Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







История развития прогнозирования





Данные археологии и этнографии показывают, что первобытное мышление после долгого развития выработало представление о прошлом и гораздо позднее о будущем как о чем-то отличном от настоящего. Даже позднее представление о цепи событий как о причинно-следственном логическом процессе было довольно смутным. По сути, время существовало только одно – настоящее. Затем к нему добавилось другое – «иное, нереальное, мифическое», где действовали герои мифов и сверхъестественные силы. Затем совершился переход к конструированию «иного мира в ином времени» — «иное будущее».

Предвидением будущего занимались, занимаются и будут заниматься во все времена. Хотя церковь, как правило, негативно относится к людям, занимающимся прогнозированием. Например, Библия говорит, что будущее человеку вообще нельзя знать. Сократ же приветствовал прогнозирование (мантику): “Мантика — орудие человеческого успеха, а это оправдывает ее существование”.

Официально прогнозирование (футурология) родилось в России в 1943 году.

Виды (направления) прогнозирования. Условно в прогнозировании можно выделить 4 направления: эзотерическое; религиозное; астрологическое; научное. В научном прогнозировании зарождается новое направление – комплексное,которое порой учитывает все направления.

Каждый из видов прогнозирования имеет свои «подвиды». Например, бесчисленные откровения, произведения по религиозной эсхатологии, философия истории и социальные утопии, которые продолжают существовать и в наше время.

1.1. Эзотерическое направление

Эзотерическое прогнозирование основано на предвосхищении и имеет три вида откровений:

1. механический —одержимость, “физические манифестации”;

2. эмоциональный —произнесение и написание слов в состоянии транса;

3. духовный – экстаз, озарение (подобное происходит со святыми и пророками).

Имеются собственные формы конкретизации — предсказания и предуказания:

v предсказания:откровения, предвидение, прорицания, гадания;

v предуказания: предопределения, волхования, заклинания, просьбымольбы и пр.

Предсказания – предвидениево многом зависит от интуиции и не имеет никакого отношения к науке. У древних народов искусство предсказания получила название “мантика”, и оно было самостоятельным направлением деятельности магов и гадателей. Самыми первыми предсказателями можно считать древних пророков, которые чудесным образом видели будущее. Об этом, например, говорится в Ветхом Завете.

Самыми уважаемыми пророками в древности считались жрецы Древней Греции*, ценившие больше всего в жизни гармонию. Наиболее знаменитыми оракулами у них считались Дельфийские, которые первоначально назывались Пифонами.

*Примечательно, что именно в Греции впервые возникла демократия. Так правителем Афин был “отец демократии” Солон — поэт и политик. В молодости, когда Солон был торговцем и путешественником, именно дельфийские оракулы предсказали ему славное правление страной. Например, знаменитые Нерон и Александр Македонский не раз прибегали к услугам Дельфийского оракула. Оракулы предостерегали многих людей от несчастий и особо поддерживали дела, приносящие пользу обществу. Историки отмечают, что пророчества оракулов сильно влияли на методы правления тиранов, предсказывая им в дальнейшем плачевную судьбу.

В особом ряду пророков стоят святые отцы, праведники.

Предсказания носили иногда странный характер: в виде вещих снов (примеры находим в Библии); видений (например, видений Сергия Радонежского Богоматери); слышание голоса неизвестного предсказателя — “вмешательство гения” (как было у Сократа); с помощью “потока сил из вечности” (как предсказывал Нострадамус); автоматического письма (как это было у предсказательницы Сибиллы, которая предсказывала на многие столетия вперед судьбы героев, наций и государств).

