замолчал и достал погремушку из кармана куртки.

 

Родригес попросил разбудить белобрысую (видимо, услышал ее прекрасный звучный храп) и приказал приступать к первой фазе масштабной спецоперации.

- Надеюсь на вас – сказал Командир, - Не подведите… – и трубка забибикала короткими частыми гудками, какие можно услышать, когда абонент занят.

 

Не колеблясь, Парошин вырвал подругу из сна:

- Открывай глазки, пора…

 

 

Положено считать, что девушка и нунчаки – убойное сочетание. Посмотрев на Альбину Сафарову в деле, никто бы не усомнился: две короткие дубинки цилиндрической формы, скреплённые стальной цепочкой, применяемые в восточных единоборствах, и высокие каблуки придавали красоте еще больше соблазнительности. Оружие, вроде, ударно-раздробляющей и удушающей специализации, в ее руках использовалось несколько иначе. Альб избивала противника ногами, а затем, когда тот убегал, она, вступая в раж, кидала нунчаки ему в ноги. Супостат падал и получал перелом костей носа…

Надев очки со встроенным прибором, предназначенным для наблюдений в условиях недостаточной освещенности, героиня определила врагов по татуировкам в виде тигра.

Типичный символ банды…

 

Звук битья по телу во всех вариантах исполнения дал понять отсиживающемуся в машине Владимиру, что боевая леди уже вырубила одного или даже нескольких шавок Видада. Но, боясь пропустить

такое завораживающее зрелище, как избиение круто вооруженных громил отважной бой-бабой, он немедля покинул авто.

 

Серия выстрелов, прозвучавших в том районе, где проходило задание, подстегнуло воображение русского агента. Парошин занялся гаданием, куда адресовались пули и к кому прилетели.

Только не Альб

Однако, не глядя на усиливающееся волнение за избранницу, ОПБ-шник увидел ее в целости и сохранности, выходящую из тени колючих деревьев на слабо освященную тусклыми фонарями автостоянку, и силуэтом замаячил возле Кадиллака. В руках бой-бабы, в которой таилась некая животность, нунчаки выглядели не менее прекрасно, чем сама Альбина Сафарова. Это - композиционный образ, в котором каждый компонент дополняет друг друга и все детали представляют одинаковую важность.

- Что, отметелила их в одиночку и меня не позвала? - Парошину думалось, что он будет до конца жизни считать себя униженным, если не произведет на нее впечатления достойного бойца и не покажет, на что способен, - Нет, я в ахуе от тебя. Я так не могу…

Убрав от личика вспотевшую челку, девушка разочарованно выдохнула:

- Мужчины, вы как всегда неисправимы… - и заплела волосы в длинный конский хвост, - Вечно вы принижаете способности прекрасного пола.

 

Взявшись за руку, как настоящая неразлучная пара, агенты затеяли привести отрубленных в чувство и допросить. Их куратор, Тейлор Родригес, всему их обучил. Всему, что знал и умел сам.

 

 

Перманентно растущая популярность военных технологий в странах вроде Кувейта – заслуга контрабандистского промысла. Парни, с которыми “побеседовала” Альб, оказались не так уж и простенькими. На них красовались “умные” жилеты, изготовленные из современных и инновационных материалов, достать которые могут только пузатые дяди с толстенными кошелями. Это изобретение частично относилось к медицине, конкретно к способам оценкистепени нарушений жизнедеятельности. Обнаруживая болезни сердца и сосудов, во время угроз или предвестий смерти, броня становилась горячее. Нечто похожее выпускала мегакорпорация Wayne Enterprises, но продажу копий приостановили из-за выявленной покупателями и позже экспертами нестабильности продукта.

Парошин выразил впечатление от творений великих мастеров:

- Если пешки имеют возможность расхаживать в таком, эмм… хайтеке, не значит ли это, что парень, которого нам поручено убрать, может предстать вылитым трансформером? Что-то меня начинает пугать наша миссия… - впечатление было сплошным противоречьем, но стояло ближе к негативному, - А тебя? Ты не допускаешь варианта, что мы можем погибнуть?

