Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







На чем сосредоточиться, чтобы не вмазать Дексу по роже.





Пенни поговорит со своим отцом.

Там будет мама.

Разбитые костяшки не сексуальны.

Убийство незаконно.

Постараться не смотреть на него.

Вместо этого смотреть на милые веснушки Пенни.

Когда они начнут говорить о свадьбе, извиниться и удалиться.

Декс – идиот.

Я, твою мать, ненавижу этот ужин.

 

 

Я постучал кончиком ручки по бороде, надеясь, что в итоге не окажусь сегодня в тюрьме.

Бросив блокнот, я накинул черные джинсы и белую рубашку на пуговицах. Черт, сегодняшний вечер будет хреновым.

 

 

Глава 11

Пенни

Какого черта?

– Выкладывай, – сказала я ухмыляющейся, как чеширский кот, Марго. Как только я вошла в двери, широкая улыбка Марго встретила меня.

– Хорошо, итак, – она поднялась с дивана, – сексуальный боец ММА пригласил меня на свидание, – я улыбнулась ее восторгу. – Меня, – сказала она, указывая на себя. – Он пригласил меня на свидание.

Я бросила свою сумку на низкий, дубовый шкафчик под старину рядом с дверью.

– Наконец–то, в смысле это замечательно. Когда?

– Ну, он пока не пригласил меня официально.

Я приподняла бровь.

– В смысле? Что именно он сказал? Это мои туфли? – я уставилась на красные шпильки, которые она нацепила вместе с черным платьем.– Куда ты собралась?

– Не волнуйся о туфлях. Я не поцарапаю их. Он сказал, что мы должны как–нибудь поболтать за ужином, – ответила она, пробегаясь пальцами по своим длинным, светлым волосам.

– Это обещание. А сегодня ты куда собралась? – крикнула я через плечо, направляясь в свою спальню. Этот ужин обещает стать кошмаром.

– На самом деле, я иду в «Lopa», – сказала она, плюхаясь на мою кровать. – Я решила, что еще не поздно и почему бы и нет? – она пожала своими загорелыми плечами и выдавила улыбку.



– Ну, а я ужинаю с Дексом, его мамой и Тео. Повезло–то как.

– Хочешь, я тоже пойду? Серьезно, у меня никаких планов. Я могу выступить в качестве помехи ради тебя, – она улыбнулась и подмигнула, а я задумалась над идеей.

– Да, пошли.

Я совершала слабые намеки на сборы, Марго вставляла свои пять копеек во все, и мы обе опаздывали, а потом я написала Дексу, чтобы проинформировать того о дополнительном госте.

Мы поехали вместе, торопясь успеть к ужину вовремя. Декс очень пунктуален и терпеть не может, когда опаздывают.

Я надеялась, что это никогда не станет тем, к чему мне придется привыкнуть. Когда мы приехали в ресторан «Креветки Бабба Гамп»[1], Марго припарковала свой маленький Мерседес, и мы выскочили из него.

– Это будет весело, – сказала она, хихикая, как школьница, когда мы ворвались внутрь.

– Ага, очень, – ответила я, молча молясь, что все пройдет сегодня нормально, и частный детектив Тео сможет помочь.

На входе в ресторан, я столкнулась с яростными, голубыми глазами Декса.

– Ты опоздала, – он положил ладонь на мою поясницу и наклонился, чтобы чмокнуть своими губами мою щеку.

– Всего–то на пару минут, – ответила Марго, проносясь мимо него.

– Не позволю этого снова. Моя мать и Тео уже пришли, – он сопровождал меня сквозь толпу через зону ожидания, и мое сердце ускорилось.

В тот мгновение, как наши с Тео глаза встретились через весь ресторан, я изо всех сил старалась сдержать улыбку.

Его мать смотрела на нас, пока мы все здоровались. Сидя рядом с Дексом и напротив Тео, я переживала, что не смогу пережить этот ужин в целости. Все, чего я хотела сейчас, оказаться в объятиях Тео.

Атмосфера была громкой и шумной, и я едва могла расслышать нашего официанта, когда тот подошел к нашему столику и рассказывал меню. Мой мозг кричал мне – уходи, убегай. Так было, пока Марго не пнула меня туфлей, одарив суровым взглядом, чтобы я заказала напиток.

Джун смеялась, когда обсуждала детали свадьбы, а я не могла снова через это пройти. Мой разум затерялся в другом мире, в мире, где мы с Тео жили долго и счастливо.

– А ты что думаешь, Пенни? – спросила Джун.

Все за столиком уставились на меня в ожидании ответа.

– Простите. А какой был вопрос?

– Мама хотела узнать, понравятся ли тебе бугенвиллии[2] на свадьбе, – повторил Тео с усмешкой.

Тео провел ладонью по своей бороде, и все это показалось неправильным. Я не могла сидеть здесь и обсуждать планы на свадьбу с этим хером собачим рядом со мной, пока Тео сидел и слушал.

