Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Блок 1. Экономическое поведение





Сущность экономического поведения познавательные (когнитивные), аффектные, мотивационно-волевые компоненты (факторы) экономического поведения. Процесс принятия экономического решения. Особенности принятия экономического решение в условиях неопределенности и риска. Основные виды систематических ошибок, которые допускаются при оценке достоверности и принятии экономического решение в условиях неопределенности и риска. Особенности коллективного действия и влияния и экономическое поведение. Лабораторные игры и их выводы. Неэффективность экономического эгоизма. Экономический альтруизм. Проявление в экономическом поведении механизмов атрибуции, эмпатии, децентрации. Зачем необходимы стереотипы мышления и поведения. Проявление в экономическом поведении правил-стереотипов. Принцип взаимного обмена в экономическом поведении. Принцип последовательности в экономическом поведении.

Сущность экономического поведения познавательные (когнитивные), аффектные, мотивационно-волевые компоненты (факторы) экономического поведения.

 

Экономическим поведением обычно называют поведение, вызванное экономическими стимулами, и деятельностью хозяйствующего субъекта. Экономическая психология направлена на исследование процессов и ме­ханизмов, лежащих в основе потребления или других типов экономиче­ского поведения, и прежде всего предпочтений, выборов, принятий реше­ния и влияющих на них факторов.

Любому поступку человека обычно предшествует восприятие, ос­мысление, понимание ситуации и себя в ней, т.е. когнитивные (познава­тельные) компоненты; субъективное отношение, окрашенное чувствами, т.е. аффективные (эмоциональные) компоненты, и, наконец, действие или, наоборот, его сдерживание, т.е. конативные (действенно-динами­ческие или мотивационно-волевые) компоненты. Рассматривая экономическое поведение, ученые, как правило, выделяют для его анализа эти три очень тесно взаимосвязанные составляющие. Когнитивные (познавательные) компоненты и факторы экономического поведения: восприятие и представле­ние об экономических параметрах, иррациональное и рациональное в эко­номическом мышлении, факторы принятия решений.

К аффективным факторам экономического поведения относятся эмо­ции, чувства, переживания. Эмоции — это психофизиологический процесс, целостная реакция организма, отражающая отношение субъекта к объекту (другому субъек­ту) в ситуации неопределенности. Эмоции окрашивают и таким образом закрепляют индивидуальный опыт в экономической сфере, влияют на эко­номическое поведение. Благодаря эмоциональной памяти полезные фор­мы поведения закрепляются, а неудачные отвергаются.

Мотивационно-волевые компоненты.

Экономические мотивы представляют собой особую категорию мо­тивов. Мотивы, относящиеся к накоплению богатства, конкуренции, эго­изму и альтруизму, погоне за прибылями, склонности к риску и сделкам, имеют экономическую направленность.

Исследование экономических мотивов помогает в объяснении эконо­мического поведения как сравнительно автономного, целостного участка поведения.

К волевым компонентам экономического сознания и поведения отно­сятся экономические нормы, экономический интерес, экономический по­ступок, деятельность.

 

Принятие экономического решения в условиях неопределенности и риска

Наибольшее внимание в полемике экономистов и психологов о рациональности экономической деятельности и поведения человека (групп людей) сконцентрировано на проблеме принятия экономического решения. Вложение денег в производство, выбор делового партнера, выбор профессии или учебного заведения, изменение районов, городов и стран проживания связанно с принятием решения в условиях неопределенности, т.е. невозможности со 100 процентной вероятностью предугадать окончательный результат. Ситуация выбора часто усложняется отсутствием полной и объективной информации, ограниченностью времени, опыта, знаний для принятия оптимального решения и другими неэкономическими факторами. Неопределенность и ограниченность остаются постоянными, иногда доминирующими особенностями условий существования человека.

Взгляд экономистов на принятие решения в условиях неопределенности сводится к двум вопросам: «Какая ценность этого?» и «Что я должен за это отдать?» Отсюда выбор между тем или этим, «сейчас» или «потом». Когда делается выбор между определенными альтернативами, то достаточно описать варианты для самых себя словами «лучше, чем», «хуже, чем» или «так же». Для экономистов субъект, который не максимизирует собственную выгоду, ведет себя нерационально, и должен быть исключен из анализа как определенная аномалия.

