Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Воспитание скоростных способностей





2.1. Скоростные способности и задачи по их воспитанию

О специфике, показателях и возможностях направленного раз­вития скоростных способностей.В ряду двигательных и непосред­ственно связанных с ними качеств человека, позволяющих совер­шать двигательные действия в пределах краткого времени, с дав­них пор особо выделяют быстроту. К ней относят, во-первых, спо­собность экстренно реагировать в ситуациях, требующих срочных двигательных реакций; во-вторых, способность обеспечивать скоро­течность организменных процессов, от которых непосредственно


зависят скоростные характеристики движений*. Первую способ­ность условно принято называть «быстротой двигательных реак­ций», вторую — «быстротой движений».

Быстроту как комплекс определенных свойств, присущих функциональным систе­мам человека, не следует отождествлять с внешне регистрируемыми скоростными характеристиками двигательных действий (скорость отдельно взятых движений, темп их чередования и т.п.). Последние обусловлены не только тем, что от­носятся, собственно, к быстроте, но и силовыми, и другими двигательными спо­собностями. Если понятие «быстрота» распространить на все эти способности, оно утратит какую-либо определенность. По существу, под быстротой здесь есть смысл подразумевать лишь те стороны способностей, реализуемых в действии, от которых кроме всех прочих факторов в ко­нечном счете зависит скоротечность двигательных про­явлений.

Исследования, особенно проведенные в последние десятилетия, дают все больше оснований считать, что по крайней мере некоторые из проявлений быстроты относительно независимы друг от друга (например, время простой двигательной реакции и темп воспроиз­ведения движений) и что факторы, лежащие в их основе, далеко не однозначны (обзор — лит. 2—4). С учетом этого вместо общего собирательного термина «быстрота» все чаще пользуются диффе­ренцирующим термином «.скоростные способности» и соответственно выделяют как минимум два типа скоростных способностей: быстро­ту как способность к экстренным двигательным реакциям («бы­строта двигательных реакций») и быстроту как способность, опре­деляющую скоростные характеристики движений («быстрота дви­жений»), а последнюю, в свою очередь, подразделяют на быстроту, проявляющуюся в скорости отдельных двигательных актов, и бы­строту, проявляющуюся в темпе повторения движений.



Быстрота как способность к экстренным двигательным реакциям. В отличие от собственно дви­гательных действий, «двигательной реакцией», как известно, приня­то условно называть процесс, который начинается с восприятия информации, побуждающей к действию (заранее обусловленного сигнала, ситуации, имеющий сигнальное значение, и т.п.), и за­канчивается с началом ответных движений, стартовых либо начи­нающихся в порядке переключения от одного действия к другому**. В соответствии с этим временные параметры таких реакций опре­деляют обычно по так называемому латентному (скрытому) вре­мени реакции, которое измеряют с помощью специальных хроно­метрических устройств (хронореакциометров) от момента появле­ния сигнала до момента начала двигательного действия; в тех случаях, когда реагирование происходит по ходу двигательной дея-

* Скоротечность здесь — мера протекания фаз процесса (например, фаз мы­шечных сокращений и расслаблений), противоположная их предельной продолжи­тельности: чем короче фазы во времени, тем процесс скоротечнее.

** Это понятие не следует распространять на весь процесс последующих движе ний, поскольку тогда двигательная реакция станет неотличимой от любых двига­тельных проявлений, которые так или иначе детерминированы внешними побуди­телями.


Таблица 7

Латентное время двигательной реакции на различные стартовые сигналы

(по обобщенным исследовательским данным)

 

Контингент обследованных Время реакции, с
  при звуковом сигнале при световом сигнале
Высококвалифицированные спринтеры Не занимающиеся спортом 0,05-0,10 0,17 0,25 и больше 0,10-0,20 0,20—0,35 ибольше

тельности на изменение ее ситуации (например, в играх или едино­борствах), аналогичным показателем является время от момента возникновения новой ситуации до начала ответного действия*. Пре-делы этого времени позволяют в какой-то мере судить о быстроте как способности к экстренным двигательным реакциям.

