Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Российская империя: народы и государство.





Исторически сформировавшееся в XV – XVI вв. ядро Русского централизованного государства не имело четких естественных рубежей. Российские владения часто соприкасались с практически неосвоенными землями. Это особенно характерно для Поморья, Сибири, Дальнего Востока. На этих территориях русские военные отряды, промышленники, торговцы и просто переселенцы (крестьяне, казаки) занимали свободные земли.

Иное дело приобретение земель в европейской части России. Здесь упорная борьба была связана с выходом к морям, без которых страна не могла развиваться. России пришлось столкнуться на поле брани с Османской империей (Турцией), Речью Посполитой (Польшей), Швецией. Большинство граничивших с Россией территорий этих государств им не принадлежали и были ранее также захвачены военным путем (Украина и Белоруссия в составе Речи Посполитой, Прибалтика и Финляндия в составе Швеции, Молдавия в составе Османской империи). В то же время значительная часть населения этих территорий в силу исторических и культурных корней, а также конфессиональной общности ориентировались на Россию, что облегчало царскому правительству задачу включения их в состав империи.

Надо отметить благоприятную в то время для расширения русского влияния обстановку на Кавказе и в Средней Азии. Эти территории представляли собой мозаику феодальных владений, неизбежными спутниками которых были кровавые междоусобицы. В ряде случаев вопрос стоял о выживании целых народов из-за угрозы нападения более сильных соседей. В этих условиях многие правители и население не только не оказывали сопротивления русскому проникновению, но и сами стремились перейти в русское подданство.



Следует подчеркнуть, что вопрос о присоединении к России чаще всего первой ставила местная знать, явно стремившаяся с помощью сильной власти русского царя укрепить свое положение. Прорусской ориентации часто придерживались и широкие слои населения, надеясь, что русские власти защитят их от притязания «своих» верхов.

Подчас Россия не шла на прямое присоединение территорий, ограничиваясь установлением протектората (Бухарский эмират, Хивинское ханство, Тува в XIX в.). При этом русское правительство учитывало особенности географического положения, этнический состав, историю и социально-экономическое развитие всех этих районов.

Зарождение российской империи принято считать середину XVIвека, когда русские войска Ивана IV завоевав Казанское, Астраханское ханство, присоединив Башкирию, раздвинули границы русского государства на Восток и вышли за пределы исторического проживания русского народа. С этого времени берет свое начало многонациональный состав российского государства.

В российской империи существовало сложное административно-территориальное деление. Начиная с 1708 г. Россия была разделена на губернии, во главе с губернаторами. К моменту новой губернской реформы в 1775 г. Россия разделялась на 23 губернии, 66 провинций и до 180 уездов. К концу царствования императрицы насчитывалось уже 50 губерний. Несколько губерний образовывало наместничество или генерал-губернаторство. Каждая губерния делилась на уезды или (реже) на округа, в которых проживало на период реформы 1775 г. от 30 до 40 тысяч жителей, а каждый уезд делился на волости. Близкими или равными по значению для управления, наряду с губерниями, были области и градоначальства. К 1917 г. число губерний в России достигло 78.

В России повсеместно широкой практикой стало явление, немыслимое в других империях, когда в правящую верхушку общества вливались на равноправной основе представители, говоря сегодняшним языком, «нацменьшинств». Эта практика была все время существования государства, вплоть до настоящего времени, и в разное время среди политической и финансовой элиты страны оказались Юсуповы, Лорис-Меликовы, Гукасовы, Багратионы, Лианозовы, Разумовские и др. К 1762 году 41% из числа 402 высших офицеров и половина из четырех офицеров самого высокого ранга были нерусскими три четверти из них— немцы. В поздней Российской империи 38% из 550 генералов носили нерусские фамилии, причем почти половина из них происходила из Прибалтики, Польши и с Кавказа. В 1863 году поляки составляли 48% служилых сословий европейской части России.

Провозглашение России империей в 1721 г. было прямо связано с окончанием Северной войны и подписанием Ништадского мирного договора со Швецией. Швеция уступала России значительную часть Восточной Прибалтики (Ингерманландию, часть Карелии, всю Эстляндию, Лифляндию, Моонзундские острова).

