Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







РАЗДЕЛ I. ДРЕВНЯЯ РУСЬ В IХ–ХIII ВЕКАХ





РАЗДЕЛ I. ДРЕВНЯЯ РУСЬ В IХ–ХIII ВЕКАХ

 

Глава 1. Древняя Русь в IX-XI вв.

Этногенез восточных славян. Расселение и территориально-племенные объединения восточных славян. Хозяйственная деятельность восточных славян. Древнерусская народность. Образование Древнерусского государства. Понятие «Русь». Принятие христианства. Православие и государство в Древней Руси. Политический строй Древней Руси. Социально-экономические отношения в Древней Руси. Древнерусское общество. Культура Древней Руси. Геополитическое положение Древнерусского государства и его внешняя политика.

Этногенез восточных славян

Вопрос о происхождении славян был поставлен еще в средние века. Согласно «Баварской хронике» (XIII в.) предками славян были древние ираноязычные народы – скифы, сарматы, аланы.

Начало научной разработки вопроса о происхождении славян относится к первой половине XIX в. Исследования этого времени показали принадлежность славянских языков к индоевропейской языковой семье. На этом основании было высказано предположение о существовании индоевропейской общности, которая включала в себя предков германцев, балтов, славян и индоиранцев.

Российский ученый А. Шахматов считал, что эта индоевропейская общность сложилась в бассейне Балтийского моря. По мнению чешского историка Л. Нидерле, в начале 2 тыс. до н.э. индоевропейская общность распалась. Из нее выделилась балто-славян­ская общность, которая в I тыс. до н.э. разделилась на балтскую и славянскую. А. Шахматов полагал, что вначале эту общность покинули ушедшие на юг предки индоиранцев и фракийцев, а затем от балтов отделились славяне, расселившиеся во II в. н.э., после ухода германцев с Вислы, на остальной территории Восточной Европы.



Есть и другие мнения о прародине славян. Еще в «Повести временных лет» (ХII в.) монахом Киево-Печерского монастыря Нестором была высказана мысль о том, что первоначально территорией расселения славян были Дунай и Балканы, а затем Прикарпатье, Днепр и Ладога. В XIX в. чешский ученый П. Шафарик, проанализировав сведения о славянах у античных авторов и готского историка Иордана, выдвинул гипотезу, согласно которой прародиной славянских народов было Прикарпатье.

В ХХ в. американские исследователи Г. Трегер и Х. Смит высказали предположение, что первоначально существовала древнеевропейская общность, которая во II тыс. до н.э. распалась на предков южных, западных (кельты и романские народы) и северных европейцев (германцы, балты и славяне). В I тыс. до н.э. из североевропейской общности выделились вначале германцы, а затем балты и славяне. Отечественный ученый Л.Гумилев считал, что в этом процессе имело место не только разделение славян с германцами, но и их соединение с германоязычными русами, и что это якобы произошло в ходе заселения славянами Поднепровья и района озера Ильмень.

В XX в. была предпринята также попытка уточнить, какие археологические культуры можно отнести к праславянскими и какую территорию занимали славяне на разных этапах исторического развития. По мнению П.Третьякова, праславянской была культура племен шнуровой керамики, переселившихся на рубеже 3-2 тыс. до н.э. из Причерноморья и Прикарпатья в Центральную Европу, а также на север и восток. Собственно славянскими в I тыс. до н.э. являлись культуры: лужицкая и поморская (на территории Польши); пшеворская (на Висле); зарубинецкая (в Среднем Поднепровье).

Во II-IV вв. в результате движения готских племен территория, которую занимали славяне, была рассечена на две части, что привело к образованию западных и восточных славян. Приняв участие в Великом переселении народов, славяне в конце V в. после крушения державы гуннов расселились также на юге Европейского континента.

Расселение и территориально-племенные объединения восточных славян

В VI-VII вв. происходит постепенное формирование трех этнических групп – западных, южных и восточных славян. К этому времени относится упоминание в византийских источниках об антах, под которыми одни ученые подразумевают всех восточных славян, а другие – лишь юго-западную их часть, наиболее часто вступавшую в контакт с Византией. Некоторые исследователи считают, что слово «анты» тюркского происхождения и переводится как «союзник». Другие полагают, сто это – иранское слово и переводится как «край».

