Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Обиходный ислам тюркских народов





Большая часть тюркских исламских народов России (кроме азербайджанцев) придерживаются суннитского направления ислама ханифитского мазхаба. Эта правовая школа допускает широкое использование обычного права, поэтому она легко приспосабливается к местным условиям. В начале XIX века возникло движение джадидизма, провозгласившее фактический отход от норм шариата. Признавая основные нормы ислама (пять столпов и акида), они утверждают необязательным исполнение шариата и признают необходимость светского образования. «Главное — это иметь шариат в душе», — говорят джадидиты. Многие из них даже перешли к исполнению обряда намаза не на арабском, а на национальном языке. Это движение аналогично обновленчеству в Православии. Так возник «мягкий ислам», воспринявший во многом нормы западного гуманизма.

Как к нему должно относиться христианам? Конечно, отрицательно. Ведь «мягкий ислам» разлагает само понятие абсолютной истины. Не случайно, что адепты этого течения чаще всего придерживаются концепции «все религии — путь к одной вершине». С этой точки зрения практически невозможно вести диалог. Все будет потоплено в мягкой вате соглашательства и пропаганды «терпимости».

При этом, как замечали еще миссионеры XIX века, ислам среди татар, башкир или казахов настолько смешан с язычеством, что трудно отделить одно от другого. С другой стороны, на бытовой почве тюркский ислам испытал влияние и христианства. После советского правления эта ситуация еще усугубилась. Многие муллы почти не знают арабского языка. Все религиозность мусульман часто сводится к празднованиям исламских праздников и приглашению мулл на свадьбы и похороны. Равиль Гайнуддин жалуется, что татары фактически отошли от ислама. При этом очень развиты боязнь порчи и сглаза. Не случайно, что среди мусульман развит оккультизм. Это связано также с сильным влиянием, оказываемым на тюрский ислам суфийской традицией.



Но при этом ислам сочетается у татар и башкир с чувством национальной самотождественности («Если ты татарин, то должен быть мусульманином», — часто говорят представители «мягкого ислама»). А на волне национализма, захватившего тюркские народы, усиливается освоение ислама среди этих народов. Часто ислам используется для обоснования пантюркизма, идеологии создания Великой Турции, включающей всех тюрок. Ведь благодаря идеологии джадидизма тюркский ислам во многом отличается от ислама арабского. (Так что часто сторонники арабского ислама не признают джадидитов полноценными мусульманами.) И, таким образом, несмотря на интернационализм, свойственный мусульманству, появляется возможность утвердить самотождественность татарского и других народов не только среди христиан, но и среди самих мусульман.

Здесь стоит заметить, что сам феномен национализма является проявлением проклятия Вавилонской башни (Быт. 11). Имея частичную правоту в том, что указывает на особые таланты, присущие каждому народу, он греховным образом игнорирует Божие повеление всем людям войти в Единую Вселенскую Церковь. Национализм игнорирует изначальное единство человеческого рода и часто провоцирует междоусобные схватки. Он культивирует многочисленные обиды на другие народы и приводит к сознанию национальной исключительности. По слову архимандрита Софрония (Сахарова), «если национализм нельзя преодолеть, значит, дело Христово не удалось».

Традиционный ислам народов Кавказа

Резко отличается от тюркского ислама. Большая часть мусульман на Кавказе придерживаются шафиитского мазхаба, придающего особое место согласию исламских ученых. Среди кавказских мусульман огромную роль имеют не только нормы шариата (которые все же исполняется строже, нежели среди тюрок), но требования адата — обычного права, в основах своих языческого. Поэтому среди мусульман Кавказа так распространен обычай кровной мести и многие другие обычаи, не соответствующие нормам шариата. Кроме того, из-за распространения суфизма среди кавказцев распространен культ святых мест, культ святых и некоторые другие обычаи, не согласующиеся с духом ислама. Впрочем, это свойственно не только кавказскому исламу. В самом арабском мире под воздействием суфизма в народе существует глубокое убеждение, что свет Мухаммеда предсуществует миру. Так невольно душа людей показывает необходимость в Боговоплощении.

