Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНЫХ ПРОВИНЦИЙ





Перейдем к рассмотрению жизни отдельных провинций.

Сицилия, Сардиния и Корсика12 были самыми старыми римскими провинциями. Сицилия продолжала оставаться житницей Италии. В Италию, преимущественно в Рим, кроме хлеба ввозились продукты животноводства, скот, шкуры, шерсть. Из Сицилии шел мед, а с Корсики — воск, кроме того, минеральные богатства этих островов позволяли вывозить в другие области драгоценные камни (изумруд), серу, мел и другие продукты горной промышленности. Обработка сырья в самой Сицилии находилась на недостаточно высоком уровне. Сицилийское сырье вывозилось в другие области, прежде всего в Италию.

После смерти Цезаря Антоний наделил жителей Сицилии правами римского гражданства, но это не привело еще к полной реорганизации городского управления. Однако при Августе в Сицилии всего было 6 колоний, 6 муниципиев и 3 города латинского права, другими словами, 15 привилегированных городов из 6813. О жизни Сицилии во времена Августа у нас сравнительно мало сведений. Оставаясь одной из важных производящих римских провинций, Сицилия не играла такой роли, как в республиканскую эпоху.

Провинция Африка14 управлялась проконсулом и имела большое значение для империи. Африка была житницей Рима, а в известном отношении и многих областей Италии. Это была страна крупных рабовладельческих поместий. При Августе там в полной силе оставалось крупное частное землевладение, и оно продолжает существовать вплоть до императора Нерона. Свидетельством этому служит одно замечание Плиния Старшего, который говорит: «Sex domini semissem Africae possidebant cum interfecit eos Nero princeps». («Шесть господ владели половиной Африки, пока не казнил их принцепс Нерон»)15. После этого крупнейшим владетелем в Африке сделался император, но латифундии сохраняли значение не только во времена ранней, но и в эпоху поздней империи.



[с. 475] Р. Ю. Виппер предполагает, что Африка потому была оставлена сенатской провинцией, что находилась на границе империи, поэтому здесь преобладало сенаторское землевладение16. Но скорее всего, по нашему мнению, имело значение историческое прошлое этой провинции, более чем столетняя давность господства в ней римлян. Африка была одной из старых римских провинций, на нее не распространялась власть первых триумвиров; к императорским же провинциям были отнесены те, которые были во власти триумвиров после 56 г. В экономическом отношении Африка имела большое значение. Из нее вывозился главным образом хлеб, а со времени Августа — и оливковое масло, правда, низкого сорта. В Африке возделывался виноград. Здесь была развита рыбная ловля и отсюда вывозился особый рыбный соус, носивший название «garum». Кроме того, в Африке была широко развита охота на диких зверей, предназначавшихся для римского цирка, а также для цирков других городов. Промысел этот имел особое значение и составлял особую статью дохода для управителей Африки. Африка принадлежала к числу провинций, характеризующихся интенсивной городской жизнью.

Главным источником для характеристики жизни римских городов в Африке являются надписи. Большинство их относится, правда, ко II и к началу III в. н. э. Но и на основании эпиграфических материалов, относящихся к началу принципата, мы можем сказать, что в Африке еще существовали свободные города (ciuitates liberae et immunes), управлявшиеся по своему праву (iure proprio). Особенность этого управления заключалась в том, что во главе города стояли два суфета и городской совет. Но города эти подверглись уже романизации. Официальные акты писались на латинском языке. Города, видимо, не столько хотели сохранить автономию и туземное городское право, сколько приобрести права латинского и римского гражданства, связанные с определенными преимуществами.

В истории романизации Африки эпоха Цезаря и Августа имеет исключительное значение. Во время и после войны с Помпеем Цезарь выводит в Африку ряд колоний; в период гражданских войн после смерти Цезаря во время переделов земель в Африку направляется много эмигрантов, и, наконец, Август выводит в Африку значительное число колоний из числа ветеранов и издает ряд распоряжений, касающихся положения городов.

В проконсульской Африке Плиний указывает 19 колоний, носящих cognomen Iulia; большая их часть основана Августом, [с. 476] остальные — Цезарем17. В пределы Нумидии и Мавретании Августом выведено было 12 колоний, из них восемь были расположены по морскому побережью, причем две (Tingi и Zilis) находились на побережье Атлантического океана, а четыре — в пределах материковой части Мавретании18. Изменяется юридическое положение ряда городов. Уже тогда, видимо, начинают терять значение свободные города, связанные формально на основании foedus. Так, Утика от Цезаря получает права латинского гражданства, а в 36 г. от Октавиана — статут муниципия. Права муниципиев даруются и ряду других городов. Вместе с тем в Африке, как и в других областях, Август стремится сделать города опорой римского господства. Некоторые населенные пункты, приписанные к другим городам, получают самоуправление, и к ним приписываются определенные округа с туземным населением; правда, при Августе этот своеобразный процесс урбанизации далеко еще не был завершен, и ряд областей с находящимися в их пределах племенами подчинялся префекту.