Предуказанияволхование.Согласно Евангелию, следы трех волхвов, 2000 лет тому назад предсказавших рождение Иисуса Христа, ведут на Восток. Волхвы были у египтян, которые использовали тайные знания для усиления власти жреческого сословия. В истории мидян и персов есть свидетельство тому, что некая одна каста (племя) обладала тайными магическими знаниями. Ассиро-Вавилонские волхвы существовали независимо от жрецов и занимались толкованиями снов, предсказаниями, астрономией и астрологией. У них был свой Учитель (“раб-маг”), который наряду с другими высшими чиновниками (“раб-сарис” и “раб-сак”) являлся советником вавилонского царя. Иногда волхвы делились по четырем кланам: “хертуммимы” (составляли заговоры, снимали сглаз); “ашшафимы” (составляли одни заклинания); “мекашафимы (составляли другие заклинания); “газеримы” (астрологи, наблюдавшие астрономические явления и по ним занимающиеся предсказаниями). Однако, независимо от этого деления все они обладали тайными знаниями, и всех их называли халдеями. От ассиро-вавилонян волхование перешло к персам, где волхвам пришлось бороться с сильной жреческой кастой, не желавших терять единовластие. Но затем произошло объединение волхвов и жрецов, и слово маг у персов стало синонимом слова жрец. Греки в Азии в свою очередь восприняли волхование от персов и перенесли его в Европу. Затем волхование переняли римляне. Так к магии приобщились многие народы. Но волхвов чаще воспринимали как чародеев, колдунов и заклинателей. В Древнем Египте информацией владели ученые-жрецы. Волхование считалось даром богов — высшим проявлением таланта и избранности. Фараоны, цари и императоры были к волхвам благосклонны и особо их почитали. К ритуалу предсказаний жрецы Древней Греции готовились заранее — за 3 дня. Они очищались, голодали и купались в святом колодце. Служили оракулу пифии — это были молодые девушки (только девственницы), избранные из наиболее нервных и впечатлительных. Пифии под действием наркотических трав впадали в транс и “вещали”. Каждое их слово тщательно записывалось, а затем расшифровывалось оракулами. Волхвов воспринимали и как чародеев, колдунов и заклинателей. Например, Плиний отмечает “пустоту” предсказаний, а император Сулла относит волхвов к злодеям. В Риме Тацит называет волхование восточным суеверием, и во втором веке до новой эры предпринимаются попытки изгнания волхвов из города. Во времена рождения Иисуса Христа по приказу императора Августа, правившего в то врем в Израиле, волхвам запрещалось заниматься предсказаниями и врачеванием, а их древние книги сжигались. Императоры Тиберий и Клавдий также преследовали и изгоняли астрологов и магов. В годы правления Каракаллы сжигали не только книги, но и самих волхвов. При воцарении императоров-христиан волхование было запрещено уже указами.

Представителями эзотерического прогнозирования 18-20 века были, например, русский генералБрюсс (ученый,друг и соратник русского царя Петра Первого), сын еврейского народа Вольф Мессинг (родился в1899 г.), болгарка Ванга (Вангелия Пандева) (1912-1996 гг.).

Форм хранения предсказаний. В античном мире, а затем и в другие времена в разных странах существовало множество форм хранения предсказаний: записи, предания и мифы. К древним методам прогнозирования относились, например, “Книга Перемен” (“Ицзин” или “Чинг”, 2852-2737 года до н.э.), в ней 64 пророчества записаны гексаграмами по принципу двоичного кода (“да-нет”); древнеегипетское карточное “Предсказательное Таро” (“Книга Тота”); нумерология Пифагора (5-6 век до н.э.). Вековые тайны скрываются в древневосточном эпосе, книгах библейских пророков, например, “Апокалипсис” Иоанна Богослова (написанный в 67-68 годах), халдейских мудрецов. Присутствуют они и в мировых шедеврах. Это “Илиада” и “Одиссея” (Гомер), “Энеида” (Вергилий), “Повесть временных лет” (Нестор), “Новая жизнь” и “Божественная комедия” (Данте), “Фауст” (Гете).

 

1.2. Религиозные концепции

Религиозные концепции будущего обычно использует духовный вид откровений, и они формировались по трем направлениям на основе:

1. первобытной мифологии;

2. мировой индуистско-буддистско-джайнистской религии;

3. мировой иудаистско-христианско-мусульманской религии.

Первобытная мифология основывалась на примитивных мифах и сказок о явлениях природы, об обычаях и родовых нравах, судьбах умерших, о «конце света».

Индуистско-буддистско-джайнистская концепцияпредставляет историю в виде постоянной смены циклов регресса (охватывающих миллионы лет), от «золотого века» к «концу света», затем «сотворение нового мира», вновь регресса и т.д. без конца. Счастливое будущее с таких позиций видится в том, чтобы «добродетельным поведением» избавиться от бесконечных «перевоплощений» души после смерти, от этого вечного «коловращения» мироздания и попасть в «нирвану» — качественно иное состояние, при котором отсутствуют и желания и страдания. Такие взгляды характерны для современной религиозной идеологии в обширном регионе Юго-Восточной Азии, и с ними приходится сталкиваться на международных конференциях или в литературе.

