Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Принятие и отказ - и то, и другое имеет Последствия – июль 2010 г.





(Последствия – Глава 9)

 

- Неудача - не более постоянное состояние, чем успех! Даже если вы не достигли цели, есть еще один шанс.

Джин Бедли

 

Не успел Эрик подъехать к дому, как Энтони выглянул в затонированные стекла автомобиля, после чего перевел взгляд на свой айфон - время приближалось к 23:00. Окна из комнаты Клэр выходили на задний двор и лес, так что ему не было видно ни их, ни балкон. Поэтому все, что ему оставалось, это представлять, как женщина, находящаяся в заточении его дома, сидит у себя в комнате, смотрит на окна... и ждет его. Неожиданно Энтони поймал себя на том, что эта мысль все чаще и чаще проскальзывает в его сознании. А почему, собственно, нет? Клэр находилась в его доме исключительно для его удовольствия и наслаждения, а после долгого трудового дня он как никто заслужил потратить время на себя.

Спустя три месяца он признался - хотя бы самому себе, - что эта договоренность сработала даже лучше, чем он мог себе представить. Каждое преподнесенное им испытание укрепляло его контроль и власть над жизнью Клэр. Он контролировал каждый аспект ее жизни... ну, или почти каждый. Тони даже позволил Кэтрин принять, постольку поскольку, участие в этом процессе. Он установил границы, и Кэтрин придерживалась их. Она не могла отменить ни одно из его решений. Тони не хотел, чтобы Клэр считала, будто может настроить одного из них против другого. Кроме того, господство Кэтрин касалось лишь мирских повседневных забот, такие как: одежда и расписание. Тони же контролировал более важные вопросы и, если каким-то образом рушил планы Кэтрин на день, то, само собой разумеется, делал это без каких-либо оговорок.

Это как раз происходило в те дни, когда Тони оставался работать дома. Он не раз объяснял Клэр, что, когда находится дома, она доступна ему в любое время дня и ночи. Вот тогда он рушил не только планы Кэтрин, но и Клэр тоже.



В самый первый раз, когда Тони позволил Клэр свободно перемещаться по поместью, он заметил, насколько она наслаждается этой небольшой свободой. Она смаковала экскурсии, словно они были ее собственным личным спасением. И то, что она охотно и по собственному желанию вернулась в дом в назначенное время, умиротворили его чувство контроля, соблазнив его и дальше позволять ей эту привилегию.

Каждое утро Клэр придерживалась установленного распорядка, который включал в себя плавание и занятие на тренажерах. Тони в полной мере ощущал преимущества от ее тренировок, поэтому у него не было ни малейшего желания запрещать ей заниматься. Однако к 10:00 утра в те дни, что он работал из дома, ее планы больше не имели значения. Она, как и ожидалось, должна была находиться в его кабинете. Иногда ее присутствие становилось слишком ощутимым, а бывало, что он просто не замечал ее. Но все это неважно. В эти дни ее время, ее расписание и ее тело были полностью в его распоряжении. Заставить ее сидеть в его кабинете, впустую тратить свое время в ожидании мгновения, когда он воспользуется ее услугами... Боже, какое опьяняющее чувство! Когда он переводил взгляд с монитора - или во время телефонного разговора - на Клэр, с тоской уставившуюся в окно, этот вид действовал на него подобно афродизиаку. Черт... он представил себе эту сцену, если бы находился в одном из корпоративных офисов.

Пока он шел по тускло освещенному коридору в сторону своего кабинета, ощущение его предвкушения росло. Это был долгий день. И, пожалуй, это самое подходящее описание. Он не был плохим или неприятным, не был хорошим или полезным - именно долгим. Мало того, что весь день он только и делал, что вел переговоры и заключал крупные контракты, Тони еще пришлось посетить деловой обед, который плавно перетек в ужин, подкрепляемый алкогольными напитками... и еще большим количеством переговоров. Все-таки все эти публичные приемы не для него.

Хотя стоит отметить, что благотворительные программы по сбору денег и прочие общественные мероприятия служили еще и определенного рода проверкой... и в последнее время все чаще приносили удовольствие. Будучи экстраординарным человеком, делающим несколько дел одновременно, Тони мог обмениваться рукопожатием, вести разговор и при этом следить за каждым движением Клэр. Тем не менее, его предпочтительное местонахождение на сегодняшний вечер носило более интимный характер и в последнее время становилось все более привлекательным. К концу долгого дня единственное, о чем он мечтал, это побыстрее оказаться по ту сторону железных ворот своего поместья.

