Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 3. Физические функции как основа ВПФ





 

Все ВПФ, обладающие признаком социальности, приобрета­ются на базе элементарных, данных человеку от рождения. Это относится ко всем линиям развития: 1) всему живому (филоге­нез); 2) человечества (антропогенез); 3) отдельного человека (он­тогенез). Базисными по отношению к ВПФ являются;

-безусловно-рефлекторная деятельность (врожденные дви­жения ножек, ручек, рефлекс схватывания и др.);

- ощущения, получаемые с помощью анализаторов, данных человеку от природы (врожденно): зрительный, слуховой, так­тильный, вкусовой, обонятельный.

Как известно, анализатор состоит из: рецептора (перифери­ческой части анализатора); нервного пути (нейрона), проводя­щего воспринятую информацию от рецептора в соответствую­щую область коры мозга; нейросенсорной части анализатора, т.е. зоны мозга, где оканчивается нервный путь, идущий от рецепто­ра (рис. 9,10, 11, цв. вкл.). По терминологии общей психологии, это области локализации ощущений.

Над ощущениями, которые обеспечиваются непосредствен­но анализаторами, надстраиваются более сложные виды де­ятельности. Совокупность видов деятельности, в основе которых лежит тот или иной анализатор, в нейропсихологии принято на­зывать модальностью.

Известно, что закономерности онтогенеза повторяют зако­номерности филогенеза и антропогенеза. Поскольку самым эле­ментарным видом психической реакции на воздействие внеш­ней среды является ощущение, ребенок, принадлежа изначально к биовиду человека, должен пройти и тот период, который отме­чен доминированием этой элементарной психической функции. Иначе не образуются модальности.

Некоторые предметы и простые явления мира могут осваи­ваться преимущественно в одной из модальностей, например, обонятельной, вкусовой, тактильной, слуховой или зрительной. Однако большая часть различных видов ВПФ полимодальностна, т.е. требует совместного участия связанных между собой раз­ных модальностей. В связи с этим желательно, чтобы ребенку было обеспечено разнообразие стимулов, вызывающих различ­ные ощущения и производные от них более сложные реакции. Эта особенность модальностной организации психики человека объясняет то, почему ребенку нужны самые разные по содержа­нию, форме, размеру и функции игрушки, а также то, почему его пребывание в полноценной, с точки зрения цивилизованности, среде способствует более быстрому и правильному развитию. По этой же причине точка зрения о необходимости в раннем пери­оде онтогенеза тактильных ощущений — прикосновений к ре­бенку близких ему людей (взять на «ручки», прижать к себе, по­баюкать, ежедневно купать, подвергать воздействию воздушных ванн и пр.) обретает все больше приверженцев, хотя в недавнем прошлом широко пропагандировался чуть ли не запрет таких действий Мотивировался он тем, что ребенка «не следует бало­вать, приучать к рукам» С точки зрения нейропсихологии, такой подход не оправдан.



Нельзя недооценивать и значение разнообразных обонятель­ных, вкусовых, слуховых и зрительных ощущений. Они играют незаменимую пусковую роль для развития более сложных, над­строечных, функций, которые образуют соответствующую мо­дальность, обогащая ее и делая более нюансироаванной.

Как уже отмечалось, среди модальностей наиболее высокими по иерархии являются слуховая и зрительная Они находятся между собой в отношениях тесной взаимосвязи и вместе с тем конкурентности. Это означает, что они обе играют важную, и, как правило, совместную роль в высшей психической деятельности человека, но в одних видах деятельности ведущей (доминирую­щей) является одна, а в других — другая. Так, например, в рамках устной речи доминантная роль принадлежит слуховой модаль­ности, а в рамках письменной — зрительной. В вербальной сфе­ре зрительная модальность всё более вытесняет слуховую. Появ­ляются все новые и новые способы письменного выражения мысли, в частности те, которые обеспечиваются разнообразны­ми компьютерными технологиями. Дети явно предпочитают зрительно-виртуальный мир миру звучащей речи. Очевидно, эта тенденция получит в будущем более полное выражение, т.е. ее следует признать закономерной. Тем не менее пока существует устная речь, стимуляция слухового «канала» речевой деятельнос­ти — важнейшая задача педагогов, психологов, родителей, средств массовой информации. Ни одна модальность не может «уступить место» другой, не исчерпав полностью отпущенный ей природный потенциал. Даже при условии доминирования зри­тельного вида восприятия, слуховой еще долгое время будет оставаться чрезвычайно важным в структуре психической деятель­ности, а в некоторых действиях — ведущим.