Петр I сохранил в Прибалтике за немецким дворянством и бюргерством старинные привилегии и систему сословного управления, сложившуюся еще в период шведского господства. Впоследствии все прибалтийские губернии возглавляли генерал-губернаторы, при которых находились по два советника из местных дворян. При этом местное управление здесь было полностью в руках прибалтийских немцев. Царские власти проводили в отношении прибалтийских народов весьма осторожную политику, подчас даже не реагируя на притеснение в крае русских прибалтийскими немцами.

Только в последней четверти XIX века Александр III, решил распространить политику русификации на Прибалтику и заменить здесь немецкое влияние на русское. В 1874 г. здесь была введена всеобщая воинская повинность, а с 1885 г. введено обязательное преподавание на русском языке.

С вхождением в состав России левобережной Украины в 1667 г., царские власти признали сложившийся на Украине казацкий аппарат управления, согласились с выборностью гетмана, подтвердили привилегии казацкой старшины и ряда крупных украинских городов. Верховное управление и суд на Левобережной Украине осуществлял избираемый на казачьей Раде гетман. Затем он приносил присягу на верность московскому царю.

В связи с переходом гетмана И.Мазепы в 1708 г. на сторону шведского короля Карла XII Петр I учредил для надзора за гетманом должность резидента. В 1722 г. в Глухове была размещена Малороссийская канцелярия в составе шести офицеров и подчиненная Коллегии иностранных дел. Малороссийская коллегия была упразднена в 1727 г.

В 1764 г. Екатерина II восстановила Малороссийскую коллегию и упразднила должность гетмана. Сама Украина была разделена на две губернии – Слободскую и Новороссийскую во главе с губернаторами. В 1782 г. на всю территорию Украины был распространен общеимператорский акт «Учреждения для управления губерний», Малороссийская коллегия была закрыта в 1786 г.

В результате двух первых разделов Речи Посполитой в состав России вошла Правобережная Украина и часть Белоруссии. Эти территории еще долго испытывали влияние польской культуры и католической церкви. Здесь продолжали действовать польские суды и некоторые другие учреждения. После подавления польского восстания 1830 – 1831 гг. по уставному распоряжению Николая I был образован Комитет западных губерний во главе с председателем Государственного совета и Комитета министров В.П.Кочубеем.

Тенденция унификации управления на Украине сопровождалась политикой русификации и запрещения печатания книг на украинском языке. Последнее и привело к росту украинского национального движения- украинофильства.

По Бухарестскому мирному договору к России отошли земли между реками Днестр и Прут, которые получили название «Бессарабия». В 1815 г. здесь утвердили наместничество. В апреле 1818 г. вступил в силу «Устав образования Бессарабской области 1818 г.». Он сохранял за Бессарабией большую автономию. Делопроизводство велось на русском и молдавском языке. В судопроизводстве, богослужении и обучении также применялся молдавский язык.

В 1828 г. фактически была ликвидирована молдавская автономия. В то же время на Молдавию не распространялось крепостное право. Местное население было освобождено от рекрутской повинности. В 1859 г. молдавские школы стали применять румынский алфавит на основе латинской графики. И только в 1873 г. Бессарабская область окончательно присоединена к России.

В ходе раздела Речи Посполитой в 1795 г. между Пруссией, Австрией и Россией, Россия получила Литву и Западную Белоруссию с Гродно и Брестом и Курляндию. Победа над наполеоновской Францией в 1815 г. привела к присоединению к России большей части Польши, которая вошла в ее состав под наименованием Царства Польского.

Согласно дарованной Польше Конституции император России являлся одновременно царем польским и управлял ею с помощью наместника, назначаемого из членов царской фамилии (впоследствии из наиболее доверенных чиновников). Законодательную власть в Польше осуществлял польский Сейм, состоящий из двух палат. Исполнительные функции осуществляли под председательством наместника Государственный совет. После подавления польского восстания 1830-1831 гг. Николай I упразднил Сейм и прежний Государственный совет. Министерства были заменены комиссиями, воеводства были переименованы в губернии, а повяты в уезды. Польская армия была упразднена. В 1831 г. был образован Комитет по делам Царства Польского. Во главе царства был поставлен царский наместник.

После подавления польского восстания 1863 –1864 гг. поляки-католики не могли впредь назначаться на большинство должностей на государственной службе. Польский и литовский языки были изгнаны из государственной школы. Царство польское упразднялось, стало называться Вислинскими губерниями.