Надо полагать, основу этой способности составляют прежде всего сенсомотор-ные и непосредственно связанные с ними свойства функциональных систем, ли­митирующие латентное время реакции. Согласно физиологическим представлениям, это время тратится на несколько последовательных фаз реагирования: 1) возбуж­дение рецепторов (зрительного, слухового и т.д.), воспринимающих сигнальную информацию; 2) передачу этой информации в ЦНС; 3) обработку информации и формирование в ЦНС «импульса к действию» (эффекторных сигналов); 4) пере­дача эффекторных импульсов из ЦНС к мышцам; 5) переход мышц в состояние функциональной активности с проявлением механических сил движения. Наиболее продолжительной, по всей вероятности, является третья фаза. От ее укорочения, очевидно, в решающей мере зависит возможность уменьшения латентного времени двигательной реакции. Естественно, что эта возможность неодинакова в реакциях различного тина: простых и сложных, зрительно-двигательных, слуходвигательных и т.д.

Простой двигательной реакцией принято назы­вать реакцию, которая характеризуется одним, заранее строго обус­ловленным способом ответа на стандартный, также заранее обус­ловленный сигнал (начать стартовые движения в ответ на выстрел стартера, прекратить нападающее действие в единоборстве при свистке арбитра и т.п.). Латентное время простой двигательной реакции сравнительно невелико и мало улучшается даже в про­цессе систематической многолетней тренировки — у взрослых всего на 0,1—0,3 с (с колебаниями, зависящими от вида реакции,— табл. 7), а по сравнению с начальным уровнем (в раннем детском возрасте) —примерно на 0,5—0,8 с (лит. 4).

К сложным двигательным реакциям относят­ся, в частности, реакции выбора (способность в ходе реагиро­вания ' срочно выбрать из ряда возможных ответных действий одно адекватное возникшей ситуации) и реакции на движущийся объект — РДО (реагирование на предметный нестандартно пере-

* Подробнее об измерении параметров простых и сложных двигательных реак­ций см.: Спортивная метрология (учебник для ИФК. под общ. ред. В. М. Зациор-ского). М., ФиС, 1982, § 12.2.1.


мещаемый объект, например мяч, шайбу, спортивное оружие и т. п.). В играх, единоборствах, подготовительных к ним и многих других упражнениях требуется реагировать одновременно как с вы­бором, так и на движущийся объект. Время таких реакций, есте­ственно, превышает время простых реакций, причем значительная часть его тратится на выбор адекватного ответа, а в РДО и на) «улавливание» зрением движущегося объекта. Диапазон возмож­ного сокращения этого времени путем совершенствования сложных двигательных реакций довольно широк.

Быстрота как способность, определяющая скоростные характеристики движений. О ее внешних проявлениях чаще всего судят по скорости отдельных движений и темпу (частоте) движений, циклически воспроизводи­мых в пределах заданного времени. Эти показатели, однако, отра­жают не только быстроту, но также силовые и другие двигатель­ные способности, поэтому оценивать ее по данным показателям можно лишь условно (чтобы выделить из них информацию о бы­строте, прибегают к специальным тестовым и расчетным приемам: измеряют предельную скорость и частоту движений при выполнении их в облегченных условиях, сопоставляют скоростные и силовые показатели, рассчитанные на основе различных тестов, и др.)*.

Специфика быстроты как способности, определяющей скорост­ные характеристики движений, заключается, надо полагать, в осо­бенностях личностно-психических, центрально-нервных и нервно-мышечных факторов, обеспечивающих скоротечность двигательных действий.

В психологии эти факторы не охарактеризованы пока с достаточной опре­деленностью. С точки зрения физиологии к ним следует отнести, очевидно, прежде всего лабильность и подвижность центрально-нервных процессов, а также скоро­течность возникновения, распространения и смены процессов, протекающих в нерв­но-мышечных структурах и мышцах. Эти и непосредственно связанные с ними факторы выражаются в частоте нервно-моторной импульсации, скорости перехода мышц в состояние напряжения и расслабления, темпе чередования фаз напря­жения и расслабления, степени рекрутирования (включения в действие) и син­хронизации активности «быстрых двигательных единиц» и т. д.**. Поскольку в реаль­ных условиях двигательной деятельности быстрота проявляется в единстве с други­ми двигательными способностями, степень ее проявления всегда зависит в той или иной мере от комплекса функциональных возможностей организма, необходимых для выполнения конкретных действий. В действиях, выполняемых со значительными отягощениями, быстрота проявляется в особенно тесной связи с силовыми способ­ностями, что отражено в понятии «скоростно-силовые способности»; в действиях же, требующих поддержания предельного темпа движений в условиях нарастающего утомления, ее проявление по многом обусловлено факторами так называемой ско­ростной выносливости (гл. VII).

