Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Как выбраться из очереди — и прямо в колледж твоей мечты





Устрой голодовку прямо перед, окнами приемной комиссии.

Пройди Тест еще раз, спиши и получи превосходный балл.

Научись играть «Янки Дудл» на скрипке и исполняй ее под офисом приемной комиссии, пока они не согласятся зачислить тебя, только бы ты прекратила.

Купи больше туфель, чем Имельда Маркое, попади в Книгу рекордов Гиннеса, напиши мемуары об этом и добейся Пулитцеровской премии.

Воспользуйся своей платиновой кредиткой и купи главе приемной комиссии тот новый БМВ-кабриолет, который хотят получить все твои знакомые мальчики на выпускной.

 

Ваши письма

Дорогая Сплетница,

Недавно на вечеринке в Нью-Йорке я познакомилась с одним парнем. Он всецело убедил меня, что идет в Джорджтаун в следующем году и будет капитаном команды по лакроссу. Он собирался оставить свою яхту где-то неподалеку, и мы бы плавали вместе к Флориде на весенних каникулах. Я больше никогда о нем не слышала, а теперь не уверена, что он вообще подавал документы.

— разбитоесрдц

Дорогая разбитоесрдц,

Думаю, он нашел другой порт, чтобы пришвартоваться. Сожалею.

— Сплетница

 

Дорогая Сплетница,

Я слышала, эта тупая блондинка из «Констанс» поступила всюду потому, что переспала со всеми интервьюерами.

— чудовище

 

Дорогое чудовище,

Даже не знаю, об одной ли и той же блондинке из «Констанс» мы говорим. Но, возможно, она намного умнее, чем многие полагают.

— Сплетница

 

Дорогая Сплетница,

Просто к твоему сведению и к сведению всех остальных: я работаю во вступительной комиссии женского колледжа Дорны Б. Рае в Брин-Море, Пенсильвания, и мы все еще принимаем документы. Над этим стоит задуматься!

— камил

 

Дорогая камил,



Заманчивое предложение. Я непременно удостоверюсь, что Б знает о вас. И все остальные, кто уже отчаялся.

— Сплетница

 

Под прицелом

Н с друзьями на террасе его дома отмечает поступление. А прохожие наслаждаются дымом их косяков. Та бывшая девушка Н из Гринвича — ну помните, сумасшедшая наследница-наркоманка? — в монастыре в Швейцарии, «на перевоспитании». Дж на бесплатной консультации у стойки «Клиник» в Блумингдейлс СоХо. Прежде чем стать известной супермоделью, очень важно знать размер своих пор и тип скраба, которым нужно пользоваться. В также в Блумингдеилс СоХо, преображается у стойки «МАК» с помощью гламурного трансвестита. Горячее свидание сегодня? С у банкомата, наполняет наличкой ярко-розовую сумку «Биркин» из кожи аллигатора. Взятка приемным комиссиям? Пожертвование на благотворительность? Покупка в честь поступления подарка самой себе в одном из тех эксклюзивных бутиков района Митпэкинг-дистрикт, которые принимают только наличные? Д с отцом в винном магазине на Бродвее покупает полтора литра «Дома». А Б возвращает свой «счастливый» наряд в отдел нижнего белья «Барниз». Наверное, решила, что он приносит ей неудачу.

Думаю, и мне пора отпраздновать свое поступление.

Увидимся вечером на вечеринке!

Ты знаешь, ты меня любишь,

Сплетница

 

Н ЕСТЬ В ЧЕМ ПРИЗНАТЬСЯ

«Тру Уэст» был одним из тех мест, которые всякий раз кажутся совершенно новыми, но в то же время благодаря своему классическому стилю выглядят так, будто существуют уже не один век. На стенах висели зеркала, на которых оранжевым мелком были написаны названия напитков и специальные предложения. Белые кожаные диваны в форме подковы были беспорядочно расставлены по залу, а скатерти на столах сделаны из искусственной оленьей кожи. Официанты, одетые в джинсовые туники от Драйса ван Нотена и бирюзовые ковбойские сапоги из змеиной кожи, подавали коктейли на винтажных оранжевых подносах. Звучала какая-то странная японская кантри-музыка, а за барной стойкой находилась стена из оранжевого стекла, выходящая на реку Гудзон.

