Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГАРВАРДСКИЙ ЗУБРИЛКА КРАДЕТ СЕРДЦЕ С





Серена вышла из лимузина, взятого напрокат в аэропорту Логан, и прошла по мощеной дорожке к офису приемной комиссии Гарварда. Во время перелета она под завязку накачалась кофеином из огромной порции капуччино «Старбакс». Стояло солнечное весеннее утро — более прохладное, чем в Нью-Йорке, — и Кембридж наполняли уличные торговцы и стильные студенты богемного вида, сидящие на лавочках со стаканчиками кофе. В этот момент Гарвард казался Серене таким умиротворяющим и безопасным, и она удивлялась, откуда у него такая серьезная и даже немного путающая репутация.

Ее гид ждал прямо за дверью. Высокий, темноволосый, с очками в серебряной оправе— идеальный симпатичный интеллигентный зануда.

— Меня зовут Дрю, — произнес он, протягивая руку.

— А мне здесь нравится, — выпалила Серена, пожимая ее. Когда она была взволнована, то нередко говорила первое, что приходило в голову; правда, сейчас она не столько нервничала, сколько перебрала кофеина.

— Я могу провести стандартную двухчасовую экскурсию — предложил Дрю, — или, если хочешь, покажу то, что ты пожелаешь увидеть.

Его глаза были светло-карими, на нем был тонкий бежевый джемпер с узором и оливково-зеленые брюки с такими идеально выглаженными стрелками, что Серена тут же представила, как он получает посылку из «Джей Кру», отправленную мамой, и сразу надевает присланную одежду. Ей нравилось, когда мальчики уделяли внимание моде, но еще больше привлекало, когда мальчик выглядел сексуально, несмотря на свой занудный, только-что-купленный-мамочкой наряд.

— Меня, по правде говоря, интересует твоя комната, — ответила она, даже не задумываясь, что это звучит немного двусмысленно. В общем-то, это было правдой. Ей действительно было интересно посмотреть, как выглядит общежитие.



Дрю побагровел, вслед за ним покраснела и Серена. И тут ее буквально озарило — она всю жизнь ходила в школу для девочек. Одни девочки на протяжении всех двенадцати лет. А в колледже полно мальчиков. Мальчики целый день, каждый день. Мальчики, мальчики, мальчики.

У-у-у-х!

— Ты есть не хочешь? — спросил Дрю. — В столовой готовят довольно неплохо. Я могу показать тебе одну из самых больших библиотек, потом мы прогуляемся и пообедаем, ну и посмотрим комнаты. Это совместное общежитие... — Он опять покраснел и поправил очки на носу.

— Отлично, — выдохнула Серена.

Дрю вывел ее из офиса приемной комиссии и повел по длинной аллее, разделяющей Гарвард-ярд. Роскошные газоны были заполнены студентами, играющими во фрисби или читающими книги. Под кленом работы студентов проверял один из профессоров.

— Это Уайденер, библиотека гуманитарных наук, — сказал Дрю, поднимаясь по величественным ступенькам. — Я специализируюсь в музыке и химии, так что здесь я нечастый гость, — пояснил он, открывая перед Сереной дверь. Они вошли в тихое, прохладное помещение, и Дрю показал на закрытый стеклянный стенд у дальней стены. — Здесь очень интересная коллекция оригинальных манускриптов. Ну, знаешь, древних греческих папирусов и всякого такого.

Папирусов?

Дрю спокойно стоял, засунув руки в карманы своих аккуратно выглаженных брюк, и ждал от Серены вопросов по поводу библиотеки. Но Серена была слишком поглощена им. Она при первом же взгляде решила, что Дрю милый, но мальчик, употребляющий слова наподобие «папирусы», был просто неотразим!

Серена накрутила локон светлых волос на палец и посмотрела на роскошный потолок библиотеки.

— Ты учишься музыке? Играешь? — спросила она.

Дрю опустил глаза в пол и что-то невнятно пробормотал.

Она подошла ближе.