Римские колонии не всегда были новыми и обособленными поселениями. Со времени Августа появляются города с двойным устройством: наряду со свободным городом (ciuitas libera), управлявшимся по местному праву и избиравшим суфетов, существует colonia или oppidum ciuium Romanorum во главе с советом декурионов и городскими магистратами.

Таким городом двойного устройства был и Карфаген. Основанный по планам Юлия Цезаря между 44 и 42 гг. как колония ветеранов, Карфаген до конца гражданских войн был еще незначительным поселением. Август усилил колонию 3 тыс. поселенцев. Пуническое население, сохранявшее, несмотря на столетний перерыв, память о Карфагене, в течение короткого времени пополнило население нового города, и в 28 г. Август предоставил городу автономию. Пуническое население Карфагена избирало суфетов, приписанные к колонии римские граждане управлялись своей выборной администрацией. Карфаген стал административным центром, местом пребывания проконсула, а с течением времени превратился в один из крупнейших городов Средиземноморья.

Таким образом, при Августе был намечен путь развития городской жизни: римское господство должно было опираться на самоуправляющиеся города, терявшие черты пунической самобытности. Ciuitates liberae приобрели впоследствии права [с. 477] муниципиев и колоний. Романизации способствуют италийские иммигранты, к культуре приобщаются представители высшего слоя пунического населения. Данные ономастики свидетельствуют, что они писали свои имена латинскими буквами и даже переводили их на латинский язык. Их потомки предпочитали присваивать уже имена римские. Процесс этот, правда, развивался неравномерно, но эпоха Августа является, несомненно, одним из переломных моментов.

Одной из особенностей прежней провинциальной жизни был городской патронат. Количество городов, состоящих в клиентеле, увеличило в политическом отношении удельный вес того или иного магната. В то же время провинциальному городу выгодно было иметь в столице видного и влиятельного заступника. Пережитки этого явления наблюдаются и в изучаемую эпоху.

Формально городской патронат устанавливается по-прежнему не в результате избрания, а в результате договора. Образец такого договора сохранился на месте прежнего города Gurza; относится он к 12 г. до н. э.19 Содержание его следующее: «Senatus populusque ciuitatium stipendiariorum pago Gurzenses hospitium fecerunt cum Domitio Ahenobarbo proconsule».

Далее в надписи говорится, что жители города избирают Агенобарба и его наследников патронами и вступают в его клиентелу («in fidem clientellamque suam suorumque recepit»). Таким образом, между Домицием Агенобарбом и городом устанавливается hospitium. Понятие это употреблялось и тогда, когда шла речь об отношениях между патронами и клиентами и об отношениях между Римом и другим государством. Это был тесный союз, восходящий к обычаям «гостеприимства» родовой эпохи. Патронат остается и в последующий период, но претерпевает изменения. С начала II в. он устанавливается не в результате договора, а в результате избрания. Патронами избираются не видные представители римской аристократии, а представители администрации: проконсулы, легаты, прокураторы, местные землевладельцы и видные городские жители. Городской патронат, подобно личному, теряет политическое значение. Это почетный титул. Он уже не обязывает его носителя защищать интересы городской общины перед римским сенатом и народным собранием; избрание в патроны не говорит о том, что жители той или иной общины окажут данному лицу материальную и даже вооруженную поддержку, если он выступит с политическими притязаниями. В императорскую эпоху все дело сводилось к тому, что ради почета, которого удостоился [с. 478] избранный в патроны, он жертвовал в пользу города известные суммы денег, устраивал игры или угощения20.

Таким образом, связи с магнатами заменялись покровительством людей, зависящих всецело от императора. Данных, указывающих на то, что избирался патроном Август или члены его семьи, мы не находим; вполне возможно, что этого с самого начала не было в африканских обычаях. Не находим мы и следов императорского культа, но здесь, конечно, сказывается неполнота эпиграфического материала, относящегося ко времени Августа. В последующую эпоху императорский культ был развит и распространен. Исходя из этого, можно заключить, что начало его относится к эпохе Августа. Этот культ давал религиозную санкцию новым политическим порядкам. Он находил своих сторонников в высшем слое муниципальной аристократии, римской и пунической, различавшейся по языку и обычаям, но одинаково основывавшей свое благополучие на эксплуатации рабского труда, а также среди низших слоев туземного населения, заинтересованных в укреплении римского господства в Африке.

