Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Причины, цели и методы приватизации





Государственного имущества

 

Создание основ рыночной экономики предполагает развитие частной собственности и предпринимательской деятельности. В виду того, что в советский период подавляющее большинство ресурсов находилось в государственной собственности, это не представляется возможным без проведения приватизации и разгосударствления экономики.

Экономика СССР функционировала как единый, планомерно управляемый народнохозяйственный комплекс (ЕНХК), организованный по отраслевому принципу. Считалось, что отраслевое управление соответствует структуре самого производства[1]. Однако, проблемы начинались уже при определении границ отрасли: если это совокупность предприятий, производящих один и тот же продукт, тогда возникает необходимость в наличии огромного количества государственных учреждений, руководящих отраслями народного хозяйства. Так оно и получилось в первые годы становления советской экономики – возникли такие экзотические организационные структуры, как «Главспичка», «Главсоль», «Главгвоздь», «Чаеуправление» и т.п.[2]. Такая структура организаций, управлявших народным хозяйством, отражала и суть системы директивного планирования «до гвоздя», когда центральные органы для предприятий устанавливали подробнейшие техпромфинпланы, в которых, среди прочего, для предприятий устанавливались директивные задания по производительности, себестоимости, качеству и т.п.

Государственное управление в условиях «общенародной» собственности охватывало все без исключения отрасли хозяйства и прочие области общественной жизни. Таким образом, весь советский государственный аппарат управления народным хозяйством представлял собой, как тогда казалось, «стройную систему» учреждений, в котором каждое учреждение занимало определенное место в управленческой иерархии. Образовалась очень сложная и разветвленная «пирамидальная» (иерархическая) система государственных ведомств. Утверждалось, что отдельные хозяйственные организации (предприятия, объединения, главки и т.д.) не могут существовать вне иерархии, так как они связаны между собой и со всей системой прочными функциональными связями. И в самом деле, планомерное, централизованное распределение совокупного общественного продукта, как тогда именовалось ВВП, требует именно такой системы построения хозяйственных связей – пирамидально-вертикальной. Хозяйственные организации, в свою очередь, также представляли собой вертикально - интегрированные пирамидальные структуры.



Характерной чертой внутреннего построения учреждений был не только обширный состав служащих, но и огромное количество структурных подразделений. Типичным примером многоступенчатости и дробности структурных звеньев был и Наркомат путей сообщения (НКПС).

Углубление специализации и рост количества отраслей объективно вели к дроблению министерств, их число увеличивалось. В то же время это нарушало сложившееся кооперирование предприятий и усиливало ведомственность, приводило к непомерному разбуханию управленческого аппарата в народном хозяйстве. По мере накопления «критической массы» отрицательных сторон дробления, снова начиналось слияние министерств и ведомств. В свою очередь, объединенные гигантские ведомства не способны были руководить производством конкретно и оперативно. В конечном итоге приходилось возвращаться к разукрупнению министерств, их количество снова возрастало.

Низкая эффективность управления в данных условиях выражалась, в первую очередь, в высокой себестоимости производства в виду значительных «внутриорганизационных» трансакционных издержек, низкой производительности и вялых темпах внедрения достижений НТП. Это понимали и руководители страны, которые время от времени прибегали к локальным реформам системы управления народным хозяйством в рамках государственной собственности.

Особенно следует обратить внимание на то, что низкая эффективность деятельности унитарно структурированных крупных организаций, каковыми и являлись советские отраслевые министерства, прежде всего связана с отрицательным эффектом масштаба. Во всех министерствах и ведомствах были вскрыты «серьезные недостатки в организационном построении аппарата, приводящие к канцелярско-бюрократическим методам руководства, к раздуванию штатов административно-управленческого персонала»[3]. В данном постановлении отмечались громоздкость и многоступенчатость управленческой структуры, наличие параллельно действующих звеньев в аппарате, громадные штаты управленческого персонала, делающие этот аппарат чрезмерно жестким.

В связи с этим в середине 1950-х гг. была проведена широкомасштабная децентрализация системы управления народным хозяйством, в частности, большое количество предприятий, учреждений и организаций были переданы в региональное и местное подчинение, некоторые общесоюзные министерства были ликвидированы.

Данная организационно-структурная реформа была не первой и не последней за весь советский период. В рамках проводимых локальных реформ учреждения (министерства, комитеты, главки, тресты) то разукрупнялись, то снова объединялись. Однако и в том, и в другом случае аппарат управления был оторван от производства, он отвлекал большое число работников от участия в производстве, что тоже приводило к росту трансакционных издержек и тормозило развитие экономики. Например, к началу вышеупомянутой реформы (за 1928 – 1955 гг.), управленческий персонал только в промышленности СССР увеличился в 7 раз, а число рабочих – в 4,5 раза[4]. Примерно то же самое происходило и внутри крупнейших ведомств, которые сталкивались примерно с теми же управленческими проблемами, что и все народное хозяйство в целом. Их структурные подразделения так же периодически то разукрупнялись, то объединялись.

