Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







период политической раздробленности





В начале XII в. главной внешней опасностью для древнерусского государства была «половецкая степь». Однако с началом политической раздробленности и обострением межкняжеских отношений борьба с «дикими» половцами отошла на второй план. Более князья все чаще стали привлекать «степняков» к борьбе за киевский престол.

Эти обстоятельства способствовали быстрому возрождению могущества половецких ханов, усилению их давлению на южное пограничье Руси. Особенно активными и опасными во второй половине XII в. были «дикие» донские половецкие орды. «Донской союз» Кончака нанес одно из самых тяжелых поражений русским дружинам на Каяле, что нашло отражение в «Слове о полку Игореве».

Разрозненные походы русских князей в степь не имели успеха. Это негативно сказалось на положении южнорусских земель, и вынудило русских князей вновь сплотить свои силы для защиты торговых путей и разгрома половецких кочевий. При этом русские князья часто привлекали половцев в качестве наемников не только для борьбы друг против друга, но и решения военно-политических целей в самой «степи». В результате «степь» оказалась расколотой на сферы влияния киевских, черниговских, галицких и других князей.

В конце XII в. отношения с половцами стабилизировались, однако традиционная политика набегов и грабежа, которой придерживались половецкие ханы по отношению к Руси, продолжалась вплоть до татарского нашествия, в результате которого половцы были изгнаны из донских и причерноморских степей.

Таким образом, во второй половине XII – первой XIII в. русским князьям, несмотря на отсутствием единой степной политики, удалось в сложной военно-дипломатической борьбе сдержать натиск половецких орд и сохранить контроль над лесостепной пограничной полосой и свои позиции на торговых путях по Волге, Дону и Днепру.



В XIII в. существенно изменилось геополитическое положение Руси: с Запада начались направляемые папской курией планомерные и продуманные крестовые походы («натиск на Восток»), с Востока стала надвигаться новая опасность – татары. В таких условиях на первый план выдвинулась борьба за независимость и сохранение территориальной целостности Руси.

Ударной силой крестовых походов выступало немецкое рыцарство, которое опиралось на поддержку северогерманских городов и союз с католической церковью. После того, как в конце XII в. «натиск на Восток» достиг Вислы, рыцарями в был создан плацдарм для вторжения в Прибалтику и на Русь. В начале XIII в. папой римским был организован поход немецких и датских рыцарей под предводительством епископа Альберта в землю ливов (Восточная Прибалтика). В результате этого похода было захвачено устье Двины, в котором в 1201 г. была построена крепость Рига. В 1202 г. был учрежден рыцарский Орден меченосцев. К 1212 г. рыцари полностью захватили Ливонию и начали наступление на земли других народов Восточной Прибалтики – латов и эстов. В 1219 г. была захвачена древняя крепость эстов, на месте которой был заложен Ревель (Таллинн). В 20-х гг. XIII в. на Висле образовался новы Орден немецких крестоносцев – Тевтонский, который начал наступление на литовские земли. Завоевательный поход в Литву. предпринял также Орден меченосцев, однако в 1236 г. немецкие рыцари потерпели жестокое поражение в сражении у Шауляя, в ходе которого погибла вся верхушка Ордена во главе с Великим магистром. В этом же году Тевтонский Орден создает в Литве свой филиал – Ливонский Орден. В 1237 г. Орден меченосцев объединился с Тевтонским орденом.

Завоеванные рыцарями земли в Восточной Прибалтике раздавались духовенству и вассалам. Местное население было обязано выполнять феодальные повинности и принимать католичество, а также участвовать в военных мероприятиях рыцарских Орденов. Основанные рыцарями города (Рига, Ревель) быстро росли и богатели, прежде всего за счет посреднической торговли и беспощадной эксплуатации местного населения.

Русь, несмотря на политическую раздробленность, оставалась единственной силой, которая была способна остановить «натиск на Восток». Однако положение Руси в это время было довольно сложным, поскольку началось татарское нашествие. В 1236 г. татары, завоевав Волжскую Булгарию, подошли к восточным границам Руси. Объединение двух рыцарских Орденов, союз их с датскими крестоносцами, наступление шведских рыцарей на финские племена с перспективой похода на Русь на фоне татарской угрозы – все это представляло серьезную опасность для самого существования Древней Руси.

