Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Условный список расходов французской семьи





1=108,7 — мебель, бытовые приборы и их обслуживание.

2=106,5 — одежда.

3=114,7 — продовольственные товары, напитки, табак.

4=127,9 — транспорт и связь.

5=129,2 — жилище, отопление, освещение.

6=141,3 — досуг, развлечения, учеба, культурные мероприятия.

7=172,3 — медицинские услуги и лечение.

При изучении списка, показывающего часть расходов на медицинские нужды, покрываемых Службой социального обеспечения, позволю отметить то, что эта Служба больше всего необходима мужской части населения, возраст которой колеблется между 35 и 90 годами, и менее важна для женщин того же самого возраста.

Часть расходов на медицинское обслуживание, покрываемая Службой социального обеспечения, колеблется между 78 и 87%. Это чрезвычайно высокий процент.

За период с 1986 по 1992 г. в отдельно взятых государствах наблюдается тенденция к увеличению расходов на медицинское обслуживание. Ниже приводятся некоторые данные:

13% —в США;

10,7% — в Швеции;

14,5% — во Франции;

11% — в Германии;

8,4% — в Англии.

Подсчитано, что с 1986 по 1990 г. во Франции увеличение расходов на медицинское обслуживание составило 4,3%, тогда как в других странах:

0,8% — в Швеции;

1,1% — в Англии;

2,7% — в Германии;

2,1% — в США.

Если 12,8% внутреннего валового продукта (ВВП) расходуется на здравоохранение, то такой процент расходов слишком обременителен для отдельно взятого государства.

Подобной величины расходы подрывают национальную экономику в целом и вынуждают сокращать отдельные статьи бюджета, запланированные на научные исследования, социальное строительство, реструктуризацию сельского хозяйства, строительство автомагистралей, транспортных средств и т.д.

Таким образом, можно утверждать, что неудовлетворительное состояние здоровья нации, с одной стороны, и злоупотребление медикаментами — с другой, являются теми факторами, которые способствуют обогащению фармакологических лабораторий.



Одновременно они ведут нацию к гибели, ухудшая экономическое состояние страны, что делает невозможным какие-либо инвестиции, необходимые для того, чтобы сделать из народа современную нацию.

Если же сумма, эквивалентная 12,8% от ВВП, исчисляемая сотнями миллиардов новых франков, у государства отсутствует, то, как следствие, постоянно ухудшающееся состояние здоровья нации облегчает наполнение банковских счетов фармакологических лабораторий и отдельных членов медицинского корпуса.

Ситуация в США не идет ни в какое сравнение с изложенной ситуацией во Франции, хотя в США те же затраты составляют 13,2%.

Подобный процент является безболезненным для экономики США, так как в этой стране в течение уже многих лет отказались от принципа сбалансированного бюджета.

Необходимые затраты покрываются за счет проведения новой инвестиционной политики, которая привела к тому, что никого уже не беспокоит дефицит бюджета, нет никакой необходимости увеличивать эмиссию доллара, в основе равновесия которого не лежит какой-то определенный принцип.

Эта новая инвестиционная политика, похоже, не вызывает ни у кого никаких возражений из-за нарастающей экономической мощи этого государства и его промышленных возможностей.

Говоря иными словами, если американцы и затрачивают огромные суммы на охрану здоровья нации, то подобные затраты не истощают ВВП и не причиняют кому-либо каких-либо страданий.

Наоборот, миллиарды долларов, расходуемые на здравоохранение и идущие, таким образом, на счета изготовителей лекарственных препаратов, предназначены, в конечном счете, для частных инвестиций в охрану здоровья нации.

Эти средства в какой-то степени восполняют несостоятельность правительственных органов в ассигновании строительства госпиталей, клиник, в закупке необходимого медицинского оборудования и т.д. Мы не можем утверждать, что подобным же образом дела обстоят и во Франции.

Уместно отметить, что в США не существует режима Службы социального обеспечения, и что американские граждане исправно и в нужных количествах платят взносы в частные компании, покрывающие в дальнейшем их затраты на лечение и госпитализацию.

При таком положении вещей американский гражданин практически ничего не стоит государству, а, следовательно, и своим согражданам-налогоплательщикам.

Исходя из опроса, результаты которого изложены в этой книге, оказывается вполне определенным, что 84% опрошенных граждан считают, что лекарственные препараты крайне необходимы для борьбы с различными заболеваниями.

Этот опрос был произведен в апреле 1988 г. среди отобранных 100 человек, представляющих французское население, в возрасте от 18 лет и старше. 78,5% опрошенных считают, что лекарства можно употреблять без каких-либо опасений, если при этом им объяснили, что лекарства не опасны для здоровья, так как они не содержат химических субстанций. А 30% признают, что они не очень-то и полезны.

Эти ответы настолько же парадоксальны, насколько и противоречивы, что лишний раз подчеркивает особенность современного французского менталитета. Объяснение этому может быть следующим.

Получая постоянную помощь в порядке социального обеспечения, французы наряду с тем, что считают лекарства не совсем полезными и даже опасными (соответственно 30% и 56%), все же их употребляют, соблюдая предписание врачей.

Другие, как они сами это утверждают, вообще не употребляют никаких лекарств или, получая их от лечащего врача, бросают их в мусорный ящик. Подобное поведение наносит ощутимый ущерб Службе социального обеспечения, а точнее, всем членам общества, которые вносят свои взносы в этот орган.

Французы ввиду отсутствия у них соответствующей информации и чувства солидарности, разоряют Службу социального обеспечения и наносят ущерб тем активам, которые уплачиваются в виде обязательных взносов.