– Не думаю, что цветы необходимы, – сказала я, глотнув воды.

Джун разглядывала меня с любопытством.

– Ну, ты можешь подумать об этом, – сказала она.

– Думаю, если я когда–нибудь женюсь, то хотел бы бархатцы и цинии. Того же цвета, что и глаза моей будущей жены, – сказал Тео, улыбаясь своей матери.

– Никто не захочет дерьмовые цветы на свадьбе, – гавкнул Декс. – Скажешь тоже.

Тот факт, что Тео запомнил, какие именно цветы обычно высаживали мы с мамой, коснулся моего сердца. И фу. Декс такой сноб, такой высокомерный. Можно подумать он родился с серебряной ложкой во рту. Я бы пихнула ее ему в зад. Я хотела бы забраться под его кожу, так же как и он под мою. Я помахала официанту.

– Простите, что вы посоветуете: жаренные креветки, вареные креветки, креветки на пару, креветки в коксе, или креветки в кукурузной муке? – спросила я своим самым лучшем голосом «Баббы». Я растягивала все слова, будто являлась реинкарнацией «Баббы». Еще и довольно впечатлительно.

Тео громко рассмеялся.

– Или креветки барбекю, – добавил он, подмигивая.

– Креветки Гамбо, – хихикнула я.

Декс напрягся рядом со мной.

– Почему ты так говоришь, Пении? Мы же не в фильме, ради всего святого.

– Я разговариваю так, потому что это ресторан «Креветки Бабба Гамп», и почему это я не могу? – я старалась держать лицо бесстрастным.

Тео снова засмеялся, и Марго присоединилась.

– Люди делают так постоянно, – встрял наш официант. – И все из этого будет замечательным выбором.

– Спасибооо, – сказала я. – Видишь?

– Дайте нам пять минут, – отрезал официанту Декс.

Марго принялась за разговор, высказывая свое мнение и взгляды на то, какой была бы ее свадьба. Естественно, ее женихом будет никто иной, как боец ММА. Мы все смеялись, пока она объясняла, как ей для начала его подцепить.

– Но когда я заполучу его, то услышу свадебные колокола, – смеялась она.

– Ой, я тебя умоляю. Разве никто не слышит того же самого, что и я? Она практически преследует парня, а теперь еще и женить хочет его на себе? Марго, тебе стоит проверить голову, – выдал Декс.

– По крайней мере, она не принуждает его, – сказала я, вставая из–за стола. – Пожалуйста, извините меня.

У всех отвалились челюсти от моих слов. С меня достаточно и необходимо сбежать из этого безумия. Направившись в сторону дамской комнаты, я шла настолько быстро, насколько возможно. Я чувствовала, как взгляды всех за столиком прожигали дыру в моей спине.

Декс придет в бешенство, и я была уверена, что позже поплачусь этим заявлением.

Я толкнула красную дверь и влетела внутрь. Глубоко вдохнув, насколько смогла, я склонилась слегка над раковиной.

Дверь распахнулась, пугая меня, и я повернулась, чтобы узнать, кто пришел.

– Я чертовски люблю тебя, – сказал Тео, когда вошел в туалет, запирая дверь за собой.

Я бросилась к нему, обвивая руками его шею.

– Я просто не могу сделать этого, никогда.

– Знаю, детка. Знаю.

Его губы слегка коснулись моих, и я вцепилась в него. Все показалось менее безнадежным, когда он поцеловал меня. Он склонил меня над раковиной, пробираясь пальцами под мою юбку.

– Тео, что если кто–то войдет. Все это кажется таким дешевым и грязным, – сказала я, расстегивая молнию его штанов и скользя рукой внутрь.

– Пусть заходят. Мне просто необходимо зарыться членом в тебе так глубоко, что понадобятся медики, чтобы вынести тебя отсюда, – он толкнулся в мою ладонь. – Дешево и грязно? Мне это нравится. Ты хочешь, чтобы я использовал тебя? – он спустил штаны до своих развитых бедер, а его длинные ресницы коснулись моей щеки, когда он расположил свой член у моего входа.

Я широко улыбнулась, когда ответила:

– Да, воспользуйся мной, как дешевой и грязной девчонкой.

Одним длинным толчком он устроился глубоко внутри меня.

– Ох, блять, обожаю твою тугую киску, – он вбивался в меня, будто наступал конец света. Из–за его рта рядом с моим ухом, я слышала все его восторженные рычания от каждого толчка членом. Каждое его прикосновение заставляло меня желать большего. Мне было плевать, что мы в туалете. Это было всем, что мне нужно, чтобы пройти через ад, который дожидался меня за столом.

С его руками на моей заднице, губами так близко к моим, температура моего тела возрастала, пока он продолжал погружаться глубже.

От того, как он безудержно трахал меня, мне хотелось стать смелее. Я хотела быть непристойной для него, как и он для меня. Поэтому я решила немного поэкспериментировать с грязными разговорчиками.