География расселения восточно-славянских племен во второй половины I тыс. н.э. нашла отражение в «Повести временных лет». В VI-VIII в. восточные славяне для защиты от внешней угрозы объединяются в территориальные союзы племен: поляне (средний и верхний Днепр); кривичи (бассейн Западной Двины); словене (Ильмень, Волхов); дреговичи (Полесье между Припятью и Березиной); вятичи (верховья Оки); северяне (Десна, Сейм, Сулла); радимичи (между Сожем и Ипутью); древляне (Тетерев, Уж); дулебы (Волынь); хорваты (Карпаты); уличи и тиверцы (Буг, устье Дуная).

Политической основой союзов восточно-славянских племен являлись институты «военной демократии». Во главе этих союзов стояли князья, выполнявшие управленческие и военные функции, опираясь на дружину, профессиональное «воинское братство», в котором князь был «первым среди равных». Княжеская власть («вождество») еще носила потестарный (догосударственный) характер. Она была не столько привилегией и авторитарно-властным господством, сколько обязанностью и авторитетно-властным полномочием. Наряду с князем и дружиной большую роль в управлении играли вече (народное собрание) и совет старейшин.

Хозяйственная деятельность восточных славян

Восточные славяне жили по берегам рек в поселках, обнесенных земляным валом и состоящих из нескольких жилищ, полуземлянок с глиняной или каменной печью без дымохода. Поселки составляли соседскую общину, основой которой были не кровно-родственные, а социально-экономические связи. Поселки-общины располагались «гнездами», удаленные друг от друга на десятки километров.

Основным занятием восточных славян было земледелие: в лесной части – подсечно-огневое, в лесостепной – переложное. В качестве сельскохозяйственных орудий широко использовались деревянная соха и рало с железным наконечником. Важной отраслью хозяйственной деятельности восточных славян являлось скотоводство, о чем свидетельствует, в частности, тот факт, что долгое время слово «скот» в древнерусском языке означало также «деньги». Большое значение имели охота, рыболовство, бортничество.

К этому времени у восточных славян уже в качестве профессиональных занятий выделись ремесло и торговля. Их центрами стали города, укрепленные поселения, возникшие в племенных центрах или вдоль важнейших водных торговых путей, например, «из варяг в греки».

Древнерусская народность

Во второй половине I тыс. н.э. происходит формирование древнерусской народности, основу которой составили восточные славяне. Однако первоначально она складывалась в результате смешения нескольких этнических компонентов: славянского и балтского (земледельческого, оседлого), финно-угорского (охотничье-промыслового, бродячего) при заметном участии германского, тюркского (скотоводческого, кочевого) и отчасти северокавказского субстратов. Причем вначале славяне численно преобладали только в прикарпатском и приильменском районах. Однако постепенно они становятся доминирующим этносом. Об этом свидетельствует утверждение в ареале древнерусской народности в качестве ведущего славянского языка.

Большое влияние на формирование древнерусской народности сыграло принятие на Руси в конце Х в. христианства. Единая религиозная вера и церковная организация вели к все более прочной консолидации славянских племен на основе осознания ими своей православно-этнической общности.

Понятие «Русь»

Вопрос о происхождении понятия «Русь» в настоящее время является дискуссионным. Историки-норманисты придерживаются мнения о варяжском его происхождении. В частности, такие известные зарубежные историки, как Р. Пайпс и Х. Дэвидсон полагают, что легендарный Рюрик был из скандинавского племени «Русь», и это обусловлено название его новых владений, хотя в Скандинавии пока такого племени не обнаружено.

Историки-антинорманисты подчеркивают южное происхождение термина «Русь», обращая внимание на то, что задолго до появления варягов на Руси в византийских и арабо-персидских источниках для названия славян наряду с «антами», «венедами» и «склавенами» использовалось и понятие «росы». В частности, академик Б. Рыбаков считает, что «Русь» – это название одного из славянских племен. В XIX в. Д. Иловайским была выдвинута версия о том, что Русью в давние времена называлась река Волга.