 

Глава 4. Гнозис

 

Понятие гнозиса и его виды

Непосредственно на базе ощущений развиваются функции, которые на языке общей психологии обозначаются как пред­ставления, а на языке нейропсихологии как гнозис, относящийся к той или иной модальности.

Появление его в человеческой психике на определенном эта­пе антропогенеза, т.е. в истории развития человечества, обуслов­лено тем, что между отдельными анализаторами возникали ассо­циативные связи. Вначале каждый из них работал изолированно друг от друга, подобно отдельным планетам в Космосе. Со вре­менем они стали передавать информацию друг другу. Благодаря этому одни ощущения, получая подкрепления другими, а точ­нее, объединяясь с другими, перерабатывались в более сложные навыки — гностические. Причем над каждым анализатором над­страивался свой, специфичный для него вид гнозиса. Например, на начальном этапе знакомства, допустим, с погремушкой, ребе­нок, усвоив ее зрительный образ на основе соответствующих зри­тельных ощущении, еще не знает, что этот предмет определенным образом зазвучит (загремит), если его взять в руку и потрясти. На последующих этапах манипулирования погремушкой ребенок начинает связывать зрительный образ предмета с издаваемыми им звуками, т.е. его слуховым образом. В конце концов, услышав звук погремушки, он может отыскать ее среди других игрушек. Таким образом, зрительные и слуховые ощущения, вызываемые этой игрушкой, становятся ассоциативно связанными. В систе­ме понятий нейропсихологии это означает, что зрительный и слуховой гнозис, имеющие отношение к погремушке, стали ин­тегрированными.

Остановимся подробнее на термине гнозис. Он обозначает узнавание.

В истории развития философской мысли были течения гнос­тиков, которые считали, что мир познаваем, и агностиков, про­поведующих непознаваемость мира.

Принято выделять различные виды гнозиса, которые соот­ветствуют имеющимся у человека рецепторам — перифериче­ским частям анализаторов Степень значимости каждого их них различна. Так, вкусовой и обонятельный гнозис гораздо менее важны для современного человека, чем слуховой, зрительный и тактильный. Между тем древнему человеку они были жизненно необходимы, выполняя важнейшие приспособительные функ­ции. Всем известно, что человек сам изобрел способы укрыться от непогоды, сам разузнал, что можно употреблять в пищу, а что нельзя и прочее.

Для этого ему были необходимы максимально обостренные тактильные, обонятельные и вкусовые ощущения. С появлением гнозиса часть ощущений стала притупляться или вовсе отмирать. Человек приобрел и продолжает приобретать знания, заменяю­щие необходимость в непосредственных ощущениях. Недаром матушка Митрофанушки из комедии Фонвизина «Недоросль» говорила: «Зачем географию изучать, если извозчики есть?»

Для современного человека наиболее актуальными остаются зрительный и слуховой гнозис. В зрительном выделяются пред­метный, цветовой, лицевой, пальцевый, симультанный. Однако следует помнить, что в определенных ситуациях остальные виды гнозиса также играют свою роль в психической жизни человека.

 

Зрительный гнозис

Предметный зрительный гнозис — наиболее важный для ори­ентации в окружающей действительности. Благодаря ему чело­век различает предметы.

Формирование зрительного гнозиса начинается с узнавания реальных предметов и реалистических изображений. Маленько­му ребенку (до 2 лет) понятны и интересны игрушки и картинки, которые как можно более приближены к оригиналу. Стилизован­ные (сложные, вычурные) игрушки и картинки, которые так час­то предлагаются маленьким детям, им не показаны. Вначале необ­ходимо усвоить простые зрительные объекты, выделить в них существенные признаки, сопоставить предметы между собой и т.д. Например, для того, чтобы отличить стол от стула, ребенок дол­жен сделать вывод о том, что у стола нет спинки, а у стула она есть, что стол, как правило, больше по размеру, чем стул. Имея игрушки — копии посуды, мебели, животных, овощей, фруктов и пр., дети быстрее осваивают столь необходимый им мир предме­тов. Начиная с 2-летнего возраста, их зрительный гнозис усложня­ется, и они проявляют интерес к простым стилизациям типа «мультиков». Такие изображения более символичны по своей су­ти, а следовательно, требуют более зрелого восприятия. Со време­нем детям становятся доступными рисунки, стилизованные в зна­чительной степени: штриховые, теневые, наложенные, перечерк­нутые картинки (фигуры Поппельройтера — рис. 13, 14, цв. вкл.).

