Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Маниакальный рефрен Катона старшего





Многие в сенате смеялись над маниакальной привычкой римлянина Катона Старшего (324-149 гг. до н.э.) свои речи начинать с фразы "Карфаген должен быть разрушен" (Carthago delenda est). Завершал же свои выступления, чему бы они ни посвящались, бытовым пробле­мам обустройства Рима или спорам о жертвоприношениях богам, схо­жей параноидальной формулой: "Поэтому я думаю, что Карфаген дол­жен быть разрушен" ("ceterum, censeo Carthaginem esse delendam"). Сенаторам это смертельно надоело, но история показала, что голосом Катона говорила история, что именно он проник в сущность борьбы цивилизаций, которая решалась в Пунических войнах. Не борьба за колонии и морские пути, не столкновение коммерческих интересов, не противостояние государственных притязаний было содержанием борьбы Рима и Карфагена. Речь шла о формуле будущего, которая предопределила всемирную историю, по меньшей мере, на несколько грядущих тысячелетий. Рим и Карфаген были двумя полюсами циви­лизации, претендующими на универсальность, на основание мировой империи, на то, чтобы стать мерилом общечеловеческой этики.

Карфаген воплощал в себе торговый строй, "открытое общество". В нем правил принцип рыночной экономики, индивидуализма, рацио­нализма, абсолютизированного скепсиса. Этика была приравнена к богатству — богатый считался не просто "удачливым", но "святым". Низменность человеческой природы, склонность к коррумпированно­сти и продажности, не ставились под сомнение. Все продается и все покупается. Хорошие дороги, разумная свободная торговля, макси­мальное использование морских коммуникаций, подкуп диких варвар­ских народов, эксплуатация колоний — все это изобретено Карфаге­ном, внедрено в жизнь, доведено до совершенства. Максимальная при­быль извлечена. Карфаген был мировой державой, которая несколько раз ставила Рим на колени. А за блистательным фасадом — темный культ Молоха, темного божества, пожиравшего младенцев. Сотнями бросали карфагеняне маленькие тельца новорожденных в огнедыша­щую пасть идола. Маленькие скелетики в невероятном количестве обнаружены на развалинах этого зловещего города. Культ Молоха, теневая дань тотальной власти Капитала.



Если бы не Катон, две тысячи лет человечество прожило бы в совершенно иной реальности.

Рим изначально шел другим путем. Отнюдь не сказочный, не пас­торальный, не добрый, напротив, часто жестокий и коварный, аске­тичный и разрушительный, но ориентированный на радикально иной архетип. Рим верил в честь и достоинство человека, в героизм и дисциплину, в самопреодоление и идеальное измерение человеческой личности. Вместо разлагающей стихии денег, прямое светлое насилие, вместо Молоха, пожирателя младенцев, высокомерные, но справедли­вые небесные боги, свободные в войне и империи, но не в торговле. Рим нес идеал автократии и свободы, иерархии и аскезы, идеал воина, а не торговца, героя, а не банкира, добровольного самопожертвова­ния, а не постыдного умерщвления новорожденных. Рим предлагал народам собственную модель. Не менее универсальную, но сущностно противоположную, не лишенную недостатков и пороков, но не сопос­тавимую с системой Карфагена. Не случайно сам Спаситель сошел с небес именно на территории Римской Империи. Как знать, не было ли разрушение римлянами семитского чудовища в Северной Африке, тай­ным предуготовлением путей для Благой Вести?

Катон понимал это с поразительной ясностью. Будто видел буду­щее.

"Карфаген должен быть разрушен". Раз и навсегда. Никогда не лишне напомнить об этом. Это единственное, что мы должны знать наверняка. Мы, русские, наследники трех Римов. Последний из кото­рых еще стоит.

Рим и Карфаген в XX веке

В настоящее время решается совершенно та же проблема. Новый Карфаген простирает над планетой свою зловещую тень. Будто при­зрак стертого с земли легионами Рима,, финикийский город поднимает­ся из ада. Отчетливо звучит голос Молоха: "торговый строй", "раци­онализация общества", "хорошие дороги", "открытое общество", "мор­ское могущество"... Правда иной масштаб. Вместо Средиземноморья — вся планета.

Современный Запад — прямой идеологический наследник Карфаге­на. Конечно, так было не всегда. Большую часть двух последних тыся­челетий доминировала все же римская линия: иерархия, этика духа и человеческого достоинства. Но, видимо, Карфаген сумел заразить За­пад латентным вирусом, который дал о себе знать спустя много веков.