Иудаистско-христианско-мусульманская концепциясогласно ей «история будущего» представляется в виде прихода «спасителя-мессии», установления «царства божия», наступления «конца света», «страшного суда». И, наконец, переход в качественно новое состояние «вечного блаженства» для праведников и «вечных мук» для грешников.

Самыми первыми предсказателями этого направления можно считать древних пророков, которые чудесным образом видели будущее. Среди них, например:Монах Авель(1757-1841),Игумен Серафим (Кузнецов)(1920), Преподобный Феофилакт-исповедник, епископ Никомидийский(9 век),Отец Варсонофий (Плиханков) (1845-1913),Преподобные Варсануфий и Иоанн (6 век), Блаженная Матрона (19-20 век), Св. прав. Иоанн Кронштадтский (19-20 век).

Религиозные направления и сейчас популяризируются в литературе и на разных конференциях, они оказали сильнейшее влияние на эволюцию утопизма и идеалистической философииистории и сформировали целый ряд учений и идей:

v «воздаяние»в загробном мире сообразно поведению человека при жизни;

v провиденциализм –божественное провидение, якобы целенаправленно определяющее ход событий независимо от воли человека;

v мессианизм – упование на приход «спасителя-мессии», который радикально изменит к лучшему существующие порядки и т.д.

 

1.3. Астрологическое и «космобиологическое» направление

В древние века предсказание жрецами солнечных и лунных затмений, появления комет считалось чудом.

Астрология — астрономические расчеты с элементами личного восприятия. Астрологи(“математики” или “маги”; в наше время их называют космобиологами) по положению созвездий, планет, Луны и астероидов относительно Земли составляли “карту” человека, страны или события на момент их появления или рождения и трактовали ее согласно своим знаниям, таланту, воображению и уровню развития. Поэтому можно сказать, что астрология находится в промежутке между эзотерикой и астрономией. Среди российских астрологов, например, можно выделить: друга русского царя Петра Первого генерала Брюсса; наших современников А.Зараева, А.Каменского, П.Глоба.

Космобиология (солнечно-земные связи).В наше время к научному направлению этого вида прогнозов относятся солнечно-земные связи. Направление начало зарождаться более 2 тысяч лет тому назад, но облекло научную форму с начала 20 века благодаря астрономическим наблюдениям за Солнцем — солнечной активности (СА). Прородителем этого направления является русский ученый-космист А.Чижевский.

Солнечная активность (СА) — это совокупность нестационарных явлений на Солнце, возникающих и развивающихся в отдельных активных областях, а также совокупность таких активных областей (АО). Здесь образуются группы пятен, флоккулы, протуберанцы, волокна, корональные детали, магнитные поля.

Природа любых земных событий, а также механизм ее рассматривается современной наукой в двух гипотезах:

эндогенной (внутренней), где причины следует искать прежде всего в самой Земле и тех процессах, которые протекают на ней и в ее недрах,

экзогенной (внешней), которая считается, что причины находятся за пределами Земли — в Солнечной системе и Галактике.

Во внешнем воздействии выделяют следующие основные факторы:

1) воздействие Солнца (солнечно-земные связи, А.Л. Чижевский). Влияние в этом случае идет по цепочке: солнечная активность — атмосферные процессы — геологические и другие события. Доказано, что солнечные изменения прямо пропорциональны земным;

2) воздействие Луны (лунно-земные связи). В первую очередь приливный эффект. Лунно-земные связи были известны еще в древности;

3) галактическое воздействие: движение Солнца вокруг ядра Галактики, пролеты звезд,

4) теория катастроф: столкновение Земли с астероидами, метеорами и кометами. Теория катастроф возродилась в 70-е годы 20-го века, и ее прогнозами начали серьезно заниматься ученые многих стран мира.

 

1.4. Научные направления

В научном прогнозировании можно выделить 3 основных направления:

1. научная фантастика;

2. размышления о будущем;

3. технологическое прогнозирование.

