Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОСЛЕДНЯЯ МЫСЛЬ: КАК ВАЖНО ВОВРЕМЯ ЗАТКНУТЬСЯ





Я до сих пор помню непревзойденную реплику, которую мой приятель из Майами

Джекки Глизон часто произносил в адрес своей партнерши Одри Медоуз, когда они играли

Ральфа и Элис Крамден в классическом комедийном телесериале Глизона «Новобрачные».

Когда Элис, иногда случайно, а иногда нарочно сболтнув лишнее, разоблачала какую-нибудь

каверзу, задуманную Ральфом, он, посмотрев на нее выпученными глазами, грозил ей

пальцем и говорил: «Ну, Элис, ты и болту-у-у-у-ушка!»

Каким бы вы ни были мастером красноречия, в жизни бывают моменты, когда лучше

помолчать. Я знаю, желание быть в каждой бочке затычкой присуще человеческой природе –

ребята в Бенсонхерсте не зря прозвали меня Рупором, но не следует поддаваться этому

желанию, и, если внутренний голос говорит вам, что лучше не встревать, прислушайтесь к

нему.

Модные словечки и политическая корректность

Слова, которые мешают правильному общению

Как избавиться от дурных речевых привычек

Политическая корректность

Эта книга не о том, как обогатить свой словарный запас, и не об искусстве говорить на

безупречном английском языке. Как я уже говорил, для меня главное – эффективно

общаться, а не потрясать людей своей речью. Задать хороший вопрос для меня важнее, чем

придумать сладкозвучный ответ, однако существуют некоторые составляющие дикции и

лексики, на которых мне хотелось бы остановиться, потому что они способны повлиять на

эффективность вашего общения.

ШТАМПЫ

Марк Твен, знавший о языке не меньше, чем о людях, которые на нем разговаривают,

как-то написал: «Разница между почти правильным словом и правильным словом на самом

деле довольно велика – это разница между светом и светлячком».



Помните, правильное слово – то, которое ваш слушатель сразу узнает и поймет, – это

чаще всего самое простое слово. Почему-то, чтобы наша речь казалась более современной,

мы любим вставлять в нее словечки, которые у всех навязли в зубах или вошли в обиход

лишь недавно. Благодаря быстроте и дальности действия современных средств

коммуникации новые слова и значения молниеносно распространяются по стране. К

сожалению, некоторые из этих новых слов нисколько не облегчают нашего общения.

Слова «impact» (воздействие) и «access» (доступ) раньше были только

существительными, а теперь они стали также и глаголами, означающими «оказывать

воздействие» и «иметь доступ». В первом случае вполне пригодилось бы и старое доброе

слово «affect» (влиять). Этот процесс идет и в противоположную сторону – так произошло со

словом «commute» (ездить на работу). Раньше мы говорили: «I commute to work by car» («Я

езжу на работу на машине»). Теперь мы говорим: «My commute is by car» (дословно: «Моя

поездка на работу осуществляется посредством автомобиля»).

Уже многие годы мы используем в обычной речи компьютерный жаргон – например,

спрашиваем друг друга, «что у нас на входе». Потом люди стали «сбрасывать информацию»

друг другу, что является жаргонным синонимом слова «обсудить» или «поговорить». В

любом сообщении о землетрясении или разрушительном урагане говорится об ущербе,

нанесенном «инфраструктуре», хотя официальных лиц, выступающих с такими

сообщениями, было бы куда проще понять, если бы они использовали слова, доступные

каждому, например «водопроводные, канализационные и дорожные сети».

Такой компьютеризованный язык является отражением стиля жизни 1990-х годов, но

не он один виной тому, что нам все труднее говорить ясно и доходчиво. Немалую роль здесь

играет и человеческая натура. Люди полагают: чем высокопарнее слова, которые они

используют, тем важнее кажется предмет их речи и они сами. Сегодня люди все чаще

«обозревают» предметы, вместо того чтобы их «осматривать» или видеть. Некоторым мало

просто сказать, что люди или вещи равны друг другу: они говорят «равнозначны». Если что-

то равно другому, то что значит «равнозначно»?