Начиная с Нового Времени, в эпоху Просвещения Запад и его цивилизация устремились к темному карфагенскому полюсу. На этом пути сегодня они достигли совершенства.

В XX веке борьба цивилизаций подошла к окончательной дуальной формуле. СССР воплощал в себе линию Рима, Натовский блок созна­тельно и последовательно отстаивал интересы Карфагена.

Власть Суши (социализм) против власти Моря (либерализм), евра-зийство против атлантизма, Труд против Капитала.

Между этими двумя законченными формулировками цивилнзаци-онных моделей болтались половинчатые варианты, фрагментарные и незаконченные (фашизм и его аналоги). Но общей картины это не меняло. История растянулась — как когда-то, в эпоху Пунических войн — между двумя осями, двумя ориентациями, двумя взаимоиск­лючающими путями.

Новый Рим, Евразия против Нового Карфагена (атлантизм, США). — Вот единственное истинное содержание истории XX века, освобожденное от многослойных исторических теорий, которые при­званы лишь отвести внимание от главного, запутать, сбить с толку.

Мы подходим к границе столетия, к границе тысячелетия. Все яснее видится, что было сущностным, а что — второстепенным, что имело значение, а что оказалось эфемерным, что было сопряжено с духом истории, а что имело к ней самое далекое отношение...

Одна линия прослеживается четко и однозначно. Первый Рим, побеждающий Карфаген, расчищающий человечеству путь на века от заразы "торгового строя".

Второй Рим - Константинополь, Византийская Империя. Римский идеал воцерковлен, Империя освящена Христом, превращена благо­датной силой Святого Духа в "удерживающего", в "катехона", в пре­граду для прихода "сына погибели" (из второго послания к Фессало-никийцам св. Ап. Павла). Византия - тоже победа над Карфагеном, но Карфагеном внутренним. Второй Рим длится тысячу лет. Tausendjahrige Reich.

Запад отпадает от Православия. Он еще очень далек от нынешней мерзости запустения, но первые признаки апостасии налицо. Они внят­ны православным провидцам (патр. Фотий, св. Марк Эфесский и т.д.). Перенос миссии Рима на Византию не подлежит пересмотру. Истин­ный Рим — понятие плавающее.

Но и этот цикл заканчивается. Византия падает, потому что идет на компромисс с Западом. Отступает от своей функции, и кара Гос­подня в виде диких бешеных турков обрушивается на колыбель Пра­вославия.

Но на Севере Евразии восходит новое солнце. Последний Рим. Москва. Русь берет на себя миссию Рима. И того, который стер с лица земли ненавистный город, и того, кто осветил края земли исти­ной Христовой веры. Россия — ось истории, оплот сил Суши. Новый Рим эпохи последних времен.

С зигзагами и отступлениями, через парадоксы истории и уловки "мирового разума" идет Русь к финальной битве. Пути Запада и Рос­сии различны. Противоположны. Мы идем от Рима и к Риму. Они предали Рим ради Карфагена и его золотого тельца.

"Свободный мир", "цивилизованные страны", "открытое общество" — так называют сегодня служителей Молоха. Отколовшись от Ви­зантии, Запад шел к одной цели — царству Капитала, к абсолютиза­ции "денежного строя". Последним броском была "царица морей" индустриальная Англия. Позже под знаменем этого чисто карфагенс­кого идеала сложилась новая цивилизация — "американская мечта", очищенный от истории, от последних следов древнего Рима — не избытых до конца Европой — искусственный лабораторный идеал карфагенского мирового порядка — Соединенные Штаты Америки. Они поставили перед собой дерзкую задачу — добиться мирового господства, подчинить планету единой модели - модели древнефини-кийского морского могущества. Как реванш, как возмездие римской духовности, как месть ада высоким индоевропейским богам.

В 1991 году Последний Рим пал.

Сегодня Карфаген празднует планетарный триумф. Не все идет гладко, но налицо победа. Не просто одной страны над другой, не просто одной экономической модели над конкурирующей, не просто одной культуры над альтернативной культурой. Все гораздо серьез­ней. Это победа Молоха, инфернального божества, пожирателя мла­денцев.

"И встал я на песке морском и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было де­сять диадем, а на головах его имена богохульные".

И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племе­нем.

И поклонятся ему все живущие на земле..."









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.