- Не думаю об этом… - призналась безбоязненная (или пытающаяся казаться таковой) напарница, сосредоточенно щупая жилеты, - Помоги-ка затащить их в машину. Слишком тяжелы для меня, жрут чаще, чем три раза в день…

Не переставая улавливать предпосылки матриархата, который всегда был основой взаимодействия с Альб, Парошин, как послушный раб, беспрекословно выполнял все ее прихоти. И иногда мужчине удавалось извлекать какое-то непонятное удовольствие из этого прислужничества…

- Как прикажешь, богиня.

Управившись за несколько минут, он выпил грузинской минералки, вытер со лба холодный пот, каким его пробило (появился иррациональный страх, что броня может взорваться), и попытался криком разбудить дрыхнувших кумыков, двортерьеров Рыси. Тюркоязычные очнулись, запаниковав:

- Қай жерде келе жатырмыз? – и заговорив на казахском.

- Пусть полакают, авось образумятся! – Парошин облил загалдевших

остатками минеральной воды, - А если нет, то накормим свинцом. Для таких господ и пули не жалко…

- Біздің бастық сізді бір арналған үзеді - один из побитых так и не унялся.

- Твоя очередь – посмотрел на Альбину Владимир, - Кто из нас лучший воспитатель?

Сафаровой пришлось вспомнить свои “педагогические” навыки, и начать не самую приятную для нее беседу.

- Сендер айту боласыңдар? – она и сама владела сотней языков, - Есепте, мен сендерді пока тағы тимедім. Бірақ барлықжасау болады.

Жай майыс (Считайте, я вас пока еще не трогала. Но все можно устроить. Просто сломайтесь).

С ней преступники стали значительно сговорчивей.

- Ансар уже туралы США жоспарларының біледі. Ол сендерді күтеді. Ол барлық жерде өзінің адамдарын салды. Оған атпай-шаппай сайламаппын (Босс уже знает о планах США. Он ждет вас. Он везде поставил своих людей. К нему просто так не подобраться).

- Сендер бізге көмектесесіңдер, тұру қаласаңдар (вы нам поможете, если хотите жить)! – вошла в ярость дева.

Тюрки неприятно удивили агентов:

- Ол бізді тура қазір естиді, әлі де біз араласамыз. Ол біледі, не біз ұстап алыппын (Он слышит нас прямо сейчас, пока мы общаемся. Он знает, что мы схвачены).

 

Полученную информацию, которая вряд ли могла кого-то обрадовать, Сафарова тут же передала напарнику. Владимир, ясное дело, заменжевался, потеребил вертикальную морщину на переносице и открыл новую поллитровку любимой минералки.

- Тогда у нас только один шанс выйти живыми. Нужно их пристрелить…. – его девушке, никогда не отличавшейся кровожадностью, данная идея показалась оптимальной, если не единственно верной, - Как ты на это смотришь? Будешь со мной спорить, разводить демагогию о нравственности и ответственности, или в кои-то веки поступишь в соответствии с ситуацией?

 

Русские стояли в полуметре от машины, наставляя пушки на тюрок, связанных по рукам и ногам металлической проволокой. Иногда

необходимость снять пистолет с предохранителя напоминает о

необходимости в использовании оружия. Стрелок начинает рассматривать пушку, понимать, что что-то не так, и уверенное движение делает только спустя несколько секунд.

Заранее убедившись, что поражающий снаряд не проскочит мимо смуглых голов кумыков, борцы с терроризмом закрыли глаза и синхронно нажали на спусковой крючок. Два выстрела – два хедшота, два чернявых жмура…

Владимир пострадал от своей же идеи, казавшейся правильной. Дрожь промчалась по нему с быстротой молнии, заставив признаться:

- Ликвидатор из меня никудышный, но зато я сохраню душу, а вот ты… - он смотрел сейчас на Альбину не как на женщину, к которой что-то питал, а так, как принято смотреть на убийцу, с легкой настороженностью, - Ладно, господь рассудит. Без комментариев!