Другие «утилизируют» ту или иную вещь, вместо того чтобы просто-напросто ею

«пользоваться». Одно из наиболее сжатых высказываний в защиту простого языка,

слышанное мною, произнес некий руководитель, который сказал своим подчиненным: «Не

утилизируйте слово «утилизировать». Пользуйтесь словом «пользоваться»».

Я стараюсь избегать напыщенных слов. Одни употребляют их как языковой символ

престижа или для того, чтобы произвести впечатление на окружающих, другие – потому что

разучились говорить простыми, ясными, будничными словами. Если вы будете избегать

модных словечек, это принесет вам большую пользу, потому что вас лучше воспримут, а

вашу речь точнее поймут. Можно сказать: «На входе я получаю информацию, которая

позволит мне взять ситуацию под контроль» – вам, может быть, это вполне понятно, но вы

преуспеете куда больше, если скажете то же самое на языке, который смогут понять ваши

слушатели – все, а не только компьютерщики.

МОДНЫЕ СЛОВЕЧКИ

Помимо языковых штампов наш век быстродействующих средств массовой

коммуникации порождает непрерывные эпидемии модных слов и фраз.

Эти модные словечки появляются на свет благодаря – массовым увлечениям, событиям

и отдельным людям. Слова и фразы, вошедшие в моду, тут же превращаются в затертые

штампы. Иногда, прибегнув к такой фразе, вы легко сможете войти в контакт с

собеседником, но если вы будете часто ее повторять, то станете казаться недалеким

человеком, который не умеет выразить свои мысли. Джонни Карсон1 подарил нам

выражение: «No way» («Еще чего!»), его предшественник Джек Паар2 ввел в употребление

фразу «I kid you not!» («Кроме шуток»), и теперь эти фразы навязли в зубах у миллионов

американцев. Многие годы спортивный комментатор Ховард Коссел каждый понедельник

вдалбливал нам свою грамматическую ошибку, говоря «расскажу все похоже» (вместо «все

как есть»), и в семидесятых годах так стала говорить вся Америка. Позднее мы таким же

образом усвоили вопрос «Ну разве не мило?» из субботнего ток-шоу «Saturday Night Life» и

фразу «Читайте по моим губам» благодаря Джорджу Бушу.

1 Телеведущий.

2 Известный телеведущий 1950—1970-х годах.

Само собой, нет ничего хуже, чем пользоваться в речи вышедшими из моды модными

словечками. В конце шестидесятых и начале семидесятых хиппи любили говорить «Were it's

at» («Там, где полагается»). Представьте себе, что получилось у исполнительного директора

одной региональной организации, когда на заседании совета директоров в Вашингтоне он

заявил, что совет «is where it's at». Желая во что бы то ни стало сойти за своего, он пал

жертвой модного жаргона. Все, чего он добился, – удивил присутствующих, которые не

могли понять, почему человек с тремя высшими образованиями ставит предлог в конце

предложения.

Где бы вы ни находились – на коктейле, на заднем дворе или в студии

общенационального телевидения, – ваша речь будет оригинальнее и доходчивее, если вы

сведете к минимуму употребление таких скороспелых словечек и прочих модных штампов.

СЛОВА-«ПУСТЫШКИ»

Иногда во время разговора в нашу речь прокрадываются слова и звуки, которые ничего

не прибавляют к тому, что мы хотим донести до собеседника. Они только загромождают

речь, а значит, собеседнику становится труднее нас понять. Эти слова-«пустышки» в нашей

речи – то же самое, что докучливые пенопластовые шарики в упаковочных коробках: они

просто заполняют пустое пространство. Почему же люди пользуются этими словами?

Потому что это костыли – языковые костыли. На них удобно опереться, когда вам не хватает

слов, но, если вы не научитесь обходиться без них, ваша речь всегда будет хромать.

Бесспорный лидер в этой сфере – «you know» («знаете ли»)1. Одному моему другу,

живущему в Вашингтоне, как-то пришлось работать с профессиональным консультантом,

который, казалось, был не в силах произнести трех слов без того, чтобы два из них не были

«знаете ли». Во время одной из встреч с этим консультантом у моего друга разыгралось

любопытство. Зная о почти наркотической зависимости собеседника от этих слов, он решил

сосчитать, сколько раз за время встречи тот скажет «знаете ли».