Научная фантастика и размышления о будущем стали бурно развиваться в 20 веке. Среди прогнозистов этого направления (научная фантастика) Жюль Верн, Герберт Уэллс («Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль», 1901). Размышлениями о будущем занимались П.Гартинг, Ш.Рише, Г.Тард, Д.Менделеев, И.Мечников. Фтурологом можно считать и Ньютона, который попытался на данных Библии рассчитать будущий «Конец Света». Он говорил, что “от искусства человека зависит предугадывание божественного промысла”. К ранним футурологам первого поколения относятся также нобелевский лауреат Дж.Томсон («Предвидение будущего», 1955), К.Э.Циолковский («Будущее Земли и человечества», 1928).

Технологическое прогнозирование (концепции, течении и проблемы) — определяется, как вероятностная оценка будущего перемещения технологии, означающей весь диапазон процессов любого перемещения (вертикального и горизонтального).

Современныйнаучныйподходвозник в начале 20-го века. Среди прогнозистов этого направленияП.Сорокин (социологическое прогнозирование,1918), А.Чижевский (солнечно-земные связи, 1918), Н.Кондратьев (экономические циклы, 1927), В.А.Базаров-Руднев (технологическое прогнозирование, 1924-1927), Е.Слуцкий (1927). А также Н.Четвериков, А.Вайнштейн, Т.Райков, А.Богданов, Н.Бердяев, Л.Гумилев, В.Леонтьев и многие ученые-космисты.

Первая книга по футурологии в России была написана в 1918 году в Санкт-Петербурге Питиримом Сорокиным (в ней автор, например, предсказывал к концу 20-го века рост жестокости, бесчеловечности и распад культуры). В 1924-1928 гг. вышли в свет серии статей Б.Руднева (переизданные в 1989 году) «Каким быть плану: дискуссии 20-х годов».

В качестве признанной самостоятельной отрасли управления технологическое прогнозирование внедрилось примерно в середине 20-го века и стало применяться в широком и всевозрастающем масштабе в промышленности, научно-исследовательских институтах и военных ведомствах. Началась разработка новой технологии прогнозирования. Прогноз стал отраслью индустрии. Начался бум прогнозов, появляются работы: «Экономические прогнозы и принятие решений» и «Прикладное экономическое прогнозирование» (Г.Тейл, 1958-1965), «12 способов предсказаний» (Д.Белл, 1964), «Социальная технология» (О.Гелмер, 1966), «Прогнозирование научно-технического прогресса» (Э.Янч, 1967), «Прогностика» (Ф.Полак, 1968), «Научно-техническое прогнозирование для промышленности и правительственных учреждений» и «Руководство по научно-техническому прогнозированию» (Дж.Брайт, 1968, 1973), «Научно-техническое прогнозирование и долгосрочное планирование» (Р.Эйрес, 1969), «Технологическое прогнозирование» (ДЖ.Мартино, 1972). Многие из них переведены на русский язык.

В это же время началась разработка философских, экономических и социологических концепций, в основе которых лежит схема-предпосылка, где степень достигнутого социального прогресса, уровень социально-экономического развития той или иной страны определяются не общественно-экономической формацией на известной стадии ее развития, а прежде всего промышленным потенциалом, выражаемым обычно величиной валового национального продукта (ВНП) на душу населения. По предложенной схеме все страны по уровню развития делились на (по возрастающей): «доиндустриальные», «индустриальные» и «постиндустриальные» (Г.Кан, А.Винер «Год 2000», 1967).

Экологическая проблема в 70-е годы 20 века подорвала престиж мажорных прогнозов в развитии экономики (Р.Фолк «Наша планета в опасности, 1971»). Виновником загрязнения природной среды признали современные тенденции развития научно-технического прогресса (М.Ситрон, Б.Барток «Переоценка технологии в динамической среде», 1974).

Социальное прогнозированиев своем развитии имело несколько этапов:

· религиозной эсхалогии (учения о конце света), которое берет свое начало несколько тысячелетий назад и представлено пророческой деятельностью древних жрецов, волхвов, оракулов, астрологов;

· ранней футурологии(вторая половина 19 века) – художественные «размышления о будущем», (труды Г.Уэлса, К.Э.Циолковского и др.);

· технологического прогнозирования(вторая четверть 20-го века) (труды В.А.Базарова, Д.Бернала, Н.Винера, Р.Юнгка и др.);

· социального прогнозирования(1970-1975г.г.) (книга А.Тоффлера «Футурошок», И.В.Бестужев-Лада «Социальное прогнозирование»).