Несомненно, что римское правительство, стремившееся к «освоению» полусвободных территорий и расширению римской границы, находило среди высшего рабовладельческого слоя Африки определенную поддержку.

Иное дело было в отношении берберийского населения. Война с гетулами продолжалась почти 30 лет. Августу удалось продвинуть границу, и в целях ее защиты были основаны колонии, проложены дороги.

Оказывая поддержку городам, Август пытался одновременно в Африке, как и в некоторых восточных областях, опираться на зависимых от него династов.

В начале его правления территория Нумидийского царства, присоединенная Цезарем, была возвращена Юбе II, сыну Юбы I, противника Цезаря, но в 25 г. до н. э. Нумидия была присоединена к проконсульской Африке, а Юба был посажен царем Мавретании.

В Мавретании возник город Цезаря. Юба II, женившийся на Клеопатре Селене, дочери Марка Антония и Клеопатры, оказывал покровительство римским и восточным купцам и ремесленникам, и в скором времени эта столица полузависимого царства сделалась центром романизации. Тому же содействовали и римские колонии, основанные в пределах этого юридически самостоятельного царства.

[с. 479] Испания распадалась на несколько районов, отличавшихся друг от друга во времена Августа по хозяйственному быту, по культуре. В то время как южный район Испании — Бэтика, а также восточная часть — Тарраконская Испания — находились под италийским влиянием еще с республиканских времен, северо-западные племена — кантабры и астурийцы — в течение долгого времени героически отстаивали свою независимость и культуру. Сопротивление независимых племен ценой больших усилий сломлено было лишь в 19 г. (см. ниже).

История административного деления Испании во времена Августа недостаточно ясна, а изменения, происходившие в период 27 г. до н. э. — 14 г. н. э., невозможно точно датировать. При разделе провинций в 27 г. Бэтика отошла к сенату21, и в нее посылался пропретор вместе с легатом и квестором. Прочая часть Испании управлялась двумя легатами: один из них был консульского ранга, а другой — преторского. Легату консульского ранга были подчинены три императорских легата в качестве командующих легионами и в качестве судей22. Впоследствии легат консульского ранга (около 12 г. до н. э.) стал управлять Тарраконской Испанией, a legatus pro praetore — вновь образованной провинцией Лузитанией. Центром Бэтики был город Кордуба, Тарраконской Испании — Тарракон, а Лузитании — Эмерита. Особое значение приобретает Тарракон, бывший еще во время 2-й Пунической войны оплотом римского могущества. Август основал здесь новую колонию — Colonia Iulia ueteris Hiumphalis Tarraco, украшенную прекрасными зданиями; грандиозный акведук подводил чистую горную воду за 35 км; особенно славился алтарь Августа, воспетый неизвестным нам поэтом23.

Для укрепления римского могущества в Испанию был выведен ряд новых колоний. В 25 г. во время астурийских войн была основана колония Эмерита, куда были поселены ветераны. Колония получила права италийского гражданства. Агриппа соорудил в городе театр, и остатки надписи, помещенной на нем, сохранились до настоящего времени24. Некоторые колонии выводились как в сенатские, так и в императорские провинции. Выводились колонии и на месте старых городов. Барцина, например, основанная туземцами и карфагенянами, была колонией уже во времена Юлия Цезаря, а при Августе получила [с. 480] название Colonia Faventia Iulia Augusta Pia25. Покорение северо-западной части Испании сопровождалось основанием ряда колоний (Bracara Augusta, Lucus Asturum, Asturica Augusta)26. Вновь сооруженные дороги должны были облегчить сношения между различными частями провинций, а также соединить Испанию с Галлией и Италией.

И основание колоний и проведение дорог — все это должно было упрочить римское влияние в стране и содействовать ее романизации. Особенно больших успехов достигла романизация в Бэтике. Из 175 городов 46 занимали привилегированное положение. Плиний Старший указывает, что в пределах Бэтики Август распространяет права латинского гражданства27, а Страбон утверждает, что «турдетаны вообще, а в особенности живущие по берегам Бэтиса, совершенно усвоили римский образ жизни, забыв даже родной язык; большинство их сделалось латинскими гражданами, они приняли к себе римских колонистов, так что все легко могут совсем обратиться в римлян»28.