Однако наибольшую опасность в это время на Руси представляла начавшаяся в начале XIII в. военная экспансия татар. Первое столкновение с ними произошло в 1223 г. в половецких степях, где появились татары, придя из Закавказья. Русские князья откликнулись на просьбу половцев о помощи против «великого и свирепого народа», но в сражении на р.Калке татары нанесли тяжелое поражение поражение русским и половецким войскам, когда. Из-за отсутствия единства и согласованности действий русских князей их дружины понесли огромные потери. По словам летописца, погибло 6 князей, а из 10 воинов вернулся один.

Массовая гибель профессиональных воинов обескровила княжеские дружины, подорвала военную мощь русских княжеств, ослабила перед внешними врагом, посеяла страх в сердцах перед неизвестным страшным народом. Однако «железные псы» Чингис-хана – полководцы Джебе и Субеде, ослабленные сражением не пошли на Русь, а вернулись в степи, и лишь через полтора десятка лет вновь появились на русских границах во главе с внуком Чингис-хана Бату-ханом.

Стерев с лица земли Волжскую Булгарию, покорив народы Поволжья, оттеснив на запад половцев и алан, орды Батыя осадили осенью 1237 г. Рязань. Началось нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь. Получив отказ Рязанцев на оскорбительные требования десятой доли во всем – «в людях, и в коних, и в князех», татары после шестидневной осады уничтожили город, где погибла и княжеская семья. Отряд Евпатия Коловрата, пришедший на помощь из Чернигова, вел партизанскую войну с татарами до полной своей гибели, вызывая у врага восхищение мужеством и отвагой.

Политические распри не позволили объединить силы князей для отпора татарским ордам, и десятки цветущих городов Северо-Восточной Руси пали в неравной и ожесточенной борьбе один за другим: Владимир, Суздаль, Москва, Коломна и многие другие были варварски разграблены и опустошены.

Весной 1238 г. произошла решающая битва между татарами и русскими войсками на р. Сити, где была «сеча зла», в результате которой полки Владимирского князя Юрия Всеволодовича были полностью уничтожены. Однако и монгольские силы были сильно подорваны. Измотанные упорным сопротивлением русских войск, они остановили свой натиск и после взятия Торжка не пошли на сильный Новгород. Татары, удовлетворившись выкупом от новгородцев, повернули свои рати на юг, в степь. Часто главную причину их действий видят в приближавшейся весенней распутице. Однако немалую роль играла и очевидная непригодность новгородских земель для кочевого хозяйства.

Уходя на юг, татары, повсюду встречая сопротивление, опустошили и разорили почти все земли Южной Руси. Особенно прославился упорным семинедельным сопротивлением врагу маленький Козельск с десятилетним князем во главе, вероятно, погибшим вместе с другими защитниками и населением. Союзные Руси половцы во главе с ханом Котяном успели откочевать в Венгрию.

Разорив тюркский оборонительный пояс, татары после десятинедельных непрерывных боев сенью1240 г.захватили Киев Последние его защитники погибли под развалинами Десятинной церкви. Осталось в веках имя воеводы Дмитра, возглавлявшего оборону Киева. За храбрость и воинскую доблесть ему была даже сохранена жизнь.

Захватив Киев, татары обрушились на Юго-Западную Русь. Объединенным русско-польским и русско-венгерским силы не удалось остановить татарские рати. Весной 1941 г. Батый двинулся на Запад и в течении года опустошил Польшу, Венгрию, Моравию и через Балканы вышел в 1242 г. вышел к границам Северной Италии. Однако в конце этого года Батый был вынужден прекратить поход на Запад, «к последнему морю». Это было обусловлено разными причинами: Батый так и не получил обещанной поддержки со стороны германского императора, который находился в то время в ильной конфронтации с папой римским; татары были сильно ослаблены ожесточенным сопротивлением покоренного населения. Обескровленные на Руси и в Европе татары, понеся большие потери, вернулись назад в «степь». Поводом для прекращения похода на Запад послужила смерть Великого хана Угедея. Батый вывел свои войска в низовья Волги, где основал в 1243 г. Золотую Орду (улус Джучи) со столицей в Сарае.

При хане Менгу-Тимуре (1255-1282 гг.) Золотая Орда стала самостоятельным государством, включавшим земли Западной Сибири, Волжской Булгарии, Казахстана, левобережного Хорезма, низовий Сыр-Дарьи, Северо-Восточной Руси, Северного Кавказа, Крыма, степной части Подонья и Северного Причерноморья.

