Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав





В силу положений ст. 1103 ГК РФ неосновательное обогащение приобретает характер обшей защитной меры, которая может использоваться наряду (одновременно) с другими названными в статье требованиями. Такое решение расширяет сферу применения института неосновательного обогащения и повышает его правовое воздействие. Иное может быть установлено ГК РФ, другими законами и правовыми актами, а также вытекать из существа отношений сторон. Обеспечивая потерпевшему, имущественная сфера которого уменьшилась в результате неосновательного обогащения за его счет другого лица, восстановление его имущественной сферы путем возврата ему имущества неосновательно обогатившимся, обязательства из неосновательного обогащения имеют своей задачей защиту имущественных прав и интересов граждан и организаций. Тем самым у них есть черты сходства с другими охранительными правоотношениями гражданского права. По способу зашиты интересов потерпевшего они сходны, с одной стороны, с виндикацией, с другой — с обязательствами из причинения вреда. Как и при виндикации, при неосновательном обогащении имущество потерпевшего возвращается ему нередко в натуре. Кроме того, потерпевший вправе требовать от неосновательно обогатившегося возврата не только имущества, но и доходов, которые он извлек или должен был извлечь при неосновательном пользовании его имуществом с того времени, когда обогатившийся узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Как и в обязательствах из причинения вреда, потерпевший при неосновательном обогащении вправе требовать возмещения ему убытков по принципу полного возмещения. В то же время между сравниваемыми институтами имеются и существенные различия, что позволяет выделять обязательства из неосновательного обогащения в самостоятельный вид обязательств.

Рассмотрим более подробно соотношение обязательства из неосновательного обогащения и виндикации.

Во-первых, в отличие от виндикации, при которой собственнику (титульному владельцу) возвращается именно та сохранившаяся в натуре индивидуально-определенная вешь, владения которой он лишился, а при неосновательном обогащении потерпевшему, как уже говорилось, возвращается не то же самое, а такое же имущество из числа однородных вещей.

Во-вторых, если при виндикации собственник (титульный владелец) вправе истребовать свое имущество от добросовестного возмездного приобретателя только при том условии, что оно выбыло из его владения помимо его воли (похищено, утеряно или выбыло из обладания иным путем, не зависящим от воли собственника), то при неосновательном обогащении потерпевшему возвращается такое же имущество независимо от того, каким путем выбыло имущество, составляющее предмет обогащения, из его владения.

В-третьих, для удовлетворения виндикационного иска необходимо, чтобы истребуемая вещь была приобретена лицом, от которого она истребуется.

Требование из неосновательного обогащения может иметь место не только при приобретении, но и при сбережении имущества за счет другого лица. Необходимо учитывать, что в случаях истребования имущества из чужого незаконного владения порядок расчетов между сторонами определен ст. 303 ГК РФ и ее особые правила должны иметь преимущество перед положениями гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении. Различия между обязательствами из причинения вреда и из неосновательного обогащения, как это вытекает из самого их названия, относятся прежде всего к основаниям их возникновения. В отличие от неосновательности обогащения в основании обязательств из причинения вреда, как правило, лежит деликт (правонарушение). В связи с этим, за исключением случаев, указанных в законе, обязательства из причинения вреда возникают только при наличии вины причинителя вреда (лица, отвечающего за его поведение). Для возникновения же обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК РФ, вина не имеет значения — важен сам факт безвозмездного перехода имущества от одного лица к другому или сбережения имущества одним лицом за счет другого при отсутствии к тому правовых оснований.

Рассматриваемые обязательства различаются и по субъектному составу. В обязательствах из причинения вреда наряду с лицом, обязанным к возмещению вреда, всегда есть и конкретный потерпевший — кредитор, в пользу которого взыскивается соответствующее возмещение. При неосновательном обогащении такого потерпевшего может и не быть, и тогда неосновательное обогащение взыскивается в доход бюджета. Кроме того, при неосновательном обогащении должником всегда является обогатившийся. В случаях же причинения вреда в качестве должника нередко выступает не сам причинитель вреда, а третье лицо, на которое закон возлагает обязанность по возмещению причиненного вреда.