И в хозяйственном отношении Бэтика была самым развитым районом. Здесь большую роль играло сельское хозяйство. Особенно славилось испанское оливковое масло. Через несколько лет после смерти Августа испанское масло будет конкурировать с италийским, затмевая даже высшие сорта. Наконец, из Бэтики вывозилось вино, высокие сорта которого приобретали большую известность. Вывозилось также зерно, хотя испанский хлеб никогда не имел такого значения, как сицилийский, африканский или египетский.

Из Испании вывозились мед и воск, смола, но главную ценность для Рима представляли естественные богатства Испании. В Испании находились рудники. Ожесточенная борьба Августа с северными испанскими племенами объясняется не только желанием видеть весь Пиренейский полуостров умиротворенным, но и стремлением получить астурийские золотые россыпи. Издавна Испания славилась своим серебром. Наконец, здесь добывалась медь. Испанское олово вывозилось не только в Италию, но и в отдаленные восточные провинции Рима. Если главным административным центром Испании был Тарракон, то наиболее важным торговым центром страны был Гадес. Страбон называет его вторым городом в империи.

Романизация в Испании сделала большие успехи, чем в Африке, но никогда не достигла такого уровня, как в Галлии. [с. 481] В ряде районов, особенно в северо-западных, сохранялся родной язык и свои обычаи.

Особое значение для Рима имела Галлия29. Юго-западную часть Транзальпинской Галлии составляла Нарбонская Галлия, которая в 22 г. была отнесена к сенатским провинциям.

Два центра выделялись в этой провинции: Массилия и Нарбон. Массилия официально не входила в состав Нарбонской провинции, подобно тому как Афины не были частью провинции Ахайи. Утратив, особенно после Цезаря, прежнее политическое значение, Массилия продолжала оставаться центром греческой культуры на Западе. Те, кто не мог позволить себе роскоши отправить детей на обучение в Афины, посылали их в Массилию. Однако римский элемент в городе постепенно вытеснял греческий. Нарбон был центром управления, местом провинциальных собраний (concilia). Бронзовая таблица, найденная в Нарбоне, содержит установления, касающиеся провинциальных собраний, обязанностей верховного жреца, которому оказываются такие же почести, как фламину Юпитера (flamen Dialis) в Риме30. Особое значение имело основание в Нарбонской Галлии колоний. Цезарем было выведено шесть или семь колоний, Августом — около двенадцати, одна из них Немауз (совр. Ним) — colonia Augusta Nemausus была заселена легионерами Антония, продолжавшими исповедать египетские культы. У них был храм Изиды, корпорация анубиаков, встречались такие имена, как Озирин31. Город был украшен великолепными зданиями, из которых сохранился храм, построенный в коринфском стиле (так называемый Maison Carrée).

Цезарь внес мало изменений в строй свободной прежде «Косматой Галлии» (Gallia Comata). При Августе «Косматая Галлия» была разделена на три части: Аквитанию, Лугдунскую Галлию и Бельгию. Аквитания превратилась в значительную область. Кроме туземных, близких к иберийцам племен, в нее включены были четырнадцать кельтских народов. Дело, видимо, организовано было так, чтобы инициатива отделения исходила от местного населения. К Августу была направлена особая делегация, и принцепс удовлетворил эту просьбу. Один из участников делегации, Вер, рассказал об этом в надписи, помещенной на алтаре Ларам. «Фламин, затем дуумвир, квестор и магистр округа, я имел честь быть [с. 482] в посольстве к Августу, просившем об отделении девяти народов от Галлии. Вернувшись из Рима, посвятил жертвенник гению округа».Flamen item duumvir, quaestor pagique magister

Verus, ad Augustum legati munere functus,

Pro nouem optinuit populis seiungere Gallos;

Vrbe redux, Genio pagi hanc dedicat aram32.

Все эти провинции делились на ciuitates — округа с городом в центре каждого округа; всего было 64 таких ciuitates.

Города в Галлии существовали и ранее. Это были центры ремесленного производства и торговли. При Августе число старых городов пополняется колониями. Так возникли Augustobona Tricassium в области тройев, Augusta Treuerorum — в области тревов и Aquae Augustae Tarbellorum — в области тарбеллов. Не всегда процесс утверждения римского влияния в городах происходил мирно: население Бибракты и Герговии по полученному неожиданно приказу (12 г. до н. э.) должно было оставить место своего жительства и построить новые города. Расположенные в горных районах, оба города могли явиться центрами сопротивления. Новые центры получили и новые полукельтские наименования: вместо Бибракты появился Augustodunum (город Августа), а вместо Герговии — Augustonemetum (святилище Августа).