— Прости, я не расслышала?

Он откашлялся.

— Ксилофон. Я играю на ксилофоне. В оркестре.

А она-то думала, что ксилофон — это игрушечный инструмент, придуманный только для того, чтобы в английском языке было хотя бы одно слово, начинающееся на букву «экс»! Серена восторженно хлопнула в ладоши.

— Я могу послушать твою игру? — спросила она.

Дрю неуверенно улыбнулся.

— У меня занятие в три, но, вообще-то, я пока только учусь. Тебе, наверное, не захочется тратить на это время...

У Серены была заказана машина, которая днем должна была доставить ее в Провиденс для знакомства с университетом Брауна, где учился ее брат — Эрик. Серена бывала там и раньше, но все ее визиты ограничивались вечеринками у соседей Эрика, теперь же он действительно хотел показать ей кампус. Но все же это был лишь Эрик. Он поймет, если она опоздает.

Когда тебе семнадцать и ты потрясающая блондинка, ты можешь опаздывать сколько угодно.

— Конечно захочется, — ответила Серена, взяла Дрю за руку и буквально вытащила из библиотеки. — Идем, я умираю с голоду!

Кому нужны библиотеки, полные папирусов, когда в Гарварде есть кое-что гораздо интереснее?

 

Б ВЫДЕЛЯЕТСЯ В ДЖОРДЖТАУНЕ

— Меня зовут Ребекка Рейли, я буду твоим гидом на этих выходных. Вот бейджик с именем, карта и свисток. Пожалуйста, всегда носи бейджик и держи при себе карту и свисток.

Перед Блер стояла невысокая крашеная блондинка, буквально переполненная энтузиазмом. Блер ничего не имела против энтузиазма как такового. Она и сама прибегала к нему, когда ей нужно было уговорить дизайнера типа Кейт Спейд пожертвовать подарочные наборы для одного из своих благотворительных вечеров. Или когда она просила учителя отпустить ее пораньше, чтобы попасть на распродажу «Хлоэ». Но искренний энтузиазм в среде своих сверстников выглядел жалким и безнадежным.

— Свисток? — переспросила Блер.

Во время перелета она размышляла над этой поездкой, главной целью которой было попытка придать уверенности себе по полной программе. Она проведет день с заторможенным гидом, по сравнению с которым почувствует себя изысканной и образованной. Потом она снимет номер в вашингтонском «Ритц-Карлтоне» или каком-нибудь другом отелей проведет ночь, плескаясь в ванне, распивая шампанское и наслаждаясь новой порцией секса по телефону с Нейтом.

— В Джорджтауне свистки есть у всех Студенток. У нас очень сильная женская организация взаимопомощи. И за последние два года на территории кампуса не произошло ни одного случая преследования или изнасилования! — объявила Ребекка; в ее произношении явно чувствовался южный акцент. Она смотрела на Блер сквозь густые, крашенные синей тушью ресницы. Ее искусственно-белые волосы пахли дешевым шампунем, а белые кожаные кроссовки «Рибок» выглядели такими новыми, будто первый раз оказались на улице.

Блер сняла волосинку с рукава своего нового розового пиджака от «Марни».

— Мне нужно заказать номер в отеле...

Ребекка схватила ее за руку.

— Не смеши людей, зайка. Ты останешься со мной и моими подружками. У нас компания просто божественная, ты проведешь с нами супер-пупер время, потому что сегодня у нас гулянка-девичник!

Опа. С каких это пор девичник — это гулянка?

— Супер, — ответила Блер, будучи уверенной как раз в обратном. И почему она не забронировала номер заранее? Она посмотрела на других гостей и их гидов. Это выглядело странно, но все они — и гости, и гиды — были как один похожи на Ребекку. Казалось, что они выросли в пригороде, где все были счастливы, светловолосы, чисты и совершенно бесхитростны. На их фоне черноволосая и коротко стриженная, стильная Блер выглядела немного циничной и утомленной иностранкой.