84% опрошенных, считающих медикаменты важным средством борьбы с заболеваниями, и 78,5% употребляющих их по предписанию врачей, не отдавая себе в этом никакого отчета, принимают участие в формировании огромных состояний фармакологических лабораторий.

Таким образом, французы нуждаются в первую очередь в революционном преобразовании своего менталитета и во многом другом, что не является предметом обсуждения этой монографии.

Однако ввиду отсутствия в обозримом будущем надежды на подобное преобразование французского менталитета можно предвидеть, что Служба социального обеспечения, в конце концов, погрузится во мглу чрезвычайного дефицита и что абсурдная система обязательной национальной солидарности, воплощением которой она является, в скором времени исчезнет.

А пока можно только констатировать растущую мощь фармакологических лабораторий, их сговор с медицинским корпусом, их ощутимый удар по экономике не только частного сектора, особенно по экономике семьи, но и по экономике всей нации в целом.


Самолечение


В 1973 г. общая схема, составленная Джоном Фри (John Fry), была следующей:

Изучение предложенной схемы позволяет сделать следующие выводы:

16% — не испытывают потребности в каком-либо лечении;

21% — посещают врача-аллопата в его кабинете или в госпитале;

63% — занимаются самолечением.

Приведенные данные можно прокомментировать следующим образом: только 20% больных приходят к врачу-аллопату. В этом случае 80% избегают всяких встреч с терапевтом и со специалистами.

Если, как известно, 1% приходит на консультацию в госпиталь, то 79% человек даже при появлении симптома болезни отказываются от всякой консультации! Из 79%, которые игнорируют консультации, 16% не обращают никакого внимания на появление симптомов заболевания. Почему?

Можно предположить, что за рассматриваемый период времени эта группа больных была плохо проинформирована с профилактической точки зрения, испытывала чувство страха от посещения врача или боялась признать, что состояние их здоровья потребует лечения, или это было просто-напросто проявлением их личной небрежности.

Почему 63% людей занимаются самолечением? Можно предположить, что болезнь рассматривается ими как безобидная вещь и что средства лечения им хорошо известны. Поэтому они не беспокоят врача и не затрудняют себя посещением консультационного кабинета. Стоимость посещения врача также неблагоприятно сказывается на появлении желания его посетить.

Но не всегда речь идет о стоимости финансовой. Чаще всего пациенту жалко потерянного времени при ожидании в приемной врача, получение больничного листка может повлиять на его авторитет на службе.

Речь может также идти о психологической и социальной нагрузке. Врач рассматривается как «высшее существо», обладающее объемом специфических знаний. Перед ним испытываешь смущение и неловкость, а порой и замешательство. То есть складывается ситуация, которая ставит больного в униженное положение.

«Обходиться без врача — это значит утвердиться в положении свободного, независимого и автономного человека», — утверждали М. Рейно и А.Ж. Кудер («Опыты лечебного искусства», издательство «Синапс», Фризон-Рош, 1987 г.).

По сравнению с 60-70 гг. ситуация значительно изменилась. Из 63% человек, практиковавших прежде самолечение, и тех 16%, не затруднявших себя абсолютно никаким лечением, найдутся ли и сейчас те, которые не захотели бы с руками и ногами отдать себя во власть медицинского корпуса? Это именно тот вопрос, который мы вправе теперь задать.

Схема, предложенная Джоном Фри в 1973 г., теперь уже не соответствует действительности. Он не задал себе вопроса о том, почему только 21 % больных шли на консультацию к врачу, он придавал в своем исследовании слишком большое внимание людям, которые занимаются самолечением.

Серьезный современный кризис уже на марше. Никто в медицинском мире не мог предвидеть, что он трансформируется в катастрофу.

С 1970 по 1993 г. медицина, придерживающаяся природных методов лечения, постоянно прогрессировала благодаря хорошо организованной информации населения об этом новом направлении терапевтического воздействия.

Число натуропатов и других сторонников «мягкой», альтернативной медицины продолжало увеличиваться в пропорции 1 к 30 или даже к 40.

Учитывая развитие сложившейся ситуации, к концу 1993 г. я предложил следующую схему:

Источник: схема, разработанная Джоном Фри в соответствии с ситуацией, сложившейся в 1960—1970 гг.

Число лиц, не принимающих никакого лечения, уменьшилось с 16 до 10%, так как реклама сделала свое дело. Боязнь врачей-аллопатов, которая, может быть, сохраняется и по сей день, не коснулась врачей «мягкой» медицины. Более того, санитарное состояние населения настолько ухудшилось…, что отныне просто необходимо периодически обращаться за консультацией.

Число тех, кто посетил поликлиники с целью получения консультаций, увеличилось с 1 до 5% в силу того, что население значительно «постарело» и что органы социального обеспечения стали только частично возмещать населению их расходы на лечение.

Число клиентов, посещающих частный консультационный кабинет, сократилось с 20 до 18% вследствие растущего чувства нерасположения к аллопатической медицине.

Число людей, практикующих самолечение, уменьшилось с 63 до 22%, так как все большее число больных стало посещать натуропата или врача нетрадиционного направления лечения, 45% населения, что составляет самый высокий процент, посещают врачей «мягкой» медицины.

Чтобы быть до конца объективным, необходимо добавить, что 30% врачей-аллопатов, сознавая полный крах направления своего метода лечения, стали приобщаться к практике «мягкой» медицины, но, надо добавить, с весьма переменным успехом.


 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.