С православной точки зрения заслуживает внимания сохранение тех обычаев, которые, противореча Корану, тем не менее сохраняются в народном благочестии. Ведь если Бог не стал человеком, то обожение невозможно, люди не могут стать сынами Божиими. Поэтому, строго говоря, никакая святость в исламе невозможна. Человек может стать покорным рабом, но никогда не станет причастником славы Божией. Однако душа не может с этим смириться, и потому появляется культ святых, показывающий, что ислам чужд человечности и не отвечает на глубочайшие запросы человеческого духа.

Что же касается сохранения элементов язычества в среде мусульман, то это свидетельствует об отсутствии в исламе внутренней преображающей силы, способной изгнать дьявола из сердец людей и из народной жизни.

Русский ислам

Новым явлением, появившимся впервые в конце XX века, надо назвать факт перехода некоторых русских в ислам. Связан он и с Афганской и Чеченскими войнами, когда многие безбожники, проникнувшись комплексом вины, принимали веру своих врагов. С другой стороны, до России докатилась волна с Запада, где многие, увлекшиеся идеями Рене Генона и других традиционалистов, стали искать в исламе (особенно в его суфийском направлении) древнейшую духовную традицию. В России их идеологом является Гейдар Джемаль. Часто в ислам переходят те, кто вступает в брак с мусульманами (формально по шариату для женщины-христианки это не обязательно, но очень желательно, а христианин может жениться на мусульманке только приняв ислам). Также ведется активная работа исламских миссионеров по совращению христиан в мусульманство. Особенно усердствуют здесь представители чеченской диаспоры и арабские проповедники. Учитывая эту неоднородность новообращенных, невозможно однозначно охарактеризовать это направление. Те, кто перешел в ислам из-за женитьбы, обычно придерживаются того направления ислама, к которому принадлежат новые родственники. А те, кто присоединился к исламу сам, обычно принимают ислам в наиболее радикальной форме — ваххабизм. Традиционалисты придерживаются суфизма, густо перемешанного с оккультизмом.

При этом большинство новообращенных являются антиглобалистами и социалистами. Они считают своим величайшим врагом иудео-христианскую цивилизацию, которую они отождествляют с Америкой. Не случайно, что многие патриоты симпатизируют исламу, хотя он и поставил перед собой задачу уничтожения России и превращения ее в Московский Халифат. Именно среди русских мусульман возникла эта идея. Обычно называется 2032 год как дата окончательного превращения России в шариатское государство. Если это произойдет, то Православие в России испытает гонения, по суровости сравнимые с коммунистическими. Думаю, что всякий, кто пропагандирует союз с исламом, должен быть готов ответить за кровь тех, кого убьют агаряне. Ведь уже сейчас именно русские мусульмане отличаются необычайной ненавистью ко Христу, апостолам, Евангелию и Церкви. Несмотря на официальное почитание Исы, они собирают как можно больше компромата, желая унизить Господа. Особую же ненависть вызывает у них, как и у евреев, апостол Павел, которого они обзывают самыми отвратительными словами. Особо отличается этим бывший протоиерей Али Полосин.

Какова православная оценка русского ислама? Это гнусное предательство Христа Спасителя. Если совращенные были крещеными, то они подпадают церковной анафеме. За их беззаконие они будут наказаны вечным огнем.

Ваххабизм

Основным «козлом отпущения», которой должен отвечать за террористический облик ислама, стал ваххабизм. Некоторые авторы (как исламские, так и светские) назвали ваххабизм псевдоисламской сектой. Но так ли? Что это за страшная секта? Ваххабизм — это движение суннитского ислама ханбалитского мазхаба, государственная идеология Саудовской Аравии. Основателем ваххабизма был Мухаммед ибн Абд аль Ваххаб (1703–1787). Он провозгласил возвращение к изначальному исламу и верность только Корану и Сунне. Аль Ваххаб выступил против культа святых, пережитков язычества. Он, как и западные проповедники в духе Уэсли и пуритан, выступал против пышности и роскоши и призывал к скромной жизни. Под влиянием его проповеди и основываясь на авторитете «пророка» Мухаммеда, он и его последователи создали агрессивное государство саудидов. Они завоевали большую часть Аравийского полуострова (включая священную Мекку, где они очистили от всех украшений камень Каабы) и организовали ряд завоевательных походов против Сирии и Ирака. С ваххабизмом были связаны мюриды Шамиля на Кавказе.

