Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Практика отдельных лабораторий






В качестве примера следует привести коммерческие методы, используемые лабораториями Siba Geigy, с помощью которых производят не только лекарства, но и продукцию, предназначенную для сельского хозяйства, в частности пестициды.

Эти лаборатории продавали галекрон (он же фундал, он же хлордимеформ) в Латинскую Америку ещё в 1981-1982 гг., тогда как этот препарат был запрещён в Швейцарии ещё в 1976 г. из-за токсичности.

Он вызывает головную боль, боль в области желудка, рвоту и очень серьезные расстройства мочеполовой системы.

В 1976 г. Siba Geigy для испытания своего продукта использовала 6 египетских подростков. Этот препарат был изъят из швейцарского рынка в 1976 г., после того как лабораторные испытания подтвердили, что он способствует образованию опухолей.

Компания Siba Geigy, зарегистрировав в 1964 г. свой патент, продолжала утверждать, что этот пестицид не является канцерогенным для человека. Но все же она вынуждена была признать, что он вызывает гематурию.

Как же при этом можно было допустить, чтобы Siba Geigy продавала этот пестицид египтянам, если стало известно, что от 10 до 15 млн. жителей Египта оказались жертвами этого препарата.

Но это еще не все... Компания Siba Geigy, преднамеренно испытывая свой препарат галекрон на людях, как на морских свинках, в то же время затратила 3 млн. фунтов стерлингов на проведение мер безопасности на своем швейцарском заводе, чтобы свести к минимуму опасность поражения этим опасным продуктом работников своего предприятия.

В это же самое время она продолжала продавать этот препарат фермерам Латинской Америки и Египта. Предприятия этой компании получали доход от продажи от 10 до 15 млн. фунтов стерлингов и не обращали внимание на пагубные действия пестицида на ничего не подозревавших несчастных местных жителей.



И это еще не все... Специализированное периодическое издание «Ecotoxicology and Environmental Safety» опубликовало в 1979 г. научный реферат, подписанный R.R.Pao и его сотрудниками Центра Siba Geigy в Индии.

Реферат содержал результаты эксперимента по внедрению в практику инсектицида под названием «монокротофос» (он же нувакрос — собственность Siba Geigy и он же азодрин — собственность Shell).

В ходе эксперимента были задействованы лица двух групп. Лиц первой группы опылили только порошком с самолета. Людей второй группы орошали в течение трех дней.

Мало кто из подопытных мог выдержать все три дня эксперимента. Мужчин опрыскивали голыми до пояса, женщины были одеты в легкие одежды. Все находились на заранее орошенном поле в течение одного часа, а потом еще один раз их опрыскивали подготовленным составом.

Цель настоящего эксперимента состояла в том, чтобы определить, какое воздействие оказывает инсектицид на холинэстеразу крови.

Для сведения читателей: монокротофос является фосфорорганическим инсектицидом, который во Франции квалифицирован по фитосанитарной таблице в разряд «особо опасных». Этот продукт занесен в таблицу «А», и на его упаковке должен обязательно стоять указатель «яд».

Наблюдая за тем, с какой развязностью Siba Geigy организует и проводит эксперименты с целью продажи в страны третьего мира своей опасной продукции, которая запрещена в Европейских государствах, зададим себе вопрос: можно ли доверять этой лаборатории, производящей, по её заявлению, не опасные для здоровья людей лекарственные препараты?

Как можно с моральной точки зрения оценивать эксперименты, проводимые Siba Geigy на больных, лежащих в госпиталях, с целью определения эффективности ее лекарств?

Не являются ли эти больные такими же подопытными кроликами (морскими свинками), как те люди, которых подвергала эта лаборатория испытаниям на токсичность пестицидов?

Лицемеры химического концерна Rhone-Poulenc убивают людей в Бразилии и готовят «экологически чистое будущее» для Франции!

Если вы в последнее время жили во Франции, то на экранах телевизоров вы могли видеть рекламные клипы об экологически чистом и радужном будущем, которое рисует перед вами предприятие Rhone-Poulenc. В одном из подобных клипов женщина и ее ребенок лучатся ангельскими улыбками.

Крупный совладелец этого национализированного предприятия (находящегося на пути денационализации) Жан-Рене Фурту, 54 летний бывший главный инженер, бывший председатель круглого стола в Париже на первой национальной конференции по окружающей среде, заявил:

«Rhone-Poulenc взяла на себя обязанности по обеспечению охраны окружающей среды вокруг остальных предприятий. Деятельность по охране окружающей среды регулярно совершенствуется нашей группой».

Господин Жан-Рене Фурту совершенно забыл, как в июне 1993 г. в Бразилии суд из Сан-Паулу принял постановление о закрытии Rhodia, филиала Rhone-Poulenc, обвиненного в отравлении 150 рабочих своего предприятия и выброса на близлежащую территорию 12 тыс. т токсичной продукции.