– Тео, хочу быть твоей грязной шлюшкой сегодня, – ладно, не так уж и плохо.

Его голова резко откинулась назад, шокированный взгляд встретился с моим.

– Черт возьми, это заводит меня. Ты хочешь стать моей маленькой шлюшкой, да?

Боже, ему нравилось это. И это заводило меня еще больше.

– Да, трахни меня.

И он трахнул. Он так жестко имел меня, как никогда раньше, а я наслаждалась каждой секундой этого, не желая, чтобы это заканчивалось.

– Тебе нравится быть моей? Тебе нравится, когда ты принадлежишь мне?

– Да.

– Господи Боже. Заставь меня кончить, чертова, маленькая шлюха, – его ладони сжали мою задницу сильнее, пока он продолжал вколачиваться в меня.

Кто ж знал, насколько мне понравятся эти штучки с небольшими ролевыми играми. Тео, который имел меня, Тео, который нуждался во мне так сильно, соблазнял меня стать более бесстыжей. Каждое его слово заводило меня еще больше.

– Кончи внутри меня, – я хотела почувствовать его. Я хотела быть его.

– Тебе нравится мой член внутри тебя? Тебе нравится, когда я использую тебя, как маленькую шлюшку?

В моем теле нарастал восхитительный оргазм, и слова Тео подводили меня ближе.

– Да.

– Эта киска, – он толкнулся в меня, – моя, детка, – он отстранился, его член практически полностью вышел из меня. – Скажи мне, что ты моя. Скажи, что ты моя чертова шлюшка, – он врезался в меня с такой силой, что я спиной ощущала твердый фарфор, впивающийся в мою кожу.

– Я твоя, – наши взгляды удерживали друг друга, ни один из нас не моргал.

– Вот так. Никто больше не прикоснется к этой киске, кроме меня. Поняла?

– Да, – я кивнула, обхватывая его шею крепче.

– Никто больше не попробует эту тугую, маленькую вагину, кроме меня, поняла?

– Да. Только ты, – мое тело было близко, звездочки показались под моими веками.

Он вышел полностью из меня и на секунду остановился.

– Посмотри на меня. Никто больше не трахнет эту маленькую, охренительную киску, кроме меня. Ясно? – он ворвался обратно в меня, а его палец заиграл с моим клитором.

Мое тело сдалось, а оргазм затопил его. Боже мой. Я застонала громко и долго, наплевав, что кто–то мог ждать по ту сторону двери.

Его ладонь заткнула мой рот, и от того, как он застонал, мой оргазм перерос в еще один.

– Ох, твою ж мать, я кончаю, Пенни. Обожаю твою киску, детка.

Его рука соскользнула с моих губ и была заменена его горячими губами.

– Я люблю тебя, Тео, – пробормотала я в поцелуй, когда мое тело вернулось с небес.

– Я тоже люблю тебя.

Почистившись, он приоткрыл дверь, чтобы осмотреться.

– Я выйду первым, – бросил он через плечо, когда счел, что все чисто.

Я подождала минуту, прежде чем выйти, и встретила Марго в коридоре, которая уперла руки в бедра.

– Разворачивайся, возвращаемся в туалет. У тебя на лице выражение «меня только что трахнули в туалете «Бабба Гамп», – она улыбнулась. – Я хорошо знаю это выражение, – она засмеялась, проталкивая меня снова в красную дверь.

Она встала рядом со мной, пока я изучала свое отражение. Марго права. Мои щеки были милого розового оттенка, а волосы – спутанным безумием. «Только что оттраханная» – наполовину точно. «Тщательно оттраханная» подошло бы лучше.

Мои глаза расширились.

– Боже мой, его мать там. Она все поймет.

– Успокойся, – сказала она, проводя пальцами по спутанным кончикам моих волос. – Она ничего не поймет. Тео сказал, что должен выйти, потому что звонила Блэр. Думаю, тебе стоит сказать, что плохо себя чувствуешь, и я смогу увезти тебя домой. Объяснишь раскрасневшуюся кожу, – она покопалась в сумочке, нашла блеск для губ и открыла для меня.

Я схватила тюбик и накрасила свои губы.

– Спасибо, мне нравится эта идея.

Когда Марго сочла, что я готова, мы вышли из уборной и направились к столику.

Тео сидел на своем месте, его взгляд изучал меня, и я ощутила легкое головокружение.

– Пенни плохо себя чувствует, – заявила Марго. – Я отвезу ее домой.

Оба Декс и Тео поднялись со своих мест, а глаза Джун расширились от беспокойства.

– О, нет, – сказала она. – Может, тебе просто нужно поесть. Декс уже заказал для тебя.

– Сядь, Пенни, – проинструктировал Декс.

Мой взгляд кратко метнулся к нему, прежде чем вернуться к Тео. Мышца на его челюсти подрагивала. Черт. Кажется, все пошло ко дну.