Во главе этого государства стоял хан, который избирался куралтаем (съездом монгольской аристократии), но обладавший полномочиями диктатора. При хане было правительство, возглавляемое визирем. Высшими гражданскими должностными лицами в улусе были эмиры, а военными – бакоулы и темники. При хане Узбеке (1313-1341 гг.) Золотая Орда достигла своего расцвета. Официальной религией стал ислам.

Русские княжества (Русский улус) находились в составе Золотой Орды на особом положении: они имели автономию, но находились а вассальной зависимости от нее на положении данников. Признавали верховный сюзеренитет хана Золотой Орды, русские князья с 1243 г. стали получать от него ярлык (санкцию) на великое княжение. Обладание этим символом давало князю право на титул «великого» и обеспечивало ему военно-политическую поддержку Золотой Орды. Вместе с тем ярлык на великое княжение, за которым князья ездили в Сарай, был удобным способом для «стравливания» русских князей, позволял держать под контролем политические процессы на Руси, не давая возможности усиления кому-либо из них. В самих русских землях сохранились старые княжеские династии и их административный аппарат управления. На особом положении оказалась православная церковь: татары проявляли не только религиозную терпимость, но и освободили церковь от уплаты дани.

Управляли Русским улусом специально назначаемые ханом чиновники – баскаки, имевшие в своем распоряжении военную отряды. Ставка главного баскака находилась во Владимире. Он осуществлял надзор за деятельностью великого князя, обеспечивал сбор дани и проводил набор русских воинов в татарскую армию.

В 1257 г. татарские «численники» переписали население и установили нормы и объемы выплаты дани. Перепись, сопровождавшие ее злоупотребления татарских чиновников вызвали взрыв возмущения, и по русским землям прокатилась волна народных восстаний, жестоко подавляемых не только татарскими карательными отрядами, но и собственными князьями. Вначале дань собирали баскаки, но затем, после восстания в Твери в 1327 г. против ордынцев, ее сбор стал поручаться ханом одному из русских князей, что закреплялось выдачей ханского ярлыка.

В исторической литературе татарское нашествие и его последствия многими учеными оценивалось как страшное бедствие. Уже летописцы подчеркивали разрушительный характер действий татарских «ратей» на Руси, начиная с Батыева нашествия. Установление ханской власти на Руси они рассматривали как куру Божью русской земле за грехи ее князей, погрязших в усобицах и смутах, а успехи русских князей в борьбе с Ордой – как неизбежную победу христиан над «безбожными» и «погаными» «царями» Орды.

Взгляд на татарское завоевание как на бедствие для Руси, сложившийся в летописный период, в целом был воспринят последующими поколениями российских историков. Однако вопросы о характере и степени воздействия татар на русскую историю и на народную жизнь разными историками решались не одинаково. Так, И. Болтин (конец XVIII в.) подчеркивал, что воздействие татар на покоренные ими страны, в том числе и на Русь, было незначительным. Противоположную мысль высказал в первой половине XIX в.. А. Рихтер, по мнению которого это влияние было очень серьезным: русский народ вообще превратился в «народ азиатский», «нравы ожесточились» под воздействием ордынского деспотизма, а военное дело, право, культура и язык подверглись существенным изменениям. Наконец, Н. Карамзин первым из историков высказал мысль о наличии определенных положительных для Руси последствий власти орды, благодаря которым, по его мнению, была быстрее изжита раздробленность, возродилась монархия, а Москва вообщее «обязана своим величием хану».

Большинство историков второй половины XIX – начала XX в. (С. Соловьев, В. Ключевский, С. Платонов) разделяло точку зрения, согласно которой монгольское влияние на Русь было небольшим, а разрушения и грабежи, чинившиеся ханами – не столь уж значительными. Напротив, Н. Костомаров, В. Сергеевич подчеркивали значительность этого влияния главным образом на русское право и на формирование «единодержавия».