По общему мнению специалистов, быстрота во всех ее разно­видностях прогрессирует в течение жизни существенно меньше и раньше начинает подвергаться инволюционным возрастным измене-

* Подробнее о некоторых таких оценочных процедурах см.: Спортивная метро­логия (учебник для ИФК под общ. ред. В. М. Зациорского. М., ФиС, 1982, § 12.2.2). ** Подробнее см.: Физиология мышечной деятельности (учебник для ИФК под ред. Я. М. Коца. М., ФиС, 1982, §§ 1.2— 1.6; 6.6—6.8).


Рис. 25. Показатели скорости локальных разгибательных движений у людей раз­ного возраста (в % к зафиксированным в младшем возрасте), допускающих дли­тельные перерывы в занятиях физическими упражнениями (А) и постоянно зани­мающихся (Б) (по данным А.. В. Коробкова и др.):

/ — показатели в движениях, совершаемых пальцем, 2 — кистью, 3 — предплечьем, 4 — отводящими мышцами плеча, 5 — туловищем, 6 — головой, 7 — стопой (подошвенное сгибание), 8 — голенью, 9 — бедром

ниям, чем другие двигательные способности, даже при условии многолетнего специально направленного воспитания ее.

Косвенной иллюстрацией этого может служить тот факт, что абсолютные рекор­ды в спринтерских видах спорта улучшаются сравнительно редко и лишь на деся­тые и сотые доли секунды, причем в большинстве случаев спортсменами в воз­расте до 25 лет. Показательно также, что разница между начальным норма­тивом ГТО и высшим достижением в беге на 30 м не превышает 2,5 с, в беге на 60 м — 3 с, в беге на 100 м — 4,5 с (у мужчин). Это характеризует отчасти диапазон возможного увеличения максимальной скорости сложных двигательных актов. Диапазон же изменения в онтогенезе скорости локальных движений в неко­торой мере характеризуют графики, приведенные на рис. 25. Видимо, биологи­ческие возможности поступательного развития скоростных способностей довольно жестко лимитированы генетически.

Задачи.Общая задача в многолетнем воспитании скоростных способностей состоит в реализации возможностей направленного развития их соответственно требованиям жизненной практики и за­кономерностям всестороннего совершенствования двигательных качеств; обеспечении при этом минимизации времени экстренных


двигательных реакций и движений, совершаемых с максимальной скоростью; сохранении в определенных пределах достигнутой сте­пени совершенства скоростных способностей с началом их воз­растной инволюции (по большинству показателей после 20—25 лет). Эта общая задача, как и все задачи воспитания двигательных способностей, конкретизируется применительно к индивидуальным возможностям, этапам возрастного развития и направлениям фи­зического воспитания.

В рамках базового физического воспитания она конкретизируется в ряде частных задач, связанных с програм- мными требованиями по выполнению основных общедоступных нор­мативов в скоростных и скоростно-силовых упражнениях (бег на короткие дистанции, прыжки, метания и т.д.), а также по освое­нию комплексных форм двигательной деятельности, характеризую­щихся динамичной и внезапной сменой ситуаций (элементарные подвижные и спортивные игры, единоборства и др.).

Здесь, понятно, не предусматривается достижения предельно высокой степени развития скоростных способностей; оно обеспечивается постольку, поскольку это не связано с чрезмерно большими затратами времени и сил на специализированную тренировку и гармонично увязывается с другими сторонами всестороннего воспита­ния. Первые сенситивные периоды, особенно благоприятные для эффективного воз- 1 действия на скоростные способности, в школьном возрасте приходятся, по большин­ству имеющихся данных, на 7—9 и 9 11 лет.