Психологи в этом случае обращают внимание на два момента: во-первых, под рациональным следует понимать не только направленность действия, но и сам механизм принятия решения. Иначе говоря, если для экономистов субъект всегда рассчитывает варианты выбора, то для психологов рациональное соображение есть лишь одним из вариантов принятия решения, которое может быть принято также на основе привычки, эмоций.

Основа изучения вероятностного экономического поведения была заложена экономистом Оскаром Монгерштейном и математиком Джоном фон Нейманом в книге «Теория игр и экономического поведения» (1944), в которой авторы обнаруживают присущую экономистам тенденцию преувеличения, абсолютизации когнитивных компонентов. Они рассматривают человека, который принимает решение, как рационального, последовательного субъекта, главной целью которого является выгода, а основным принципом деятельности - ее максимизация. Обратимся для примера к двум аксиомам, предлагаемым авторами.

Аксиома транзитивности (постоянности): «Если вы отдаете предпочтение А над Б, а Б считаете лучшим по сравнению с В, то вы должны А считать лучшим по сравнению с В (например, если миндаль вы считаете лучшим чем грецкие орехи, а орехи - чем шоколад, то вы должны отдать предпочтение миндалю по сравнению с шоколадом)».

Сталкиваясь с противоположными случаями, экономисты отталкивались в своих размышлениях от того, что теория требует постоянности, а люди несовершенны, они делают ошибки. Психологи же считают, что люди постоянно непостоянны, их вкусы имеют тенденцию к нетранзитивности, но отклоняются от постоянности систематически, и это возможно изучить, пояснить, измерить.

Эксперименты показали, что даже следующая, более слабая версия транзитивности не имеет места: «Если вы большую часть времени отдавали предпочтение А, а Б отдавали предпочтение над В, то вы в большинстве случаев будете отдавать предпочтение А над В». На самом деле же, по разным причинам (влияние других людей, мода, стремление к новизне, экономия) человек может резко изменить свои вкусы.

Аксиома замещения: «Если одному событию вы отдадите предпочтение над другим, когда они оба имеют 100 % вероятность, то этому же событию должно быть отдано преимущество в условиях неопределенности, когда оба события одинаково неопределены (или соотношение их вероятности одинаковое)». Таким образом, если вы отдаете предпочтение определенному результату А над определенным результатом Б, то вы должны отдать предпочтение шансу выиграть А над шансом выиграть Б.

Определим насколько верной является эта аксиома на примере двух простых задач:

1. Чему бы вы отдали предпочтение: 100 % вероятности провести неделю отпуска в Англии или 50 % шансу выиграть трехнедельный тур по Англии, Франции и Италии?

2. Вы быстрее отдали бы преимущество 10 % шансу выиграть одну неделю отпуска в Англии или 5 % шансу выиграть трехнедельный тур по Англии, Франции и Италии?

Сравните ваш выбор в задачах 1 и 2. Сохранилась ли аксиома замещения? Почему 8 с 10 человек выбирают первую альтернативу в задаче 1 и наоборот, 7 из 9 выбирают вторую альтернативу в задаче 2?

Подтверждением аксиомы был бы одинаковый выбор. Однако, большинство выбирает Англию в первом случае, и более привлекательный вариант с посещением трех стран в игре с низкими шансами, предложенной во втором случае.

И из этих задач и из практических жизненных ситуаций, особенно ярко проявившихся в период стихийного реформирования нашей экономики в украинском социуме, можно утверждать, что определенность имеет особую силу. Действительно, многие считают надежный выигрыш более ценным, чем ненадежный, хотя и более привлекательный. А если оба рискованные, то следует выбрать более привлекательный (интересный) или большой. [39, 40].

Критические аргументы относительно рациональности как нормы повседневного поведения связаны с экспериментами, нацеленными на эмпирическую проверку модели рационального выбора в рамках развития новой отрасли знания – экспериментальной экономики. Рациональный выбор в условиях риска предполагает, что индивид оценит все варианты с точки зрения их полезности и выберет вариант с максимальной ожидаемой полезностью. Максимизация ожидаемой полезности требует от индивида способности достаточно достоверно оценивать вероятность наступления того или иного события, в том числе вероятность совместного наступления событий. Однако, лабораторные опыты показали, что большинство людей не любит расчеты и используют приблизительные предположения, что очень немного людей умеют и хотят объединять вероятность независимых событий путем умножения.