В структуре МПС РФ последнее укрупнение было проведено в 1996-1998 гг. В этот период к общеструктурным управленческим проблемам добавились еще и фискально-финансовые – двойные налогооблагаемые обороты, дефицит финансовых ресурсов и т.д.[5]. В связи с этим было проведено укрупнение первичных производственных звеньев, объединение и упразднение отделений железных дорог, централизация управления перевозочной и финансово-экономической деятельностью, концентрация финансовых ресурсов. В 1996 –1997 гг. ликвидировано 430 линейных предприятий. Наиболее заметно (на 7-8 %) сократилось число вагонных и локомотивных депо. Небольшие депо были присоединены к крупным (головным) с преобразованием в производственные участки головного депо[6]. В аналогичных размерах было сокращено число дистанций СЦБ и связи (значительная часть ликвидированных дистанций находились на Московской ж.д.). Объединение линейных предприятий по содержанию железнодорожной инфраструктуры производилось путем переподчинения первичных структурных подразделений (участков, околотков, мастерских) соседним линейным предприятиям соответствующего профиля. Процесс объединения сопровождался высвобождением по преимуществу административно-управленческого аппарата и в меньшей степени производственных работников. При укрупнении отделений оперативное и хозяйственное руководство участками и линейными предприятиями, входившими в состав ликвидированных отделений, передавалось непосредственно службам и отделам управления дороги.

В процессе укрупнения возникает ряд сложных проблем: перемещения диспетчерских центров, решение кадровых и социальных вопросов, обеспечение сотрудничества с органами власти соответствующих регионов и др. Решение этих задач требует значительных временных и финансовых ресурсов.

Более того, ужесточение управленческой вертикали порождает ряд острейших проблем, о которых говорилось выше: потерю оперативности управления, ухудшение мотивации труда, замедление внедрения новейших достижений науки и техники, что приводит к снижению темпов роста производительности труда, увеличению себестоимости.Все это означает снижение рентабельности и эффективности производства в целом.

Выше сказанное является неизбежным следствием отрицательного эффекта масштаба, о причинах возникновения которого подробнее будет сказано в дальнейшем. Избежать негативных последствий отрицательного эффекта масштаба, возникающего в централизованно-распределительных хозяйственных системах (организациях), позволяет делегирование полномочий их низовым подразделениям, т.е. расширение хозяйственной, а за тем и финансовой самостоятельности этих подразделений. Однако, в предельном варианте они полностью обособляются, становясь независимыми предприятиями. В этом процессе вертикальные (централизованно-распределительные) связи между элементами организации становятся все более гибкими, в предельном варианте превращаются в горизонтальные (эквивалентно-обменные). При этом элементы организации, приобретая все большую экономическую самостоятельность, полностью обособляются, становясь отдельными предприятиями. Выделение самостоятельных единиц может происходить и в рамках государственной собственности, и в процессе приватизации.

Вышеизложенные управленческие проблемы, порождающие значительные «внутриорганизационные» трансакционные издержки и являются основной причинойнеобходимости расширения экономической самостоятельности предприятий, которая в предельном варианте означает их приватизацию. В связи с этим реформы по созданию рыночных отношений обычно отождествляются с массовой приватизацией государственного имущества. Но следует заметить, что даже в условиях господства частной собственности, отдельные отрасли или виды имущества могут быть национализированными, т.е. находиться в государственной собственности. Национализация имеет различное социально-экономическое и политическое содержание в зависимости от основных задач развития хозяйства в данном периоде.

Приватизация – это передача государственной или муниципальной собственности за плату или безвозмездно в частную собственность. Приватизация может носить неявный характер, например долгосрочная аренда государственного имущества частным лицам или частичной, когда распродается, например, лишь часть акций приватизированного предприятия или организации.

Денационализация (реституция) – возврат национализированного имущества прежним владельцам.

Реприватизация – возврат в частную собственность ранее национализированного имущества. Реприватизация в отличие от денационализации, как правило, не сопровождается актами государственной власти.

В экономической истории России имели место и периоды массовой национализации, и периоды широкомасштабной приватизации факторов производства. В 1992 году, в связи с провозглашенным переходом от централизованно-распределительной к рыночной системе посредством «шоковой терапии» началась ускоренная приватизация государственного и муниципального имущества.

В законодательстве начала 1990-х гг. были предусмотрены две формы приватизации: 1) мелкие муниципальные предприятия приватизировались через денежные аукционы и 2) предприятия регионального и федерального значения преобразовывались в акционерные общества открытого типа. Аренда государственных предприятий была запрещена.

Приватизация является частью более широкого процесса – разгосударствления экономики. Разгосударствление – это переход от директивного управления единым народнохозяйственным комплексом к регулируемому рынку. В новой системе государство перестает быть субъектом хозяйства и становится субъектом его регулирования. При этом постепенно ликвидируются государственные монополии в различных отраслях, в том числе и на железнодорожном транспорте.

Именно такая последовательность реформ предусмотрена в долгосрочной Программе структурной реформы на железнодорожном транспорте. В процессе подготовки и обсуждения Программы среди ученых, практиков и законодателей было множество споров о выборе формы собственности и организационно-управленческой структуры нового хозяйствующего субъекта на железнодорожном транспорте.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.