Ваххабиты были разгромлены турками. В XX веке ваххабиты воссоздали королевство Саудовскую Аравию. В этом движении возродились все особенности раннего ислама, в особенности практика перманентной священной войны (джихада). Именно поэтому все террористы обычно в СМИ называются ваххабитами. Хотя, например, иранская революция по определению не может быть ваххабитской, ибо Иран — шиитское государство.

Некоторых «мягких» мусульман (джадидитов) возмущает в ваххабитах отождествление всех, кто не придерживается этого учения, как кафиров (неверных), что приводит к тому, что на джихаде убивают не только христиан, но и мусульман. Впрочем, истребительные войны и против своих сопровождают ислам практически с самого начала, с раскола между суннитами и шиитами.

Современный ваххабизм часто высказывает себя как движение социальной справедливости, наподобие социализма. Впрочем, социалистическая идеология всегда вызывала особый отклик к сердцах мусульман. Не случайно, что в очень многих странах арабского мира до сих пор правят социалистические режимы.

Ваххабизм является чистым законничеством. В нем нет места для исправления сердца. Это попытка достигнуть спасения при помощи внешних дел. А так как это сделать невозможно, то, чтобы затушить голос совести, мусульмане разжигают в себе фанатизм. Тот же источник и социалистических доктрин. Не видя в себе действия Царства Божия, не желая преображать свою плоть и дух, мусульмане наивно пытаются создать на земле царство справедливости. Но попытка эта глупа. Она порождает только зависть и растрачивает силы в погоне за недостижимым идеалом. Да и как он может быть достигнут, если смерть пожрет все достижения людей. В непреображенном мире нельзя избавиться от тенет зла иначе, как только получив от Бога исцеление сердца. А дает его только Христос Спаситель.

Шиизм

Особым направлением ислама является шиизм, возникший в результате раскола исламской уммы по вопросу о том, кто должен возглавлять общину. В СНГ шиизма придерживаются азербайджанцы. Шиитским государством является Иран и, видимо, скоро станет Ирак. Шииты были сторонниками родственника Мухаммеда — Али. Они были убеждены, что духовный лидер имам должен был нести некий духовный свет. Шиизм признает двенадцать имамов, начиная с Али, последний из которых исчез в X веке, но должен вернуться (его называют Махди). Ряд шиитов принимает Коран в расширенной версии (с 115 сурой).

В шиизме развит культ мучеников, особенно Али и его внука Хасана, в день убийства которого многие шииты занимаются самоистязаниями.

Для православных представление о неких хранителях духовного света и знания, не имеющих благодати Святого Духа, близко к магии и шаманизму. Не случайно представление об имамах как посвященных генетически связано с иудейским гностицизмом. Именно тайным обществам свойственно представление, что есть разные типы людей, отличающихся уровнем знания. В Церкви, по слову Господа, нет такого знания, которое бы сообщалась только посвященным. Все Евангелие одинаково принадлежит всем христианам.

Что же касается шиитского культа мучеников, то он также отличен от христианского. Для православных мученик — свидетель Христовой победы над смертью, а для мусульман — просто страдавший за Аллаха человек, который желает получить хорошую награду. Само же самоистязание бессмысленно и бесполезно, ибо не приносит никакой пользы душе человека. Какой смысл в том, что ты изувечишь себя, а потом пойдешь к проститутке (у шиитов это «временный брак»)? Это самомучение тождественно тому самобичеванию, которое делали с собой жрецы Ваала, посрамленные пророком Ильей. Лишь демоны радуются пролитию человеческой крови в честь того, кто убивал христиан (Али — один из первых мусульман-гонителей).

Исламский расизм

Нельзя пройти мимо того, что в исламе существует проблема расизма. В Америке целое движение «Черных мусульман» (самый известный из них — Мухаммед Али) выступает с идеологией, будто людьми являются только негры. По их мнению, все пророки (в том числе и Христос, и Мухаммед) были неграми. Белые объявляются недочеловеками, извратившими откровение Аллаха.