В условиях неопределенности человек может вести себя как интеллектуальный калека. Известны следующие основные виды систематических ошибок, которые допускаются при оценке вероятности:

- эффект репрезентативности (вероятность и правдоподобность будущего события оценивается по степени сходства с другими событиями, наблюдаемыми в данный момент, также переоценивается надежность малых выборок);

• эффект наглядности, эффект слияния (переоценка вероятности ярких событий, которые запоминаются);

• эффект эгоцентризма (недостаточный учет априорной информации и использование преимущественно собственного опыта; принятие решения на основе субъективных факторов – самопроизвольного оптимизма или пессимизма) и связанная с ним «иллюзия контроля», когда индивиды оценивают не зависящие от них действия и события, как будто на развитие они могут повлиять и, следовательно, изменить вероятность их наступления.

• эффект консерватизма, восприятие событий и оценка их вероятности зависят во многом от уже накопленного опыта. Чем больше новизна события, тем выше вероятность ошибки. Кроме того, замечено, что чаще всего индивиды не пересматривают свои оценки вероятности после наступления событий. Например, они продолжают с уверенностью ожидать наступления события А уже после того, как практика показала, что оно наступает лишь в 80% случаев.

• эффект Ирвина (переоценивается вероятность желательного события и недооценивается вероятность нежелательного);

• эффект якоря (влияние точки отсчета, с чем сравнивается);

• эффект края (недооценивается возможность вероятных событий и переоценивается - маловероятных);

• эффект Монте-Карло (при оценке вероятности двух последовательных независимых событий люди стремятся устанавливать между ними связь);

• эффект Стоунера (положительный сдвиг риска в групповых решениях по отношению к индивидуальным) [39, 40].

Рассмотрим эффект репрезентативности на примере эксперимента, проведенного специалистами в области когнитивной психологии А.Тверски и Д.Канемана. Испытуемым предложили несколько абзацев, каждый из которых описывал поведение учителя практиканта в ходе пробного урока. Одну часть испытуемых попросили оценить качество урока. Другую – предсказать качество работы учителя-практиканта через пять лет после этого пробного урока. В обоих случаях оценки оказались идентичными. Этот пример наглядно демонстрирует преувеличенное внимание к текущей информации и тенденцию к недооценке будущих изменений из-за их неопределенности, которое является весьма характерным для фондовых и фьючерсных рынков. Неопределенность в эксперименте с уроком, очевидно, возникает в силу ряда причин, которые не позволяют экстраполировать качество одного урока на пятилетний прогноз профессиональных достижений учителя.

На правиле репрезентативности основано повышенное внимание делового мира к составлению годовой отчетности: менеджеры убеждены, что владельцы акций ведут себя в соответствии с этим правилом. Поэтому менеджерам часто приходиться выбирать в какой форме и особенно когда объявлять о прибылях и убытках корпорации.

Понятно, что любое принятое решение(относительно формы и времени представления информации) не влияет на действительную стоимость фирмы и, следовательно, не должно сказываться на цене ее акций. Однако все возможные альтер­нативы серьезно анализируются с точки зрения того, как публикация отчетности повлияет на восприятие информации, а значит и на цены. Другой пример, приводимый К.Эрроу, связан с либерализацией норм амортизационных отчислений в США. Реформа поставила некоторые фирмы перед дилеммой: для получения налоговых льгот было необходимо по­казать высокие нормы амортизации и, следовательно, сократить объ­явленную прибыль или, в некоторых случаях, даже вывести убытки. И хотя по всем формальным показателям это принесло бы фирмам яв­ную чистую выгоду, некоторые из них были отнюдь не рады такому повороту событий.

Очевидная неспособность людей осознать важность размеров вы­борки также вступает в противоречие с таким элемен­том гипотезы эффективности рынков и теории рациональных ожида­ний, что экономические агенты всегда в состоянии сами обнаружить любые прибыльные перспективы. В ненадежности прогнозов, состав­ленных на основе небольших выборок, каждый может убедиться на собственном опыте.

