Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Понятие праксиса и его неречевые виды





Гностические функции, в свою очередь, служат базисными для овладения связанными с ними действиями, т.е. различными видами праксиса. Термин праксис обозначает практическое (пред­метное) действие. Таких действий человек осваивает великое множество: от самых простых (еда, одевание и пр.) до сложней­ших, представленных, например, профессиональными навыками и прочим.

Учение о праксисе и его нарушениях — апраксии — было со­здано немецким неврологом К. Липманном, который развил и уточнил положения, выдвинутые еще неврологом К Вернике, впервые описавшим моторную афазию и введшим ее в науку.

К. Липманн подчеркивал, что праксис — это система не толь­ко предметных, но и произвольных действий. Нарушение способ­ности воспроизводить эти действия носит название апраксии Принципиально важно, что больные с апраксией теряют способ­ность выполнять движения и действия именно произвольно. Не­произвольно эти же действия могут быть ими легко выполнены Подробнее об этом будет сказано в разделе «Апраксии».

К. Липманн обратил внимание и на то, что для выполнения какого-либо двигательного акта необходимо совершить серию отдельных движений, соответствующих его общему замыслу. Та­кой замысел К. Липманн назвал «идеаторным эскизом (набро­ском)». По существу, он представляет собой план действия, ко­торый разворачивается в отдельные двигательные акты («кине­тические мелодии»). Чтобы действие совершилось, необходима также передача представлений о нем в исполнительный (мотор­ный) центр.

Таким образом, в структуру праксиса как высшей психиче­ской функции входит три звена: идеаторное, передаточное и ис­полнительное.

А.Р. Лурия, основываясь на учении К Липманна о праксисе и апраксии, существенным образом развил его. Он разделил все праксические действия на кинестетические (чувствительные) и кинетические (двигательные), постулируя таким образом нали­чие двух видов праксиса — кинестетического и кинетического. Кинестетический праксис А.Р. Лурия обозначил как афферент­ный, а кинетический — как эфферентный Это уточнило понима­ние праксиса — как одной из высших психических функций, и апраксии — как его патологии.



Добавим к этому, что термин афферентный означает «центро­стремительный», подразумевающий направление нервных им­пульсов от периферии к центру», а термин эфферентный означа­ет «центробежный», подразумевающий направление нервных им­пульсов от центра к периферии».

Таким образом, один вид праксиса — кинетический по спо­собу приобретения и использования — кинестетический и аффе­рентный по направленности нервных импульсов. Второй вид праксиса по способу приобретения и использования и эффе­рентный по направленности нервных импульсов.

Для того чтобы пояснить сказанное, обратимся к тому, что посредником между человеком и его произвольными действия­ми является предмет, понимаемый как объект действительности в самом широком смысле слова. Вначале это был предмет, пред­оставляемый природой (камень, ветка дерева, плоды, шкуры убитых животных и т.д.), а затем появился предмет, являющийся продуктом деятельности самого человека, т.е. рукотворный. И те и другие предметы сыграли решающую роль в формировании праксических действий людей. Для тог, чтобы сорвать плод с дерева, нужно принять соответствующую позу, поднять руку вверх и сделать движение отрыва плода от ветки; для того чтобы пой­мать мяч, нужно протянуть обе руки вперед и сделать захватывающее движение; для того, чтобы взять иголку, нужно соеди­нить два пальца — большой и указательный — на одной руке. Все эти действия отличны друг от друга и могут выполняться только в соответствии с конфигурацией предмета и, что особенно важ­но, впоследствии и в отсутствии предмета, т.е. на основе имита­ции действия с реальным предметом. Так, мы можем не срывать плод с дерева, а показать, как это делается, не ловить реальный мяч, а показать, как ловят воображаемый мяч.