Задачи по обеспечению высокого уровня развития скоростных способностей, особенно способности к сложным экстренным двига­тельным реакциям, во многих случаях входят в число основных задач, решаемых в процессе профессионально-при­кладной физической подготовки. Перечень видов профессиональной деятельности, требующих срочных двигательных реакций и высокой скорости движений (преимущественно локаль­ных) не только не сокращается, а имеет тенденцию к увеличению в связи с повышением степени быстродействия современной техники и экстремальными условиями управления ею (что характерно, на­пример, для управления современными скоростными средствами передвижения, операторских функций на многопозиционных стендах в промышленности, в энергосистемах, системах связи). Этим объяс­няется необходимость профессионально-профилированного воспита­ния скоростных способностей, которое обеспечивало бы повышение и сохранение достигнутого уровня их совершенства применительно к требованиям избранной трудовой деятельности.

Направленное развитие скоростных способностей с целью мак­симальной их реализации предусматривается как центральная за­дача при специализации в видах спорта, требующих предельных проявлений этих способностей (на спринтерских дистан­циях различных видов спорта, многих спортивных играх, едино­борствах и т.д.). Достигаемая при этом степень развития тех или иных скоростных способностей зависит от конкретных особенностей спортивной специализации.


Например, в таких видах спорта, как легкоатлетический спринт, стремятся обеспечить максимальную степень развития быстроты, проявляемой в относительно простых стартовых реакциях и в скорости движений циклического характера, повторяемых в стандартных условиях; в баскетболе, волейболе, футболе — гаран­тировать возможно высокую степень развития всех скоростных способностей, в том числе способность к особенно сложным экстренным двигательным реакциям.

Как уже говорилось, рассматриваемые задачи во многих случа­ях практически сливаются с задачами по воспитанию скоростно-силовых способностей, особенно тогда, когда требуется обеспечить повышение скорости движений, выполняемых со значительными отягощениями. Когда же необходимо гарантировать высокие прояв­ления быстроты в условиях нарастающего утомления, задачи по ее воспитанию совпадают в большой мере с задачами воспитания скоростной выносливости. Ясно также, что процесс воспитания быстроты органически связан с воспитанием двигательно-коорди-национных способностей.

2.2. Средства и определяющие черты методики

2.2.1. Особенности средств и методики воспитания быстроты как способности к экстренным двигательным реакциям

Средства и методы воспитания быстроты простых двигательных реакций.Элементарной основой методики воспитания быстроты, проявляемой в относительно простых двигательных реакциях, явля­ется многократное выполнение упражнений с выраженным момен­том мгновенного реагирования строго определенным действием на стартовый или иной санкционирующий сигнал — упражнений «на быстроту реагирования». Методическими услови­ями их эффективности являются прежде всего:

сосредоточение оперативной установки выполняющего упражне­ния не на ожидании сигнала к действию, а на незамедлительном ответе (реагировании) действием (при установке на ожидание ла­тентное время реакции, как правило, больше);

подготовленность к выполнению действия, следующего за скры­тым периодом двигательной реакции.

Если действие, которым завершается двигательная реакция, сформировано лишь в начальной степени или недостаточен уровень развития координационных и других способностей, необходимых для качественного его выполнения, те латентное время даже простой двигательной реакции существенно возрастает. Этим обусловлена необходимость предварительного освоения действий, включаемых в уп­ражнение «на быстроту реагирования» (стартовых действий, выполняемых в ответ на изменение ситуаций в играх и единоборствах, и т.д.). Этим же обусловлена и целесообразность использования на первом этапе приемов облегчения таких ответ­ных действий (например, введение исходных положений типа высокого старта при стартовых реакциях или имитации атакующих либо защитных движений в ответ на сигнальную ситуацию);

срочное информирование о Времени, фактически затраченном на двигательную реакцию.