В отечественной историографии долгое время существовала гипотеза, выдвинутая еще М. Ломоносовым, которая происхождение термина «Русь» связывала с названием реки Рось, притоком Днепра, в бассейне которой жили поляне, ставшие затем центром формирования русского этноса. Однако многие лингвисты отвергают эту гипотезу на том основании, что в историческом развитии русского языка, по их мнению, не могло произойти инверсии буквы «о» на «у». Поэтому название реки «Рось», по их мнению, не имеет никакого отношения к имени «Русь».

Однако некоторые исследователи (О. Трубачев) полагают, что такое чередование гласных «о» и «у» было вполне возможным в индоевропейском варианте, прежде всего на юге, в Северном Причерноморье, где местное индоарийское слово «русса» означало «светлый, белый». Поэтому он считает, что «Русь» происходит из пережиточных следов древнего значения южных индоарийских форм.

Оригинальную гипотезу об автохтонном происхождении слова «Русь» выдвинул писатель В. Чивилихин, который отметил, что в праславянском языке понятием «руса» означалась река. Поскольку все поселения восточных славян располагались вокруг рек, то, как полагает писатель, обобщенный этноним «русы» в этом контексте может пониматься как «живущие на реках» или «речной народ».

С. Лесной-Парамонов, основываясь на так называемой «Влесовой книге», подлинность которой вызывает большие сомнения у историков-источниковедов, пришел к выводу, что славянское племя Русь находилось в Сред­ней и Восточной Европе, и оно просуществовало до конца XII в. Поэтому новгородцы («словены») «идоша к варягам, к Руси», посылали послов не на Север, а на Запад, и Рюрик с братьями, имевшие славянские имена, были западными русинами.

Интересную гипотезу о происхождении слова «Русь» выдвинула С. Жарникова, которая пришла к выводу о том, что у нынешних индийцев и славян была одна прародина (от современной Вологды до побережья Ледовитого океана) и один праязык (санскрит). Похо­лодание климата на Севере сопровождалось переселением индоевропейских племен на за­пад, юг и восток. В результате индоевропейская общность на рубеже IV—III тыс. до н.э. распалась на десять этноязыковых групп, которые стали предками славян, романских и герман­ских народов Европы. Само слово «Русь» , по мнению ученого, происходит от санскритского «русья», что на означает «святая, светлая».

Наконец, некотрые отечественные и зарубежные языковеды считают, что термин «Русь» северного, предположительно финского или шведского происхождения, хотя разыскания в этом направлении не дали еще сколько-нибудь убедительных данных. Черты внешнего правдоподобия носит гипотеза, связывающая термин «Русь» с финским словом «Ruotsi», возникшего в свою очередь от шведского – «Roods» («гребцы»). Это косвенно подтверждается тем фактом, что византийцы часто называли «Русь» дромитами, потому что они пользовались легкими и быстрыми судами-дромонами.

Надо отметить, что вопрос о языковом происхождении термина «Русь» в целом не имеет никакого отношения к спорам «норманистов» и «антинорманистов» по проблеме образования Древнерусского государства, подобно тому, как определение языковой принадлежности племенных названий «бритты» и «саксы» совершенно не повлияло на решение вопроса о возникновении Великобритании (Англии) как государства.

Речь идет о том, «Русь» – это название со стороны, точно также как название «германцы» кельтского, а не немецкого происхождения, «французы» – германского, а не коренного гальского, «болгары» – не славянского, а тюрского. Подобных примеров, когда народ получает свое имя со стороны, множество, и в этом нет ничего оскорбительного для их национальной гордости.

Современные научные исследования свидетельствуют о том, что в докиевский период термин «Русь» топонимически был связан с северными землями, откуда он пришел затем на Юг. В киевский период «Русь» была первоначально династическим именем. Затем значение этого термина распространилось на весь социально-верхушечный слой, состоявший из славянских, чудских и варяжских элементов. К ХII в. варяжская династия Рюриковичей в течении нескольких поколений совершенно «ославянилась», а «Русь» превратилась в этническое имя. Параллельно термин «Русь» употреблялся и в качестве территориальной единицы. В IХ в. «Русь» представляла собой небольшой участок днепровского Правобережья с центром в Киеве и южной границей по реке Рось. В ХII в. понятие «Русь» в территориальном смысле уже употреблялось в более широком объединяющем значении как название всех южно-русских земель. В это же время стало складываться представление о «Руси» как стране-государстве.