В верхнем ящике стола Тони отыскал водительское удостоверение Клэр. Оно давно было припрятано с другими вещами из ее квартиры... как и ожерелье ее бабушки. Пришло время преподнести Клэр новый подарок. Всматриваясь в маленькую карточку в руках, Тони улыбнулся. У водительского удостоверения появится компаньон, точнее говоря, инструмент для проверки. Составляющая пару карта прибыла в его офис в начале недели. Это была платиновая карта «Американ Экспресс» с именем Клэр, выгравированным спереди. А еще Тони собирался сказать ей, что этот подарок - своего рода вознаграждение за ее отличное поведение на публике, и это не было выдумкой. На днях, общаясь с одним из известнейших репортеров, у Клэр была возможность раскрыть свой истинный статус, но вместо этого она решила следовать его правилам. Тем не менее, ограниченный доступ к кредитной карте и ее водительским правам обладал также и другими преимуществами. За последние два месяца Клэр неоднократно сопровождала его на различные мероприятия, ему необходимо было прикрытие. Если она когда-нибудь попытается рассказать общественности правду, то ему нужен будет какой-нибудь козырь, чтобы ее обвинения выглядели неправдоподобно. Разве его деньги не смогут стать лучшим прикрытием? Он погасил ее долг - Тони с легкостью сможет это доказать. С новой кредитной картой для всех она будет выглядеть не только как его спутница, но и как женщина, которая с удовольствием тратит его деньги. Никто не поверит, что она против своей воли наслаждалась его состоянием.

Когда он впервые привез Клэр в Айову, то не был уверен, какими будут его последующие действия. Каждый день преподносил что-то новое: новые выборы, новые решения, иногда же вообще приходилось действовать по ситуации. К настоящему времени Тони, как ему казалось, разработал прекрасный план - тот, который продолжал приносить все новые и новые возможности. Каждая новая ветвь дискуссии между Тони и Клэр занимала определенное место в сознании девушки, отчего всемогущество Тони лишь росло и укреплялось. Не было ни одной детали, которую бы он не предусмотрел.

Убрав ее водительские права и кредитную карту в небольшой женский кожаный кошелек, Тони снял с себя пиджак и, бросив тот на свое рабочее кресло, направился в комнату Клэр. Жара стояла просто невыносимая, поэтому, избавившись от одного слоя одежды, Тони вдруг почувствовал себя свободнее, пока поспешно поднимался по запасной лестнице. На самом деле, в ближайшие несколько минут он планировал избавиться от всей одежды. И желательно по тому сценарию, который он проигрывал в своей голове на протяжении всего ужасного делового обеда. Усмехнувшись, Энтони вспомнил, что именно эта мысль заставила его остаться на месте и не высказать всем присутствующим, что в действительности он думает обо всех их идеях.

Чаще всего по возвращению домой Тони шел в свой рабочий кабинет или к себе в комнату, где час или два просто расслаблялся, прежде чем присоединиться к Клэр. В те дни он включал все камеры, что были установлены в ее комнате, и наблюдал за тем, как она готовится к его приходу. Однако сегодня вечером... сегодня вечером у него совершенно не было времени на то, чтобы подсматривать за ней, да и признаться, он был слишком возбужден, мечтал быстрее воспользоваться ее телом и забыть, наконец, этот долгий день. Все остальное не имело значения. Ее поведение стало успокаивающе предсказуемым.

Открыв дверь в комнату Клэр, Тони застыл на месте, не веря своим глазам... ее комната была пуста. Он подошел к гардеробной, затем заглянул в ванную. С каждым проверенным пространством, в котором также не ощущалось присутствия Клэр, чувство благодарности за ее недавнее послушание быстро сменялось смесью тревоги и гнева. Куда, черт возьми, она подевалась? Почему она не там, где должна быть?

Бросив бумажник - подарок, который он хотел ей преподнести - на стол, Тони выбежал из комнаты. Оказавшись у подножия лестницы, он позвал Кэтрин. Кто как не она должна знать о местонахождении Клэр? Он повернул за угол, и все его внимание тут же переключилось на застекленную террасу... точнее на свечение разноцветных огоньков бассейна. Он заметил движение в воде. А вот и Клэр.

Стоя в затемненной комнате, он наблюдал за каждым движением девушки. Это походило на наблюдение за ней со скрытых камер, но более интимное. Движения Клэр были медленными, она плавала на спине, ее взгляд был устремлен в небо. Не то чтобы он уделял своему приобретению много внимания; впрочем, бывали случаи, когда он был действительно приятно удивлен тем, как Клэр могла находить удовольствие в самых обыденных вещах.

Пока Тони смотрел на нее, его разум вновь заполняли мысли о гневе и предательстве. Она снаружи, наслаждается купанием, в то время как должна быть у себя в комнате, доступна для него! У нее был целый проклятый день, чтобы заниматься всем, чем захочется. Им овладели разочарование и ярость. Возможно, он был неправ, предоставив ей свободу передвижения. Пожалуй, ему вновь стоит напомнить ей об одном из его основных правил.