Совокупность рукотворных предметов составила значитель­ную часть созданной человеком цивилизации. В современном мире роль предмета не столь доминантна, как ранее, однако ос­тается еще очень важной, особенно в детском возрасте. Совре­менный ребенок с его ранней готовностью к сложным видам отвлеченной деятельности не обходится тем не менее без предмета, без оперирования им. Взрослый человек также пользуется предметом повсеместно и ежеминутно, однако многие секреты предметной деятельности им утеряны. Достаточно вспомнить колоссов острова Майя, пирамиды Хеопса, которые сделаны ру­ками человека, но как именно, теперь нам не понятно. Секрет сотворения этих «чудес» утерян. Но даже если бы человек и ос­тавался таким же искусным в ручной деятельности, вряд ли он стал делать подобные предметы. Они перестали быть столь необ­ходимыми, как ранее (и в эстетическом, и в практическом смыс­ле). В результате нас уже не окружают люди в костюмах, ручная отделка которых изумляет и умиляет, дома и их убранство упрос­тились до геометрических форм. Стили помпадур, барокко, рококо — историческая данность, переставшая быть реально­стью сегодняшнего дня. Правда, сохранились еще православные храмы, готические соборы, «кружевные» мечети Востока, кото­рыми мы можем любоваться, но создавать в том первозданном виде уже не будем, да и не можем.

В «предметный» период онтогенеза ребенку, как и нашим предкам, необходимо разнообразие предметов, которыми он мо­жет оперировать. В первую очередь, это игрушки, затем — быто­вые предметы, а затем и все остальные. «Королевой» игрушек, по праву, можно считать погремушку. Она стимулирует и зритель­ный, и слуховой гнозис, и кистевой праксис, вырабатывает на­правленность внимания и деятельности в целом. Не менее «ве­ликими» являются куклы, кубики и пирамидки. Это незамени­мые стимулы для развивающегося гнозиса и праксиса.

Способность совершать смысловые предметные действия без предметов (по имитации) носит название символического праксиса. К нему относятся все смысловые жесты (как едят, как пьют, рубят дрова, водят машину и пр.). Известно, что именно символические жесты составляют особый язык глухих — амслен. Вербальная способность слышащих людей оттеснила язык жес­тов на второй план, однако всем известны ситуации, когда вме­сто слов приходится использовать жесты (нельзя кого-то разбу­дить, нужно что-либо неслышно подсказать, наконец, что-либо сообщить, когда слов не слышно, например, в момент отправ­ления поезда).

Особое место занимает пальцевый праксис. Он свидетельству­ет о значительной степени дифференцированности кистевых действий. Маленький ребенок очень рано (начиная с 5—6 месяцев) проявляет любовь к игре с пальчиками. В это же время у не­го появляется осмысленный указательный жест, делающий ре­бенка принципиально отличающимся от всех животных, даже от примата, который, если и может что-то обозначить, то рукой, а не пальцем. Своего апогея любовь ребенка к действиям с паль­цами достигает в широко известной игре «Сорока-ворона».

Еще более сложным, чем пальцевый, является оральный прак­сис. Он формируется на основе менее предметных, а следова­тельно, более абстрактных действий. К движениям орального праксиса относится умение по заданию подуть, поцокать, по­щелкать языком, надуть щеки и прочее.

Непроизвольность праксических действий обеспечивается высокой степенью их упроченности (автоматизации). Особенно ярко это прослеживается на примере орального праксиса. Не­произвольно, т.е. в виде рефлекса, названные выше оральные движения, как правило, выполняются. Так, больной, который не может по заданию подуть, тут же задувает горящую спичку, под­несенную к его губам. Овладение оральным праксисом составля­ет весьма важную подготовительную фазу речевого развития. От качества и объема оральных навыков во многом зависит усвое­ние нормативного звукопроизношения.

 

Артикуляционный праксис

Наиболее сложный из всех видов праксиса — артикуляцион­ный, т.е. способность произносить звуки речи и их серии (слова) Если праксис — это предметное действие, а предмет — образец, с которого делается «слепок» этого действия, то возникает воп­рос, что служит таким предметом в артикуляционной деятельности? Иными словами, на базе чего формируется артикуляцион­ный праксис, что служит «предметом» для той или иной артику­ляционной позы?