Принятие христианства

Принятие христианства (православия) на Руси всегда рассматривалось как событие, которое принесло ей новую историческую судьбу, позволив покончить с языческим варварством и на равных войти в семью христианских народов Европы. Однако при этом подчеркивалось, что «крещение Руси» было длительным и сложным процессом, сопровождавшимся сохранением мощного пласта языческий верований.

Православие, как отмечал известный российский историк В. Ключевский, включив в свою сферу все слои русского народа, все общество, не захватило, однако, человека целиком. Проникновение православия в толщу народной жизни не было всеобъемлющим, оно руководило лишь религиозно-нравственным бытом русского народа, регулировало времяпрепровождение и праздничное настроение, семейные отношения, слабо отражаясь в ежедневном обиходе, не оставляя заметных следов в его будничных привычках и понятиях. Это дало основание некоторым исследователям говорить о том, что на Руси утвердилось «православие без христианства», или «языческое православие» то есть формальное, невежественное, синтезированное с языческой мистикой и практикой (Н. Бердяев).

В советской исторической науке «христианизация» Руси изучалась с позиций классового подхода. Принятие христианство рассматривалось как следствие складывания феодальных отношений и увязывалось с интересами класса феодалов. В конце 80-х гг. прошлого века, когда отмечалось 1000-летие «крещения Руси», был опубликован огромный массив литературы, посвященный этому событию. В ней была предпринята попытка преодоления упрощенного классового подхода к выявлению причин принятия христианства на Руси и оценке его социальной роли. «Христианизацию» восточных славян стали связывать с переходом их от варварства к цивилизации. При этом подчеркивалось эпохальное значение принятия христианства для развития культуры, упрочения государства и укрепления международных связей Древней Руси.

До середины X в. на Руси господствовало язычество, поэтому власть первых русских князей носила не только государственный, военно-политический, но и сакральный характер. Прозвище князя Олега «Вещий» свидетельствует о том, что, вероятно, князья одновременно являлись и жрецами. Первые упоминания о христианах на Руси появляются уже при князе Игоре, его жена княгиня Ольга (945-964 гг.) стала первой христианкой в княжеской династии. Летопись описывает ее крещение во время посещения Царьграда (Константинополя), участие в котором принимал сам византийский император. В середине Х в. в Киеве существовала христианская община. Однако Древняя Русь еще долго была языческой. Даже сын Ольги киевский князь Святослав, несмотря на настояния матери, отказался креститься и остался язычником.

По мере усиления военно-политической интеграции между княжествами на Руси и укрепления власти киевского князя росло единство Древнерусского государства. В условиях многобожия и многообразия языческих культов это привело к вопросу о том, какой из богов в языческой Руси должен стать главным.

В 980 г. киевский князь Владимир (980-1015 гг.) предпринял попытку провести религиозную реформу («постановление кумиров»). В Киеве был возведен единый пантеон из шести наиболее почитаемых у разных племен богов, причем главным из них сделали Перуна, основного божества полян. Однако попытка создания в Древнерусском государстве единой религии путем механического объединения различных языческих культов была обречена на неудачу. Единое государство нуждалось в единой идеологии, роль которой могла бы сыграть монотеистическая религия, основанная на вере в единого бога.

В соседних с Русью странах уже давно утвердились такие религии: ислам – в Волжской Булгарии, иудаизм – в Хазарии, христианство – в Византии. Приняли христианство такие славянские страны, как Польша и Чехия. Перед Древнерусским государством встала проблема выбора новой веры. «Повесть временных лет» рассказывает о том, что Владимир отправил послов в разные страны, узнать какая религия лучше. В летописи подробно описывают сомнения князя и его старших дружинников (бояр) по поводу того, какой из вер надо отдать предпочтение. Веру иудеев Владимир отверг за потерю ими своей земли, а ислам за строгие ограничения в еде и питье, князь предпочел восточное христианство за красоту его храмов и обряды по византийскому канону, которые, как пишет летописец, произвели на него глубокое впечатление.