Скрытый в тени ночи, он вышел из дома и подошел к бассейну. В считанные секунды его льняная рубашка стала мокрой от пота и прилипла к спине. С каждым шагом, удаляясь от прохлады кондиционера, Тони все четче ощущал тяжесть летней жары. Даже в темноте он чувствовал жар полуденного солнца, исходящий от бетонного настила.

- Клэр, какого черта ты тут делаешь? - произнес Тони, но за гулом работающего фильтра бассейна и поющими сверчками его слова не были услышаны Клэр.

Она продолжала лежать в воде без движения, глядя вверх. В какой-то миг Тони проследил за ее пристальным взглядом. Небо и звезды. Она действительно его не замечает.

- Клэр, немедленно выходи из этой чертовой воды!

Каждое ее неповиновение лишь сильнее разжигало его ярость. Выйдя из тени и подойдя к краю бассейна, он впился в Клэр взглядом. Подсвеченная снизу вода слегка колыхалась от размеренного дыхания девушки, омывая ее плоский живот и грудь, скрытую под купальником.

Ее влажные волосы прилипли к лицу. Она не смотрела на звезды - ее глаза были закрыты. Тон Энтони немного смягчился, но все же остался решительным.

- Клэр, ты как никто знаешь мои правила. Ты должна находиться в своей комнате.

На последнем произнесенном им слове глаза Клэр открылись, и она выпрямилась, начав судорожно перебирать руками на месте и крутить головой из стороны в сторону.

- Тони, ты напугал меня. Кэтрин сказала, что тебя не будет дома до позднего вечера.

Он уставился на нее, ожидая, не зная чего: возможно, извинений или объяснений. Продолжая суетиться на месте, Клэр уставилась на него чертовски зелеными глазами. Это не входило в его планы на вечер, но, почувствовав, как капельки пота стекают по его спине, Тони понял, чего он хочет.

Не говоря ни слова, он отступил в темноту и снял с себя одежду. С каждой скидываемой с себя вещью, Тони чувствовал, как усталость, накопившаяся за день, обращается в новый источник энергии. Он становился все ближе к своей цели. Тони знал, чего хочет, и не сомневался, что она будет принадлежать ему. На самом деле местонахождение его завоевания было не таким уж и значимым, тем более, вода казалась все более и более привлекательной. Спустя несколько мгновений он нырнул в разноцветную жидкость и направился в сторону объекта своих поисков.

Ему не нужно было спрашивать разрешения, тратить время на прелюдию в виде разговоров. Клэр полностью принадлежала ему. Всплыв на поверхность в нескольких сантиметрах от Клэр, он сжал ее в объятиях, и она ахнула. Ее мягкая прохладная кожа, казалось, должна была умерить его пыл, но она лишь сильнее разожгла его желание. Развернув Клэр к себе, он впился в ее губы требовательным поцелуем, в то время как его умелые пальцы, атаковав завязки купальника, снимали верхнюю часть. Секунда, и ее упругая грудь оказалась в его полном распоряжении.

Напряжение, что он испытывал после долгого трудового дня, а после и разочарование от того, что он не нашел Клэр в своей комнате, слились воедино и вспыхнули энергией, которую у него не было желания контролировать. Пока их языки сплетались в страстном танце, Тони чувствовал ее твердые соски, прижимающиеся к его груди, и его гнев угас. Он поймал себя на мысли, что нашел новый выход своей ярости. Переместившись на глубокую часть бассейна, Тони таким же легким движением стянул трусики Клэр, и те отправились в вольное плавание, оседая на дно.

Слегка приподняв Клэр над водой, он впился голодным взглядом в ее обнаженное тело. Ее глаза покорно встретились с ним. Энтони ослабил хватку, и руки Клэр тут же легли ему на плечи. Возможно, все дело было в глубине бассейна, поэтому Тони счел движения Клэр машинальными. В его понимании это было молчаливым согласием принять то, что он ей предлагает. Обернув ноги Клэр вокруг своей талии, Тони боролся с желанием взять ее прямо здесь и сейчас. По сути, он мог делать все, что пожелает, но поспешность в действиях не входила в его планы.

Вновь прикоснувшись губами к ее груди, Тони нежно сжал зубами затвердевший сосок и, дразня, начал покусывать его, в то время как его руки блуждали по ее телу, исследуя и лаская. Ее молчаливые стоны возбуждали, и, несмотря на прохладную воду, когда Клэр выгнула спину, предоставив ему лучший доступ, его тело ответило.