Такое осудительное поведение вывело партнершу из равновесия:

- Заткнись и тащи их обратно! Я не собираюсь пачкать руки об… в общем, понял обо что.

- Это по-прежнему люди, пускай и немилые тебе – напомнил ей жизнелюбивый Парошин, - Перестань пытаться казаться кем-то, кем ты никогда не будешь, Альб. Я серьезно, эта напускная фальшь начинает отталкивать…

Почуяв запах жареного, Сафарова принюхалась. Сигнальная тревога, пробудившая протекционные механизмы, подтолкнула даму к решению проверить состояние жилетов убиенных “пажей”. И то, что раскрылось в ходе проверки… отнюдь, не привело ее в восторг.

Мужчина занервничал, почувствовав необъяснимый жар, исходящий от трупов, а затем увидев полуравнодушное-полуогорченное личико Альбы.

- Они что, жарятся, не пойму? Почему меня коробит от ощущения, будто я нахожусь в тесной кухне какой-то зашкваренной неприглядной хрущевки, а ты готовишь сырцовый бекон на плите?

Еще чуть повозившись с навороченной экипировкой солдат, девушка озвучила свои худшие догадки:

- Они вот-вот взорвутся – с максимальным спокойствием, которое только могло быть в подобной ситуйовине, - Технология недоработана, хотя, наверное, так и было задумано изначально. Это ведь военная разработка…

- What??? – нервно дернулся Парошин, - Повтори, что ты сейчас вякнула?

“Умные” костюмы взрывались и разлетались в хлам вместе с телами через шесть-семь минут после остановки сердца и прекращения дыхания носителей. Они прочно прилипали к мертвецам и нагревались до адской температуры.

Так, самая пора бежать”

Мужчина схватил блондинку за руку, грубо дернув ее на себя. Оба без оглядки дунули в дали, на миг забыв обо всем на свете, метнувшись наперерез мысленной свободе. Чувство переизбытка тепла начало постепенно слабнуть и загасать.

Преодолев шестьдесят метров за какие-то крохи (беговой рекорд - восемь секунд), ОПБ-шники очутились в чаще неизученных улочек. Автопарковка осталась далеко позади.

 

Продолжая держаться друг за друга, напарники стали, крадучись, пробираться вперед по темной аллейке. Взрыв донесся до них слабым толчком через весь ночной “лабиринт”. Парошин, молчавший долгое время, диагностировал у подруги испуг:

- Только не паясничай, мол, не впечатлили фокусы противника. Так бы и поджарились, если бы кто-то отчаянный не пустился в бега, да не прихватил бы тебя… - он чертовски гордился собой, - Мда, что теперь скажут органы, отвечающие за гражданское самосознание, если пресса пронюхает о наших подвигах? Что США нарушает принцип юрисдикции более нищебродских государств?

 

Никак не комментируя, Сафарова предпочла помолчатьдо поры до времени. Напарник поглядывал на нее с некоторой настороженностью, но все оставшееся время до рассвета крепко держал рот на запоре.

Бойцы ОПБ дождались утра в снятой гостинице, но спать так и не легли. Самое интересное, вернее, самое жаркое, ждало впереди…

 

 

Лагерь Рыси.

Получив известие о провале розыскной операции и потере в виде двух человек, Ансар Видад приказал всем подготовиться к войне, а сам продолжил готовить эфирную речь.

 

Звериный рык, выстрелы, рев машинных моторов… это и многое другое приглушало плач негритянского подростка, сидящего в клетке. Уткнувшись лицом в грязный рукав изорванной синей футболки, мальчик сидел, охваченный оцепенением, и смотрел в глаза монстра, который хотел его или слопать, или просто убить. Псевдотаёжные баснописцы истратили океан чернил, доказывая людям хищность крупных кошек. По словам многих ученых, рыси не так опасны, как, например, львы или тигры. Но в монархии Видада царили немного другие законы и закономерности.

Большие кошки вели себя как укомпактненные тигры.