Кроме того, рассматриваемые обязательства различаются по их содержанию. Как уже говорилось выше, обязательства из причинения вреда обеспечивают восстановление имущественной сферы потерпевшего в том состоянии, в каком она находилась до правонарушения, по принципу полного возмещения. В этом случае возмещение равно ущербу. При неосновательном обогащении потерпевшему ущерб возмещается только в том размере, в каком должник обогатился. Различна и юридическая природа восстановительных мер в сравниваемых обязательствах. Возмещение вреда по правилам гл. 59 ГК РФ обычно является мерой ответственности, в то время как обязанность неосновательно обогатившегося возвратить приобретенное или сбереженное потерпевшему не относится к мерам ответственности, поскольку в этом случае должник не несет никаких имущественных потерь.

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату. В случаях, предусмотренных законом, имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно как неосновательное приобретение. Исчерпывающий перечень таких случаев указан в ст. 1109 Г К РФ. Среди них следует выделить прежде всего отношения, связанные с получением денежных сумм, предоставляемых гражданину в качестве средства к существованию. По этой причине не подлежат возврату неосновательно выплаченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя (например, представления ложных сведений о стаже работы, наличии иждивенцев, тех или иных льгот и др.). По той же причине и при тех же условиях не подлежат возврату суммы, незаконно выплаченные в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не могут быть взысканы обратно суммы, выплаченные в большем, чем причитается получателю, размере или повторно по алиментным обязательствам, и иные суммы, если для получившего они являются источником существования.

Получение незаконного порождает обязанность возвратить полученное лишь при условии, что имущество получено за счет того, кто понес соответствующие потери в имуществе. Бывает, однако, что лицу передастся хотя и незаконное, но либо его имущество, либо имущество, подлежащее передаче ему в будущем. Обязанности возвратить полученное в таких случаях не возникает, поскольку нет потерпевшего, т. е. лица, за счет которого имущество получено. На этом основании не подлежит возврату как неосновательно приобретенное имущество, переданное во исполнение обязательства либо до наступления срока его исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, либо по истечении срока исковой давности. В обоих случаях неосновательное приобретение не имеет места. Передача имущества во исполнение обязательства до наступления срока его исполнения не приводит к получению незаконного, ибо, передавая имущество кредитору, должник, хотя и досрочно, выполняет свою обязанность, вытекающую из договора или из закона. Исполненное все равно подлежало бы передаче кредитору, и потому он не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы он и не знал о досрочности исполнения. Это правило применяется во всех случаях досрочного исполнения обязательства, независимо от того, насколько принятие такого исполнения обязательно для кредитора (ст. 315 ГК РФ), если иное не предусмотрено самим обязательством. Полученное кредитором при досрочном исполнении обязательства должником будет считаться неосновательным обогащением, если обязательство отпало после того, как было исполнено одной стороной. Например, по договору подряда заказчик оплатил стоимость выполнения работ, но в процессе их выполнения предмет подряда случайно погиб, а риск его случайной гибели лежал на подрядчике. При передаче имущества после истечения срока исковой давности также нет неосновательного приобретения на стороне кредитора. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в п. 3 ст. 1109 денежные суммы, должно также лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен считаться в этих случаях добросовестным.

Статья 1109 отражает континентальную концепцию понимания правовой (т. е. отсутствие обязательства) и фактической ошибки (например, вторичный платеж). В общем праве действует принцип, согласно которому не подлежат возврату даже деньги, уплаченные в пользу ответчика, который, добросовестно заблуждаясь, потребовал у истца вернуть не существовавший в действительности долг, а истец, признав обстоятельства уплаты этого долга справедливыми, неверно оценил их с правовой точки зрения и поэтому ошибочно посчитал себя связанным обязательствами по его погашению.

Следует обратить внимание на то, что положения п. 4 ст. 1109 не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

 







ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.