Но это явление не является чем-то выдающимся. Подобным образом и для арабов-мусульман (особенно ваххабитов) исламисты-неарабы — люди низшей категории. В России новообращенные мусульмане стараются копировать арабов. И это не случайно. Ведь согласно шариату идеалом поведения являются поступки Мухаммеда, который освятил своим примером арабский быт VII века. Тем более арабский язык считается вечным (как язык Корана), на котором будут говорить в раю. Так что на самом деле любой последовательный мусульманин рано или поздно скатывается к клону дикого кочевника полуторатысячелетней давности.

Одним из плодов расизма является работорговля, широко распространенная и до сих пор в странах ислама. В большинстве исламских стран работорговля официально была запрещена под жестким давлением Запада (о жестокая глобализация, разрушающая основы национальной культуры!) только в 1970–1980 годах. Но несмотря на это, никто этого запрета не соблюдает. В 2001 году западные правозащитные организации выкупили из рабства в шариатском Судане более четырех тысяч человек. Причем выяснилось, что три четверти женщин (в том числе и замужних) подвергались регулярным изнасилованиям. И это не какое-то нарушение. Ведь согласно Корану любая невольница является сексуальной собственностью господина. Сам Мухаммед не одобрял освобождения рабов, считая, что этим мусульманин подорвет свое благосостояние. Именно в исламе корень рабства, распространенного на Кавказе.

Ислам и насилие

Одной из главных примет ислама, его «визитной карточкой» является священная война — «джихад». Беслан и Нальчик, Москва и Лондон, Нью-Йорк и Волгодонск свидетельствуют о чудовищной жестокости исламистов. Эта ситуация сопровождает всю историю мусульманской религии, начиная с Мухаммеда.

Часто, используя свое «право на ложь», мусульманские агитаторы говорят, будто ислам запрещает убийство, а «терроризм не имеет ни религии, ни национальности». Исходя из этого, приведем ряд цитат Корана, прямо призывающих от имени Аллаха к массовым убийствам:

«А когда закончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте… Но если они обратились, исполняли молитву и давали очищение, то освободите им дорогу» (сура 9, 5);

«О, пророк! Борись с неверными и лицемерами. Будь жесток к ним! Их убежище — геенна, и скверно это возвращение!» (сура 9, 73);

«И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас: ведь соблазн — хуже, чем убиение!» (сура 2, 191);

«А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то — удар мечом по шее. А те, кто убиты на пути Аллаха — никогда Он не собьет с пути их деяний и введет их в рай, который дал им узнать» (сура 47, 4–5);

«И сражайтесь с ними, пока не будет более искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху» (сура 2, 193).

Подсчитано, что Коран содержит более пятидесяти призывов к джихаду. Шариат четко описывает нормы священной войны. Вся планета делится на две части— «земля мира», где исполняются нормы шариата, и «земля войны», где эти нормы не исполняются. С государствами «земли войны» нельзя заключать мирного договора, а только перемирие, которое будет нарушено, как только будет удобно мусульманам. Во время джихада можно использовать все способы убийства, включая отравление колодцев. Все многобожники должны быть уничтожены, а их женщины и дети — обращены в рабство. Мухаммед установил таксу на выкуп заложника. Христиане и иудеи уничтожаются как многобожники в том случае, если мешают мусульманам завоевывать их земли. Но после завоевания они могут существовать в том случае, если будут платить специальный налог (джизву). Его размер колебался от 80 до 150 процентов дохода. В Турции существовал особый налог на христиан — налог на мальчиков, которых забирали и насильно обращали в ислам. В том случае, если немусульмане публично выскажут сомнения в посланничестве Мухаммеда, они подлежат смертной казни.

Как с православной точки зрения оценить эти зверства? Ответом может быть только одно: это страшное действие древнего врага — сатаны. Он изначальный человекоубица, услаждающийся пролитием человеческой крови. Христовы ученики донесли Евангелие, опираясь лишь на силу Божию, и проливали не чужую, а собственную кровь. Творец, создавший людей свободными, не желает, чтобы люди служили Ему под угрозой смерти.