После октября 1917 г. и гражданской войны в России среди части историков-эммигратов зародилось в 20-х гг. прошлого века евразийское направление (Н. Трубецкой, П. Савицкий, Г. Вернадский и др.; «последним евразийцем» называли Л. Гумилева). Суть воззрений евразийцев выразил Н. Трубецкой: «Национальным субстратом того государства, которое прежде называлось Российской империей, а теперь называется СССР может быть только вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемое как особая многонародная нация и в качестве таковой обладающая особым национализмом. Эту нацию мы называем евразийской, ее территорию – Евразией, ее национализм – евразийством». По мнению евразийцев, Чингисхан выполнил историческую задачу объединения евразии в рамках своей империи, одним из улусов которой стала Русь. В дальнейшем Русь переняла «монгольскую государственную идею» (хотя и получившую иное, «христианско-византийское обоснование») и взяла на себя дело возрождения единой Евразии, итогом чего стала «замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву» (то есть Москва – не «третий Рим», а второй Сарай). Евразийцы подчеркивали значительность влияния татар на русскую культуру, благоприятный ее характер и высказали мысль о защите татарами Руси от европейской агрессии. Само татарское иго на Руси Л.Гумилев отрицал, считая его позднейшей выдумкой, появившейся в конце XVI в.

С критикой евразийства выступил еще в 1930 г. историк-эмигрант В. Рязановский, указывавший на неправомерность преувеличения роли татар в русской истории и в то же время считавший, что татарская власть задержала Русь в культурном развитии, способствовала огрублению нравов, а влияние этой власти проявилось на Руси прежде всего «в создании обстановки подчинения силе, в раболепстве низших перед высшими и сильными».

В работах советских историков 30-50-х гг. ХХ в. содержались идеи, представлявшие собой дополнительное обоснование точки зрения, согласно которой монгольское влияние на Руси было незначительным. Так, вывод Б. Владимерцева о кочевом феодализме предполагал невозможность такого влияния на хозяйственный строй русских земель, а вывод А.Якубовского об эклектичности, несамостоятельности золотоордынской культуры – о невозможности сколько-нибудь серьезного воздействия ее на русскую культуру. Б.Греков и А.Насонов подчеркивали, что никакого ускоряющего воздействия на объединение Руси Орда не оказали, напротив, всячески старалась его задержать.

В трудах советских историков 60-80-х годов (М. Сафаргалиев, В. Каргалов, В. Егоров) подчеркивалось, что взаимная борьба составляла основное содержание отношений между русскими землями и Ордой, а отсутствие непосредственных контактов между жителями русских поселений и кочевниками степи – татарами и ногаями – затрудняло диалог культур.

В настоящее время некоторые историки также отказались от теримна татаро-монгольское иго применительно к Руси, полагая, что само татарское нашествие было не таким уж разрушительным, как это представляется в литературе, а Русь и Орда представляли собой единое Русско-Ордынское государство. В котором долгое время доминирующей религией оставалось православие.

По данным археологов, в период нашествия татар на Русь особенно пострадали города. Согласно их данным из известных 74 городов Руси 49 было разорено, в 14 из них жизнь не возобновилась, а 15 – превратились в села. Историки культуры обращают внимание на то, что в годы Орды на Руси прекратилась передача секретов ремесленного мастерства, а само ремесло стало более грубым и упрощеным. Некоторые виды ремесел вообще исчезли. Упадок переживала и торговля. Несколько меньше пострадало сельское население, которое имело возможность укрываться от монгольских отрядов в лесах, выживало в тяжелейших условиях и сохраняло этнические традиции и формы жизни.

Были подорваны также международные связи, начался длительный период изоляции Руси от Европы. В то же время возрастает влияние Орды и оно затрагивает все сферы жизни русских княжеств. Значение татарского нашествия в истории Руси определялось еще и тем, что в сложившихся здесь феодальных отношениях стали развились традиции восточного деспотизма. Вассально-дружинные отношения были заменены подданническими. Раздавая князьям ярлыки на княжение, золотоордынские ханы превращали их не в вассалов, а в подданных «служебников». Князья в свою очередь стремились распространить подобный тип отношений на местную знать, дворян, дружинников.

Ордынское иго оказало определенное влияние на культуру русского народа, способствовало смешению части монголов и населения Северо-Восточной Руси, стимулировало языковое заимствование прочно укоренившегося языкового ряда. На Руси следы татарского воздействия просматривались прежде всего в военно-бытовой культуре аристократического слоя, а также организации государственной власти и военном деле, которые были в свое время заимствованы татарами у китайцев. Но признавая татарское влияние, важно иметь в виду, что оно не стало определяющим и доминирующим. Великорусский этнос, его язык и культура в целом сохранили свои качественные характеристики.