В результате русско-шведской войны 1808 – 1809 гг. и Фридрихгамского мирного трактата Швеция уступила России Финляндию и Аландские острова. Присоединенные финские земли получили статус «Великого княжества Финляндского» Высшая власть на территории княжества принадлежала российскому императору и назначенному им генерал-губернатору. Княжество имело большую автономию и разделялось на 8 губерний, 49 уездов и 33 города. Она имела свой законодательный орган (Сейм), правительство (Совет, с 1816 г. Сенат), широкое местное самоуправление. Финский Сенат имел право заключать внешние займы, регулировать внешнеэкономическую деятельность с иностранными государствами. Без согласия Сейма не мог быть принят ни один закон, касающийся внутреннего устройства Финляндии. Финские поданные в русской армии не служили. Финляндия имела даже свою национальную валюту-марку.

Только после 1907 г. финская автономия была существенно урезана. Было создано Особое совещание по делам Финляндии, занявшееся подготовкой соответствующих законопроектов. Был упразднен финляндский сейм.

Экспансия России на Северном Кавказе была вызвана целым комплексом причин: геополитических, торговых, цивилизаторско-культурных и т.д., но при явном доминировании геополитического фактора. Но, так или иначе, при выходе России в Закавказье, в Персию и на Ближний Восток, Северный Кавказ всегда вставал на пути России и был помехой в российской экспансии на юг. К тому же исламизированные северокавказские общества представляли собой удобный геополитический плацдарм для противников России (Турции и Ирана) и традиционно тяготели к родственной в конфессиональном плане Османской империи. Накануне своего присоединение Северный Кавказ представлял собой калейдоскопическую мозаику многочисленных народов и языков. Северокавказские общества были архаичны и почти не имели традиций государственности.

Большинство северокавказских народов исповедовали ислам за исключением абхазов и осетин. Но при этом процесс исламизации был у многих из них лишь в начальной стадии, хотя впоследствии он перейдет в мобилизационную фазу и станет фактором сплочения против общего врага. Исламский фактор- а именно борьба с «неверными» (джихад) впоследствии окажется серьезным вызовом России на установлении на Северном Кавказе своего господства. К счастью подобные планы не были реализованы в жизнь но Кавказская война обернулась огромным кровопролитием с обеих сторон. Одна только Россия в этой необъявленной войне потеряла не меньше 25 тысяч убитых и свыше 65 тысяч раненых. При этом потери горцев сражавшихся с регулярной армией были в несколько раз больше. Настоящей драмой а для многих северокавказских горцев и трагедией для стали события после окончания войны, а именно так называемое мухаджирство (или махаджирство) –массовое переселение горцев Северного Кавказа в Османскую империю. Побудительным мотивом для массового переселения нескольких сот тысяч горцев, безусловно, стали результаты кровопролитной Кавказской войны, когда мусульманский преимущественно регион оказался под властью победителя -христианского «белого царя».

Военное «умиротворение» и присоединение к России Северного Кавказа (окончательно в 1864 г.), а также отсутствие здесь традиций государственности во многом обусловил решающую роль военного министерства по управлению неспокойным регионом. Тем более что северокавказский регион был наиболее убыточным для России. В дальнейшем здесь содержалась русская армия до 300 тыс. солдат и Россия тратила на освоение края 17 % своего бюджета. Впоследствии Кавказ не раз оправдывал свое название «беспокойного края».

Первоначальная тенденция к большей или меньшей аккультурации в форме обращения в православие мусульман, при Екатерине II была сменена политикой веротерпимости, но сохраняя за православной церковью значение первенствующей.

8 апреля 1783 г. по случаю присоединения Крыма, крымско-татарская и волжско-татарская знать была уравнена в правах с российским дворянством.

В 1843 г. Николай I объявил о признании за кавказскими мусульманами прав высших сословий в России, а в 1846 г. земли этих сословий были признаны потомственной собственностью. Но они, в отличии от грузинских тавад и азнауров, так и не были приравнены к российскому дворянству, права которого каждый отдельный мусульманин мог получить по службе или по высочайшему соизволению.