В качестве справки: гексахлоробензен — одно из наиболее опасных химических соединений, которое вызывает неврологические заболевания, атрофию верхних конечностей, помутнение роговицы, поражение печени, раковые заболевания.

Кроме того, проведенное расследование позволило установить факт обветшалости как завода, так и всего оборудования: через трубопроводы вытекал хлор, фильтры регулярно не менялись, никаких мер не было принято для того, чтобы персонал был одет в спецодежду. Под давлением профсоюзов инспекторы обнародовали все эти недостатки.

Еще в 1976 г., когда завод производил фунгицид пентахлорофенол, отличающийся повышенной вредностью, у 30 рабочих этой группы, получивших опасные дозы, возникло заболевание печени.

В 1984 г. в 20 км от завода была обнаружена тайная свалка, куда Rhodia свозила отходы этих двух продуктов; 56 тыс. т благоприятной почвы были загрязнены. Однако местные жители использовали эти земли под огороды, где выращивали овощи!

Вода близлежащих водоемов была также загрязнена. В пойманной рыбе процент гексахлоробензена в 4700 раз превышал допустимые нормы, принятые Министерством здравоохранения.

Что касается почвы на самом заводе, то она содержала процент этого продукта, от 7 тыс. до 15 тыс. раз превышающий международные нормы.

Дирекция Rhodia призналась судебному исполнителю, что необходимо инвестировать, по меньшей мере, 700 млн. долларов, чтобы вновь оздоровить весь этот поселок.

Кроме того, на заводе плохо функционировала печь по сжиганию отходов производства гексахлоробензена, она ежедневно выбрасывала в атмосферу вредный диоксин.

Подобная преступная деятельность была вскрыта в тот момент, когда господин Жан-Рене Фурту заявлял: «Защита окружающей среды является неотъемлемой частью нашей стратегии развития».


Методы, используемые транснациональными фармацевтическими
компаниями для защиты своих интересов


Если какой-нибудь журналист, писатель, политический деятель, частный врач публично заявит о преступной деятельности фармакологических или химических лабораторий, то эти последние не могут ответить тем же своим хулителям или подать на них в суд.

Они попытаются нейтрализовать своих обидчиков следующим образом.

С 23 по 26 сентября 1976 г. в Берне состоялся симпозиум, организованный международными фармацевтическими компаниями.

Во время этого симпозиума ими была выработана «стратегия» борьбы против клеветников. Текст итогового заявления был опубликован в виде «Бернской Декларации» под руководством Р. Гаше.

Вот несколько выдержек, взятых из этого документа:

1. Тот, кто критикует, будет рассматриваться, как противник существующей системы и впоследствии его будут игнорировать, как собеседника (или как партнёра).

2. Ему будут предъявлены в качестве обвинения такие мотивы, как зависть, глупость, невежество, некомпетентность, националистические или идеологические притязания, для того чтобы окончательно его дискредитировать.

3. Через СМИ будет проводиться регулярная разъяснительная работа: кто вступает в спор (тяжбы) с транснациональными компаниями, тот отвергает свободную рыночную экономику. А за подобными критиками кроются не кто иные, как сторонники марксизма...

Воодушевленные подобной стратегией, транснациональные компании не лишают себя удовольствия организовывать клеветнические кампании против тех, кто своей критикой представляет серьезное препятствие для их деятельности.

Так, в последнее время можно часто наблюдать, как СМИ, ополчившись против профессора X или Y, политика X или Y, доводят до сведения читателей, что герои статьи, оказывается, являются гомосексуалистами, секретными агентами бывшего Советского Союза, или же СМИ раскрывают перед читателями секретные сведения о сопернике, вымышленные от начала до конца.

Так, к примеру, в 1978 г. итальянский министр здравоохранения того времени Тина Анселми приняла решение объявить вне закона перечень медикаментов, которые после тестов одной медицинской комиссии оказались вредными и опасными.

Представители фармакологической индустрии выступили против подобного решения и одновременно попытались подкупить Тину Анселми.

Ей предлагали 32 млрд. лир, которые будут положены в любой зарубежный банк по ее выбору. Позже, осенью 1984 г., Т. Анселми вспоминала:

«Я поспешила подписать указание (декрет), запрещающий продажу этой группы медикаментов, так как я побоялась, что меня уволят раньше, чем я смогу это сделать. Журнал «ОР» опубликовал обо мне клеветническую статью: госпожа министр Анселми на президентском самолёте улетела в курортное место Кастельфранко со своей прислугой и домашней маленькой собачкой.

У меня никогда не было прислуги, а моя нечистопородная собака оставалась всегда дома.

Другая статья не заставила себя долго ждать: госпожа министр Анселми проводит свой отпуск на пляже нудистов.

Подобная клевета была заказной. И если она вызовет мою отставку, то это принесёт заказчику втрое большую сумму, чем он потратил на сфабрикование подобного рода статей».

В конце концов, на Т. Анселми было совершено покушение, при взрыве бомбы она уцелела совершенно случайно.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.