В связи с этим надо отметить, что православие в большей степени, чем другие религии соответствовало культурному архетипу славян, которым присуще ценностно-рациональное мышление, в отличие, например, от европейцев, у которых мышление целерациональное. Соответствие православия ценностно-рациональному мышлению объясняется тем, что в отличие от католичества, ориентированного на рациональное познание мира, православие понимает смысл жизни как достижение внутреннего духовного единства и коллективное стремление к лучшему будущему, социальной справедливости.

Предпочтение, которое было отдано на Руси православию, объясняется также и тем, что Римская католическая церковь признавала богослужебным языком только латынь, а Константинопольская православная церковь допускала возможность использования родного языка. Кроме того, римский папа, претендуя на ведущую роль в политике, требовал подчинения светской власти духовной, и поэтому возвышал католическую церковь как над государствами и империями, так и над их королями и императорами. Восточная же церковь строила свою деятельность на основе «симфонии религиозной и светской власти»: константинопольский патриарх, отстаивая приоритет духовной власти в вопросах веры, поддерживал своим авторитетом светскую власть. Выбор веры был предрешен и территориальной близостью Византии, экономическими и политическими связями с ней, культурным влиянием, а также примером Болгарии.

Летописные источники сообщают некоторые подробности, предшествовавшие «крещению Руси». В 987 г. Владимир откликнулся на просьбу византийского императора Василия II о помощи в подавлении мятежа Варды Фоки, который пытался захватить императорский трон. За эту помощь император обещал отдать в жены киевскому князю свою сестру Анну, но при условии обращения его в православную веру. Однако после подавления мятежа император не спешил выполнять свое обещание. Владимир захватил принадлежавший Византии Корсунь, крестился там и добился от императора выполнения своего обещания. Затем князь окрестил свою дружину, а по возвращению из похода – киевлян в 988 г.

Новая религия на Руси утвердилась не сразу. В первую очередь она распространялась «сверху» среди горожан, часто путем насилия, встречая порой серьезное сопротивление с их стороны. Так, новгородцев «Путята крестил мечом, а Добрыня огнем», замечает летописец. Длительное время в русских землях существовало двоеверие. Население исполняло христианские обряды и тайно поклонялось прежним богам, отправляя языческие культы, несмотря на гонения властей и осуждение церкви. Крестьянство лесной полосы вообще очень долго сохраняло верность языческим обрядам. Это привело к тому, что русское православие впитало в себя многие черты язычества, а церковь освятила некоторые языческие праздники.

Древнерусское общество

Древнерусское общество по многим духовным, ценностно-ориента­цион­­ным чертам часто рассматривают как «дочер­нюю» зону византийской цивилизации. Однако надо отметить, что несмотря на религиозную общность Древняя Русь по большинству своих сущностных форм социально-политического устройства и жизнедеятельности было ближе к Европе, чем Византии.

Древнерусское общество было традиционным, основным социальным элементом которого выступала территориальная община. Каждый член этой общины занимал отведенную ему социальную «нишу» и являлся исполнителем определенной социальной функции. Поэтому традиционное общество в Древней Руси было строго упорядоченным и иерархичным. Основу этого общества составлял эволюционный тип развития, представлявший собой такое естественно-историческое развитие, в ход которого люди сознательно не вмешивались. Поэтому традиционное общество было «закрытым» и переменны в нем происходили крайне медленно.

Древнерусское общество было многоукладным. С одной стороны, Русь была страной аграрной, земледельческой, где наряду с пашенным широкое распространение получило подсечно-огневое земледелием. С другой стороны, Древнюю Русь называли «Гардарики» – страной городов, в которых большое развитие получило ремесленное производство и торговля.