Отсутствие такой информации или ее неточность (что, к сожалению, нередко 1 бывает в практике физического воспитания), как показали исследования, резко суживают, а подчас и исключают возможность управления двигательными реакци­ями. Учитывая это, в последние десятилетия все больше внимания уделяют конструи- I рованию и внедрению электронно-технических и других средств срочной информа- 1 ции, позволяющих точно измерять параметры двигательных реакций и сразу же 1 доводить сведения о них до исполнителя (тензометрические стартовые колодки, 1 соединенные с электронным табло, автоматизированные комплексы, включающие сигнальные, регистрирующие и информационные устройства с «мишенями» для удар­ных действий, завершающих двигательные реакции в единоборствах или играх, и т. д.)*;

неоднократное, серийное воспроизведение двигательных реакций в пределах возможно меньшего времени. Эпизодические двигатель­ные реакции — слишком слабый стимул для их совершенствова­ния; вместе с тем повторять реакцию в каждой серии целесообраз- \ но до тех пор, пока не удлиняется время реагирования.

Общему сокращению времени простых двигательных реакций способствует ■ разнообразие скоростных упражнений и ситуаций, в которых они выполняются. По всей вероятности, взаимный пере­нос положительных сдвигов, достигаемых в простых двигательных реакциях различного рода (стартовых и совершаемых по ходу действий на звуковые и иные сигналы и т.д.), первоначально довольно широк; в какой-то мере происходит и перенос эффекта упражнений, выраженного в приросте скорости движений, на бы­строту двигательных реакций (хотя переноса в обратном направ­лении зачастую не отмечается). Это упрощает решение задачи некоторого общего сокращения времени двигательных реакций на первых этапах воспитания быстроты. Особенно значительные воз­можности в этом отношении предоставляют игровые и соревнова­тельные упражнения с высоковариативными динамичными действи­ями и ситуациями (подготовительные к спортивным и спортив­ные игры и т.п.). По мере сокращения времени двигательных реакций дальнейшая минимизация его становится, однако, все бо­лее трудной задачей. Для решения ее при необходимости при­бегают к тонко специализированным, довольно трудоемким мето­дикам. При этом используются, как правило, многосерийные из­бирательно направленные упражнения с заданными параметрами срочности и точности реагирования, выполнение которых коррек­тируется с помощью приемов срочной информации.

В одной из таких методик воплощается идея поэтапного форми­рования умения тонко различать микроинтервалы времени (десятые доли секунды и менее) и соответственно варьировать продолжи­тельность двигательной реакции, с тем чтобы управлять ею в за­данных условиях (С. Геллерштейн и др.). По этой методике, на­пример, при совершенствовании стартовой реакции в спринте н а первом этапе дают задания, предусматривающие возможно быстрое реагирование на стартовый сигнал (с начальными стар­товыми движениями), и по их результатам — объективную инфор-

* Подробнее см.: В. С. Фарфель. Управление движениями в спорте. М., ФиС, 1975.


мацию о времени двигательной реакции; на втором этапе те же задания выполняют с самооценкой времени реагирования и не­медленным сопоставлением ее с объективной оценкой, получаемой в результате инструментальных измерений; на третьем этапе, когда самооценки и объективные оценки начинают в большинстве случаев совпадать, вводятся задания по точно обусловленному варьированию времени стартовых реакций (например, сократить время в очередной попытке на 0,1 с, увеличить в следующей попытке на ту же величину и т.д.). Как свидетельствуют экс­периментальные данные, таким путем можно (конечно, при доста­точно целеустремленных и настойчивых усилиях) добиваться весьма тонкого дифференцирования времени двигательных реакций и на этой основе в определенной мере минимизировать его.

Средства и пути сокращения времени сложных двигательных реакций.Основные предпосылки совершенствования сложных дви­гательных реакций создаются в результате приобретения достаточ­но широкого фонда отлаженных двигательных умений и навыков, с которыми связаны эти реакции, ускорения простых двигатель­ных реакций и развития двигательно-координационных способно­стей. Это значит, что воспитание быстроты как способности к экс­тренным двигательным реакциям сложного характера обеспечива­ется прежде всего путем обучения вариативным двигательным дей­ствиям (особенно на этапе их совершенствования — гл. IV; 2.3) и самым тесным образом связано с воспитанием психомоторных качеств. Специфическим же средством воздействия на компоненты сложных двигательных реакций служат упражнения «на быстроту реагирования», выполняемые с постепенным усложнением условий.