Развитие прогнозирования на Западе начало процветать к середине 20 века, и к концу 60 годов было несколько сот независимых исследовательских организаций, которые в той или иной степени занимались прогнозированием. Появление этих организаций было вызвано тем, что в 1956 году первым в космическое пространство отправился русский, а не американский спутник. И перед США встал вопрос: догнать и во что бы то ни стало перегнать Россию. Президент США собрал 82 лучших прогнозистов-экспертов и дал задание спрогнозировать будущее. Среди этих специалистов был Т.Гордон, который заключил, что нельзя предсказать, но можно исследовать будущее выявить проблемы и их решение). В это время и родилось технологическое прогнозирование, которое дало заказчикам прогнозов сразу же 800% прибыли в год. И с этого момента в мире наступил бум прогнозов.

В 1968 году по инициативе итальянского ученого и общественного деятеля А.Печчеи был создан так называемый Римский Клуб — собрание нескольких ученых, бизнесменов и политиков для систематического обсуждения наиболее актуальных проблем глобального характера. Клуб содействовал проведению ряда исследований, которые открывали новое направление прогностики — “глобальное моделирование” — и регулярно заслушивал отчеты об их проведении.

26 мая 1973 года в Париже состоялась учредительная Конференция Международной Федерации исследования будущего (ВФИБ), на которой было объявлено о создании новой организации и утверждена ее Хартия. Таким образом, этот день стал днем рождения ВФИБ. Ее специалисты активно сотрудничают с такими международными организациями, как ЮНЕСКО, Программа ООН по вопросам охраны окружающей среды, Институт ООН по вопросам подготовки исследованиям, Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), и Университет ООН. ВФИБ проводит каждые два года Международные конференции (на которых заслушиваются доклады футурологов всего мира) и выпустила целый ряд книг, посвященных различным аспектам будущего человечества в целом и будущего различных регионов и стран. На конференциях обычно рассматриваются проблемы по основным девяти направлениям: методологические проблемы; политические вопросы; вопросы участия народа в принятии решений; проблемы мировой экономики; вопросы международного сотрудничества; вопросы окружающей среды; вопросы новой технологии; проблемы городского и сельского населения; вопросы детей и образования.

Специалисты ВФИБ активно сотрудничают с такими международными организациями, как ЮНЕСКО, Программой ООН по развитию, Программой ООН по вопросам охраны окружающей среды, Институтом ООН по вопросам подготовки исследований, Международной организацией труда (МОТ), Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Университетом ООН.

К 1987 году в мире существовало 425 организаций по прогнозированию, насчитывающие несколько тысяч прогнозистов, в том числе 14 центров по прогнозу поведения Солнца (из них в США Национальный Центр прогнозов солнечной активности, в России санкт-петербургская Пулковская обсерватория).

Исследование будущего в России(1961-2000 гг.)(И.В.Бестужев-Лада) уходят корнями в раннюю футурологию конца Х1Х — начала ХХ века, когда несколько выдающихся русских ученых — Д.И. Менделеев, И.И. Мечников, К.Э.Циолковский и др. — выступили в своих трудах с размышлениями о будущем. В 20-х гг. на эту тему было опубликовано несколько книг и много статей, в том числе статьи В.А. Базарова-Руднева с изложением концепции проблемно-целевого подхода к будущему — основы современного технологического прогнозирования. Но они не были поняты современниками и забыты. Их ввели в научный оборот только в 80-х гг. С конца 20-х и до середины 50-х режим Сталина фактически свернул все исследования в обществоведении, включая и сферу будущего. Осталась лишь имитация “научного предвидения” в догмах “научного коммунизма”. В середине 50-х гг. хрущевская “оттепель” привела к некоторому оживлению общественных наук, и на протяжении 1-й половины 60-х появилось несколько книг и статей со сводками самых общих прогнозов на будущее, еще не подкрепленных никакими специальными исследованиями (И.Лада. Если мир разоружится, 1961; Г.Добров и А.Голян-Никольский. Век великих надежд, 1964; И.Лада, О.Писаржевский. Контуры грядущего, 1965 и др.). Но такие публикации разрешались только в порядке комментариев к новой программе компартии, поэтому прогнозы приходилось излагать эзоповым языком. Положение изменилось только в 1966 г., когда началась третья по счету “перестройка” — реформы Косыгина 1966-71 гг. — считая первыми двумя “новую экономическую политику” Ленина 1921-29 гг. и реформы Хрущева 1956-64 гг. Во всех трех случаях делалась попытка оживить реализованную утопию казарменного социализма некоторой либерализацией полити-ческого режима, в том числе ослаблением репрессий и цензуры. Но затем правящие круги свертывали реформы, которые угрожали их всевластию.