Мысли о долгом трудовом дне и деловом обеде быстро отошли на задний план. Даже воспоминания об опустевшей комнате Клэр потерялись в их новом мире. Больше никого и ничего не существовало в этой красочной пропасти. Приободренный звуками, издаваемыми Клэр, Тони усилил свои ласки и стал наблюдать, как ее красивое тело в его руках напряглось и забилось в конвульсиях оргазма. Когда она расслабленно опустилась ему на плечо и, уткнувшись в шею, пыталась перевести дыхание, Тони знал, какое именно из его желаний он исполнит прямо сейчас. Поставив Клэр на ступеньку, он помог ей выбраться из бассейна. Взяв его за руку, она последовала за ним на подгибающихся ногах к одному из больших мягких кресел, скрытых в тени. Даже в темноте он заметил, как дрогнули ее ресницы, когда ее тело приняло его без лишних вопросов. Ему не нужно было говорить, что она должна делать. Простое прикосновение, и она откликнулась на его желание.

Их тела были влажными, они, тяжело дыша, лежали неподвижно. Тони улыбнулся: облако неопределенности рассеялось в изумрудных глазах Клэр, и теперь те блестели... скорее всего, это был отблеск воды в бассейне.

- Добрый вечер, Клэр. - Ее улыбка тут же погасла, когда он добавил: - Признаться, я был не очень рад, не обнаружив тебя в комнате. - Он мягко приложил палец к ее губам, не дав ей сказать ни слова. - Но твоя идея поплавать в столь жаркий вечер оказалась гораздо лучше того, что я планировал.

Когда последнее слово сорвалось с его губ, Тони почувствовал, как ее тело расслабилось, и губы Клэр вновь растянулись в улыбке.

Ухмыльнувшись, Тони спросил:

- Может, нам еще раз стоит вернуться в воду, чтобы охладиться?

- Звучит неплохо, - согласилась Клэр и, охотно вложив свою маленькую ладонь в его руку, последовала за ним обратно в бассейн.

Позже этим же вечером они вернулись в комнату Клэр и приняли вместе душ. Несколько минут спустя лежа на кровати, Тони при виде приближающейся к нему Клэр в одном лишь черном шелковом халате уже почти забыл о подарке, но ему была интересна ее реакция. Он признал, что лучшим оружием в его арсенале, которое действительно работало и делало Клэр послушной, было ее уединение. Даже с обширным пространством его поместья она была ограничена в личном общении. Тони не знал, действительно ли она приняла свою судьбу или же ей настолько одиноко, что она согласна даже на его присутствие. Так или иначе, было очевидно, что Клэр жаждала общения. Когда ей представлялась такая возможность, она могла говорить часами. Иногда она рассказывала о своей семье и своей прежней жизни, но в основном речь шла о книгах и фильмах или же вовсе о какой-нибудь ерунде. В такие минуты у Тони складывалось впечатление, что она специально копила эту информацию день, возможно, неделю, чтобы выплеснуть ее за несколько минут. Но он не возражал. На самом деле, так он узнал много нового о Клэр Николс.

Видя, как Клэр потянулась к поясу халата, Тони откинул одеяло и похлопал по матрасу рядом с собой. Большинство ночей Клэр лежала бы и тихо ждала, когда он придет к ней. Ее глаза тут же впились в его лицо, ища причину его приглашения. Тони лишь улыбнулся в ответ.

Затянув потуже поясок, Клэр села на кровать, на что Тони, нахмурив лоб, покачал головой.

- Нет, Клэр, халат нужно снять.

Несмотря на то, что он так много раз видел ее обнаженной, его всегда поражало то, с какой легкостью она принимала вид скромницы. Ему нравилось подталкивать ее к краю зоны комфорта. Хотя... кого он обманывал? Ему нравилось выталкивать ее из этой зоны. Наблюдать за ее внутренней борьбой между тем, что он сказал ей делать, и тем, что она хотела или чувствовала, было настолько увлекательным занятием, что он мог потратить на него весь день.

Сняв халат, Клэр грациозно подползла к Тони. Он протянул руку и смахнул влажную прядь волос с ее лица. Даже без макияжа ее глаза были потрясающими. Благодаря им, он мог с легкостью ее читать. И сейчас он видел в них вопрос, который пока так и остался невысказанным... тем не менее, он ждал, когда она его произнесет.

- Ты хочешь, чтобы я легла именно сюда?

Тони наслаждался ее непосредственностью. Бог свидетель, что его желание могло быть каким угодно.

- Я хочу поговорить с тобой.

Ее глаза засверкали, как будто кто-то нажал на переключатель.

- Правда?

Тони улыбнулся и жестом пригласил ее сесть рядом с ним. Она прижалась к нему плечом, и он, не сдержавшись, начал поглаживать пальцем ее нежную кожу.

Наконец, Клэр спросила:

- И о чем же ты хочешь поговорить?