Таким образом, в результате татарского нашествия Южная Русь практически прекратила свое существование. Северо-Восточная Русь оказалась в вассальной зависимости от Золотой Орды. Северо-Западная и Юго-Западная Русь сохранили свою независимость.

Воспользовавшись тем, что в 1237-1240 гг. татары захватили северо-восточные и южные русские земли, активизировали свою захватническую политику крестоносцы. В 1237 г. рыцари Тевтонского Ордена попытались вторгнуться в пределы Юго-Западной Руси, были отброшены войсками Даниила Романовча Галицкого. В 1240 г. шведские рыцари во главе с ярлом Ульфом Фаси и зятем короля Биргером начали вторжение в Северо-Западную Русь. В этом же году активизировались и немецкие рыцари, которые, используя политику шантажа и раскола, захватили Изборск, Псков (благодаря предательству верхушки города и посадника Твердилы) и основали крепость Копорье в качестве опорного пункта для дальнейшей агрессии. Угроза нависла непосредственно над Новгородом.

Основная тяжесть борьбы с военной экспансией католического Запада выпала на долю новгородского князя Александра Ярославича. Несмотря на молодость, он вполне осознавал масштабы нависшей опасности, действовал активно и энергично: укрепил границу, установил союз с угро-финским населением Ижорской земли против шведов, наладил отношения с татарами.

Летом 1240 г. князь Александр блестящей победой на берегах Невы остановил шведское вторжение. За это сражение он получил почетное прозвище «Невский». Однако вскоре из-за конфликта с новгородским вече князь был вынужден покинуть город.

В этом же году активизировались рыцари Ордена. Они захватили Изборск, Псков (благодаря предательству верхушки города и посадника Твердилы), основали крепость Копорье как опорный пункт для дальнейшей агрессии. Угроза нависла непосредственно над Новгородом. Под давлением горожан Александр Невский в 1241 г. был возвращен на княжеский престол. С помощью владимиро-суздальской дружины он разрушил крепость в Копорье, освободил Псков и Изборск и в апреле 1242 г. разгромил основные силы рыцарей на Чудском озере (Ледовое побоище)

«Натиск на Восток» был остановлен, Северо-Западная Русь была спасена. В последующие десятилетия . против нее предпринимались лишь единичные и в общем безуспешные попытки нападений со стороны рыцарей-крестоносцев..

Сложной и противоречивой была обстановка на западных и юго-западных рубежах Руси. В 1224 г. в Восточной Прибалтике возникло Литовское государство которое начало экспансионистскую политику против западных русских княжеств. Русские летописи XIII в.сообщают о частых нападениях литовцев на русские земли, грабежах и захватах пленных. Особенно активную политику в этом направлении проводил Великий литовский князь Миндовг (1238-1263 гг.), который в начале 50-х гг. принял католичество и был коронован папой римским.

Жертвой литовской экспансии в конце 30-х гг. XIII в. стали земли Полоцкого княжества. Ни женитьба Александра Ярославича на полоцкой княжне Александре в 1239 г., ни демонстрация поддержки ее семье не спасли Полоцк от литовцев. В результате к Литве перешла вначале западная часть Полоцкого княжества (Черная Русь), а позже остальные его земли, а также север Волыни. Александру Невскому не удалось помешать усилению Литвы, но он сумел положить конец регулярным набегам отрядов литовцев на пограничные территории, построив ряд укреплений по р. Шелони, которые защитили земли Новгорода и Пскова.

В начале 60-х гг. XIII в. противоборство с Литвой сменилось кратковременным с ней союзом. К этому времени Миндовг разорвал все отношения с Римом и отрекся от католичества. В 1260 г. литовские войска нансли серьезное поражение рыцарям Тевтонского и Ливонского Орденов. Однако союз Александра Невского с Миндовгом был непродолжительным, поскольку вскоре Великий литовский князь и двое его сыновей были убиты в результате заговора аристократической знати.

Юго-западные земли Руси в XIII в. стали объектом притязаний со стороны венгерских и польских феодалов. Заручившихся поддержкой папской курии, они предприняли попытку захватить Галицко-Волынское княжество. Летом 1245 г. рыцарское войско выступило в поход. Борьбу против интервенции возглавил князь Даниил Романович. Решающее сражение произошло под Ярославом, где крестоносцы потерпели сокрушительное поражение.

 

 

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.