В 1966 г. на ХХШ съезде компартии СССР было постановлено расширить проблематику экономического планирования, дополнив его социальными аспектами и оперев на “научные основы”. Неожиданной для правящих кругов явилась реакция на это постановление в виде движения научной общественности под лозунгом “научно-технического прогнозирования” (не путать с технологическим!). После трех лет ожесточенной идеологической борьбы с догматиками, к концу 1968 г. в СССР появилось около тысячи (!) секторов и отделов разных научных учреждений, которые стали заниматься разработкой технологических прогнозов. Стихийно возникли общественные научные организации с собственными журналами, которые стали проводить почти ежегодные конгрессы “по прогнозированию” с тысячью и более участников каждый. Почти каждый месяц в Москве, Ленинграде, Киеве, Новосибирске и других университетских центрах СССР проходили конференции, симпозиумы, коллоквиумы, семинары по этой проблематике с десятками и сотнями участников каждый. Всего в движение, по оценке его лидеров, было вовлечено не менее 4000 активистов (в одной только Москве свыше 800) и на порядок больше просто слушателей. Каждый год по этой проблематике выходило несколько книг, десятки статей. За 1966-90 гг. в СССР появилось свыше 500 одних только научных монографий по прогнозированию, не считая тысяч статей и публицистики. По сути это было продолжение “Бума прогнозов” 60-х гг. на Западе, только с советской спецификой. На две трети учреждения и публикации относились к прогнозированию в сфере науки и техники, на четверть — в сфере экономики и на одну десятую — в сфере градостроительства. Остальные отрасли прогнозирования — в географии и экологии, в здравоохранении, социологии и этнологии, демографии и культурологии, в правоведении и политологии, в психологии и педагогике, в военном деле и космонавтике и т.д., — составляли доли процента каждая. Особую группу составляли прогнозы в естественных науках — агрогидрометеоролические, геолого-минералогические, физико-химические, медико-биологические, космологические и др. Сразу же выявилась принципиальная несовместимость прогнозирования вообще и технологического прогнозирования в особенности с любым авторитарным и тем более тоталитарным режимом. При авторитаризме/тоталитаризме постановка проблемы включает одновременно и способ её решения, за которое отвечает определенный функционер, который репрессируется в случае неудачного решения. Понятно, что тут никакой прогноз изначально невозможен. Сразу же возникает типично советский вопрос: куда смотрит начальство? При этом разработка прогноза обычно выявляла проблемы, на которые у “начальства” не было готового решения и которые поэтому воспринимались как “антисоветская пропаганда”. С немедленной репрессивной реакцией.

Понятно, что при таком восприятии почти любой прогноз автоматически превращался в секретную “информацию для служебного пользования”. И соответственно имитировался так, чтобы не вызвать недовольства у “начальства”. Достаточно сказать, что из упомянутых выше 500 книг “по прогнозированию”, вышедших в СССР за 1966-90 гг., почти все были посвящены вопросам о том, как прогнозировать, и лишь несколько — что напрогнозировано, да и то только в публицистике, так, чтобы избежать вопроса об эффективности существующего строя. Напомним, что одна из трех-четырех советских книг 1966-90 гг., содержавших не общие “рассуждения о будущем”, а более или менее конкретные прогнозы, хотя и в очень обтекаемых, беспроблемных формулировках (И.В.Бестужев-Лада. Мир нашего завтра, 1986) выдержала в разных странах Европы до десятка изданий, в том числе четыре — на немецком языке и по одному — на французском, датском, польском, болгарском и словацком языках. Настолько велик был интерес к “таинственной советской футурологии”. Да и на русском языке эта книга появилась только спустя несколько лет после многочисленных зарубежных публикаций и опубликования практически всех её глав в советской периодике. Фактически единственным способом публикации конкретных прогнозов были книги и статьи под шапкой “критика буржуазной футурологии”. Быстро выросла целая гора такой литературы, включая свыше полусотни книг из упомянутых пятисот. Существовали два негласных условия подобных публикаций: никаких прогнозов, способных “бросить тень” на будущее СССР и всего “социалистического лагеря”; обязательное “разоблачение несостоятельности буржуазных футурологов”. Это правило распространялось и на переводные работы. Поэтому советский читатель мог быть знаком с трудами западных теоретиков и методистов прогнозирования, мог прочитать книги об общих перспективах человечества, но ему были недоступны книги с конкретными прогнозами, особенно задевавшие СССР. Скажем, переводились труды Э.Янча, Дж.Мартино, Я.Тинбергена, А.Печчеи, но запрещались почти все доклады Римскому клубу. Правда, некоторые были переведены позже, уже в 90-х гг., а “Год 2000” Г.Кана и “Футурошок” А.Тоффлера появились в русском переводе только “для служебного пользова-ния”, т.е. для узкого круга номенклатуры.