Если бы не стертые армейские ботинки, Ванессу вряд ли можно было узнать в черной стрейчевой мини-юбке из искусственной кожи и мерцающей красно-черной рубашке под зебру. Благодаря милому консультанту-трансвеститу отдела «МАК» в Блуминг-дейлс СоХо ее губы были красными, а брови — впервые в жизни выщипанными. Она села на стул в дальнем конце бара и поставила камеру на плечо.

Атмосфера на вечеринке была такой же оживленной, как в первый школьный день. Девочки в одинаковых футболках Бостонского университета визжали и кидались друг на друга с объятиями. Мальчики в толстовках Брауна приветствовали друг друга ударами ладоней. Ванесса молча наблюдала за ними, она ждала, когда один из них подойдет и даст интервью.

— Думаю, мне есть что сказать, — сказал невероятно красивый мальчик в брюках песочного цвета и простой белой сорочке. Он поставил свой джин с тоником на стойку и присел на соседний стул. — Ты хочешь, чтобы я назвал свое имя и школу, в которой учусь, и все такое? — спросил он.

Ванесса направила камеру на его покрасневшие, но все же блестящие зеленые глаза.

— Только если ты этого хочешь, — ответила она. — Просто расскажи, чем для тебя был весь этот процесс поступления.

Нейт сделал глоток и посмотрел в оранжевое окно. За рекой, над аэропортом Ньюарка, кружили самолеты.

— Самое смешное то, что я, в общем-то, до сих пор особо ни о чем и не волновался, — признался он. Он достал сигарету из пачки «Мальборо лайт», оставленной кем-то на барной стойке, и принялся катать ее по поверхности. — А самое глупое, что я и не должен волноваться. Я должен праздновать.

Он взглянул в объектив и отвернулся с самоуверенным выражением лица. Банкетки позади них постепенно заполнялись публикой. Вдруг музыка зазвучала так громко, что он едва мог слышать собственные слова.

— Не знаю, почему я не сказал ей, куда подал документы? — пробормотал он.

— Кому? — допытывалась Ванесса. — Куда?

— Моей девушке, — ответил Нейт. — Понимаешь, она хочет учиться в Йеле. Типа, это главная цель ее жизни. А я подал туда документы, потому что их новый тренер по лакроссу меньше чем за год сделал из дерьмовой команды второго дивизиона лучшую команду лиги. Короче, сегодня я узнал, что поступил, а ее поставили в лист ожидания. Я не говорил ей, что подавал заявление, а теперь боюсь сказать, что меня приняли. Ну, мы только недавно стали снова встречаться. И если я скажу, она опять уйдет от .меня.

Он замолчал, ожидая, когда Ванесса отреагирует на его слова. Но реакции не последовало, и он снова потянулся к стакану.

— Тренеры из Йеля и Брауна на этих выходных приезжают посмотреть, как я играю. А Блер отправляется в Вашингтон знакомиться с Джорджтауном, так что, к счастью, мне не придется врать ей, откуда тренеры, и все такое.

Нейт раздвинул локти и положил голову на руки. А ведь паршиво быть лгуном, да? В этот момент до его ноздрей долетел знакомый аромат смеси эфирных масел.

— Мы сделали это, Нейти! — выдохнула Серена, обвивая руками шею Нейта. Ее белые волосы были затянуты в беспорядочный узел на макушке, а сама она одета в прозрачное пончо с белой и золотой бахромой и белые джинсы.

Что-то между лас-вегасской шоугерл и Одинокими Сердцами.

Нейт поцеловал ее в щеку и попытался придать себе взволнованный вид,

— Опа, — скривилась Серена, моментально просекшая, в чем дело. — Блер опять тебя кинула?

— Пока нет. — Нейт уже собирался рассказать обо всем, но на противоположном конце огромного ресторана из лифта вышла Блер и направилась к ним, буквально прожигая взглядом спину Серены.

На одной из банкеток группа старшеклассниц из «Констанс Биллард» принялась шептаться между собой.

— Я слышала, Блер написала реально тупой сценарий вместо эссе для подачи в Йель. Мисс Глос сказала ей изменить его, но она все равно отправила и потому не попала, — доложила Ники Баттон своей подруге Рейн Хоффстеттер. Рейн и Ники вместе шли в Вассар в следующем году и потому были обречены на то, чтобы смотреть друг на друга и визжать.

