Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Мозговая организация внимания





В осуществлении функции внимания основную роль играет ретикулярная формация (рис. 12, цв. вкл.). Она имеет свойство самопроизвольно (автоматически) менять направленность и си­лу внимания в зависимости от вида осуществляемой деятельнос­ти. При этом чрезвычайно важна мотивация к этой деятельнос­ти. Чем она выше, тем ретикулярная формация действует актив­нее и целенаправленней, чем она ниже, тем режим ее деятельности слабее.

Имеется зависимость в работе ретикулярной формации от ситуации, в которой находится человек. В моменты отдыха, в спокойной остановке посылаемый ею «свет» является как бы рассеянным, распределенным по поверхности коры мозга. В си­туации напряжения, стресса, внимание концентрируется и со­здается соответствующий локус активации.

Следует учитывать и то, что высоко автоматизированная де­ятельность требует незначительной активности ретикулярной формации, как бы «освобождая место» для менее упроченных видов деятельности. Этот факт далеко не всегда учитывается в педагогике: отрабатываемый в школе материал часто не доводит­ся до нужной степени автоматизации.

 

Мозговая организация эмоций

Наряду с корой мозга, в осуществлении эмоций большую роль играет «глубина мозга», а в ней система, носящая название лимбической. Она расположена выше ствола мозга, но ниже ко­ры. Лимбическая система предоставлена рядом структур, аопределенной частью таламуса, гипоталамусом, миндальной частью ретикулярной формации.

Через гипоталамус проходят нейроны, от которых во многом зависит деятельность вегетативной нервной системы. Отсюда нарушения эмоционального состояния так тесно связаны с изменениями ритма сердца, дыхания и прочего («сердце забилось, остановилось», «дыхание перехватило, сперло» и т.п.). Миндалина имеет размер ореха и представляет собой плотное скопление нервных клеток. Она чрезвычайно чувствительна к нюансам эмоций, и прежде всего к разным оттенкам страха.



Важную роль в реализации эмоций играет и ретикулярная формация. Она передает необходимые сигналы коре мозга и под­держивает ее в нужном тонусе. Кроме того, ретикулярная фор­мация, в частности, входящее в ее состав голубое пятно, прини­мает деятельное участие в регуляции содержания в крови такого важного медиатора, как норадреналин. Норадреналин чрезвы­чайно подвижен, по существу, он «запускает» эмоцию и опреде­ляет степень ее выраженности.

Говоря об эмоциях человека, важно подчеркнуть, что при всей важности подкоркового отдела мозга в их осуществлении непо­средственное участие принимает кора мозга, а в ней преимущест­венно лобные доли, от которых идут прямые пути к «глубине» моз­га Наличие этой связи обеспечивает постоянное взаимодействие коры и подкорки (лимбической системы) и делает эмоцию чело­века особой (разумной), отличной от эмоции животных. Связь коры и лимбической системы способствует запоминанию разных эмоций, вплоть до абстрактных, находящих свое выражение в том или ином настроении. Это объясняет то, что мы можем испыты­вать сильный гнев или, напротив, радость, угрызения совести только при одной мысли о событиях, их вызывающих.

 

Мозговая организация памяти

Вопрос о мозговых структурах памяти не является до конца изученным. Как сообщалось выше, существуют разные виды па­мяти, в осуществлении которых приоритетны разные участки мозга Несмотря на это, принято считать, что основную роль в мозговой организации памяти играют глубинные структуры моз­га, из которых наиболее важной является гиппокамп (рис. 12, Цв. вкл.) Он имеет конфигурацию, напоминающую маленькую лошадку (это отражено в его названии, от лат. gippo — пони).

Гиппокамп в первую очередь связан с процессами эмоцио­нальной памяти. Благодаря ему, мы быстро запоминаем то, что имеет для нас эмоциональную окрашенность.

Значительную роль в самом прочном виде памяти, а именно в условных рефлексах, играют также глубинные ядра мозжечка.

Различные виды корковой памяти осуществляются за счет активации зон соответствующих модальностей, вступающих в ассоциативные связи с другими модальностями. Отнесенность к определенной модальности обусловливает то, что различные ви­ды корковой памяти, в отличие от глубинной, называют модаль­но-специфическими.

 

Мозговая организация сознания и мышления

Сознание и мышление — это ВПФ, наименее локально пред­ставленные в мозге. Они осуществляются за счет самых разных его отделов, вступающих друг с другом в разнообразные межмодальностные комбинации: слухо-зрительные, зрительно-так­тильные, тактильно-обонятельные и прочие.

Ранее считалось, что сознание изначально присуще человеку, т.е. составляет некую первичную данность. Такая точка зрения основывалась на противопоставлении сознания объективно существующему миру. Начиная же с работ Л.С. Выготского, разви­тых А.Н. Леонтьевым, П.Я. Гальпериным, А.Р. Лурией, сознание стало пониматься иначе — не как сцена, на которой разыгрыва­ются какие-либо заранее заложенные в психику человека собы­тия, а как результат отражения событий реального мира. В.М. Бехтерев писал, что благодаря сознанию человек может правильно оценивать внешние впечатления и целесообразно с ними действовать. А.Р. Лурия в работе «Мозг человека и психи­ческие процессы» подчеркивает, что сознание не является ре­зультатом простого созревания нейронов или плавно текущего психического развития — оно находится под воздействием пред­метной действительности, которая сама является результатом общественной истории. Было бы бессмысленно, пишет А.Р. Лу­рия, искать для сознания «специальную клеточную группу» в мозге, которая была бы его органом. Вместе с тем в поисках моз­гового аппарата сознания большую роль, по мнению А.Р. Лурии, играют исследования, направленные на выяснение функцио­нальных ролей стволовой ретикулярной формации, обеспечи­вающей бодрствование коры и тем самым создающей оптималь­ные условия для ее работы.