Цветовой гнозис также развивается постепенно. Вначале ос­ваиваются яркие цвета спектра (красный, синий, зеленый), затем — менее яркие — белый, черный, коричневый, оранже­вый. При этом дети, рисуя, могут изобразить траву красной, небо — зеленым и др. Такое «свободное обращение» с цветом вполне допустимо. Не следует исправлять ребенка, меняя вы­бранный им цвет на другой, более реалистичный. Чтобы отне­сенность цвета к предмету устоялась, необходимо более зрелое видение, а оно формируется не сразу. Кроме того, индивидуаль­ное восприятие цвета может долго оставаться нестандартным и для взрослых людей, что находит свое выражение в художествен­ном творчестве. Мы часто видим на полотнах великих мастеров использование цвета не с реалистических, а с художественно-психологических позиций. В выборе цвета детьми также движет психологический фактор. Аналогичным образом следует отно­ситься и к самим изображениям предметов. Несоблюдение про­порций, подчеркнутая геометризация рисунка детей до 5 лет — явление вполне нормативное. Взрослые не должны мешать де­тям выражать свое отношение к действительности, т.е. учить их рисовать по канонам. Роль педагога, обучающего детей рисунку, должна сводиться лишь к усилению того, что изобразил сам ре­бенок, к расстановке акцентов соответственно собственному за­мыслу ребенка.

К 6-7-летнему возрасту усваиваются не только цвета спект­ра, но и их оттенки. Умение подобрать оттенки к цвету принято, оценивать и как свидетельство зрелости цветового зрительного гнозиса, и как продвижение в мышлении, а именно в способнос­ти к классификации явлений.

Лицевой гнозис — особый вид зрительного гнозиса. Он фор­мируется относительно изолированно от остальных видов зри­тельно-гностической деятельности. Первым, что усваивает ребе­нок зрительно — это лицо матери или близкого ему человека. За­тем приобретается способность различать и запоминать другие лица. Излишне говорить, что память на лица необходима для об­щения с окружающими людьми в течение всей жизни.

Симультанный гнозис — это способность видеть сложные изображения целиком, укладывать детали в единое целое, выде­ляя существенные и второстепенные признаки. Таким способом воспринимается, в частности, сюжетная картина. Если не охва­тить ее взором целиком, то сюжет, например, известной картины Федотова «Сватовство майора» и многих других картин, может быть совсем не понят или понят превратно. Симультанный гно­зис наиболее тесно связан с развитием мышления и поэтому яв­ляется одним из его важных показателей.

Слуховой гнозис

Слуховой гнозис характеризуется необходимостью восприя­тия последовательности стимулов, реализующихся во времени. Такое восприятие обозначается как сукцессивное. Следователь­но, слуховые сигналы требуют сукцессивного анализа и синтеза последовательно поступающих акустических раздражителей. Это отличает его от тактильного и зрительного гнозиса, организованных не во времени, а в пространстве Пространственные стимулы воспринимаются не последовательно (сукцессивно), а одномоментно. Одномоментное восприятие обозначается как симультанное.

В силу сукцессивности овладение слуховым гнозисом требует умения раздельного (дискретного) «отслеживания» элементов ряда. Восприятие какого-либо из фрагментов слуховой инфор­мации не обеспечивает ее понимания в целом. В связи с этим важно, чтобы в ранний период онтогенеза ребенок приобрел способность прослеживать различные следующие друг за другом цепочки слуховых стимулов, например, мелодий, слов.

Единый слуховой анализатор включает две функциональные системы: а) восприятие речевых звуков и б) восприятие нерече­вых звуков.

Важно учитывать, что слуховое восприятие, как и другие выс­шие формы гнозиса, является активным процессом, включаю­щим в свой состав и моторные компоненты (имитация и пропевание — для освоения неречевых шумов и развития музыкально­го слуха; проговаривание — для развития речевого слуха).

Наиболее важное для человека речевое слуховое восприятие организовано в фонематическую систему, формируемую в систе­ме данного языка. Фонема (единица речевого акустического восприятия) является основной смыслоразличительной едини­цей речи.

Тактильный гнозис

Тактильный гнозис — это способность распознавать на ощупь поверхность, текстуру материала; узнавать форму предмета; а также принимать тепловые и болевые сигналы.

 

Глава 5. Праксис









Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.