— Я слышала, что Блер написала эссе для Йеля за Серену. Потому она такая расстроенная. Она протолкнула Серену, а сама оказалась в листе ожидания, — сказала Изабель Коатес своей подруге Кати Фаркас. Кати и Изабель были приняты в Джорджтаун и Роллине, но Изабель попала и в Принстон и уже носила свою принстонскую футболку. Мысль о расставании была такой невыносимой, что они не переставали держаться за руки.

— Да, но я слышала, что Серена получила 1560 баллов за тест. Она прикидывается странной и тупой, но это всего лишь игра. Вот как ей удается постоянно тусить и при этом совершенно не учиться. Ей это не нужно, — с завистью сказала Кати.

— О чем болтаете? — спросила Блер, дойдя до того места, где сидели Серена и Нейт. Она только пришла, но уже ненавидела эту вечеринку. Она ненавидела учеников в их идиотских университетских футболках, ненавидела фальшивую японскую кантри-музыку, грохочущую из дурацких оранжевых колонок над баром, и ее бесило то, как Серена разговаривала с Нейтом в этой интимной, с-руками-вокруг-него манере, в которой она всегда разговаривала с мальчиками.

— Ни о чем! — хором ответили Серена и Нейт.

Серена крутанулась на стуле.

— Ты все еще злишься?

Блер скрестила руки на груди.

— А чего это ты не надела футболку Йеля? Ах, да...

Тебя приняли, но ты, видимо, туда не пойдешь, — съязвила она.

— Не знаю, — пожала плечами Серена. — Я на этих выходных собираюсь посетить много мест. Надеюсь, это поможет мне определиться.

Нейт вдруг почувствовал, что его подмышки взмокли. Он соскочил со стула, положил руки на плечи Блер и поцеловал ее в лоб.

— Ты хорошо выглядишь, — сказал он, пытаясь отвлечь ее от мыслей о Йеле.

— Спасибо, — ответила Блер, хотя точно знала, что выглядит как никогда в жизни не развлекавшаяся злая и стервозная зубрилка. Господи, она даже сережек не надела! За стойкой группа девочек в одинаковых болотно-зеленых футболках с эмблемой Дартмута орали какую-то дурацкую дартмутскую песню, прежде чем опрокинуть в себя стопки с водкой.

— Десять минут, и я сваливаю, — резко сказала Блер Нейту. — Завтра в школу, в конце концов.

Будто это ее когда-либо останавливало.

Нейт поцеловал ее в висок. Он отчаянно хотел увести ее подальше от Серены, прежде чем та случайно не разболтает, что он тоже попал в Йель.

— Не хочешь посмотреть на закат или еще что-нибудь? — запинаясь, предложил он.

— Да мне пофиг, — ответила Блер, упрямо держа руки скрещенными на груди.

— Забудьте обо мне. — Серена повернулась на стуле и оказалась лицом к Ванессе. — О'кей, зайка, звезда готова к съемке.

Ванессе ничего не пришлось настраивать. Она снимала все время.

 

ОНА ПОТЕРЯЛА ЧУВСТВО ЛЮБВИ

— Кажется, я должна быть счастлива, — начала Серена.

Ванесса медленно снимала безупречное лицо Серены, а потом опустила объектив вниз, пытаясь найти какой-нибудь физический дефект или какую-нибудь странность в ее поведении, чтобы снять крупным планом. Но бесполезно. И тут Серена поднесла большой палец ко рту и принялась грызть ноготь.

Вот!

Она убрала палец и нахмурилась.

— Я счастлива, — решительно заявила она, словно пытаясь саму себя убедить в этом. — Меня приняли во все колледжи, куда я подала документы. И им плевать, что меня выгнали из интерната в этом году. Просто... — Она осеклась, заметив целующихся у лифта мальчика и девочку в футболках Миддлбери. Она вздохнула. — Я просто хочу, чтобы мне было с кем отметить.

Японское кантри сменилось странными ритмами нового альбома «Рейве». Два парня в бейсболках университета Пенсильвании и желтых галстуках стащили с себя футболки, развернули кепки задом наперед и стали танцевать брейк-дэнс. Четыре пьяные девочки, размахивавшие флажками Вандербилта, тоже сняли с себя футболки и попытались последовать их примеру. Им это не удалось.

— Раньше я танцевала на столах, — призналась Серена, напоминая погрузившуюся в раздумья никому не нужную сорокалетнюю певицу кабаре. — А теперь посмотри на меня.