Таким образом, логические выводы, определяющие поведение людей, зависят от заранее сложившихся представлений, которые могут быть истинными или ложными. Психологи-когнитивисты в этой связи обращают внимание на то, как предоставлена определенная информация, например на форму вопроса (ответа), его формулировку.

С точки зрения экономической теории результат зависит от содержания, но не от формы. В каче­стве привычного примера рассмотрим множество потребительского выбора (т.е. всех возможных наборов потребительских благ в рамках бюджетного ограничения, которое, естественно, определяется цена­ми и доходом). Предположим, что и доход, и цены всех товаров уд­воились - очевидно, что множество доступных наборов товаров ос­талось при этом неизменным. Экономисты уверенно используют этот факт для обоснования утверждения, что и выбираемый набор благ остался тем же, т.е. что функции потребительского спроса являются однородными нулевой степени по цене и доходу. Но описание бюджетного множества в терминах цен и дохода изменилось. Поэтому экономисты фактически постулируют неизменность выбора потре­бителя при изменении описания альтернатив.

Психологи-когнитивисты отрицают, что процедуры выбора можно описать однозначно, ибо на ответ влияет формулировка вопроса. При­ведем одну яркую иллюстрацию из неопубликованной работы, анали­зирующей выбор метода лечения (). Макнейл и не­сколько ее коллег разработали программу учета мнений пациента при принятии медицинских решений, способную привести в восторг любо­го экономиста. В своей работе авторы провели сравнение двух методов лечения некоторых форм рака - хирургию и облучение. С каждым ме­тодом связано множество вероятностей выживания через различные промежутки времени по окончании курса. В общем случае хирургиче­ское вмешательство характеризуется значительным риском летального исхода в ходе операции, но большими шансами выжить в дальнейшем. Различным группам людей, в том числе группам врачей, были сообще­ны вероятности выжить в результате лечения в течение первого года и в течение пяти лет после завершения курса для обоих методов. На ос­нове этих данных, 84% врачей выбрали хирургическое вмешательство и 16%- облучение. Те же данные были предложены еще одной группе врачей, но в другой формулировке: вместо вероятности выживания на каждой стадии была дана вероятность смертельного исхода. Разумеет­ся, вероятность смерти на каждой стадии равна единице минус веро­ятность выживания, так что эти две формулировки не просто логиче­ски эквивалентны, но и могут быть преобразованы друг в друга по­средством тривиальных вычислений. Однако доля врачей, которые предпочли хирургическое вмешательство облучению, упала с 84% до 50%.

Этот эксперимент показывает, что значение информации на рынке может меняться в зависимости от формулировок, которые могут быть различными в силу многих внешних и посторонних причин. В эпоху научно-технического прогресса "прорыв в неизвестное", осуществляе­мый какой-либо фирмой, может повысить оценки ее перспектив даже у самых взыскательных инвесторов, так что ожидания будут зашкали­вать за пределы любого объективно возможного уровня прибыли. Не­вообразимые цены акций новых фирм, собирающихся использовать технологию рекомбинации ДНК, несомненно связаны с формулиров­кой перспектив в терминах технологических возможностей, а не в терминах ожидаемой прибыли.(Из статьи Кеннет Эрроу Восприятие риска в психологии и экономической науке)

Немалое значение на окончательный выбор может оказать добавление ярких, запоминающихся элементов. А. Тверски и Д. Канеманом был проведен следующий эксперимент: интервьюируемым представляли краткий портрет некоего чело­века,а затем их просили оценить степень соответствия этому портрету ряда отдельных утверждений (А,Б,В), якобы дополняющих порт­рет. Иными словами, интервьюируемые должны были оценить вероятность того, что обсуждаемый человек обладает вдобавок качествами А, Б, В и т.д.

Например, задан следующий портрет: «Лене 20 лет. Она старательна, интеллигентна, но отнюдь не сильна в точных науках. Целеустремленна. Старается добиться своего в жизни, и в этом ей пока сопутствует успех». А теперь предлагается список из 8 дополнительных утверждений, оценить достоверность каждого из которых и требуется с помощью шкалы от 1 (наиболее вероятно) до 8 (наименее вероятно):

1) Лена работает кассиром в банке;

2) Лена является студенткой юридического факультета в уни­верситете;

3) Лена любит часто проводить вечера на дискотеках;

4) Лена — хорошая домохозяйка, умеет хорошо готовить и делает это часто и с удовольствием;

5) Лена учится на вечернем отделении геологического факуль­тета;

6) Лена является студенткой юридического факультета и в то же время она — хорошая домохозяйка;

7) Лена работает кассиром в банке и учится на вечернем отде­лении геологического факультета;

8) Лена любит носить мини-юбки.