Однако мимикрия не помогла. С 1969 г. власти, напуганные “пражской весной”, приступили к свертыванию третьей “перестройки”, а в 1970-71 гг. произвели самый настоящий погром обществоведения. Сотни научных работников были уволены, исключены из партии, получили выговоры. Был снят со своего поста вице-президент Академии наук СССР А.М. Румянцев, который “открыл дорогу” прогнозированию, “конкретной” (т.е. не догматически марксистской) экономике, социологии, политологии и другим действительно научным исследованиям. Идейные руководители научно-общественного движения в прогнозировании (И.В.Бестужев-Лада, Б.Н.Тардов и др.) были репрессированы, лишены возможности заниматься наукой. Страна вступила в полосу “застоя”, стагнации, пережила еще две мертворожденные “перестройки” 1979 и 1982 гг., наконец, горбачевскую “перестройку 1985-91 гг., приведшую к краху политического режима, распаду СССР и исчезновению “мировой системы социализма”. Уже к началу 70-х гг. для правящих кругов стало ясно, что СССР проиграл гонку вооружений, т.е. по сути Третью мировую войну под названием “холодная” с противником, который был вчетверо сильнее экономически и на целый порядок — технологически. Поэтому в Москве долгое время — вплоть до капитуляции Горбачева перед НАТО в 1989 г. — пытались компенсировать военно-экономическую ущербность наступательной активностью в Азии, Африке и Латинской Америке, а фиктивность “социалистического планирования” — его “научным обоснованием”. С этой целью в 1972 г. была создана своего рода государственная служба прогнозирования под названием “Комплексная программа научно-технического прогресса”. К 1976 г. она была развернута в особую систему при Госплане, Госстрое и Академии наук СССР в составе более полусотни комиссий по всем отраслям — от энергетики и торговли до образования и культуры. Каждая комиссия состояла из 30-70 ведущих ученых, руководителей крупных научных учреждений. За каждым её членом стояло несколько, а то и несколько десятков подчиненных, которые готовили доклады под его редакцией. Таким образом, в работу оказались вовлеченными от 20 до 30 тысяч научных работников — огромная армия “квази-футурологов”.

По установленному порядку, первые два года каждой пятилетки (в 1972-74, 1976-78, 1982-84 и 1986-88) все эти работники готовили секретные доклады по своим отраслям на 20-летнюю перспективу. Предполагалось, что эти доклады и явятся теми прогнозами, на базе которых затем в Госплане будут сделаны программы на 10-летнюю перспективу, а уж на базе этих программ — и сами 5-летние планы развития экономики страны.