Выстроенный Мунацием Планком по римскому образцу и заселенный италийскими эмигрантами и ветеранами Лугдун стал главным городом провинции, центром романизации. В 12 г. до н. э. это получило и религиозную санкцию: пасынок Августа Друз освятил в Лугдуне алтарь богине Роме и Августу. С этого времени сюда ежегодно стали собираться представители (жрецы нового культа) изо всех галльских городов, для того чтобы совершать молебствие и обращаться к императору с просьбой. Первым жрецом был Гай Юлий Веркондаридубн, происходивший из эдуев.

Процесс романизации покоренных Цезарем кельтских областей протекал быстро. После присоединения Галлии усилился процесс иммиграции, а это содействовало романизации, которая затрагивает прежде всего высший слой кельтского населения. Римские обычаи и латинский язык внедрялись в быт кельтской аристократии легче и скорее, чем это было в Африке. Все это способствовало ликвидации пережитков первобытно-общинного строя и утверждению рабовладельческих основ.

Агриппа соединил различные галльские центры дорогами, доходившими до самых отдаленных городов. Особый отряд [с. 483] следил за порядком на дорогах и вел борьбу с разбойниками. Прекращение войн в Галлии содействовало развитию сельского хозяйства. Галльский хлеб шел на снабжение армий, стоявших по Рейну, а некоторая часть его ввозилась и в Италию.

В Галлии начинает развиваться виноделие. Дешевое галльское вино вывозится даже в Италию. Оливковое масло вывозится в придунайские провинции; ветчина, различные мясные изделия, сыр обеспечивают не только местное городское население, но также экспортируются.

Развивается в Галлии и промышленность. До эпохи империи льняные ткани производились в Египте и в некоторых городах Малой Азии. Со времен Августа лен начинает разводиться и в галльских провинциях, особенно в Нарбонской Галлии, и отсюда льняные ткани начинают распространяться по другим районам. Археологические данные позволяют установить, что еще при Августе и в I в. империи различные керамические изделия ввозились в Галлию, главным образом из северной Италии. Но наряду с этим керамическое производство начинает развиваться и в самой Галлии, галльские изделия вывозятся в придунайские страны и Британию, в конце концов Галлия окончательно освобождается от импорта из других областей.

[с. 484] В Галлии была установлена особая 2 1/2-процентная пошлина на ввозимые изделия, так называемая quadragesima Galliarum. Это указывает, какое значение имела галльская торговля.

Август уделял Галлии большое внимание. Он был в ней четыре раза: в 27, 16 и 13 гг. до н. э. и в 8 г. н. э. Большое значение придавалось защите галльских границ от германцев, обращалось внимание и на экономическое состояние Галлии.

Галльские императорские провинции управлялись легатами, в ведении которых находились прокуратор и префект, направляемые императором. Дион Кассий рассказывает о прокураторе Ликине, управлявшем долгое время Галлией. Им были введены разнообразные налоги, что привело к недовольству местных жителей. Август стал упрекать его в том, что он несправедливо обращается с провинциалами, но в ответ на это Ликин показал ему груды серебра и золота, которые он собрал за годы своего правления, и обратил внимание, что все это собрано для самого Августа и Рима. Ликин, по его словам, не хотел, чтобы галлы с таким богатством отпали от Рима33. Развязка этого дела осталась неизвестной, но, по-видимому, налоговый гнет был в какой-то мере ослаблен.

Развитие придунайских провинций, завоеванных во времена Августа, относится главным образом к последующему периоду. Следует обратить внимание, что, захватывая Рецию и Норик, Август, с одной стороны, имел, несомненно, в виду безопасность северной Италии, а с другой — римлян привлекали, вероятно, естественные богатства, золотые россыпи и железные рудники. Впоследствии, уже после освоения этих провинций, здесь были найдены и оловянные руды, и серебро, и другие металлы.

На севере Балканского полуострова, в Иллирии, Октавиану пришлось вести войны еще в годы второго триумвирата, а незадолго до смерти Августа в пределах Паннонии вспыхнуло восстание, опасное даже для италийских областей. Романизация балканских провинций при Августе лишь начинается, и обзор их истории мы считаем более удобным дать в главе о внешней политике Августа.

Таким образом, если исключить области, только при Августе вошедшие в состав империи, романизация в западной части Римской империи сделала большие успехи. Одним из опорных пунктов романизации был римский город. Уже с начала императорской эпохи начинают исчезать местные особенности в устройстве отдельных городов, и в конце концов вся западная часть империи покрывается римскими городами, устроенными по определенному образцу, в известной степени напоминавшему устройство самого города Рима.[с. 485]









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.