Крестьянское население Древней Руси жило общинами, основную часть которой составляли лично свободные общинники – «люди». Древнерусская соседская община («вервь») владела землей, имела свою территорию, где отвечала за порядок и поведение своих «людей». Общины находились в экономической зависимости от князя, поскольку последний являлся номинальным верховным собственником всей русской земли. Эта зависимость выражалась в выплате дани на нужды князя. его дружины и содержание государственного аппарата власти. Вначале дань собиралась в ходе «полюдья» (объезда князем подвластной территории). Постепенно на смену «полюдья» пришел «повоз» (доставка общинниками дани в административные центры – «погосты»). Еще в правление княгини Ольги размер дани был нормирован.

По мере появления частного землевладения и развития вотчинного хозяйства крестьяне-общинники попадают в непосредственную феодальную зависимость от владельцев земли. Феодально-зависимых, но юридически свободных общинников в Древней Руси называли смердами.

Во второй половине XI в. появляются «закупы» – крестьяне-смерды, взявшие «купу» (ссуду) деньгами, рабочим скотом, продуктами и обязанные отработать долг феодалу-вотчиннику с процентами. «Закуп» был не только экономически, но и юридически зависим от феодала, так как до возвращения долга был лишен возможности свободного передвижения. Если же «закуп» пытался бежать от своего господина, то его превращали в холопа (раба), хотя по мере возврата долга «закуп» мог вернуть себе юридически свободное состояние.

При княжеских дворах и вотчинных хозяйствах было много «челяди», «холопов», «рядовичей» – так назывались различные категории лично зависимого населения. «Челядь» состояла из рабов-военнопленных, «холопы» были рабами, в которых в силу экономических обстоятельств обращались бывшие «смерды» и «закупы». Однако рабство на Руси, хотя и получило широкое распространение, носило в целом патриархальный характер. Более того, в отличие от античных рабов челядины и холопы на Руси были защищены законом (например, господин наказывался за убийство раба, раба можно было использовать в качестве свидетеля в суде). «Рядовичами» на Руси назывались люди, которые заключили договор («ряд») с господином о службе и выполняли функции мелких администраторов (ключников, тиунов) или занимались сельскими работами.

Городские поселения у восточных славян появились еще в догосударственный период. Они зарождались на родоплеменной основе вследствие территориального слияния нескольких соседских общин. Эти поселения носили аграрный характер и были тесно связаны с прилегающей округой (волостью). В таких «племенных» городах находился князь с дружиной, существовал совет старейшин, собиралось народное собрание (вече); жрецы, а позже православное духовенство исполняло культовые обряды. Это были «правящие» города с зачатками публичной власти.

В связи с образованием Древнерусского государства родоплеменные связи в Х-XI вв. окончательно уступают место территориальным, а города становятся военно-административ­ными, торгово-ремесленными и социокультурными центрами, хотя многие горожане по-прежнему продолжали заниматься сельским хозяйством.

Отдельные города располагали собственными войсками, приглашали на службу князей, имели посольские связи с другими странами и по существу были городами-государствами. Наиболее крупные города являлись резиденциями княжеской власти. Например, в Киеве находился великокняжеский престол.

Культура Древней Руси

До принятия христианства восточные славяне были язычниками. Основу их менталитета как совокупности представлений (образов), ценностей (предпочтений) и установок (предрасположенностей) составляли идеи вечности и равнозначности добра и зла как двух самостоятельных форм бытия.

Ментальные представления восточных славян были неразрывно связаны с природой, поэтому все специфически человеческое в конечном счете выводилось или сводилось к природному. Борьба со «злыми» силами природы вела к вере в возможность объединения сил «добра» против «зла». Это вело к постепенному формированию в рамках политеизма (многобожия) монотеистических тенденций.

Восточные славяне описывали мир на основе парных понятий, определявших двуединую сущность сакрального (религиозно-культового) и мирского, благоприятного и неблагоприятного для человека. Космос-порядок противопоставлялся хаосу-беспорядку, что соответствовало оппозиции «свой мир – чужой мир». Символической защитой от чужого (враждебного) мира служил круг, которым обводили себя и жилище. Аналогичная магическая роль приписывалась поясу, цепи, перстню, венку, служившим символами замыкания, закрывания. В славянском фольклоре элементы мира-порядка отождествлялись с частями человеческого тела. Сооружение дома понималось как акт упорядочивания изначального хаоса.