Я опустилась на свой стул, пока Марго обходила стол, чтобы сесть рядом с Тео. Нервозность пересиливала меня. Мой рефлекс «дерись или беги» усиливался. Он говорил мне убираться к чертям собачьим отсюда. И до того, как я смогла сбежать, появился официант с огромным блюдом пасты для меня.

– «Скампи»[3] для дамы.

Я подняла свой нос от тарелки со сколькой лапшой, наклоняясь ближе к Дексу.

– Ты не заказал мне креветок в кокосе? – спросила тихо.

Он повернулся ко мне лицом, когда официант поставил его большую красную корзинку, полную креветок и картошки фри.

– Нет, всем нравятся «скампи».

– Ну, так чего же себе не заказал немножко? – спросила я.

Тео выдавил улыбку, когда официант скользнул белой тарелкой перед ним.

– И «удачные креветки в кокосе» для вас, сэр.

– Вообще–то, – Тео подхватил свою тарелку и немного приподнялся со своего стула, – если ты не возражаешь, Пенни, я обожаю «скампи». Хочешь, поменяемся?

Я обожаю его. Он отдал свои креветки в кокосе мне. Я произнесла одними губами «спасибо», пока он менял наши тарелки.

Декс фыркнул низким рыком, переключая свое внимание к Тео.

– Как «Козел»?

– Прости? – вилка Тео остановилась на половине накручивания тонкой лапши.

– «Козел» или «Lopa». Какая нахрен разница, как он называется. Как там дела?

– Следи за языком, Декс, – высказала Джун, ее суровый взгляд остановился исключительно на Дексе.

– Извини, мама. Ну? – переспросил он, переключая внимание обратно на Тео.

– Пошел на хрен, – ответил Тео, свирепо уставившись в ответ на него. – Прости, мам.

Я слегка рассмеялась, когда мой взгляд встретился с Марго. Она улыбалась в салфетку.

– Разве это вообще имеет значение? Теперь, когда во главе Пенни, я уверен, что все в порядке. Так ведь, Пенни?

Я кивнула, не произнося ни слова. Теперь, ни с того ни с сего, он захотел сделать мне комплимент?

– Мне нравится «Lopa», – добавила Марго своим счастливым, звенящим голоском, чем ослабила немного напряжение в атмосфере.

– Как и мне, – сказала Джун.

– Он достиг определенного уровня. Пенни и Тео создали прекрасную команду по совместному управлению, – Марго подмигнула мне, и я улыбнулась.

Разговор свернул к любимым закусочным Майами, а Тео и Декс сверлили друг друга взглядами через стол.

 

Глава 12

Тео

Твою мать, да, я только что трахнул твою невесту.

Я хотел сказать об этом Дексу. Я хотел, чтобы он узнал, как ощущается такой тип боли. В действительности, ему плевать на Пенни. И это факт. Когда я услышал, что он заказал ей «скампи», тогда и убедился в этом. А потом ублюдку было плевать на то, что она не хотела их. Так долго как у него есть эта охрененно огромная корзинка сердечного приступа, то все в его мире будет в порядке. Я посмотрел на Пенни, и она улыбнулась мне, когда закинула в рот креветку в кокосе.

Трахнуться с ней в туалете было адски горячо, и я больше всего на свете хотел потянуться через весь стол, посадить ее на свои колени, и рассказать ей о всех своих мечтах и секретах.

Мама продолжала стрелять странными взглядами в меня, и я был в ожидание какого–то «разговора» позже.

Мои глаза не могли оторваться от Пенни, и не имело значения, как сильно я старался.

Почему она не может просто сказать своему отцу отвалить? Эту шараду с помолвкой нужно заканчивать.

По окончанию еды, Декс повернулся к Пенни.

– Я отвезу тебя домой и останусь на ночь.

Во мне вспыхнула злость, и я попытался придумать хоть что–нибудь, чтобы вытащить ее из этой ситуации.

– Пенни, нам нужно обсудить доходы и расходы пораньше. Не хочешь встретиться в «Lopa» где–то в пять утра?

Ее глаза встретились с моими, и я подмигнул ей.

– Конечно, – согласилась она. – Слушай, Декс, – она повернулась к нему. – Мне, по–прежнему, нездоровится, и правда, нужно немного поспать перед завтрашним днем.

Декс нахмурился, выдав самое уродливое лицо в мире, и я захотел врезать ему. Мой кулак сжался, готовый устранить его.

Он встал из–за столика.

– Прекрасно, – облегчение пересекло лицо Пенни. – Увидимся завтра.

– Спокойной ночи, Декс, – кивнул я, и он кивнул в ответ. Мудак.

Я поблагодарил всех и поцеловал маму на прощание. Мой взгляд встретился с Пенни перед тем, как я направился к своей машине и начал путешествие обратно в свою квартиру.

Я швырнул ключи на столик у входных дверей и схватил пиво из холодильника. Открутив крышку, я сделал большой глоток и бросил крышку на холодильник, услышав, как она звякнула на полу. Я ненавидел это. Это мое скорое будущее? Прятаться для одного момента с Пенни, только ради того, чтобы отправить ее домой с Дексом?