При совершенствовании реакций на движущийся объект (РДО) особое внимание в этих упражнениях обращается на сокращение времени начального компонента реакции — времени различения и фиксации в поле зрения объекта реагирования: мяча, шайбы и т. д. Нередко оно составляет более половины всего времени сложной реакции, когда (как, например, в спортивных играх) объект перемещается с большой скоростью и в самых различных направлениях. Чтобы свести это время к минимуму, используют в основном три подхода:

1) вырабатывают умение заблаговременно включать и по воз­можности постоянно удерживать объект в поле зрения (постоянно видеть мяч по ходу игры и т.п.). По мере формирования такого умения в процессе разучивания и совершенствования соот­ветствующих двигательных действий время РДО как бы автомати­чески сокращается за счет начальной фазы;

2) вырабатывают умение предусматривать наиболее вероятное перемещение объекта (реакция с так называемой антиципацией — упреждением), что достигается на основе практического освоения знаний о тактике двигательных действий, связанных с РДО, и соответственно организованных упражнений (учитывая возмож­ность переноса антиципирующих реакций, используют, в частности, имитационные упражнения на реакциометрических тренажерах,


где реакция многократно воспроизводится в модельной форме со ] строго заданными параметрами и точным измерением);

3) направленно увеличивают внешние требования к способности воспринимать и оценивать параметры перемещения объекта. Для ' этого кроме традиционных методических приемов, обеспечивающих не строго регулируемое увеличение требований к РДО (введение в упражнения с партнером заданий, предусматривающих варьи­рование скорости передач мяча, выполнение групповых упражнений в повышенном темпе, с увеличенным числом мячей, на уменьшенной площадке и т.д.), все больше используют тренажерные устройства, которые позволяют предъявить к РДО четко нарастающие требо- 1 вания и организовать их в режиме, выгодном для ее оптимизации I (автоматизированные катапульты и «пушки» для выбрасывания ] мячей или шайб с заданной скоростью и частотой, которые ре­гулируются по определенной программе и т.п.).

Методика упражнений, направленных на совершенствование ре­акции выбора, наряду с использованием приемов, стимулирующих быстроту выбора, характеризуется постепенным увеличением числа альтернатив выбора, т. е. вариативности ситуаций, на которые нужно избирательно отреагировать, и возможных вариантов ответа, из которых требуется выбрать один, адекватный возникшей ситуа­ции. В игровых упражнениях, например включающих реакцию на атакующие действия в волейболе, вначале добиваются сокраще­ния ее времени при двух обусловленных вариантах атакующих ударов и блока над сеткой, затем — при трех и более; аналогич­ным образом поступают в упражнениях, направленных на совер­шенствование реакции выбора при атакующих и защитных действи­ях в боксе, борьбе, фехтовании.

Поиск путей повышения эффективности таких упражнений при­водит к появлению разнообразных тренажеров с устройствами для программирования ряда вариантов реакции выбора и срочной инфор­мации о ее временных параметрах, например «мишеней» (в виде ма­кетов поражаемых частей тела в боксе или фехтовании, футболь­ных или гандбольных ворот и т. д.) с электронно-сигнальными, тензометрическими и информационными блоками, которые обеспе­чивают по определенной программе подачу сигналов, требующих реакции выбора, автоматически измеряют ее время и информируют о нем*.

Разумеется, ни эти, ни любые другие тренажеры не могут ис­ключить необходимость осмысленного предвидения занимающи­мися целесообразного варианта реагирования в ситуации выбора. Возможности же предвидения обеспечиваются приобретением зна­ний о технике и тактике поведения в ситуациях, предъявляющих высокие требования к реакции выбора, и накоплением соответ­ствующего практического опыта. Существенную роль в этом от­ношении играет, в частности, умение искусно пользоваться скрытой

* Подробнее см.: В. С. Фарфель. Управление движениями в спорте. М., ФиС, 1975.