На деле плановики игнорировали представленные им материалы, сводившиеся в основном к требованиям увеличения средств на развитие соответствующих отраслей. Они попрежнему составляли свои планы “от достигнутого”, т.е. требовали обязательного всюду роста на столько процентов, сколько считалось “приличным”, политически или точнее пропагандистски целесообразным. Но и плановиков, в свою очередь, игнорировали управленцы, принимавшие тайные решения независимо ни от каких планов, носивших таким образом чисто фиктивный, пропагандистский характер. Так, по планам и отчетам выходило, будто СССР тратил на гонку вооружений якобы всего два-три десятка миллиардов рублей против двух-трех сотен миллиардов долларов в США и тем не менее держал паритет вооружений. На деле паритет обходился США в 16 центов с каждого доллара национального дохода, а СССР — в 88 копеек с каждого рубля. А так как расходы на гонку вооружений стали удваиваться каждые пять лет, то нетрудно представить себе прогноз противостояния и понять, почему в СССР прогнозы считались государственной тайной. Да их просто страшились делать! Позже из Центрального экономико-математического института АН СССР было выделено несколько отделов, сведенных в особый Институт народнохозяйственного прогнозирования с одноименным научным журналом, как головную научную организацию всей государственной службы прогнозирования, призванную обобщать материалы комиссий. Он существует до сих пор, но его работники всегда занимались все теми же экономико-математическими разработками, а руководство годами враждовало с разработчиками прогнозов в других научных учреждениях. Никаких сводных прогнозов этот институт никогда не публиковал, да ему бы и не разрешили публикации таких материалов. Нужно заметить, что сказанное относится не только к СССР. В ГДР и НРБ с 1968 по 1990 год функционировали государственные службы прогнозирования намного сильнее советской. Они включали комиссии по прогнозированию при политбюро компартии и при совете министров (чего так и не удалось сделать в Москве, несмотря на многолетние старания), отделы прогнозирования почти в каждом министерстве и каждом округе, а также на наиболее крупных предприятиях, кафедры прогнозирования почти во всех университетах и т.д. Послабее, но аналогичные учреждения имелись также в ПНР, ЧССР, ВНР, СРР. И что же? Они везде “функционировали” как бы сами по себе, планирование шло само по себе, а управление (преимущественно “волевым порядком”) — само по себе. Ничего другого при тоталитаризме, видимо, и быть не могло. Таким образом, мы видим в СССР 1966-90 гг. как бы три различных слоя отношений к проблемам будущего. На самом нижнем уровне, в сотнях секторов и отделов различных учреждений или предприятий разрабатывались секретные технологические прогнозы “для служебного пользования”. В архивах их накопились десятки тысяч. Однако следует учесть, что такие прогнозы всегда редактировались несколькими инстанциями начальства, которое всегда руководствовалось прежде всего страхом перед вышестоящими инстанциями и поэтому всячески старалось избегать проблемности и тем более эвристичности, инновационности изложения. Да и сам прогнозист обычно руководствовался теми же соображениями, так что прогнозные оценки сплошь и рядом тонули в привычном (до сих пор) пустословии. На промежуточном уровне шло обсуждение проделанной работы на упомянутых выше рабочих совещаниях. Там еще можно было встретить прогнозные оценки по существу, но и они тонули в пустословии, так как всегда хватало оппонентов-догматиков, да и начальство строго пресекало всякое “вольнодумство”. Наконец, на выходе в печати подключалась цензура и появлялись упомянутые сотни книг и тысячи статей о том, как прогнозировать, с максимально “обтекаемыми” формулировками касательно перспектив развития изучаемого явления.

Сошлемся в качестве примера — одного из сотен возможных — на работу сектора социального прогнозирования Института социологии АН СССР, единственного научного подразделения такого профиля в стране (периодически такие сектора возникали в Москве, Ленинграде, Новосибирске, но они быстро исчезали, так как прогнозировать в социологии, по понятным причинам, было намного рискованнее, чем в сфере научно-технического прогресса, экономике или градостроительстве). За 1969-90 гг. сектор выполнил 6 полномасштабных прогнозных исследовательских проектов с препринтами по промежуточным отчетам и с заключительной одноименной монографией, а также секретными докладными записками в ЦК КПСС по каждому проекту:

1. Прогнозирование в социологических исследованиях (1969-78). Разработана теория прогнозирования изменений в потребностях личности и общества, в социальной структуре, в структуре времени общества (социальное время), в системе социальной организации и управления обществом, в пространственной организации жизнедеятельности общества (социальное пространство), даны ключевые прогнозные оценки по каждому направлению исследования. Но в монографии, как и во всех последующих, цензура оставила только самые общие характеристики тенденций, как бы “само собой разумеющиеся”.

2. Прогнозирование социальных потребностей молодежи (1969-78). Сделана попытка опроса в целях прогнозирования не экспертов,







Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.