Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПРОДЕМОНСТРИРУЙТЕ ЧУВСТВО ЮМОРА





Юмор в разговоре важен не менее, чем в других ситуациях, а иногда он требуется здесь

гораздо больше. Когда я произношу речь, одно из моих главных правил таково: «Никогда не

быть слишком серьезным слишком долго». То же самое, вероятно, в большей мере относится

и к беседе.

Однако юмор не должен быть вымученным. Лучшие юмористы и комики знают и

учитывают это. Прекрасный образец, который приходит мне на ум, – это Боб Хоуп.

На званых обедах Боб никогда не пытается быть чрезмерно веселым. Его ни в коем

случае нельзя назвать скучным, но у него хватает ума не пытаться произносить за столом

свои старые эстрадные монологи. Все и так уже знают, что он умеет смешить со сцены, с

кино – и телеэкрана, и ему нет нужды лишний раз это доказывать. Кроме того, Хоуп – не

просто комик и эстрадный артист. Он также преуспевающий бизнесмен с обширным кругом

интересов и настоящий патриот, который выступал перед нашими военными во всех уголках

мира. Его опыт в этих областях дает ему множество тем для разговора и делает его ярким

собеседником, даже если он не сыплет шутками.

Природа юмора Аль Пачино совершенно иная. Он один из лучших драматических

актеров Америки, но в жизни это остроумный человек – остроумный по-нью-йоркски. У него

типично нью-йоркская реакция на окружающее, он обладает способностью отмахиваться от

многих угроз и опасностей, которые встречаются в жизни, потому что жителей Нью-Йорка

угрозы и опасности подстерегают на каждом шагу.

Вместе с Уолтером Кронкайтом1 и Пеле я стоял в вестибюле Beverly Wilshire Hotel в

Лос-Анджелесе всего лишь через несколько часов после страшного землетрясения в январе

1994 года. Мы прилетели в этот город накануне вечером на банкет по случаю вручения



призов кабельного телевидения. И вот мы – нас было человек пять – делились друг с другом

впечатлениями и рассказывали, что подумал каждый из нас, когда началось землетрясение.

Все мы были потрясены, во всяком случае я точно. Аль Пачино только пожал плечами и

сказал: «Я же из Нью-Йорка, и я подумал, что это бомба». Это было сказано не в шутку, а

всерьез, но в тот момент эти слова нас очень рассмешили.

Совсем другой стиль у Джорджа Бернса. Джордж именно таков, каким вы его видите

по телевизору. Где бы он ни был, он не может не смешить, в любой беседе он ввертывает

1 Известный политический телекомментатор 1950—1970-х годов.

каламбуры из коллекции, которую собирает всю жизнь.

К примеру, разговор на вечеринке заходит о здравоохранении, и все начинают

высказывать глубокие идеи об управляемой конкуренции и тому подобном. Но вот кто-

нибудь спрашивает Джорджа, которому скоро исполнится сто лет, что он думает о

нынешних врачах. Он отвечает:

– Я выкуриваю в день по десять сигар, выпиваю два двойных мартини за обедом и

столько же за ужином. Кроме того, я путаюсь с женщинами гораздо моложе меня. Все меня

спрашивают, что об этом думает мой врач.

Затем он обводит взглядом стол и деловым тоном заканчивает:

– Почем мне знать? Мой врач умер десять лет назад.

Это Джордж Берне – таков, каков он есть. Его высказывания никого не раздражают,

потому что все знают – такова его обычная манера. Его манера – это он сам, и всем нам это

известно. Вместо того чтобы заскучать, гости за столом очарованы.

Однако шутка Джорджа подействовала еще и потому, что он не стал ее навязывать

собеседникам. Это было естественное продолжение уже завязавшегося разговора о врачах.

Если бы он сказал гостям вокруг: «Эй! Дайте-ка мне рассказать вам ту уморительную шутку,

которой я всех подряд потчую», – он бы всех отвратил от себя, потому что навязывал бы

свою шутку, которая прервала бы естественный ход разговора.

Относительно юмора следует помнить одну важную вещь – каков бы ни был ваш стиль

юмора, вы не должны навязывать его в разговоре. Профессиональные комики знают, что

удачно выбрать время – это главное в их деле, а заставить всех застыть на месте, чтобы

блеснуть своим каламбуром, – значит, нарушить этот принцип. Даже если сегодня на работе

вы слышали замечательный анекдот, не прерывайте идущую беседу только для того, чтобы

его рассказать.

Дон Риклз – еще один парень, который смешит все время; его разговоры за столом так

же полны каламбурами и колкими замечаниями, как и монологи на эстраде. Он просто таков

– вот и все. Гости за столом знают это и смеются его шпилькам.

Почему они смеются, слушая его, и не стали бы смеяться, если бы то же самое

услышали от нас с вами? Потому что, если бы мы вели себя таким образом, все бы

почувствовали, что нам это стоит немалых усилий. Слушая Дона, они знают: все, что он

говорит, естественно – для него. Сам того не замечая, он следует формуле успеха Артура

Годфри – нужно быть самим собой.

ВАШ ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ

Еще одно важное условие успеха в разговоре – это стиль. У тех, кто хорошо владеет

искусством вести беседу, есть свой индивидуальный стиль, и именно в этом секрет их

успеха. Достаточно вспомнить четырех наиболее удачливых американских адвокатов по

уголовным делам. Их пример показывает, насколько бывает различным стиль ведения

разговора, но каждый из этих людей преуспел потому, что данный конкретный стиль был

хорош для данного конкретного оратора.

Эдвард Беннет Уильяме говорил негромко. Чтобы его услышать, приходилось

наклоняться вперед, и таким образом он приковывал к себе всеобщее внимание. Это была не

случайность, а обдуманный – и чрезвычайно эффективный прием. Публика ловила каждое

его слово. Стиль работал на него независимо от того, находился он в зале суда перед

присяжными или на званом обеде перед такими же гостями, как он сам.

Перси Формен, еще один великий адвокат, взывал к чув ствам своих слушателей, играл

на эмоциях. Каждая его фраза была почти мини-речью. Большинству из нас такой стиль не

подошел бы, но ему – в самый раз. Это был его стиль.

Уильям Кунстлер – адвокат экспансивный. Он вечно на кого-то сердится. Его стиль –

прямая противоположность тому, который применяли Уильяме и Формен. Такой стиль не

подошел бы ни тому, ни другому, а Кунстлер построил на нем свою карьеру.

Стиль Луиса Низера – сопоставлять факты и создавать из них ясную картину. Если

Уильяме взывал к нашему драматическому чувству, Формен апеллировал к нашим эмоциям,

а Кунстлер – к нашим страстям, то Низер обращался к нашей логике. Вас едва ли заботит,

как будет смотреться ваш стиль речи в зале суда. Но я привел эти примеры, чтобы показать,

как даже в очень похожих ситуациях можно выработать свой индивидуальный стиль.

Найдите удобный для вас стиль ведения беседы и развивайте его.

Время от времени меня просят описать свой собственный стиль ведения беседы, что

всегда куда сложнее, чем описывать чужой. Мне хотелось бы думать, что я перенял

некоторые составляющие стиля Кэветта. Думаю, меня можно было бы охарактеризовать как

напористого, любознательного, иногда агрессивного, а иногда спокойного человека,

живущего сегодняшним днем, – интервьюера, который, может быть, больше, чем кто-либо,

всегда желает знать почему.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.