Мне нужно сделать что–нибудь.

Ксавьер перезвонит завтра. Я пошел через коридор в ванную и включил душ.

А когда выбрался из душа, я услышал стук в свою дверь. Схватив телефон, я проверил звонки, на случай, если люди еще звонили перед тем, как просто заявиться на вашем пороге. Видимо, так больше не делали.

Я глянул в глазок и увидел ее.

Распахнув дверь, она оказалась в моих руках в рекордное время.

– Что ты здесь делаешь? – спросил я.

Она так хорошо пахла, и мой член гордо выступил вперед. Ее кожа казалась такой мягкой под моими пальцами. Я хотел касаться каждой ее частички.

Мое тело пылало, когда я прижал ее крепче к себе. Пропадет ли когда–нибудь это чувство нетерпения, когда она находится поблизости?

– Все из–за Декса, – начала она.

Я провел ладонями по ее спине, изо всех сил стараясь не заводиться в этот важный момент с ней, но, да ладно, я же парень. Это заложено в нашу ДНК – не упустить возможность почувствовать женщину, которую любишь.

Моя хватка усилилась, и до того как я понял, все мои чувства нацелились на одно единственное место, куда мне было необходимо утопить свое лицо.

Погодите–ка. Что? Я отклонился назад, впиваясь в ее обеспокоенные глаза.

– Он сделал тебе больно? – жар опалял мою кожу сильнее, но в другом смысле. Как будто я был солнцем или вулканом, который готов взорваться, если он только прикоснется хоть пальцем к ней.

– Нет, он становится таким собственником.

Дойдя с ней до дивана, я усадил ее и встал на колени перед ней, положив ладони на каждое ее бедро.

– Расскажи мне, что он сделал?

Она провела рукой по моей бороде. Слезы в ее глазах заставили мою злость усилиться в миллионы раз. Да я, блять, ненавидел его.

Он практически тронул ее. Этого было достаточным основанием обрушить гнев Божий на его задницу. И мой тоже. Я лично удостоверюсь, что у него не останется пальцев, чтобы прикоснуться к кому–то еще.

– Он заметил, как я смотрела на тебя сегодня. Он сказал, что у меня есть чувства к тебе, и сказал, что никогда его невеста не будет так неуважительно относиться к нему перед людьми.

– Пенни, он обидел тебя? Он тронул тебя? – я смертельно хотел узнать это. Это было мне нужно, как последнее желание перед казнью. Потому что, обещаю, если он это сделал, я окажусь в камере смертников в мгновение ока за нее.

– Нет, – она покачала головой, – но, Тео, я знаю, это случится. Эта ярость в его глазах. То, как он разговаривает со мной. Я знаю, что это случится. Он так сильно отличается от того, когда мы только познакомились с ним. Он изменился, превратился в монстра.

– Ну, он всегда был эгоистичным, маленьким дерьмом. И так и не смог перерасти это.

Я рассказал Пенни о том, как Декс переспал с Блэр, когда она была беременна Люси. Пенни была шокирована, мягко говоря, но чем больше я рассказывал о Дексе, тем больше она не принимала этого.

– Не могу поверить, что твоя мать до сих пор мирится с ним, – прошептала она, когда я закончил.

– Она ничего не знает об этом. Это бы разбило ее сердце. Поэтому я просто притворяюсь.

– Мне жаль, Тео. Просто мне кажется, твой брат переходит все рамки. Как будто он не может пережить один день без злости и криков. Боюсь, однажды он поддастся своей злости.

Нет, если я предприниму кое–какие меры. Что за херовая ситуация, и я не мог поверить, что это настоящая жизнь. Некоторым людям везет, а таким как мы приходиться работать, как проклятым, над тем, чего мы хотим. Я не возражаю против работы. Я возьму дополнительные часы и буду готов пожинать плоды, если мы когда–нибудь переживем этот кошмар с ее отцом.

– Пенни? Ты разговаривала с отцом? – я бы сказал этому придурку, куда именно он может засунуть «Lopa». Прямо. В. Задницу. Декса.

Она медлила. Моя малышка нервничала, и я понял, что было что–то важное поставлено на кон. Но что? Я приподнял ее подбородок, чтобы посмотреть прямо в эти потрясающие глаза и постараться найти ответ.

– Пенни?

Ее взгляд заметался, не желая встречаться с моим. Серьезно, какого хрена?

– Тео, – она встала с дивана.

Я встал, медленно, и наблюдал, как она ходила кругами по плиточному полу. Во мне поселилась растерянность, ладно, может, возросла, в любом случае я чертовски растерялся.

– Пенни, что происходит? – разве я прошу о многом? Разве не она призналась мне в любви? Любовь означает никаких секретов. Или, по крайней мере, по моему мнению, а у меня не было ни одного от Пенни. Хотя я не ощущал того же от нее. Каждый раз, когда она проходила мимо меня в моей же гостиной, каждый раз, когда она тихонько выдыхала, я ощущал укол чего–то неправильного.