Часто мусульмане пытаются доказать, будто джихад аналогичен священной войне пророка Моисея и св. Иисуса Навина. Но разница очевидна. Во-первых, полномочия Моисея и Иисуса были подтверждены великими чудесами, а Мухаммед — очевидный самозванец, не представивший никаких свидетельств своего посланничества. Во-вторых, война в Ханаане должны была истребить только хананеев. Бог специально оговорил ряд народов, с которыми евреями было запрещено воевать. Так был поставлен предел попыткам истолковать Божию волю расширительно. Лишь опустившиеся в глубины зла хананеи должны были быть уничтожены (как Сам Бог истребил жителей Содома). Напротив, пришельцы имели те же права, что и коренные жители. Никто из язычников не должен был по Закону насильно обращаем в иудаизм. Так что джихад— это не повеление Бога, а внушение дьявола, губящего обманутых им. Именно в этом страшном внутреннем разрешении на убийство корень той резни, которая сопровождает всю исламскую историю. «Мужей крови и льсти гнушается Господь» (Пс. 5, 7), — сказал пророк Давид.

Ислам и Православие

При таких принципиальных расхождениях между исламом и православным христианством не удивительно, что мирное сосуществование этих религий было возможно только при сильной христианской или хотя бы светской власти. Память христиан хранит страшные преследования, перенесенные ими от рук мусульман в течение многих столетий. Страшный геноцид XX века в Турции только укрепил страшные опасения православных. Множество молитв нашего богослужения просят Бога, Богородицу, архистратига Михаила и святых избавить нас от мусульманского владычества. До Октябрьской революции в молитвословах печаталось прошение об избавлении от «богомерзкого агарянского царства».

Но наше время создало новые перспективы в деле взаимоотношения ислама и христианства. Исламское общество разрушается Промыслом Бога. В результате впервые за много веков появилась возможность широкой миссии среди мусульман, не осложненной всей системой шариата. Если мы пренебрежем этой возможностью, будь то из-за терпимости или боязни, то Бог не простит нам этого. Ведь у Него и до сих пор есть овцы и среди мусульман, а наша трусость мешает им войти во двор Небесного Отца. Недаром же Давид предсказывал, что Христу «цари Аравии и Сава дары приведут» (Пс. 71, 10). Разве не являются эти слова ободрением нам в надежде на Божие решение исламского вопроса?

(19 июня 2006 г.)

Священник Даниил Сысоев

 