- О твоем поведении. - Мышцы Клэр напряглись. Почувствовав это, Тони понизил голос и скомандовал: - Клэр, посмотри на меня. - Ее взгляд медленно встретился с его. Усмехнувшись на ее столь очевидное беспокойство, Энтони заверил:

- Твое поведение было очень хорошим, и я считаю, что ты заслужила награду.

- Тони, я…

- Сейчас я говорю конкретно про мероприятие, которое проводилось в детской больнице Университета штата Айова.

Клэр выдохнула, и ее напряжение рассеялось, она тут же расслабилась рядом с ним. Тони был поражен, насколько ее теплое маленькое тело идеально вписывалось под его руку. Когда она заговорила, в ее голосе слышалось облегчение. Казалось, что в последнее время она уже научилась контролировать свои слова, особенно, когда была чем-то обеспокоена. Однако она, когда ей было комфортно, говорила более свободно. Удивительно, но он счел это одинаково полезным. В конце концов, с кем еще она должна была говорить? Это была еще одна из ее потребностей, удовлетворить которую мог только он. Надув щеки, Клэр произнесла:

- Я так боялась. Боялась, что он заставит меня рассказать что-нибудь или неправильно истолкует то, что я уже сказала. Я не хотела прерывать тебя, но не знала, что делать. Я…

Клэр замолчала и слегка придвинулась к нему, даря ему тепло и соприкасаясь с ним кожей. Приблизившись к ее губам, Тони заверил:

- Это было идеально.

Мягкость, заполнившая ее изумруды, лишь укрепила его намерения.

И хотя его голос звучал мягко, определенная часть его тела напротив становилась очень твердой.

- У меня есть правила, Клэр. Иногда мне нужно быть уверенным в твоей преданности. Поэтому я подкидываю тебе испытания, и в будущем их станет больше.

Когда-то ты будешь справляться с ними... а когда и нет. Что произойдет, если ты допустишь ошибку?

- Будут последствия.

Он ухмыльнулся.

- А что произойдет, если ты справишься со своей задачей?

Ее лицо засветилось.

- Будут последствия... хорошие последствия.

- Очень хорошо.

Подушечкой пальца Энтони медленно прочертил невидимую дорожку от ее уха, вниз по шее, через плечо, по изгибу ее груди, животу и обратно.

С каждым новым кругом он опускался все ниже и ниже. В его властном тоне слышались нотки сексуальности.

- Когда мы находимся в общественном месте, твое поведение - это отражение меня. Как я отношусь к публичному провалу?

Бедра Клэр приподнялись навстречу его прикосновению, но она послушно ответила.

- Тебе... это не нравится.

- Правильно, не нравится. - Тони прикусил ее за шею. - Если это случится, я буду очень разочарован. - Он сжал ее подбородок. - Клэр, ты ведь не хочешь меня огорчать?

- Нет...

Она раздвинула ноги в гостеприимном жесте, позволяя и призывая его действовать.

Тони больше не мог продолжать этот разговор.

- Открой глаза, - она повиновалась. - Ты должна знать, журналист не был запланированной проверкой, - она кивнула. - Но даже если бы и был, знай, ты ее прошла. Вот почему я считаю, что ты заслужила право быть более ответственной за свои поступки и независимой. - Он полностью завладел ее вниманием. - На столе лежит кошелек. Внутри него ты найдешь свои водительские права и кредитную карту. Пользуйся ими, когда меня не будет рядом.

Было очевидно, что Клэр шокирована его подарком.

- Что ты имеешь в виду, не будет рядом?

Тони улыбнулся.

- Нет, Клэр, я не освобождаю тебя, ты по-прежнему должна отработать свой долг, и тебе требуется мое руководство. За это короткое время ты очень многое узнала, но есть масса вещей, которым тебе стоит научиться. Если ты и будешь покидать территорию без меня, то только в сопровождении Эрика и с моего разрешения. В следующем месяце мне придется на неделю уехать. У меня запланировано несколько встреч в европейских странах. А ты хорошо себя вела, - Тони улыбнулся и провел ладонью по ее обнаженному бедру и ягодицам, - очень хорошо. И следовала инструкциям гораздо лучше, чем это было несколько месяцев назад.

Теперь его руки блуждали по всему ее телу, и Клэр, закрыв глаза, охотно отзывалась на его желания.

- На самом деле, - его тон стал игривым, - я считаю, что прямо сейчас ты сделаешь все, что я скажу.

Клэр открыла глаза.

- Да, - промурлыкала она.

Тони задавался вопросом, знает ли Клэр, насколько возбуждающим был ее любезный тон? Чувствовала ли она это на самом деле или просто играла свою роль? Он не знал. То, в чем он действительно не сомневался, так это в своих потребностях и желаниях, и если уж она пребывала в столь покладистом настроении, приказ так и вертелся на кончике его языка.

