Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Бессознательное и внутренняя жизнь





 

Внутренняя жизнь, по определению Юнга, представляет собой тайную жизнь любого из нас, которую он ведет днем и ночью в постоянной компании своего невидимого, бессознательного, внутреннего «я». Если в жизни человека присутствует равновесие, то это значит, что осознающий разум и бессознательное мирно уживаются друг с другом. Когда эти два уровня соприкасаются друг с другом в условиях сна, воображения, магического ритуала, провидчества, то между ними происходит вполне нормальный обмен энергией и информацией.

Катастрофа, постигшая современный мир, заключается в полном отрыве осознающего разума от своих корней в бессознательном. Все формы взаимодействия с бессознательным, которые так ценили наши предки — сны, видения, ритуалы, религиозный экстаз — нами, по большей части, забыты, поскольку современный разум отвергает их, как примитивные суеверия. Из-за нашего высокомерия, нашей горделивой веры во всемогущество нашего разума, мы отсекли от себя глубочайшую часть нашего собственного «я» и наши истоки, находящиеся в бессознательном.

Мы, живущие в современном западном обществе, дошли до того, что пытаемся вообще обойтись без признания существования внутренней жизни. Мы действуем так, словно не существует ни бессознательного, ни царства души, словно мы можем прожить полноценную жизнь, сосредоточившись исключительно на внешнем, материальном мире. Все жизненные проблемы мы пытаемся решить, прибегая лишь к внешним средствам: стараемся заработать больше денег, приобрести больше власти, начать новое любовное приключение, в общем, мы пытаемся "совершить что-то" в материальном мире. Но, к нашему удивлению, мы обнаруживаем, что внутренний мир — это реальность, с которой, рано или поздно, нам придется встретиться лицом к лицу.



Юнг заметил, что в современном мире невроз, ощущение распада личности и утраты смысла жизни, по большей части, происходят в результате изоляции эго-разума от бессознательного. Будучи мыслящими существами, мы все испытываем неясное чувство утраты какой-то части себя, чего-то, что когда-то нам принадлежало, а теперь не принадлежит.

Наша изоляция от бессознательного равносильна нашей изоляции от нашей души, от жизни духа. Она приводит к утрате нами интереса к религиозной жизни, потому что именно в бессознательном мы находим нашу индивидуальную концепцию Бога и общаемся с божествами. Религиозная функция — врожденное стремление к обретению смысла в жизни и к внутренним переживаниям — отсекается вместе со всей остальной внутренней жизнью. И эта функция может вернуться в нашу жизнь только насильственным путем:посредством невроза, внутреннего конфликта и психологических симптомов, которые потребуют нашего внимания".

Несколько лет тому назад меня пригласили выступить на одном из семинаров, организуемых римско-католической церковью. В последнюю минуту мною овладело непреодолимое желание позабавиться, и я озаглавил свою лекцию так: "Ваш невроз, как форма примитивного религиозного чувства". Аудитория была потрясена. Никогда в жизни на меня не сыпался такой град вопросов, задаваемых громкими, взволнованными голосами. То есть, как вы понимаете, я задел за живое. Люди были поражены, когда услышали, что, если мы не идем к духу, то дух сам приходит к нам в образе невроза. Такова непосредственная, практическая связь между современными религией и психологией.

Каждый человек должен в той или иной форме жить внутренней жизнью. Осознаем мы это или нет, хотим мы этого или нет, но внутренний мир придет к нам и потребует отдать должок. Если мы хотим осознанно добраться до этого царства, то мы делаем это посредством внутренней работы:молитв, медитаций, разгадывания снов, церемоний и Активного Воображения. Если мы игнорируем внутренний мир, а именно так и поступает большинство людей, то бессознательное проберется в нашу жизнь через патологии: психосоматические симптомы, депрессии, навязчивые идеи и неврозы.

Термином «индивидуация» Юнг называл длящийся всю жизнь процесс превращения в полноценное человеческое существо, каковым, собственно, и должен стать человек. Индивидуация — это осознание нами нашего полного «я», развитие нашей осознающей личности до такой степени, что она включит в себя все основные элементы, присутствующие в каждом из нас на предсознательном уровне.

Почему этот процесс должен называться «индивидуацией»? Потому что этот процесс самореализации и превращения в более полноценного человека обнажает и индивидуальную структуру, свойственную только данному конкретному человеку. Он демонстрирует, как универсальные человеческие черты и способности в каждом конкретном человеке складываются в определенную неповторимую комбинацию.

Юнг подчеркивает уникальность психологической структуры каждого отдельного человека. Таким образом, он не случайно назвал этот процесс индивидуацией; это название отражает его убежденность в том, что чем ближе человек подходит к бессознательному и чем больше он соединяет его содержимое с содержимым осознающего разума, тем сильнее становится его ощущение уникальности своей индивидуальности.

В то же время, индивидуация не означает изоляции от человеческой расы. Как только человек начинает чувствовать себя более уверенным в себе, более полноценной личностью, он, естественно, начинает также искать многочисленные формы своего сходства с другими человеческими существами: ценности, интересы и исключительно человеческие качества, благодаря которым мы и объединились в племя людей. Если мы присмотримся повнимательнее, то увидим, что неповторимая индивидуальность каждого человека состоит из общих для всех всемирных психологических образов и энергетических систем. Эти схемы Юнг называл архетипами.

Поскольку архетипы универсальны, они все присутствуют в бессознательном каждого человека. Но архетипы складываются в бесконечное количество комбинаций и тем самым создают индивидуальные души. То же самое можно сказать и о физическом теле человека. В определенном смысле тела всех людей похожи друг на друга. У всех у нас есть руки, ноги, сердца, почки, кожа и т. д. Они являются универсальными характеристиками человеческого вида. Но нельзя найти двух людей, у которых были бы одинаковыми отпечатки пальцев или пряди волос.

Вот и универсальные психологические энергии и способности человеческой расы в каждом отдельном человеке складываются в особую комбинацию. Каждый человек обладает своей неповторимой психологической структурой. И только живя в соответствии с этой врожденной структурой, человек понимает, что значит быть личностью.

Если мы работаем над индивидуацией, то мы начинаем видеть разницу между идеями и ценностями, порожденными нашим собственным «я», и общественными идеями и ценностями, которые мы впитываем из окружающего нас мира. Тогда мы можем прекратить быть простым придатком общества или группы людей: мы осознаем, что у нас есть наши собственные ценности, наш собственный образ жизни, которые соответствуют данному нам от рождения "я".

Процесс индивидуации порождает великое чувство уверенности в себе. Человек начинает понимать, что ему совсем не обязательно добиваться того, чтобы быть похожим на других, ибо быть самим собой гораздо безопаснее. Мы понимаем, что на то, чтобы полностью познать себя и развить все данные нам от природы способности, уйдет вся жизнь. Нам не нужно превращать нашу жизнь в имитацию жизни других людей. Мы больше ни на что не претендуем, потому что то, что у нас уже есть, превосходит все наши ожидания.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.