Соблазн мнимого Единобожия

"Ну, зачем вы настолько узколобые фанатики? Почему утверждаете, что вне Православной Церкви нет спасения? Все равно ведь в одного Бога верят все - мусульмане, и христиане, иудеи и буддисты, а разница только в обрядах. Так зачем же настаивать на своей исключительности? Неужели вы думаете, что Всевышний не примет мусульман к Себе? Ему ведь все равно во что кто верит. Главное, чтобы человек был хороший!" - Такие слова слышал каждый христианин, наверное, не одну сотню раз. А часто приходиться слышать это нечестие из уст тех, которых невнимательные священники почему-то допускают до святой Чаши.
И действительно, разве можно отвергать, что Бог - Един? Ведь еще апостол Павел сказал: 'нет Бога кроме Единого' (1 Кор. 8, 4). Господь - единственный Правитель миров, Он - Бог и иудеев, и язычников (Рим. 3, 29). Обычный здравый смысл показывает, что не могут быть два Вездесущих - Им просто не нашлось бы места, и Они ограничивали бы друг друга.
Но если очевидным является факт Единства Божественной Сущности, то из этого никак не следует, что все знают о Боге, а тем более знают Бога и верно почитают Его. Фраза 'все в одного Бога верят' неверна хотя бы потому, что в мире много атеистов - и коммунистов, и буддистов, и шаманистов. Они вовсе ни в какого Бога не верят.
Если же говорить о других, то из факта существования Бога Творца вовсе не следует, что люди почитают Его.
Можно привести такой пример. Многие знают президента России, но разве из этого следует, что все к нему лояльно относятся, а тем более понимают все его действия? Так же многие миллиарды людей знают о существовании Бога. Но подавляющее большинство воспринимают! Его как далекую и непонятную Силу. Например, в исламе не принято говорить, что Аллах - Личность. Он скорее Нечто, дающее Закон, карающее и награждающее по своей воле. Так же и в каббале Эн-Соф не познаваем и не познает ничего. Это скорее Фемида римлян, чем Бог, открывший Себя в Библии. Это свет далекого костра, который не может согреть ничью душу.
И это представление на самом деле общечеловеческое. Не случайно 'символ веры' обывателя звучит:
- Ну, так Что-то есть. Но что, не знаю.
При этом с этим 'Что-то' обычно связывают понятие справедливости. Не случайно при всякой обиде говорят:
- Если бы Бог был, разве Он допустил бы такое?
Но разве такое знание можно назвать нормальным? Представьте себе, что вас приглашают жениться на невесте, о которой вы ничего не знаете. И когда вы спрашиваете 'кто она такая?', вам отвечают: 'она справедливая и никому неизвестная'. Разве можно счесть этот ответ удовлетворительным?
А ведь большинство людей знают о Боге куда меньше, чем работодатель, принимающий к себе нового работника. Но при этом почему-то считается, что этого плохо скрываемого невежества достаточно, чтобы спастись. Причем невежество это связанно вовсе не с тем, что у людей нет возможности узнать о Боге, а с тем, что просто нет желания.
Получается как в Евангелии - вместо того, чтобы идти на Божий пир, люди предпочитают копаться в огородах и заниматься семейными и национальными разборками. Особо же настойчивых приглашающих они предпочитают в худшем случае убить, а в лучшем выставить идиотами. И неужели они наивно думают, что Бог арканом затащит к Себе тех, кто Его не любил и ни во что ставил? 'Не знание Отца всего такое же преступление, как и борьба против Него' - говорил Минуций Феликс.
Лишь в православном христианстве человек настолько сильно вовлекается в Божественную жизнь, что созерцает таинственное пламя Триединой любви.
Но часто говорят:
- Есть же искренние люди в других религиях? Неужели и они погибнут?
При этом забывается, что неверное знание о Боге еще страшнее, чем невежество. Ведь невежда может осознать свой недостаток и быть посвященным в Божию тайну, а тот, кто верит в ложь - не склонен к поиску. Он считает, что у него уже все есть.
Даже в обычной жизни тот человек, у которого нет карты, имеет больше надежды добраться до цели, чем тот, у кого карта фальшивая. Лучше беспечный врач, который просто не лечит, чем уверенный шарлатан. В последнем случае у больного просто нет шансов. Так и в деле богопознания, убежденный иноверец не способен без прямого Божия вмешательства увидеть свет. Так говорит Бог: 'знаю твои; ты не холоден, ни горяч: о если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч, и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: 'я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды'; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей; и глазной мазью помажь глаза твои, чтобы видеть' (Апок. 3, 15-18).
Так же обстоит дело и с ложными религиями. - Чем более человек укоренен в свою ложную традицию, тем сложнее ему из нее выбраться. Практика миссионерства показывает, что к Богу обращаются чаще те, кто с одной стороны не утратил чувства Истины, а с другой отошел от своей ложной веры. И Евангелие приняли не книжники и фарисеи, а простые рыбаки. Поэтому не стоит одобрять религиозное рвение мусульман или иудеев, а скорее показывать всю нелепость их заблуждения, как это делали святые. Злое дело делают те, кто поздравляют их с их праздниками, тем самым, поддерживая их греховное упорство.