Она остановилась и повернулась ко мне лицом.

– Нет, не думаю, что это такая хорошая идея. Потому что ты усердно работал над «Lopa» и любишь его. Мы оба любим.

Чушь собачья. Могу ли я подловить ее на лжи? Черт возьми, да, могу.

– Пенни, все это фигня, и ты знаешь это.

Она подошла ближе, обнимая меня за талию.

– Тео, просто доверься мне, хорошо?

Я поцеловал ее в волосы, обхватывая и прижимая ее крепче к себе.

– Я верю тебе. Да, отстойно терять «Lopa», но мы можем открыть новый бар.

– Я не хочу, чтобы ты потерял его. Сейчас открывать новый бар может быть слишком сложно. Мы уже итак много вложили.

Почему она не может понять, что я имею в виду? Разве так трудно понять мою точку зрения? Пошлем ее отца, потеряем «Lopa», и будем двигаться дальше. Мы будем вместе. Разве она не хочет этого? Она любит меня, но может, она любит «Lopa» больше меня. Может, я ошибся, и она как–то заинтересована в «Lopa».

Самые безумные вещи случаются в жизни, так ведь? В смысле, конечно, она любит меня, но, возможно, она нуждается в стабильности, которую ей может предложить «Lopa». Черт, я уже не знаю, какой вариант хуже или лучше, будто смотрю на мир сквозь запотевшие стекла, не способный разглядеть, что на самом деле происходит. А потом до меня дошло. Однажды она сказала мне, что любит «Lopa», и теперь причина, почему она хотела выйти за Декса стала очевидной, и причина, по которой она слушала своего отца. Стабильность. Это единственное, что они могут ей предложить. И единственное, что не могу я. Или она так думает. Никогда не стоит недооценивать меня, потому что дело в том, что я не знал, как проигрывать. Я не знал, как сдаваться. Если я чего–то хотел – обычно, я шел за этим, пока оно не становилось моим.

Так что я обнял Пенни. Столкнулся своими губам с ней, рассказывая своим языком, что она будет моей и только моей.

Она стонала мне в губы, а я проглатывал стоны, чтобы сохранить их на вечность. Все в этой женщине заставляло меня становиться лучшим мужчиной. Жить более полной и целой жизнью.

Я буду бороться, пока не найду способ удержать и «Lopa» и Пенелопу. Буду бороться, пока не добьюсь всего, что хочу. И вопрос о стабильности никогда не возникнет снова.

Но хреновы часы всегда тикают. Они все идут, идут, идут и никогда не останавливаются. Время – одна из мистических вещей в жизни, которую никто не в силах изменить. Мы хотим угнаться за ним, замедлить его, повернуть вспять, и двигаться дальше. Но, все, что можем сделать, – принять тот факт, что оно всегда будет идти вперед, и ты не должен понапрасну растрачивать ни одну его секунду.

Поэтому, сегодня, я проведу каждую секунду, каждое чертово мгновение, поклоняясь телу Пенни. В первую очередь, завтра утром поймаю Ксавьера, а частный детектив расскажет мне, что черт возьми происходит.

Я отправился с Пенни в спальню, захлопывая дверь за собой.

– Не хочу тратить больше ни минуты без тебя. Я хочу провести немного времени вместе, быть с тобой.

– Мне нравится эта идея.

Я поцеловал ее, со всеми своим чувствами, со всей любовью в своем сердце, чтобы попытаться остановить проклятое время, отсчитывающее минуты до ее свадьбы.

Мы двинулись одновременно к кровати, пока она стягивала мою футболку. Напряжение в моих венах было ощутимо, разгоралось во всем моем теле от каждого прикосновения ее пальцев к моей коже. Пожалуйста, подарите мне чудо. Позвольте моменту с ней никогда не заканчиваться. Я молил, я желал и мечтал о жизни с ней. А потом, как по волшебству, мое желание осуществилось. Пенни растянулась на моей постели, без одежды и улыбалась мне, будто ангел милосердия, посланный спасти меня.

Я двигался, как лесной пожар, к постели. Не торопясь, провел рукой по ее нежным изгибам. Начиная с лодыжек, скользя вверх к ее бедрам.

– Ты такая идеальная везде, – у меня было еще много что сказать, но мой разум затуманили любовь и желание.

Она притянула мое лицо к себе.

– Тео, я люблю в тебе все.

– И я тоже, – произнес слова прямо перед тем, как заняться с ней любовью всю ночь напролет. Находя новые способы сводить ее с ума и добавляя их в мой личный список о Пенни. Список, созданный только для нее. Я вел его в своей голове:

 

Местечко за ее ушком заставляет ее стонать.

Когда я сжимаю ее бедра обеими руками, она вскрикивает.

Когда провожу пальцем между ее груди, ее спину выгибает.