Очевидно, что, учитывая портрет Лены, наиболее репрезента­тивным будет утверждение (2), наименее — (4). По правилу сло­жения вероятностей, вероятность (6), объединяющая в себе два утверждения 6 = 2+4, должна быть меньше вероятности того, что Лена — студентка юридического факультета, и того, что она - хорошая домохозяйка p(2)> p(4 )> p( 2+4), p( 2+4)= p(2) p(4 ).Однако 85—90% участников опыта, среди которых были и студенты, изучающие статистику, считали, что утверждение (6) более вероятно, чем утверждение (4): р (2) > р (2 + 4) > р (4). Авторы назвали этот результат «эффектом слияния», отражающим увеличение репре­зентативности суждения через добавление деталей, ярких элемен­тов.

На основе других исследований Д.Канеман и А. Тверски установили, что людям свойственно повторять не успешные стратегии, а те стратегии, в которых успех, был вроде бы близок, а неудача произош­ла, как кажется, из-за какой-то незначительной ошибки или не­удачного стечения обстоятельств. Народная мудрость оценива­ет эту ошибку очень жестко: «Не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался». Иррациональное желание отыграться создает прекрасную почву для развития, мошеннического игор­ного бизнеса.

В начале февраля 2003 г. Канеман выступил перед выпу­скниками программы МВА Принстонского университета. Ключе­вым фактором, управляющим финансовыми рынками, он назвал оптимизм который продолжается до тех пор, пока не произойдет катастрофа. «Только этим, - сказал он, - можно объяснить, поче­му вы считаете, что можете преуспеть на рынке лучше других». По мнению Канемана, одной из главных причин отклоне­ния от рационального поведения на финансовых рынках являет­ся преувеличениё своих профессиональных качеств и способно­сти объективной оценки ситуации. Это справедливо не только по отношению к финансистам. По словам Канемана, если бы большинство водителей были так искусны, как они думают, бы­ло бы гораздо меньше аварий на дорогах.

В экономике часто констатируется тот факт, что во многих экономических ситуациях люди, более способные к рациональным вычислениям, имеют преимущество над людьми ненаблюдательными, медлительными или предрасположенными принимать решение под влиянием импульса. В то же время интуитивный подход при оценке вероятности может быть проявлением дефицита времени или экономии энергии.

В разных ситуациях неопределенность, риск, вероятность событий воспринимается по-разному. В поисках психологических причин непостоянства экономических решений обнаружилось влияние на рискованность выбора его условий, контекста. В реальной жизни готовность рисковать зависит от того, рискуем ли мы для достижения какого-либо выигрыша, приобретения или избегания каких-либо потерь.

Остановимся подробнее на работе Канемана выполнен­ной им в соавторстве с Ловеллом «Робкие выборы и смелые надежды: когнитивные перспективы готовности к риску». Пред­ставим себе, что человеку предстоит сделать выбор между дву­мя проектами: проекту с некоторой гарантированной прибылью, например, в 5 тыс.$, и рискованным проектом, при котором он с некоторой вероятностью р может получить прибыль в 10 тыс. $, но с вероятностью 1-р вообще остаться без прибыли.

При р<0,5 прибыль проекта с гарантированной прибы­лью больше ожидаемой прибыли рискованного проекта, а при р>0,5 - меньше. При р = 0,1 большинство людей выберут проект с гарантированной прибылью, а при р = 0,9 — рискованный. Од­нако при р = 0,6 большинство людей выберут не рискованный проект, а проект с гарантированной прибылью, так как субъек­тивно разница между 5 тыс.$ и 10 тыс.$ кажется большей, чем разница между 0$ и 5 тыс. $, или согласно теории полезности Неймана и Моргенштейна, полезность 5 тыс.$ зависит от того, к какой сумме она прибавляется: чем выше эта сумма тем полезность добавляемой суммы меньше, что представляется вполне рациональным.