В одной книжке при! водиться пример, когда к священнику обратился татарин с вопросом: 'что ему делать, если братья мешают ему ходить в мечеть?' Что должен был бы сказать нормальный пастырь? Конечно, 'бросай ислам - принимай крещение и иди в монастырь, если хочешь быстрее угодить Богу'. Но тот ответил: 'ходи в мечеть два раза в неделю и случайся муллу'. Автор книжки считает этот совет чуть ли не доблестью (не даром мулла положительно оценил этого псевдопастыря), а на самом деле это просто подлость. Из-за ложного гуманизма священник просто столкнул несчастного в еще большую бездну заблуждения, и обрек его на вечную гибель. Разве мог он не знать, что 'не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем' (Ин. 3, 36)?
Тут стоит разобрать вопрос, можно ли говорить о том, что можно быть хорошим, не смотря на веру. А что значит 'быть хорошим'? Где критерии хорошести? Алкоголик считает хорошим такого же выпивоху, а его жена придерживается противоположной точки зрения. Говорят, что 'хорош тот, кто другому плохого не делает', ! но это не определение. Мы же еще не решили что такое 'плохо' и 'хорошо'. С точки зрения пьяницы плохо делает тот, кто ему не наливает, а его родные думают наоборот. Где же правда? Да и обычный пень разве кому делает что-то плохой, но неужто он потому образец добродетели?
Совесть тоже часто обманывает. И особенно ей в этом 'помогает' ложная религия. Господь Иисус Христос предсказал: 'наступает время, когда всякий убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня' (Ин. 16, 2-3). И христиане видели примеры этому все время своей истории. Мы знаем, что те, кто не верит в Отца и Сына - иудеи, и мусульмане, с чувством религиозного долга умерщвляют верных Христу. Началось это со святого Стефана и продолжается и до наших дней. Пример протоиерея Анатолия и мученика Евгения, убитых уже в наши дни в Чечне, показывает, что одинаковая причина (отвержение Святой Троицы) приводит к одинаковому результату. - Мусульмане убивают христиан так же усердно, как это делал и иудеи. Так что и совесть и религия сама по себе не является критерием добра и зла.
Где же этот критерий? Ответ очевиден. Хорошо только то, что таковым считает Бог Творец. Ведь самая достоверная инструкция для прибора та, которая написана его конструктором. Для христиан же это еще более очевидно, ибо мы знаем, что добродетели - это безначальные свойства Бога. Потому то, что согласно с волей Господа - добро, а что противится ей - зло.
Но теперь вернемся к вопросу, 'могут ли спастись искренние люди в других религиях?' Очевидно, что искренний маньяк - убийца, считающий, что все зло мира заключается в женщинах или в русских, вряд ли за эту 'искренность' будет одобрен Великим Судьей. Но если это достаточно очевидно, то где можно найти ту меру искренности, которая в глазах Бога перевесила бы факт злодейства? Как определить - эта искренность хороша, а эта нет? Мы снова возвращаемся к тому, есть ли реальные критерии ! добра и зла, потому что искренность или неискренность - вещи достаточно субъективные.
Если же мы договорились, что добро - это воля Бога, а зло - ее нарушение, то ответ станет очевидным. Само нахождение человека в той религиозной традиции, которая не установлена Самим Богом - грех. Из Десяти Заповедей данных Моисею самая первая запрещает иные веры:
'Я Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим' (Исх. 20, 1-2).
Так что те люди, которые утверждают, что мерило добра и зла - Декалог, должны задуматься о том, что ни один атеист и иноверец не избежит гнева Божия.
И Господь наш Иисус Христос на вопрос: 'что нам делать, чтобы творить дела Божии?', ответил: 'вот дело Божие, чтобы вы веров2али в Того, Кого Он послал' (Ин. 6, 28-29).
Сам Христос повелел покаяться и веровать в Евангелие (Мк. 1, 15), а кто не покается, сам виноват, что Божья секира срубит его (Лк. 3, 9). Господь повелел всем народам принимать крещение во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28, 19), а 'кто не родиться от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие' (Ин. 3, 5). Сам Искупитель, а не фанатичные православные, засвидетельствовал: 'кто будет веровать и крестится, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет' (Мк. 16, 16).
Господь вселенной сказал: 'истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни' (Ин. 6, 53), а у нас думают спастись неопределенным добреньким состоянием без святого Причастия.
Пусть же ответят нам возражатели, кому нам верить - людям или Богу? Христос говорит одно, а гуманисты другое. Сын Божий говорит, что мусульмане и иудеи, эволюционисты и буддисты, отвергшие Бога Сына, пребывают под гневом Божьим, а наши либералы утверждают, что все спасутся! . Почему мы должны им верить? Они разве стояли в совете Божием, чтобы им поправлять Творца? Это наглое восстание смертных глупцов против Бессмертной Премудрости! Это современные лжепророки, которым готовится наказание Божие.
Нет, пусть многие и верят в существование Бога, но лишь те спасутся, кто знает Бога, доверяет Ему, слушается Его, любит Его. Кратко сказать, чтобы спастись - надо, чтобы и человек знал Бога, и Бог узнал человека, как написано: 'познал Господь Своих, и да отступит от неправды всякий исповедающий имя Господне' (2 Тим. 2, 19). А Бог узнает как Своих лишь тех, в ком видит Сына Своего (вошедшего по вере через Крещение и Причастие), и кто несет в себе освящение Его Духа.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.