Кода я говорю, что люблю ее, пока она кончает, ее глаза увлажняются.

 

 

Глава 13

Пенни

Жаль, что я не могу ему все рассказать.

Лежа в темноте ночи, с Тео, который прижимался ко мне, мое сердце ныло. Я никогда не смогу назвать ему причину, почему не могу послать своего отца. Я не могу позволить ему узнать. Я только могу молиться, что с частным детективом получится.

Я люблю Тео.

Все в нем.

Мужчина моей мечты.

Бог моих оргазмов

И единственный мужчина, которого я когда–либо любила.

Я гладила его по волосам, пока он спал. Великолепный. Его ровное дыхание убаюкало меня в течение нескольких минут, где мне снилась счастливая жизнь с ним.

На следующее утро, жизнь оказалась не такой счастливой.

Я проснулась из–за Тео, носившегося по спальне.

– Что происходит?

– Я еду на встречу с Ксавьером. Просто попытаюсь кое–что выяснить.

Я обожала его силу духа. Его желание бороться за меня.

– Я буду в «Lopa», пока ты не закончишь. Буду обучать Фиону за баром.

– Хорошо, как только выберусь со встречи, я буду там, – он наклонился и поцеловал меня.

– Удачи, – я надеялась, что частный детектив что–нибудь найдет. Сама мысль, что мой отец работал честно и законно, была притянута за уши. Пожалуйста, пусть он будет таким же нечестным, как и его отцовские качества.

Мы попрощались еще несколькими поцелуями и еще парочкой шалостей. Он такой удивительный. В нем было все, чего я хотела. Каково было бы просыпаться с ним каждое утро?

Пока я ехала к себе домой, я бросила взгляд на свой телефон на светофоре. Джун. Один пропущенный звонок от матери Тео. Мои нервы натянулись.

Как долго я смогу держать перед ней лицо?

Я щелкнула по номеру, чтобы перезвонить ей, и мы договорились о встрече, чтобы обсудить еще больше планов на свадьбу. Попрощавшись, я швырнула телефон в сумку.

Может, мне стоит просветить Джун насчет Декса? Мечтать не вредно.

Доехав, я переключила коробку на положение «парковка» и закрыла глаза.

Пришел образ на ум: разбивающиеся волны и факелы на пляже. Солнце почти скрылось к сладкому поцелую ночи. Я, в простом белом платье. Тео, стоящий в конце длинного алтаря. Улыбка, растягивает его губы, пока он смотрит, как я иду к нему.

Громкий сигнал пробудил меня от моих мечтаний, и я бросила взгляд в зеркало заднего вида, чтобы заметить машину Марго, паркующуюся позади меня. Выскочив из машины, я пошла к растрепанной Марго, которая все еще сидела за рулем.

– Ты только что вернулась домой? – я шагнула к ее двери, и, естественно, на ней все еще было вчерашнее платье.

Она выбралась из машины и захлопнула дверцу.

– Ага, у меня была тяжелая ночка. И нет, я не хочу разговаривать об этом.

Я последовала за ней к входным дверям.

– Ой, да ладно, ты не можешь оставить меня в таком подвешенном состоянии. Что произошло?

Она крутанулась на своих каблуках.

– Я сказала, что не хочу разговаривать об этом.

Я подняла руки.

– Ладно, ладно. Недотрога.

Она фыркнула и открыла дверь. На Марго было не похоже, что она не скакала и не бегала повсюду счастливой. Думаю, не все могут быть счастливым каждый день, и им нужен выходной, как и другим людям.

Она прошла в дом и рухнула на диван.

– Хочешь чего–нибудь? – крикнула я с кухни.

– Кофе, – пробормотала она.

– В десяти шагах на пути к тебе, – я уже заправила измельченные зерна в фильтр.

– Слава Богу, – простонала она.

Богатый аромат кофе наполнил воздух, и я улыбнулась. Скоро я выпью чашечку и буду готова управлять «Lopa» весь день.

Марго заползла в кухню и порылась в шкафчике, пока я наливала ей чашку кофе.

– Что ты ищешь?

– Мне нужна вода, – она развернулась. – Почему мужики такие козлы?

Я остановила свое занятие. Что–то случилось. Мне стоило подготовиться к слезному фестивалю, который Марго любила закатывать, после неудачного свидания. Еще слишком рано для мороженного? Разве не этим занимаешься, когда ты расстроен? Я никогда не понимала этого. Я никогда не объедалась мороженым после разрыва. Вместо этого, мне хотелось убивать. Но и этим я никогда не занималась.

– В любом случае, – произнесла она, – прошлой ночью я приехала домой и боец ММА, Колин, позвонил мне.

– Ох, и…

– Мы пошли на свидание. Все было хорошо, пока он не привез меня к себе.

У меня отвалилась челюсть, а в груди запылало.

– О, нет.

Она отмахнулась.

– Ой, ничего подобного. Он не пытался заигрывать. И это только часть проблемы.

– А остальная часть?