Естественно, что девяносто девять процентов представителей сильного пола уже смотрели на нее, пытаясь придумать, как лучше подойти к ней и пригласить на танец. Кроме того, Серену оценивала низенькая, кучерявая, чрезвычайно грудастая девятиклассница, прикидывая, как к ней подобраться.

Дженни и Дэн только пришли, оставив своего чувствительного отца заливать ностальгию графином сладкого белого вина в китайском ресторане. Они стояли возле лифта, оценивая зал.

— Я же говорил, что тут будет, сумасшедший дом, — сказал Дэн своей младшей сестре. Вообще-то, он терпеть не мог такие вечеринки, а эта и вовсе должна была вывести его из себя. Но в данный момент он целиком и полностью был доволен собой, и вечеринка

идеально вписывалась в его настроение.

Однако глаза Дженни были прикованы только к Серене.

— Не волнуйся, я справлюсь, — ответила она. Подтягивая свой Тигровый топ, она пробиралась сквозь толпу прямо к бару.

— Если я повременю с учебой, — размышляла Серена, — я смогу поработать моделью. Или даже актрисой.

Дженни прислонилась к барной стойке, выжидая удачного момента, чтобы спросить совета у Серены, как стать моделью. Она вся дрожала от нетерпения и казалась сама себе взволнованной дурочкой.

Дэн был вынужден идти за Дженни, он опасался, что она закажет себе какой-нибудь жуткий коктейль и ее придется тащить домой, еще до того, как придет Ванесса. Но тут он заметил, что Ванесса уже появилась и снимает Серену.

Ее губы были темно-красными, в ухе висела клипса в виде серебряной змеи, а узкая черная юбка плотно обтягивала бедра. Красно-черный топ спадал с ее голых плеч, обнажая яблочно-белую кожу. Дэн еще никогда не видел, чтобы Ванесса была одета так откровенно, по крайней мере на людях.

Не тратя времени на лишние размышления, он пробрался сквозь танцпол, подошел к Ванессе сзади и поцеловал ее в шею. Ее бледные щеки покрылись румянцем, и она повернулась к нему, едва не уронив камеру.

— Не обязательно же идти в университет прямо сейчас... — Серена запнулась на полуслове, уставившись на Дэна и Ванессу, обнимающихся, словно пара изголодавшихся по сексу зверей.

Снято!

В этот момент Дженни решила, что пришло ее время действовать. Она толкнула плечом сидящую Серену, пытаясь сделать вид, что сделала это совершенно случайно.

— Привет. Ну, поздравляю и все такое, — нервно выпалила она. — Очень клевая футболка.

Будь на месте Серены Блер или любая другая старшеклассница, она моментально бы отшила Дженни резким «спасибо», удивляясь наглости этой надоедливой малолетней выскочки, которая непонятно что делает на вечеринке в честь поступления в колледж. Но Серена никогда никого не отшивала. Именно это делало ее такой неотразимой или пугающей, в зависимости от того, кто вы и как сильно вы ее хотите. Ко всему прочему, Дженни была в той группе, над которой на пару с Блер шефствовала Серена, так что они в определенной степени были знакомы.

У Дженни была новая стрижка, с густой прямой челкой и вьющимся локоном до подбородка. Ее волосы были темные, а карие глаза — большие и круглые. Строгая стрижка была ей к лицу.

— Мне нравятся твои волосы! — Серена соскочила со стула, чтобы не только Дженни стояла. — Ты похожа на ту модель из новой рекламы «Прада».

Большие глаза Дженни едва не выпрыгнули из орбит.

— Правда? Спасибо, — сказала она, задыхаясь и чувствуя себя так, словно в этот момент добрая фея коснулась ее плеча волшебной палочкой.

Подошел бармен, и Серена заказала два бокала шампанского.

— Ты не против выпить со мной? — спросила она Дженни.

Дженни была поражена. Против? Это же такая честь! Она провела пальцами по влажному ободку своего бокала.

— Такты еще работала моделью? — спросила Дженни. — Мне на самом деле очень понравилась та съемка, с духами.