информацией о вероятных действиях соперника, которую можно извлечь, внимательно наблюдая за исходной позой, мимикой, дру­гими подчас едва заметными предвестниками замысленных им действий.

2.2.2. Особенности средств и методики воспитания быстроты, определяющей скоростные характеристики движений

Особенности средств. Основные специфические средства воспи­тания быстроты как способности, «ответственной» за скоростные характеристики движений, получили название «скоростные упраж­нения», или, точнее, «собственно-скоростные упражнения». Важней­ший отличительный признак их — выполнение движений с макси­мальной (индивидуально наивысшей) или близкой к ней скоростью.

Далеко не все упражнения, выполняемые с предельно возмож­ной скоростью движений, правомерно считать собственно-скорост­ными (как это допускается подчас в литературе и практике). Если кто-либо, например, пробегает среднюю или длинную дистан­цию с наивысшей для себя скоростью или поднимает без про­медлений штангу предельно посильного веса, эти упражнения, ко­нечно, нельзя причислить к собственно-скоростным. К ним право­мерно относить лишь упражнения, выполняемые с достаточно вы­сокой реализацией индивидуальных скоростных возможностей, что выражается в индивидуально максимальном уровне скорости дви­жений — наивысшем по сравнению со скоростью движений по все­му ряду аналогичных действий — либо (как минимум) близком к данному уровню. В целом для собственно-скоростных упражнений характерны:

установка на полную реализацию в действии индивидуальных скоростных возможностей;

относительная кратковременность действия (или комплекса дей­ствий), составляющего содержание упражнения: его продолжи­тельность в принципе должна быть не больше той, при которой возможно поддерживать максимальную скорость движений (упраж­нение перестает быть скоростным, как только скорость по мере его продолжения начинает существенно падать под влиянием возника­ющего утомления). Даже у высокотренированных спортсменов она составляет, например, в спринтерских упражнениях не более 20— 22 с;

отсутствие или предельное лимитирование дополнительных отя­гощений (поскольку скорость движений и величина отягощений связаны обратно пропорционально);

отсутствие неоправданных задержек н промедлений по ходу дей­ствия, что обеспечивается достаточно высокой степенью освоения его техники (если она находится лишь в начальных стадиях фор­мирования, быстрота будет проявляться на заниженном уровне, в частности потому, что основное внимание вынужденно концентри­руется не на скорости, а на способе выполнения действия).

Упражнения, не обладающие указанными признаками, не могут


служить специфическими средствами воспитания быстроты. Это не означает, однако, что с этой целью есть смысл использовать лишь собственно-скоростные упражнения. В дополнение к ним применяют скоростно-силовые, силовые и другие упражнения, создающие пред­посылки для увеличения скорости движений, поскольку, во-первых, развитие быстроты так или иначе связано с развитием всего комп­лекса основных двигательных способностей; во-вторых, в реальных формах жизненно важных двигательных действий быстрота прояв­ляется не в чистом виде, а в скорости движений, значительно различающихся по длительности и величине отягощений. Практи­чески в процессе общей физической подготовки в качестве средств воспитания быстроты широко используют спринтерские упражне­ния, прыжки и метания снарядов относительно небольшого веса (малого мяча, гранаты и т. п.), элементарные подвижные и спортив­ные игры с высокой скоростью движений, скоростные элементы единоборств.

Отличительные черты методики.Из приведенной характеристики скоростных упражнений следует, что центральная проблема мето­дики их применения заключается в том, чтобы обеспечить усло­вия, способствующие проявлению максимальной быстроты в двига­тельных действиях.

Как и при воспитании других двигательных способностей, основу методики воспитания быстроты составляют прежде всего методы строго регламентированного упражнения. Здесь они представлены главным образом в виде повторного воспроизведения действий с максимальной или околопредельной скоростью в каждом из повто­рений, и повторно вариативного выполнения действий с предельны-ми ускорениями. Процесс воспроизведения действий при этом рег-ламентируется во всех его существенных моментах и параметрах (продолжительности фаз работы и отдыха, числе повторений и т. д.) так, чтобы создавались предпочтительные условия для про- явления максимальной быстроты. Типичные черты такой регламен­тации состоят в следующем:

как продолжительность каждого отдельного упражнения, так и число его повторений в процессе занятий лимитируют в пределах позволяющих избежать падения заданной скорости движений; ско­ростные упражнения утрачивают свой специфический эффект, как только скорость движений начинает существенно уменьшаться под воздействием утомления.