Символом бытия в пространственно-временном измерении служило универсальное мировое дерево. С его помощью моделировалась тройная вертикальная структура мира – небо, земля и преисподняя. Верх дерева (направление роста) символизировал жизнь и развитие, низ – угасание, смерть. Часто образ дерева замещался образом женщины как символа жизни и плодородия. Время славянами воспринималось циклично, в его «хорошем» движении –«посолонь», то есть по солнцу, слева направо.

Личностное духовное начало в языческой культуре не было выделено. Это порождало в славянском языческом менталитете эпическую атараксию (абсолютное спокойствие духа). В связи с этим в нем отсутствовало представление о ценности человеческого бытия и драматизме смерти. Установкой такого менталитета было оправдание произвола «сильной личности», не оставлявшее места для чувства совести и справедливости, для высших духовных целей и устремлений.

В дохристианский период на Руси хранителями племенных обрядов и ритуалов, мифологических и эпических сказаний были волхвы (жрецы), которые также руководили сооружением святилищ и следили за исполнением аграрно-календарных циклов. Отдельные жреческие функции выполняли вожди племен, а затем и князья (Олег Вещий, Владимир Солнце).

В языческом божественном пантеоне к высшему уровню относились Перун, Велес, Род, Сварог, Макошь. Перун, символами которого являлись конь, солнечный и громовой знаки, был общеславянским богом (его аналоги в индоевропейском ареале – индийский Индра, германский Тор, древнегреческий Зевс.). В период становления Древнерусского государства Перун как бог грозы и молнии становится княжеским и дружинным божеством. С Перуном был тесно связан культ змея-божества Велеса (Волоса), который у восточных славян был покровителем плодородия, жизненных сил земли и являлся также владыкой нижнего мира. Ипостасями Велеса были леший и медведь (хозяин скота). Оба божества являлись участниками «грозового» мифа: Перун-громовержец, обитающий на небе, преследовал представителя «нижнего мира» змея Велеса, похищавшего скот, людей и даже жену громовержца. При этом Велес мог выступать покровителем и защитником людей от грозного Перуна, а также врачевателем.

Важную роль в пантеоне играл Род, который символизировал предков и был связан с земледельческим культом. Ему сопутствовали рожаницы (эквивалент греческих мойр и римских парк), дававшие жизнь и через символику неба и звезд определявшие судьбу человека. Среди других богов упоминается Сварог (вероятно, бог небесного огня). К женским божествам относилась Макошь, богиня плодородия и земли.

К более низкому уровню относились божества, символизировавшие сезонные и хозяйственные циклы, а также божества, воплощавшие целостность отдельных племен или общин. К низшей мифологии относились домовые, лешие, водяные, русалки, кикиморы.

Культовые сооружения представляли собой круглые открытые площадки в природном ландшафте, на которых стояли идолы и горели ритуальные костры. Исключение составляет киевское капище (святилище) X в., имевшее вокруг четырехугольную каменную кладку. Первый шаг в символическом осмыслении четырехугольника (квадрата) свидетельствовал об изменениях в пространственном мышлении, усложнении мифологии. Эти сдвиги подготовили условия для осмысления и принятия затем пространственного и символического облика византийско-христианского крестово-купольного храма как «неба на земле».

Космогонические представления восточных славян были во многом сходны с ближневосточными и древнегреческими. Действия богов высшего уровня по созданию и поддержанию порядка предполагали магико-обрядовое соучастие человека. Такая космогония определяла соединение пассивного мировосприятия (ворожба, угадывание судьбы) с активным стремлением изменить свою судьбу через магию, жертвоприношение. В отличие от древнегреческой мифологии в славянском мировоззрении судьба не выступала в качестве непреложного абсолюта, человек не был отчужден от своей судьбы и мог воздействовать на нее.

Языческая ментальность пронизывала всю систему культуры восточных славян. Она проявлялась в ритуальных плясках, песнопениях, игрищах, в символическом декоре ремесленных изделий, в радиальном построении поселений, в сооружении святилищ в виде открытого круга, в использовании системы символических знаков в быту. В структуре городов виден отпечаток языческой модели Вселенной: город делился на «верхний мир» – княжеский детинец, где жили «старшие», «лучшие» люди; и «низший мир» – подол.