Встреча продолжалась двадцать минут. Как оказалось, тот употребил «знаете ли»

девяносто один раз! Для тех, кто интересуется математикой, я произвел несложный подсчет

– получается, что консультант произносил «знаете ли» четыре с половиной раза в минуту.

Мне трудно судить, что здесь более удивительно – успеть сказать «знаете ли» девяносто

один раз за столь короткое время или провести в Вашингтоне деловую встречу

длительностью всего лишь двадцать минут.

На первый взгляд эта история кажется только смешной, но не забывайте: в ее основе

лежит серьезная проблема. Консультант, чье благополучие зависит от способности

эффективно общаться с другими людьми, настолько запустил свою речь, что люди обращают

больше внимания на его «знаете ли», чем на то, что он собственно говорил. Долго ли он

продержался на своей работе с таким недостатком речи?

В наши дни у «знаете ли» появился серьезный соперник – «basically» («в общем и

целом»), например: «Так вот, в общем и целом…» В течение ближайшей недели проследите,

сколько ответов на вопросы тележурналистов в вечерних выпусках новостей будут

начинаться с этой фразы. Если вам хотя бы раз удастся обнаружить, что она что-то добавляет

к смыслу ответа, можете звонить в редакцию Книги рекордов Гиннесса.

Иногда «в общем и целом» появляется не только в начале предложения – как правило,

люди вставляют эту фразу в свою речь машинально, в силу привычки. В итоге иногда

получается бессмыслица – так было, когда в вечернем выпуске теленовостей я услышал

полицейского, который объяснял, что преступник сумел пробраться в дом, так как дверь

была «в общем и целом открыта». Разве это не то же самое, что быть «в общем и целом

беременной»? Либо дверь открыта, либо нет. Никакого «общего» и «целого» тут быть не

может.

В семидесятых на нас обрушилось слово «hopefully» («с надеждой»). Внезапно люди

1 В современной России – «как бы».

оказались не в силах произнести ничего о том, что может произойти в будущем, не сказав

этого слова. Однако почти всегда оно используется неправильно. Его используют в значении

«I hope» («надеюсь»), однако «hopefully» означает вовсе не это.

Когда вы говорите: «Hopefully the meeting will be held Thursday» («С надеждой,

совещание пройдет в четверг»), вы на самом деле говорите, что совещание пройдет в четверг

в атмосфере надежд; хотя вы хотели сказать: «Надеюсь, совещание пройдет в четверг».

«Whatever» («и все такое») – это еще одно слово-«пустыш-ка», ничего не

прибавляющее к смыслу того, что вы говорите. Скажем, «When you called, I was out shopping

or whatever» («Когда т ы позвонила, я был в магазине и все такое»), «I thought it would be nice

this weekend if we went to the beach or whatever» («По-моему, было бы неплохо в выходные

сходить на пляж и все такое») и «I have to finish these letters or whatever» («Я должен

закончить эти письма и все такое»).

О чем бы вы ни говорили, постарайтесь убрать из вашей речи подобные ничего не

значащие слова.

Еще одно слово-«пустышка», которое распространилось в шестидесятых со скоростью

лесного пожара и не оставляет нас до сих пор, – это «like» («вроде бы). В те времена люди

смеялись над теми, кто каждое предложение начинал с «like, you know» («да вроде бы»), но

теперь повсюду слышишь нечто наподобие «I saw him, like, last Tuesday» («Я его видел вроде

бы в прошлый вторник»). На самом деле это был не «вроде бы», а точно прошлый вторник.

Если вы не хотите, чтобы вас приняли за ненормального, старайтесь избегать подобных

выражений.

Как будто всего перечисленного выше мало: стоит нам отвлечься, и в нашу речь

прокрадываются «эканье и меканье» – из них особенно известны два вида. Вы их без труда

узнаете – это «э-э» и «м-м-м». Впустите их в свою речь, и люди решат, что вам не дано

общаться с себе подобными.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.