Наиболее четко ответ на этот вопрос сформулировала Е.Н. Винарская — автор известных работ по клиническим проблемам афазии и дизартрии. Она дала формулировку, согласно которой условным предметом для артикуляционной позы звука речи слу­жит его акустический образ. Ребенок слышит звук речи и «подго­няет» под него артикуляционный уклад. Конечно, это удается ему не сразу, а путем постепенного приближения к желаемому результату и по мере уточнения слухо-речевых представлений. При этом все другие опоры, включая зрительный образ звука ре­чи, наблюдаемый при артикулировании взрослых, полезны, но являются лишь дополнительными. Подтверждением этого явля­ется то, что невидящий (слепой) ребенок, тоже овладевает арти­куляционными движениями без принципиальных затруднений.

Выше было сказано, что А. Р. Лурия выделил афферентный и эфферентный виды артикуляционного праксиса.

Афферентный артикуляционный праксис — это способность воспроизводить изолированные звуки речи, их артикуляцион­ные уклады (позы), которые часто называют также речевыми кинестезиями или артикулемами.

Эфферентный артикуляционный праксис — это способность произносить серии звуков речи. Эфферентный артикуляцион­ный праксис принципиально отличается от афферентного тем, что требует способности совершать переключения с одной арти­куляционной позы на другую. Эти переключения сложны по способу исполнения. Они предполагают овладение вставными фрагментами артикуляционных действий — коартикуляциями, которые представляют собой «связки» между отдельными артикуляционными позами. Без коартикуляций слово произнести невозможно, даже если каждый звук, входящий в него, доступен для воспроизведения. Произнося, например, слово «кошка», в момент артикулирования первого звука (К) мы уже готовим ар­тикуляционный уклад для последующих звуков и слогов. Слово «кошка» не звучит как К, О, Ш, К, А, а представлено целостной цепочкой плавно перетекающих друг в друга артикулем. Таким образом, слово — не набор отдельных артикуляционных поз, а их серия. Овладение серийной организацией артикуляционного акта происходит на основе специальных программ, заложенных в самом слове. Неудивительно, что вначале осваиваются наибо­лее простые из них, т.е. открытые слоги (лепет) и слова типа «ма­ма папа» и пр. — с двумя повторяющимися открытыми слогами, а затем уже — более сложные.

Над предметным несимволическим праксисом (действия с предметом), предметным символическим праксисом (условные действия — без предмета); пальцевым, оральным, артикуляци­онным — надстраиваются различные виды абстрактной символи­ческой деятельности.

 

 

Вопросы по теме «Высшие психические функции (ВПФ) человека»:

1. Дайте определение ВПФ человека. Раскройте каждый их существенных признаков, выделенных Л.С. Выготским и А.Р. Лурией.

2. Какие вы знаете виды ВПФ человека?

3. Что означает понятие гнозиса, и какие виды гнозиса сущест­вуют?

4. Какие виды гнозиса являются наиболее важными для высшей психической деятельности человека?

5. Что означает понятие праксиса, и какие виды праксиса су­ществуют?

6. Какие виды праксиса являются наиболее важными для выс­шей психической деятельности человека?

7. Каково принципиальное отличие гностических ВПФ от праксических?

8. Какую роль играет предмет в формировании и осуществле­нии гностических и праксических функций?

9. Какова историческая тенденция в изменении роли предмета для гностических и праксических функций?

10. Какова специфика артикуляционного праксиса в сравнении с кистевым и пальцевым?

11. Какие виды артикуляционного праксиса вы знаете и чем они отличаются друг от друга?

12. Обозначьте роль орального праксиса для формирования ар­тикуляционного?

13. Что означают термины «афферентный» и «эфферентный»?

14.К какому термину — «афферентный» или «эфферентный» относится термин «кинестетический»?

15. К какому термину — «афферентный» или «эфферентный» относится термин «кинетический»?

 









ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.