Уже говорилось, что предельно возможная продолжительность непрерывного выполнения движений с максимальной скоростью невелика (в спринтерском беге не более 20—22 с, при серийном выполнении локальных движений без внешнего отягощения— несколько больше). Число возможных повторений без снижения пре­дельной скорости движений в рамках отдельного занятия также относительно невелико (например, пробежать 30 м с максимальной скоростью, не допуская ее падения в очередной попытке, начинающим удается в большинстве случаев всего 2—3 раза). Причем, чтобы такие повторения были в полной мере эффектив­ными, между ними приходится вводить сравнительно продолжительные интервалы отдыха;

интервалы отдыха при повторении и при чередовании вариантов


скоростного упражнения в процессе занятия нормируют с таким расчетом, чтобы обеспечить восстановление оперативной работо­способности до уровня, позволяющего выполнить действие с теми же скоростными параметрами, что и в предыдущей попытке, либо превзойти их. Такие интервалы отдыха при повторении высоко­интенсивных упражнений общего воздействия довольно продол­жительны.

Например, чтобы повторно пробежать 30 м с максимальной скоростью, даже неплохо тренированному спортсмену для промежуточного отдыха требуется не менее 3—5 мин., а в случае вдвое большей дистанции — не менее 6—8 мин., причем с увеличением числа повторений этот интервал возрастает. Учитывая, что во вре­мя значительных интервалов отдыха наряду с нормализацией вегетативных функ: ций снижается уровень нервно-мышечного возбуждения, необходимого для мобили­зации скоростных возможностей, восстановление стремятся обеспечить премуще-ственно средствами активного отдыха. Для этого используют, в частности, упраж­нения умеренной интенсивности, по возможности подобные в координационном отношении выполняемым скоростным действиям (например, ходьбу и бег «трусцой» между ускорениями в спринте, имитацию бросков между бросками снаряда в пол­ную силу). Это способствует не только восстановлению оперативной работоспо­собности, но и поддержанию специфической психомоторной настройки на пред­стоящее действие.

Методы строго регламентированного упражнения в процессе воспитания скоростных способностей следует постоянно дополнять соревновательным и игровым методами, которые обеспечивают более высокий эмоциональный подъем, столь необходимый для проявле­ния максимальной быстроты.

Не случайно соревновательный и игровой методы в их разнообразных фор­мах широко практикуются в тренировке спортсменов, специализирующихся в скоро­стных видах спорта. Только официальных стартов, например, у спринтеров высшего класса бывает в течение года более ста. Логика и обстановка состязания при определенных условиях, надо полагать, помогают создавать тот специфический психофизиологический фон, который способствует предельной реализации ско­ростных возможностей. Это относится в какой-то мере и к игровому методу. Вместе с тем игровые ситуации (в играх, требующих мгновенных действий во внезапно изменяющейся обстановке взаимодействия и противодействия играющих) обязывают к широкой вариативности действий, препятствующей образованию так называемого скоростного барьера (стереотипизации скоростных параметров движений).

Одна из самых серьезных трудностей в процессе воспитания скоростных способностей состоит именно в том, чтобы предупредить образование скоростного барьера, а если он возник — сломать его. Кроме других причин, его возникновение обусловлено внутренней противоречивостью эффекта скоростных упражнений. Дело в том, что для стимулирования развития быстроты необходимо многократ­но повторять движения с максимальной скоростью, но функцио­нальные возможности, от которых зависит скорость движений, уве­личиваются в результате таких повторений, по всей вероятности, медленнее, чем происходит жесткое закрепление стереотипа ско­ростных параметров движений, в силу чего они все меньше и все с большим трудом поддаются дальнейшим изменениям (этим объясняется, в частности, тот общеизвестный факт, что, несмотря на колоссальные усилия спортсмена, результат в спринтерских

8—1120 225









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.