В условиях проникновением в Киевскую Русь иудаизма, ислама и христианства волхвы предприняли попытку укрепления своих позиций. В 980 г. великий киевский князь Владимир провел религиозную реформу. Был создан единый пантеон языческих богов, где богу-отцу соответствовал Стрибог, богу-сыну – Дажьбог и Богородице – Макошь. Вне этих параллелей стояло верховное божество Перун и крылатый зверь Семаргл (грифон, или собака-птица), являвшийся посредником между небом и землей. В пантеон не вошли Род, Велес и другие боги, культ которых носил оргиастический характер.

Языческая реформа Владимира свидетельствовала о достаточно развитом мифологическом мировоззрении, что создавало условия для принятия христианства. Этому же способствовало образно-художественное восприятие славянами мира, закрепленное в древнерусском «слове-образе», хорошо приспособленном к христианской литургии.

Христианство оказало большое влияние на развитие древнерусской культуры. Принятие православия привело к тому, что Русь вошла в византийскую ойкумену и начала усваивать древнюю иудео-христианскую культуру.

Вскоре после крещения широкое распространение на Руси получило славянское письмо, выросла грамотность населения, особенно в городах. Хотя письменность существовала и в дохристианскую эпоху, но с принятием православия в ее развитии начинается новый этап: зарождается образование, появляются повествования и летописания, создаются первые оригинальные произведения духовно-философского содержания.

Важную роль сыграло присутствие образованных болгар, бежавших в Киев после завоевания их страны Византией. Введя в практику кириллицу, они передали и свои знания. Старославянский язык стал языком культа и религиозной литературы. На основе синтеза этого языка и восточнославянской языковой среды сформировался древнерусский литературный язык, на котором были написаны «Русская Правда», летописи, «Слово о полку Игореве».

Благодаря христианству на Руси появляются каменное зодчество, мозаика, иконопись и фреска, создаются архитектурные шедевры мирового уровня. Воспринимая от греков технику строительного мастерства, приемы росписи стен и камнерезного дела, древнерусские мастера переосмысливали их на основе вековых славянских традиций, а также народно-языческого мировосприятия.

Огромное влияние оказывало православие на формирование менталитета древнерусского общества. В отличие от католического, он в большей мере был художественно-образной, эстетической системой ценностей, чем рационально-политической.

Второстепенность рационально-политических элементов в православия и первичность духовно-нравственных способствовали укреплению православной ветви христианства на Руси, поскольку она в значительной маре соответствовала менталитету восточных славян. В то же время православие вносило существенные изменения в этот менталитет, который начинал базироваться на личностном понимании абсолюта. Это было обусловлено личностной структурой Троицы, а также в единством божественной и человеческой природы Иисуса Христа. Утверждалась ценность человеческой личности, складывалось представление о свободе воли в достижении единой для всех благодати.

Изменились представления о соотношении духовных и телесных начал, стало утверждаться понимание неразделенности и в то же время неслитности сакрального и мирского. Православное мировоззрение – это стремление к соединению Сущего и Должного, видение смысла жизни не в мирском богатстве, а во внутреннем духовном единстве, коллективном движении к лучшему будущему, социальной справедливости. В древнерусском менталитете стали культивироваться стремления к добру, справедливости, правде, состраданию и взаимопомощи.

С образованием Древнерусского государства, принятием христианства и активной миссионерской деятельностью греков происходит трансформация менталитета древнерусской народности, в котором постепенно утверждаются православные представления о природе и целях государственной власти как власти верховной, направленной не только на защиту страны от внешних врагов, но и поддержание порядка и согласия в обществе. В этом, например, усматривали летописцы высший долг великокняжеской династии на Руси, осуждая «окаянных» князей за междуусобные распри.

Новая вера становилась также важнейшим фактором, обеспечивавшим самоидентификацию древнерусской народности, ее духовную самостоятельность и в то же время включенность в культурный мир византийско-славянской цивилизации, а через нее в европейскую культуру в целом.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.