Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КАРЛ МАРКС И ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС





Немецкая идеология.

... мы должны прежде всего констатировать первую предпосылку всякого человеческого существования, а следовательно, и всякой истории, а именно ту предпосылку, что... для жизни нужны прежде всего пища и питье, жилище, одежда и еще кое-что. Итак, первый исторический акт, это – производство средств, необходимых для удовлетворения этих потребностей, производство самой материальной жизни. Притом это такое историческое дело, такое основное условие всякой истории, которое (ныне так же, как и тысячи лет тому назад) должно выполняться ежедневно и ежечасно – уже для одного того, чтобы люди могли жить.

Второй факт состоит в том, что сама удовлетворенная пер­вая потребность, действие удовлетворения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям, и это порождение новых потребностей является первым историческим актом.

Третье отношение, с самого начала включающееся в ход исторического развития, заключается в том, что люди, ежедневно заново производящие свою собственную жизнь, начинают производить других людей, размножаться: это – отношение между мужем и женой, родителями и детьми, семья.

Итак, производство жизни – как собственной, посредством труда, так и чужой, посредством рождения – появляется сразу в качестве двоякого отношения: с одной стороны, в качестве естественного, а с другой – в качестве общественного отношения, общественного в том смысле, что имеется в виду сотрудничество многих индивидов, безразлично при каких условиях, каким образом и для какой цели. Отсюда следует, что определенный способ производства или определенная промышленная ступень всегда связаны с определенным способом совместной деятельности, с определенной общественной ступенью,– самый этот способ совместной деятельности есть «производительная сила»,– что совокупность доступных людям производительных сил обусловливает общественное состояние и что, следовательно, «историю человечества» всегда необходимо изучать и разрабатывать в связи с историей промышленности и обмена.



Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имеющейся теперь налицо предпосылкой. Впрочем, наличие массы людей, живущих только своим трудом,– массы рабочей силы, отрезанной от капитала или от возможности хотя бы ограниченного удовлетворения своих потребностей и характеризующейся поэтому уже не только временной потерей самой этой работы, как обеспеченного источника жизни, но и вообще совершенно непрочным положением, – все это предполагает, в силу конкуренции, существование мирового рынка. Пролетариат может существовать, следовательно, только во всемирно-историческом смысле, подобно тому как коммунизм – его деяние вообще возможен лишь как «всемирно-историческое» существование.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1 – 50. М., 1966. Т. 3. – С. 26-35.

 

 

ЛЕВ ИЛЬИЧ МЕЧНИКОВ

Прогресс в истории.

Мы далеки от неографического фатализма, в котором нередко упрекают теорию о влиянии среды. По моему мнению, причину возникновения и характер первобытных учреждении и их последующей эволюции следует искать не в самой среде, а в тех соотношениях между средой и способностью населяющих данную среду людей к кооперации и солидарности. Пусть деспотизм проявляется под какой угодно формой – монархической, военной, или жреческой, пусть это будет в какой угодно фазе исторического развития – в варварской или в цивилизованной – человек будет угнетаем только потому, что он неспособен сознательно проявить кооперативную солидарность для отпора силе угнетения. Деспот, под видом ли жреца, воина, царя, всегда являлся в истории только живым символом и олицетворением неспособности, бессознательности и бессилия угнетаемых им народных масс.

Но, в тех случаях, когда история развивается нормальным образом, в известный период наступает все большее и большее равновесие между условиями среды и анархическими стремлениями народа; мало помалу проявляется прогресс, т.е. те изменения в общественном самосознании, которые наблюдаются уже в чисто биологических явлениях; этот прогресс в общественной жизни идет от угнетения к анархии, от солидарности, предписываемой средой или внешней силой, к солидарности добровольной и сознательной.

Проследивши подробное развитие социального прогресса в истории, мы ясно сможем различить в нем три главных периода человечества.

В первом периоде – мы видим четыре великих культуры: египетскую, ассирийскую, индусскую и китайскую. Эти культуры характеризуются беспримерным развитием деспотизма и обоготворением угнетателей. Социальный строй всех этих четырех культур развил принцип власти до неслыханных в позднейшее время размеров; позднее деспотизм нигде не проявлялся в такой степени. Наиболее жестокие цезари Рима, французский король Людовик XI, русский царь Иван Грозный – лишь до некоторой степени и то в исключительные моменты своей жестокости приближаются к этим восточным деспотам.

Второй исторический период начинается с появлением на исторической арене финикийцев. Отныне начинается постепенный упадок восточных деспотий и федеративно-республиканский строй становится почти общим правилом.

Вэту эпоху господствующим фактом политической истории становится олигархия, т.е. опять-таки форма деспотизма, связанная с случайностью завоевания и захвата.

Феодализм, рассматриваемый с общей точки зрения, точно так же как и олигархия, характеризуется как право собственника распоряжаться личностью и имуществом побежденного, не имеющего ничего своего. Если олигархия вела за собою неизбежно рабство, то феодализм не менее фатально вызывал крепостничество; между этими двумя формами рабства, по моему мнению, не существует очень большой разницы, кроме разницы в словах.

Чтобы подчеркнуть непрерывность исторического развития и прогресса во всех трех принятых нами периодах всеобщей истории, историки обыкновенно берут в качестве характерного признака наиболее распространенный в данную эпоху способ труда. Так, для древних деспотий и олигархий таким характерным способом будет рабство, для феодальных государств средних веков крепостничество, а для новейшего времени система наемного труда, при которой человек, считаясь номинально свободным, продает свой труд и получает за это известную заработную плату.

Положение наемного работника, этой рабочей машины наших культурных обществ, в действительности, во многих отношениях гораздо хуже, чем положение раба в древности или крепостного в средние века. Однако, тем не менее, между положением самого несчастного пролетария нашего времени и положением раба или крепостного, даже поставленных в наилучшие условия, лежит громадная разница. Социальный строй, характеризуемый системой наемного труда, не представляет хозяину или патрону никаких прав на личность трудящегося. Феодальный же властитель пользовался постоянным и даровым правом на труд своего крепостного и имел над его личностью право столь широкой и неограниченной юрисдикции, какой не пользовался ни один римский рабовладелец.

Третий, намеченный нами период исторического развития едва лишь начинается. Его начало можно считать с момента провозглашения знаменитой декларации «Прав человека и гражданина». Главная задача этого периода заключается в том, чтобы уничтожить социальное неравенство и воплотить в жизнь принципы, формулированные в декларации Прав человека.

Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки (Географическая теория прогресса и социального развития). – М., 1929. С.69-76.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.