Усмехнувшись, он произнес:

- Думаю, нам нужно и дальше проверять эту теорию, но для начала я считаю, что ты заработала возможность пройтись по магазинам.

На мгновение Тони показалось, что Клэр погрузилась в свои мысли.

- Клэр? - ее взгляд стал более сосредоточенным. - Давай посмотрим, насколько хорошо ты можешь следовать инструкциям сегодня.

 

Пойдем в кино? – август 2010

(Последствия – Глава 11)

- Манипулировать можно каждым. И успешнее всего это

получается у самых близких.

Алеата Ромиг, Convicted

 

Тони оторвал взгляд от своего планшета и посмотрел на Клэр; автомобиль, в котором они ехали, петлял по проселочной дороге, ведущей к его имению. Ведя себя тише, чем обычно, девушка уставилась в окно. Тони предположил, что причиной тому была его зацикленность на работе. Не успел их самолет из Нью-Йорка приземлиться, как он тут же включил ноутбук и, загрузив электронную почту, начал просматривать письма. Клэр как никто знала, что его лучше не трогать, когда он работает. Бросив на нее украдкой еще один взгляд, Тони безуспешно попытался прочесть ее мысли, ну или хотя бы разгадать настроение, в котором она пребывала. Ему не нравилось то, что он сейчас видел; она принадлежала ему - всецело, включая мысли. Обычно она была для него открытой книгой, и то, что она время от времени успешно скрывала или маскировала свои истинные эмоции, жутко его раздражало. Как правило, он, глядя на нее, на интуитивном уровне знал, чего она хочет или в чем нуждается. Ее глаза были своего рода ключом. Иногда в них загорался огонек противостояния, даже когда ее губы послушно шептали то, что он хотел услышать. Потрясающее зрелище - наблюдать за тем, как она сражается сама с собой. Он находил ее внутреннюю борьбу очень увлекательной, хотя та реакция, которую он теперь наблюдал, была довольно необычна. В выражении Клэр, включая глаза, царило полное удовлетворение – хотя нет, скорее равнодушие. В языке ее тела было что-то, что не вязалось с ее привычным поведением.

Может быть, с вчерашним празднованием по поводу завершения сделки он зашел слишком далеко? Он вспомнил, как, войдя в свою нью-йоркскую квартиру, обнаружил Клэр спящей на его кровати. В течение дня он не думал о том, как проведет вечер, но каждое его действие влекло за собой все новое и новое. Да и потом, какое это имело значение. Он мог вести себя с ней так жестко, как хотел. Клэр выполняла свою работу, свою роль, а ее удовлетворение от работы... его мало волновало. Она должна делать то, что от нее требуется, в противном случае ей придется столкнуться с последствиями. Возможно, именно об этом она и подумала, когда он дал ей право пользоваться кредитными карточками, - каждый аспект ее жизни теперь контролировался им. Ох, если бы он только мог подтвердить ее предположения. Ему хотелось знать, что она, наконец, полностью ему уступила, признав его очевидную власть.

Выдохнув, Энтони вдруг понял, что потерял всякий интерес к информации на экране своего айпэда. Закрыв глаза, он попытался охарактеризовать женщину рядом с собой. Она была его приобретением, его пленницей - жертвенным ягненком, принесенным в дар за грехи своих предков. Она принадлежит ему, и его не должно заботить ее эмоциональное благополучие. В конце концов, ее физические потребности более чем удовлетворены. Он потратил целое состояние на избавление ее от долга. Она могла тратить столько денег, сколько хотела, а еще была обеспечена едой, ее гардеробная ломилась от одежды известных кутюрье. У Клэр была активная сексуальная жизнь. И хотя Энтони мало волновало ее удовлетворение, он не мог не отметить, что она хоть немного, но получала наслаждение от занятий сексом.

Почувствовав возбуждение, Тони постарался дать своим мыслям другой ход. До отъезда в Европу у него оставалось много незавершенных дел, и будет правильнее, если благополучие Клэр Николс или его отсутствие не будут маячить на его радаре. Приблизившись к имению, Энтони вспомнил свой последний разговор с Кэтрин. Он знал, что тем утром ее слова имели совершенно иной смысл. В конце концов, она извинилась за них. Снова взглянув на Клэр, Тони задался вопросом: не его ли поведение вчера вечером и ночью спровоцировало эти воспоминания. Он пытался отрицать это, но опасения Кэтрин разъедали его изнутри. Даже сейчас он думал о том инциденте.