Она закатила глаза. Сильнее, чем я вообще видела, чтобы кто–то закатывал их. Сильнее, чем я когда–либо закатывала собственные.

– Его сосед, Престон.

– Э. А что с ним не так?

– Все, – она хлопнула дверцей шкафчика.

То, как она набросилась на мне, и блеск в ее глазах заставили меня немного перепугаться. Не стану лгать, она была подавлена, прямо страшно.

– Ладно, так что произошло?

– Только представь. Мы едем к Колину домой, и все начинает накаляться, – она села на табурет, и я толкнула чашку кофе ближе к ней. – Мы у него на диване, его руки в моем вырезе. Больше руки, кстати.

Я улыбнулась.

– Мило, продолжай.

– Ну, а потом заявляется его сосед, Престон. Фу, – она состроила такое лицо, которое могло только означать, что он самый худший человек в мире.

– Так он прервал вас?

– Хуже, – она покачала головой, дрожь пробежала по ее телу. – Намного хуже.

– Все не могло быть так плохо. Ты вернулась домой только что.

– Могло. Было. А ты разве на работу не опаздываешь?

– Ох, черт. Сколько времени? – я бросила взгляд на часы над плитой. Твою мать, достаточно времени для ничего.

Я рванула по коридору.

– Не думай, что я забыла. Я хочу все знать.

Марго подняла большие пальцы вверх, когда я зашла в свою спальню. Ужасно, я ужасно чувствовала, оставляя ее в таком состоянии. Но, уверена, что все не настолько плохо, как она представляла. Престон, наверное, обломал ее, и в этом вся проблема.

Я мчалась на работу, немного превышая скорость, чтобы подтвердить, что как начальник, я прихожу вовремя. Не хотела подавать плохой пример. И все еще ни одного слова от Тео.

Должно быть, я проверяла свой телефон миллион раз на наличие пропущенных звонков от него. Ничего. И как только я вошла в «Lopa», мой телефон засветился. Но это не тот человек, которого я ждала. Номер Декса вспыхнул на экране, и я мгновение пожевала нижнюю губу перед ответом. Умоляю, пусть это будет безболезненно.

– Привет, Декс, – я старалась казаться бодрой. Я старалась звучать счастливой, хотя ничего подобного не было.

– Пенни, ты где?

– На работе. А что?

– Еду встретиться с тобой, – он отключился, а мой желудок ухнул. Круто. Что он вообще мог захотеть?

Он казался злым по телефону, но в последние дни он постоянно злой.

А мне просто плевать.

Я загружала себя работой, пока не заметила его большую фигуру, заходящую в здание.

Изобразить улыбку было самым немыслимым подвигом, но мне как–то удалось, и я подошла к нему.

– Привет.

– Пенни, где Тео?

Именно об этом он хотел поговорить? Он несся сюда на всех парах, чтобы спросить о местонахождении Тео?

– Не знаю, – и я не знала, хотя смертельно хотелось узнать.

– Ты скоро встречаешься с моей матерью, и у меня появилась идея, – его взгляд метался, как будто он…боже мой, Декс, что нервничал?

– Хорошо.

– Я хочу перенести свадьбу на следующую неделю, – его самодовольная улыбка вызвала у меня тошноту.

Я не ответила сразу же. Не могла. Слова исчезали в голове, а я старалась найти парочку.

– Почему?

Ах, вспыхнувшая будущая невеста, интересовалась, почему свадьбу перенесли. Разве обычно все происходило не наоборот? Разве не невеста обычно умоляет жениха о скорейшей свадьбе?

И все же, по нашему плану свадьба не перенесется на следующие выходные. Я не перенесу свадьбу на следующие выходные.

– Почему? Потому что зачем ждать. У нас есть место, так давай просто сделаем это, – он обнял меня своим коварными руками, целуя в макушку.

Он вел себя так, будто мы воплощение любви. Но я знала лучше. И не отвечала. В смысле, разве это действительно нужно? В его голове все уже продуманно, и что бы я ни сказала, это не будет взвешено в окончательном результате, так или иначе. Поэтому, я продолжала молчать.

Мгновение спустя, он ослабил свою хватку на мне. Отступив на шаг, он впился в меня взглядом.

– Все будет замечательно, Пенни. Твой отец сказал, что ты на один шаг ближе, чтобы получить все, что когда–либо хотела, и этот черепаший заповедник уже в зоне досягаемости.

– Ок, здорово, – я просто хотела, чтобы он ушел. Мне нужно побыть одной.

Он отошел от меня, и я увидела прямо позади него Тео. Они свирепо уставились друг на друга, как два боксера на ринге.

Декс откашлялся и поправил свой темно–синий шелковый галстук.

– Тео.

– Декс.

И с этим Декс покинул здание и весь воздух, запертый в моих легких, вырвался наружу.

Тео прошел мимо меня, направляясь в сторону кабинета. Естественно, я пошла за ним, я буду следовать за ним повсюду.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.