Собственно, это и был тот самый подъем самооценки, которого она ждала. Видите, я другая, я умнее и лучше, чем все эти девушки, говорила она себе. По крайней мере, она никогда не покрасит свои натуральные каштановые волосы в блонд.

— Идем на экскурсию! — Ребекка схватила Блер за руку, словно им было по четыре года, и вывела из административного здания. Солнце отражалось в реке Потомак, а над холмом гордо возвышались башенки древней университетской церкви. Блер пришлось признать, что старый кампус Джорджтауна очень даже ничего, а сам город — намного симпатичнее и чище Нью-Хейвена. Но здесь явно не хватало уникальной атмосферы Йеля, которая была буквально пропитана уверенностью в себе.

— Вверху, по левую сторону от тебя, здание в силе модерн. Это наша прославленная библиотека Лоингера. Тут самая большая коллекция... — Ребекка шла вперед спиной по главной аллее и заученным голосом бубнила нудные факты о Джорджтауне. Блер не обращала на нее внимания, сосредоточившись на потоке людей, передвигавшихся по кампусу. Мальчики и девочки, с ног до головы упакованные в «Брукс Бразерс» и «Энн Тейлор» и с набитыми книгами сумками «Коач», шли по направлению к библиотеке. Блер серьезно относилась к образованию, но, люди, сегодня все-таки суббота. Им что, больше нечего делать?

Внезапно Ребекка остановилась и прижала ладонь ко лбу.

— Зай, у меня такое похмелье, — сказала она. — От этого хождения задом наперед у меня так голова кружится, и вообще меня тошнит!

Блер хотела сказать, как от всего этого тошнит ее, но не стала обострять ситуацию.

— Почему бы нам не присесть где-нибудь и не выпить... кофе, — предложила она, довольная тем, как естественно и дружелюбно она это сказала, хотя на самом деле она бы не отказалась от очень крепкого аперитива «водка-мартини».

Ребекка бросилась обнимать Блер.

— Моя сладкая! — завизжала она. — Я так обожаю карамельный, маккьято, а ты?

Bay.

Было всего два часа дня. Кофе может помочь.

— Тут есть что-нибудь поблизости? — спросила Блер.

Ребекка взяла ее под руку.

— Конечно же есть! — Она достала свою розово-белую блестящую «Нокию». — Я только позвоню и соберу девчонок. Почему бы не устроить гулянку спозаранку?

Блер скривилась и нащупала мобильный в своей мятно-зеленой сумочке «Прада». Она уже скучала по Нейту. И почему она не одолжила у него ту серебряную флягу, которую он вечно носит с собой, тогда у нее было бы напоминание о нем. И немного водки к ее маккьято.

Ребекка оторвалась от разговора со своими подругами и посмотрела на Блер, Она прикрыла рукой микрофон.

— Они уже в баре, — прошептала она, густо краснея. — Это дальше, на М-стрит. Ты не против встретиться с ними там?

— О'кей, — с готовностью отозвалась Блер. Дайте ей коктейль и сигарету, и она будет счастлива практически в любой компании.

 

КАК СИЛЬНО ОНИ ЕГО ХОТЯТ?

— Чувак, — ты никогда не говорил, что эти тренеры — телки, — крикнул Джереми Скотт Томпкинсон, один из друзей Нейта, бегущий на перехват длинного паса.

Нейт покрутил клюшкой над головой, подождал, пока Джереми промахнется, и поймал мяч сам. Этот прием был своего рода позерством, но позерством эффективным. Кроме того, со стороны он выглядел классно, а это было большим плюсом. Он бросил мячик обратно Джереми, показывая, что он, как и просил его тренер Майкле, может играть и на команду. После этого мальчики вместе побежали к центру поля.

— Высокая — тренер Йеля. Низенькая — из приемной комиссии Брауна, у которой я проходил собеседование, — пояснил Нейт. — Тренер из Брауна не приехал из-за игры.