 

В 3:30 утра можно обойтись и без формальностей. Кэтрин, не стучась, открыла дверь в его кабинет и, потуже затянув пояс халата, произнесла:

- Только потому, что тебе не спится, совершенно не значит, что не сплю и я. Скажи мне, с какой стати ты вызвал меня сюда в столь ранний час? И разве ты не должен утром улетать в Нью-Йорк?

- И тебе доброе утро. У меня вылет через несколько часов, и я разбудил тебя потому, что лечу не один, а с Клэр. Ты должна упаковать ее вещи.

Кэтрин покачала головой.

- Что? Ты в своем уме?

- Я забираю Клэр с собой в Нью-Йорк и полагаю, что из нас двоих именно ты не в своем уме. Спишем твою столь крайнюю откровенность на ранний час. У тебя какие-то проблемы с моим решением?

Кэтрин села на один из стульев, стоящих рядом с его столом, и покачала головой.

- Сначала ты спишь в ее комнате. Затем берешь ее с собой на публичное мероприятие. А теперь собираешься взять ее с собой в Нью-Йорк? Пресса уже вовсю строит предположения о вас двоих. Ты пытаешься сделать ее центром внимания?

Тони пожал плечами и слегка усмехнулся.

Кэтрин изогнула бровь.

- Объяснись. Скажи-ка, ты что, влюбился в нее?

- Нет. А как насчет тебя? Ты чувствуешь к ней нерастраченную материнскую любовь?

Кэтрин внезапно встала со стула, с силой оттолкнув тот к стене. Ее серые глаза уставились на Энтони.

- Антон, это невозможно. И ты знаешь, что я не хочу это обсуждать.

- Отлично, - согласился он. - Я не буду строить предположения о твоих мотивах, если ты не будешь делать того же обо мне.

- Мои мотивы. Мои мотивы! - Ее голос повысился. - Я расскажу тебе о своих мотивах. О наших мотивах. Они сдерживают нас обоих от того, чтобы не оказаться в тюрьме. Я серьезно. Если бы ты придерживался нашего первоначального плана, который мы разрабатывали в течение долгого времени, то не возникло бы никаких свидетелей, связей, и мы были бы в безопасности. Это... - Кэтрин взмахнула руками в сторону потолка, - ...не входило в наши планы, и теперь ты делаешь все, чтобы это стало достоянием общественности?

- Моя дорогая Кэтрин, Мари... – специально проговорил Энтони, чтобы поумерить ее пыл. Она больше не пользовалась именем Мари, поскольку то напоминало им обоим о времени, когда его дедушка был еще жив, а потому этот ход обычно помогал успокоить ее нрав. - ...это все видимость. Признаю, что провожу много ночей в ее постели. - Он наклонился вперед. - Если бы ты была на моем месте, то, полагаю, поступила бы точно так же. В этом есть огромное преимущество, нежели спать в одиночестве. Кроме того, если посмотреть с другой стороны, то это моя кровать, в моем доме, в моем особняке, и я могу спать, где захочу.

- Я считаю, что ты уделяешь слишком много внимания этим преимуществам.

Они затуманивают твой разум.

Тони хмыкнул.

- А вот тут ты ошибаешься. Я точно знаю, что делаю. Я вывел ее на публику. Она была замечена со мной. Я сказал ей, чтобы она, пока мы будем в Нью-Йорке, походила по магазинам.

Пододвинув стул, Кэтрин снова села.

- Походила по магазинам? Таким образом ты хочешь, чтобы она была на виду? - Мгновение Кэтрин обдумывала свой следующий вопрос. - Думаешь, ее заметят? Не уверена, что пресса ее признает. Без тебя, я имею в виду.

- Может, и нет, но Эрик заметит. Он будет ее фотографировать. - Тони шире улыбнулся. - Для нас это станет своего рода страховым полисом.

- Она должна будет потратить больше денег, чем в прошлый раз. Если ты захочешь убедить весь мир, что она охотится за твоими деньгами, то ей придется купить что-то более серьезное, чем несколько блузок и пару книг.

- Я подчеркну это в своей директиве. - Энтони откинулся на спинку кресла. - Вера, Мари, главное - верить.

- Хорошо, раз ты берешь ее с собой, такая подстраховка нам не помешает. Просто я считаю, что было бы лучше, если бы ты не показывался с ней на публике. - Женщина встала и направилась к двери. - И еще я считаю, что было бы правильней придерживаться первоначального плана.

- Она не на отдыхе, - напомнил Тони низким, но прямым тоном.

- Серьезно? - Кэтрин повернулась к нему. - Она носит одежду от лучших кутюрье, она палец о палец не ударила и теперь отправляется в путешествие. Как же, ведь она удовлетворяет твои потребности. Не думаю, что она ненавидит что-то... больше.

Тони ухмыльнулся.

- Ты удивлена? К твоему сведению, я мог бы привести длинный список того, что она... не ненавидит.