Теория полезности была создана задолго до работ Канемана, но Канеман и Ловелл провели анализ того, к каким результатам такое рациональное поведение приводит, если рас­сматривать не один проект, а совокупность проектов, осуществляемых в течение какого-то периода времени или одновременно в разных филиалах или отделах одной фирмы. Оказалось, что стратегия «максимальной полезности» каждого отдельного про­екта, применяемая на уровне отделов и филиалов приводит к значительному снижению прибыли всей фирмы.

Рассмотрим теперь случай, когда рыночная ситуация не­благоприятная и гарантированным является убыток - оценим его в том же размере - 5 тыс.$. Альтернативой же является рискованный проект, при котором в случае удачи убытка удается избе­жать, а в случае неудачи убыток удвоится и составит 10 тыс $. Согласно Канеману и Тверски, в этом случае люди в большин­стве случаев ведут себя противоположным образом. Они предпо­читают рисковать даже если вероятность избежать убытка мень­ше 0,5 - сознание того; что идешь на гарантированный убыток вызывает отвращение и вступает в действие принцип «Кто не рискует, тот не пьет шампанского» А поскольку периоды благоприятной и неблагоприятной рыночной конъюнктуры могут чередоваться, то комбинация этих двух иррациональных страте­гий (робкого выбора в благоприятной ситуации и смелых надежд и неблагоприятной) оказывается крайне невыгодной.

Из работы Канемана и Ловелло следует вполне конкретная рекомендация руководителям фирм - необходимо поощрять у ме­неджеров разумный риск в благоприятных условиях и предупреж­дать неразумный риск отчаяния, когда ситуация неблагоприятна.

Возникает вопрос - «Почему люди поступают именно так?». В случае менеджеров, подчиняющихся топ-менеджеру или владельцам фирмы, мотивы описанного поведения можно понять - боязнь вызвать в случае неудачи рискованного проекта недовольство начальства перевешивает желание заслужить его одобрение в случае удачи. А в том случае, если убыток без риска гарантирован, и начальство все равно будет недовольно, при выборе рискованного проекта появляется шанс этого недовольства избежать.

Любой аргумент, доказывающий существование нерационального экономического поведения, всегда наталкивается на стандартный контраргумент: если большинство людей иррационально, тогда рациональный индивид может оказаться в выигрыше; рациональные инди­виды, по сути, завладеют всем богатством и, следовательно, рациональное поведение станет попросту действующей нормой. На этот контраргумент есть два возражения. (1) Возможности арбитража огра­ничены. Например, прибыли корпораций после всех необходимых вычетов, включая налоги, даже при некотором их снижении, в реальном выражении остаются явно положительными. Однако средний инве­стор, по всей видимости, не имеет возможности получить положитель­ный реальный доход от инвестиций в ценные бумаги корпораций. (2) Более существенно то, что, если все остальные «иррациональны», из этого никоим образом не следует, что можно "делать деньги», просто, будучи рациональным – по крайней мере, в краткосрочном периоде, ведь с учетом дисконтирования даже конечный успех может оказаться несущественным.

Рассмотрим для примера фирму, которая начинает научные исследования и разработки, снижающие текущие прибыли в отчетности. Иррациональные инвесторы используют только эту по­следнюю информацию, и, следовательно, если исследования и разра­ботки окажутся прибыльными, текущая цена акций будет занижена, т.е. не будет отражать ожидаемого уровня будущих дивидендов. На совершенном рынке с рациональными участниками цены таких акций должны были бы расти по мере того, как приближается дата реализации проекта, но на реальном рынке цены, по-видимому, останутся неиз­менными. И хотя рациональный инвестор правильно оценит будущую стоимость акций, в течение периода их созревания он не сможет даже частично воспользоваться плодами своего преимущества. Рациональ­ный инвестор может фактически получить вознаграждение лишь при условии достаточно продолжительного держания акций, но это значит, что в течение всего этого периода, который может быть долгим, он теряет в ликвидности. Следовательно, даже со стороны рациональных покупателей спрос на эти акции будет пониженным. Как уже давно утверждал Кейнс, ценность ценной бумаги в значительной степени за­висит от мнения других людей.

 







Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.