Серена вздрогнула и сделала глоток. Два месяца назад дизайнер Ле Бест предложил ей сняться в рекламной кампании своего нового парфюма и даже назвал духи «Слезы Серены». На фото Серена, на которой был только желтый сарафан (и это посреди зимы), плакала, стоя на деревянном мостике в Центральном парке. Несмотря на слова злопыхателей, слезы на ее щеках были абсолютно натуральными. Фотографию сделали в тот самый момент, когда Аарон Роуз, вегетарианец с дредами и брат Блер, порвал с ней; тогда-то и полились слезы.

— В общем-то, я думаю дальше поработать актрисой, — ответила она.

Дженни энергично закивала.

— Мне дико нравится, как естественно ты смотришься на том фото. Ну, типа, конечно, ты выглядишь потрясающе, но не так, будто тебя загримировали или фотографию потом отретушировали и все такое.

Серена хихикнула.

— О боже, на мне было столько макияжа — знаешь эту стремную бежевую штуку, которой обмазывают все лицо? И потом они убрали мою гусиную кожу. Я там нереально мерзла!

В этот момент свет над баром на секунду погас, присутствовавшие в зале ответили на это, заорав во всю глотку. Затем свет зажегся снова. Дженни на это никак не отреагировала, усердно делая вид, будто только тем и занимается, что ходит на подобные вечеринки.

— Честно говоря, — сказала Серена, испытывая облегчение от того, что на время можно отрешиться от переживаний за свое будущее, — кто угодно может быть моделью. Главное, чтобы у тебя была подходящая внешность.

— Наверное, — с сомнением ответила Дженни. Легко было Серене говорить, что каждая может быть моделью, когда она была вооружена ногами, как у жирафа, прекрасным лицом, восхитительными синими глазами и длинными шелковыми натурально-белыми

волосами. — Но как узнать, подхожу я или нет?

— Ты идешь на так называемый кастинг, — пояснила Серена. Она покончила с шампанским и достала пачку «Галуаз» из своего золотого металлического клатча (маленькая сумочка, которую носят в руке (прим. ред.)) от Диор. Через мгновение подлетел бармен, наполнил, ее бокал и поднес зажигалку к сигарете.

Знаете, как говорят: Красота = Преимущества.

— Слушай, если тебе интересно, я могу поспрашивать и свести тебя с людьми, которых знаю, — предложила Серена.

Дженни уставилась на нее своими огромными карими глазами, еще не очень веря в то, что сейчас услышала. Это было именно то, что она Хотела услышать от Серены, и это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Ты имеешь в виду работать моделью? Мне?

В этот момент Серену отвлек стон, раздавшийся за ее спиной.

— Ребятки, — сказала она через плечо Ванессе и Дэну, — чтоб вы знали, внизу есть номера.

— Я всегда считала себя недоростком, — продолжила Дженни, беспокоясь, что Серена забудет, к чему вела.

— Да ну? Ты будешь супер, — заверила ее Серена. — Я позвоню кое-кому, а потом напишу тебе. Ладно?

— Правда?! — с восторгом закричала Дженни. Она все еще не могла поверить в то, что это реальность, а не сон. Дженни поставила бокал шампанского на стойку. Но теперь так много всего нужно сделать... Маникюр, педикюр, коррекция бровей, эпиляция усиков, может быть, даже покраска хной, как она всегда хотела.

— Ты не будешь допивать? — спросила Серена, показывая на бокал Дженни.

Дженни покачала головой, неожиданно почувствовав себя совершенно неготовой к своему будущему успеху.

— Мне нужно домой, приводить себя в порядок, — промямлила она. А потом встала на носочки и чмокнула Серену. — Спасибо. Огромное, огромное спасибо!

Серена доброжелательно улыбнулась в ответ. Говорите, ее лучшая подруга злится на нее и она не влюблена? По крайней мере, она может получить удовольствие, помогая Дженни.

Как только Дженни ушла, трое мальчиков из «Риверсайд» встали позади Серены, подначивая друг друга пригласить ее вниз, в один из номеров.

— Ну и бомба, чувак. Как это у нее нет парня? — прошептал один из них.

— Почему бы тебе не спросить у нее? — спросил его друг.

— А почему бы не тебе7. — вмешался третий.

Но либо они были слишком глупыми цыплятами, либо их слишком сильно поразила красота и ум Серены, чтобы они решились хотя бы приблизиться к ней. Серена взяла остаток шампанского Дженни и перелила в свой бокал.

Совсем не весело быть красивой, когда даже неудачники не разговаривают с тобой.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.