- Меня должно это беспокоить? Вовсе нет. Просто я... волнуюсь.

- О чем?

- О том, что ты принижаешь тем самым своего охранника. Кто на самом деле контролирует ситуацию? Или все же она манипулирует тобой? Ты - мужчина. А мужчины... ну, иногда они забывают какой частью тела нужно думать. - Кэтрин смягчила голос. - Антон, я не хочу, чтобы у тебя возникали какие-либо сомнения насчет нашего плана, и ты дал задний ход.

Пока Кэтрин продолжала выражать свою озабоченность всем происходящим, Тони вспомнил, как накануне вечером пришел в комнату Клэр. Это был первый раз, когда она добровольно предложила ему себя - и он позволил. Он не направлял ее движения, не давал инструкции. Он позволил ей соблазнить его и теперь берет ее с собой в Нью-Йорк. Может быть, Кэтрин права?

Когда Кэтрин успокоилась, Тони ответил более уверенно, чем чувствовал на самом деле:

- Это просто смешно. Я разбудил тебя не для того, чтобы обсуждать свои указания. А для того, чтобы ты делала то, что делаешь всегда - собрала ее вещи к нашему отлету. Вылет в 6:00. Как думаешь, ты справишься? Сможешь внести свой вклад в этот проект?

- Да. - Ее шея напряглась. - Я сделаю это. - Кэтрин вытерла вспотевшие ладони о халат. – Прости меня. Ты прав. Уверена, что Клэр Николс не манипулирует тобой. У тебя намного больше контроля над ситуацией, чем мне кажется. Я знаю, что ты не хочешь разочаровать Натаниэля. Кроме того, похоже, твои появления с Клэр на публике, хорошо спланированы и продуманы.

Тони кивнул, и Кэтрин вышла из его кабинета, закрыв за собой дверь.

 

Что с того, что ему нравится спать в постели Клэр? Это не было манипуляцией Клэр, это говорило о его господстве. Он мог разбудить ее в любую минуту и заставить следовать своим правилам. Именно эти мысли крутились в его голове, когда они проезжали через ворота имения; он убрал свой ноутбук в портфель. Несколько мгновений спустя слова Клэр вернули его в настоящее.

- Тони, ты сказал, что построил этот дом около пятнадцати лет назад?

- Да, а почему ты спрашиваешь?

Клэр продолжала глазеть на дом.

- Я не привыкла видеть его с фасадной стороны. Он прекрасен!

- Спасибо.

Когда Эрик остановил машину, Энтони выглянул в окно. Особняк действительно представлял собой архитектурное чудо.

Клэр продолжила:

- Но, как по мне, он выглядит старше пятнадцати лет, я имею в виду стиль.

Он кивнул.

- Я взял за образец дом своей семьи времен моего детства.

Его мысли обратились к Натаниэлю. Он не разочаровал его, дом был тому свидетелем.

Когда они оба вышли из машины, глаза Клэр расширились от удивления. Словно она видела дом впервые, словно и не было тех нескольких месяцев, что она жила в нем.

- Я думала, ты сколотил свое состояние из ничего. Откуда у твоих родителей был такой дом?

Пока он глядел на сочетание искусственных горных пород и камня, его воспоминания норовили вырваться наружу, но он оттолкнул их.

- Он принадлежал моему дедушке, а не родителям. Мой отец был слаб. Однако дом деда и деньги были потеряны двадцать пять лет назад. Дедушка доверился не тем людям.

Тони понятия не имел, что именно сподвигло его поделиться этой информацией.

Скорее всего, виной тому стали его недавние мысли о Натаниэле. И не важно, что он только что сказал правду, поскольку был уверен на все сто - Клэр вряд ли уловит связь во всем этом. Но он-то знал, как все было на самом деле. Пока он шел в сторону своего кабинета, Клэр следовала за ним в нескольких шагах позади. Ее внезапное удивление, вызванное местом, в котором она так долго жила, было забавным.

- Он действительно потрясающий, - произнесла она, - а внутренний интерьер ты тоже взял за основу?

Он пожал плечами.

- По большей части. Я даже нашел и купил несколько оригинальных произведений искусства и антиквариата. Хотя хотел оборудовать свой дом всеми современными удобствами и системой безопасности. Каждый сантиметр этого дома находится под постоянным наблюдением. Я не совершу той же ошибки, что и мой отец.

Подойдя к своему столу, Тони поднял голову и посмотрел в изумленные глаза Клэр. Внезапно ее безмятежный вид исчез. Он почти ощущал, как кусочки головоломки в ее голове сложились в единую картинку. Тони продолжил:

- Разве ты никогда не задавалась вопросом, откуда персонал знает, когда именно заходить в твою комнату?

Ее голос задрожал:









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.