— Но, чувак, они же телки! — повторил Джереми, тряся на бегу своей косматой, похожей на прическу рок-звезд гривой. — Неудивительно, что тебя приняли!

Вытирая пот со лба, Нейт усмехнулся сам себе. Может быть, кое-кто думает, что он не догадывается о своей привлекательности, но на самом делеНейт прекрасно понимал, что он очень сексуален. Он просто не был кретином.

На кромке поля стояли, неотрывно наблюдая за ним, две женщины. Раздался свисток тренера.

— Мальчики, сегодня заканчиваем раньше! — закричал он, сплевывая в траву. — Мы с женой сегодня отмечаем сороковую годовщину. — Он сунул свои узловатые руки в карманы зеленой ветровки «Лэндс Энд» и, прежде чем еще раз сплюнуть в траву, кивнул

Нейту. — Арчибальд, иди сюда.

Нейт вместе с тренером подошел к женщинам.

— Было бы прекрасно иметь собственное поле, — сказал тренер и показал на газон Центрального парка, где его подопечные разбирали ворота. — Но когда играешь в городе, приходится довольствоваться малым.

Да уж, бедняжка.

На стоявшей неподалеку скамейке невдалеке хихикали и перешептывались четыре десятиклассницы из «Ситон Арме», не отрывавшие глаз от Нейта.

— По крайней мере, в парке всегда есть зрители, — заметила тренер из Йеля — высокая женщина, с копной белых волос и красивым, но немного угловатым лицом. Рядом со скамейками уличный торговец продавал напитки и мороженое. Тренер открыла передний

карман своего темно-синего рюкзака с серой эмблемой Йеля.

— Хотите «Гаторейд» или что-нибудь еще?

— Нет, спасибо, мэм. Мне нужно возвращаться домой, к жене. — Тренер Майкле пожал руки обеим женщинам и похлопал Нейта по спине. — Талантливый парень. Дайте знать, если появятся вопросы.

Тренер ушел, после чего Нейт ударил по молодой траве своей клюшкой.

— Наверное, мне лучше пойти домой, принять душ, — пробормотал он, не представляя, что же задумали эти женщины. Бриджит, проводившая с ним интервью в Брауне, выжидательно смотрела на него. Она оставила сообщение на его голосовой почте, предлагая встретиться в пять часов в холле отеля «Уорвик Нью-Йорк» для того, чтобы «обсудить его возможности».

Что бы это значило?

Тренер из Йеля протянула голубую нейлоновую спортивную сумку с нашитой сверху большой белой кожаной буквой «У».

— Командный инвентарь, — сказала она. — Футболка и шорты, и все такое, всё там. Бандаж. Даже носки.

По изменившемуся лицу Бриджит было видно, что такого хода от соперницы она не ожидала.

— Насчет ужина все в силе? — быстро спросила она. — Я угощаю.

Ее светлые волосы отливали рыжиной, чего раньше Нейт не замечал, и потому теперь задумался, а не покрасилась ли она. В общем-то, она выглядела гораздо симпатичнее, чем в первое их знакомство, и ему даже понравилось, что она не пытается соблазнить его целым мешком футболок из Брауна и прочей фигни. Даже если он и выберет Йель, понадобится ли ему на самом деле бандаж с символикой?

— Да, я буду, — ответил он, а затем протянул руку тренеру из Йеля. — Спасибо, что приехали.

Но та не собралась так легко сдаваться.

— Как насчет завтрака завтра около одиннадцати? Я живу в отеле «Уэльс» на Мэдисон — прямо над «Сарабетом». Их оладушки чертовски вкусны.

Нейт заметил, что у тренера из Йеля красивая грудь — большая, но упругая. Она была похожа на одну из тех обалденных волейболисток из олимпийской сборной. Он закинул сумку Йеля на плечо.

— Конечно, — согласился он. — Завтрак в одиннадцать — это то, что надо.

Настойчивость тренеров из двух самых престижных колледжей страны льстили самолюбию Нейта, и к тому же было забавно видеть, как сильно они его хотят.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.