Мышление имеет и другой уровень — сугубо абстрактный. Оно реализуется непосредственно за счет лобных долей мозга — уникального, как уже подчеркивалось, чисто человеческого нервного аппарата. Лобные доли способны к операциям анализа и синтеза, извлечению причинно-следственных связей, обобще­ний и различий из явлений действительности, и прочему. Благо­даря лобным долям человек осознает себя и свои действия, про­граммирует, регулирует и контролирует их.

Относительно мозговой организации мышления представления современной нейропсихологии аналогичны тем, которые определяют её отношение к мозговой организации сознания: в его определении принимает участие практически весь мозг, но разные его участки по-разному, внося свой специфический вклад.

 

Мозговая организация речи

Современные представления о мозговой организации речевой функции определяются тем, что понятие мозговых центров в речи признаны устаревшими. В настоящее время благодаря успехам нейропсихологии установлено, что речь имеет ди­намическую мозговую организацию, определены конкретные зоны, осуществляющие ее разные стороны. Речевые зоны мозга представлены на рис. 3 (цв. вкл). Только совокупность всех рече­вых зон обеспечивает реализацию речевой функции в целом, од­нако, в обеспечении ее отдельных видов приоритетны разные от­делы мозга.

Внутренняя речь. Мозговые механизмы внутренней речи от­носятся к числу проблем, не изученных к настоящему времени. Не вызывает сомнений, что она осуществляется за счет интегративной работы мозга, однако доминантную роль в ее организа­ции играют лобные доли. Это обусловлено тем, что внутренняя речь содержит программу любого высказывания, а функция программирования вообще принадлежит лобному отделу мозга. Очевидно и то, что в возникновении внутриречевого замысла принципиально важное значение имеет «глубина» мозга, обес­печивающая интенцию и мотивацию внешней речи Роль ви­сочных, теменных и затылочных долей в мозговых механизмах внутренней речи не вполне ясна. Исходя из положения Л.С. Выготского о том, что внутренняя речь предельно свернута акустически (внутреннее звучание слов), можно думать, что ле­вая височная доля (слуховая, речевая кора) задействована незна­чительно. Относительно теменно-премоторной коры (внутрен­них артикуляционных опор будущего высказывания) также не имеется каких-либо определенных данных. То же самое отно­сится к затылочным отделам коры мозга, ответственным за зри­тельные образы и символы, «стоящие за словом».

Внешняя речь. Мозговые механизмы внешней речи следует рассматривать дифференцированно, так как они относятся к разным уровням (одни — к гностико-праксическому, другие — к языковому) и разным модальностям.

Импрессивная речь (восприятие речи) осуществляется пре­имущественно за счет левой височной коры. При этом первич­ные поля этой области, являясь корковым концом слухового анализатора, обеспечивают (совместно с первичными полями правой височной доли) физический слух. За счет вторичных по­лей приобретается и используется в дальнейшем функция рече­вого слухового гнозиса, т.е. способность узнавать (различать) речевые сигналы. Благодаря деятельности коры на уровне тре­тичных полей обеспечивается формирование и дальнейшее пользование фонематической системой языка. Это осуществля­ется зоной перекрытия височной, теменной и затылочной долей (ТРО). Она ответственна также за понимание сложных логи­ко-грамматических оборотов речи.

Экспрессивная речь, также, как и импрессивная, реализуется за счет разных уровней мозга. На гностико-праксическом уровне осуществляется артикуляционный праксис: афферентный (кинестетический) связан с функционированием нижнетеменной (постцентральной) зоной, эфферентный (кинетический) артику­ляционный праксис обеспечивается премоторной корой мозга

На символическом (языковом) уровне мозговые механизмы речи актуальны для фонологической (фонематической) системы языка, а также для лексической и синтаксической системы. В рамках лексической системы языка основным видом речевой деятельности является называние — функция, которая осуществ­ляется преимущественно третичной (височно-затылочной) зо­ной слева (по Е.П. Кок). Мозговая организация синтаксической системы языка (фразовой речи) имеет наиболее сложную разно­уровневую структуру. На уровне глубинного («ядерного») син­таксиса основную роль играют лобные доли мозга. Ядерная син­таксическая структура фразы — это, по «существу», ее предельно свернутая программа. Она отличается высокой степенью логич­ности и, следовательно, близка к мыслительной деятельности в целом.

Поверхностная синтаксическая структура фразы представля­ет собой «разворот» ее ядерной части. Она осуществляется пре­имущественно за счет задне-лобных отделов левого полушария, где «хранятся» типовые модели фраз, а также за счет теменных долей мозга, ответственных за морфологические языковые опе­рации.

Овладение и дальнейшее пользование функциями чтения и письма зависит, в основном, от взаимодействия височной и за­тылочной областей мозга, т.к. они требуют выработки ассоци­ативной связи «фонема-графема». Как отмечалось ранее, реали­зация фонемы — функция височной (слуховой) коры, а графемы — зрительной (затылочной) коры.

 

 

Задание к теме «Мозговая организация ВПФ»:

Заполните «немую» карту мозга (рис. 19, цв. вкл.), обозначив на ней блоки мозга и зоны локализации разных ВПФ.









ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.