 

- Маха́йроды - род вымершего подсемейства саблезубых кошек, населявший в эпохи миоцена и плиоцена Евразию, Африку и Северную Америку. Я пытаюсь превратить в них этих малышей… - дерзкий аварец (представитель народа, составляющего значительную часть населения Дагестана) экспериментировал с хищными животными, прививая им охотничьи повадки и привычки исчезнувших видов, делая их опаснее и агрессивнее, - Путем внутривенного введения стероидов с константным эффектом. Киски изменяются не только поведенчески, но и внешне, у них появляются все признаки нерадикальной мутации… - Видад рассказывал это сторожу, присматривавшему за пленными местными жителями.

Мужик неслабо побаивался рысей, находя в их взгляде необъяснимый огонь. Получив подробное объяснение их враждебности, сторож немного успокоился…

 

 

По сути, вся банда Видада, да и все похожие на них - увертки, из-за которых центр внимания отвлекается от их скрытного поведения посредством нападок на другие страны. Ирак, например, Иран, а теперь и Кувейт…

Мир охранялсямилитаризмом, который, как вурдалак, осушал кровь народов – каждый день Рысь доносил это до ушей своих отбитых сообщников, тайно работая на Сокола (о чем в лагере никто не должен был знать).

 

К часу дня дагестанец взял микрофон, выпустил бедного мальчика-негра из клетки и прижал голову ногой к земле. Попросив ближайшего головореза включить камеру на самсунговском айфоне, Ансар выпрямился во всю длину своего роста, многозначительно похрустел шеей и фотоспышка, опасная для слабого зрения, ознаменовала начало изуверского празднества.

Прижав средство преобразования звуков в электрические колебания плотно к нижней губе (динамический микрофон), Рысь оживил лагерь своим голосом:

- Что Америка выполнила из обещанного еще в начале двухтысячных? Какое обещание сдержали проклятые штатники? – ватага разъяренных, среди которых мелькала вся летораслия, все ростки многоликого Дагестана (акшинцы, бабаюртовец, даргинцы, лакецы, андиецы), скучилась у места намеченной казни, - Реальные супергерои - люди, которые подражают Бэннери и Ко, уже давно стали мейнстримом. В штате Вирджиния из окна выбросилась маленькая девочка, родители, видите ли, не купили двадцатистраничный комикс о Человеке-Пауке! В Иллинойсе школьник зарезал родителей, споря, кто больше помог миру – реальные солдаты, отдавшие жизнь за безопасность родины, или чудик в лосинах, Капитан Америка!

 

Артель кричал и одновременно безумствовал, подражая наигранным проповедям вожака. Мерзавцы поднимали руки, обливали себя алкоголем, водой, порой дело доходило до обмазывания щек строительной краской и прочих негигиеничных способов

самовыражения…

 

 

…Индеец Джонни обосновался на холмистой возвышенности и наблюдал за фестивалем с расстояния в пятьсот метров. Недорогой, но надежный дальнозоркий бинокль, приобретенный в январе позапрошлого года, подарок от любящих близких, здорово выручал краснокожего. Ему не приходилось пользоваться функционально ограниченными моделями, которые выдавались членам ОПБ, не интересуясь особо, сколько тем потребуется для удобной слежки.

Больнее всего миролюбивому Рубертсу пришлось в момент приведения смертного приговора в исполнение: негритёнку раздавили череп. Ногой. И совершил это не кто-нибудь, а сам лидер террористического движения.

Собака винит во всех своих бедах Запад, но сама убивает местных, да и кого убивает? Детей? С ней пора кончать. Если не получу такой приказ, то сам приму меры. Не могу оставаться в стороне, пока в Кувейте правит такой беспредел

Единственный в отряде макаронник, мистер Пиранделло, обдумывал стратегию обуздания врагов на случай, если развяжется взрывная перестрелка. Стараясь все учитывать заранее, самостоятельно вырабатывая четкий план, Сильвио всегда находился наготове.

- Наблюдатель, пост на вышке, удаляющийся патруль в виде парочки джипов – вдруг зазвучала рация, - Спагеттник, или как там тебя, воспринял намек?









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.