Накануне первой мировой войны Кавказский край состоял из двух частей: Северного Кавказа и Закавказья. Северный Кавказ в административном отношении был разделен на Терскую и Кубанскую области, а Закавказье (Армения, Грузия, Азербайджан) на 6 губерний, 3 области и 2 округа. Губернии делились на уезды, а области на отделы и округа. Назначаемый императором наместник имел достаточно широкие полномочия. В чрезвычайных обстоятельствах он мог отменить любое постановление губернских и областных лиц администрации Кавказского края.

На территории Казахстана существовали три феодальных ханства: Старший, Средний и Младший Жуз. В 1730 г. хан Младшего Жуза Абулхаир признал подданство России. В 1740 – 1742 гг. большинство родов Среднего Жуза также приняло российское подданство. Ханы и султаны Старшего Жуза добровольно перешли в российское подданство только почти сто лет спустя (1845 – 1846 гг.)

В середине XIX в. в Средней Азии существовало три независимых политических образований: Кокандское и Хивинское ханства и Бухарский эмират. Они находились в непрестанной вражде между собой. Формально поводом для продвижения на юг стали постоянные набеги военных отрядов Кокандского ханства на русские поселения в Южном Казахстане, в низовьях Сырдарьи и на побережье Аральского моря.

В июне 1865 г. войска под командованием генерал-майора М.Г.Черняева, тогда уже военного губернатора Туркестанской области, овладели Ташкентом. С этого периода, и вплоть до 1884 г. (взятие г.Мерва), Средняя Азия (Центральная Азия) по частям была завоевана русскими войсками.

11 июля 1876 г. было создано Туркестанское генерал-губернаторство. Главой края стал генерал-губернатор с широкими полномочиями. Туркестанский край включал в себя Сырдарьинскую, Ферганскую, Семиреченскую (с 1866 г. Самаркандскую области).

Накануне первой мировой войны в соответствии с «Положением об управлении Туркестанского края», реальная власть в крае принадлежала военному ведомству. Администрацию края возглавлял назначаемый императором генерал-губернатор. Помимо широкого круга административно-полицейских и хозяйственных вопросов, в его компетенции находились дипломатические связи с Бухарским эмиратом и Хивинским ханством. При генерал-губернаторе был образован совещательный орган – Совет, в который входили губернаторы областей, представители ряда ведомств, начальник штаба Туркестанского военного округа и ряд других чинов местной администрации. На заседании Совета мог быть приглашен российский политический агент в Бухаре.

Завоеванные земли, в печати и литературе того времени именовались Западным Туркестаном в отличие от Восточного Туркестана входившего в состав Китая. Все эти земли административно сведены в 1865 году в Туркестанскую область, которая с 1886 года стала именоваться Туркестанский край. Назначавшиеся из Петербурга генерал-губернаторы на завоеванной территории (с 1867г.) обладали всей полнотой военной и административной власти, распространявшаяся и на территории имперских протекторатов- Бухары и Хивы. Хотя при этом, правители этих протекторатов: эмир Бухары и хан Хивы в своих владениях были вполне самостоятельны во внутренней политике (чеканили свою монету), но с урезанными полномочиями во внешней политики в пользу России. Здесь вплоть до гражданской войны в России продолжала сохраняться вотчинно-государственная структура и средневековые порядки. Но и в российском Туркестане на всех «нижних этажах» общества и культуры сохранялась традиционная структура, над которой «сверху» надзирала и иногда вмешивалась российская военная администрация. Такая система управления «чужеродным» обществом была апробирована на Северном Кавказе и получила название военно-народного управления. При ней традиционно сохранялись «туземные» органы местного самоуправления и суда, но подчиненные русской администрации.

В среде российской интеллигенции тема цивилизаторской миссии России в Средней Азии была довольно популярна. Очень точно и художественно яркоэто сформулировал Ф.М. Достоевский:«В Европе мы были приживальщики и рабы, а в Азию явимся господами. В Европе мы были татарами, а в Азии и мы европейцы». Подобные взгляды на цивилизаторскую миссию России в Центральной Азии были наполнены оптимизмом в возможности приобщить «киргиз- казаков», «сартов», узбеков, таджиков, туркмен и т.д. к европейским культурным ценностям.

Именно в эти годы (70-80-е гг. XIX в.), цивилизаторская миссия имперской власти в Средней Азии через официальную печать, формирует в российском обществе представления о «коренном населении Туркестана как о годном для переделке материале и о местной администрации, успешно претворяющей в жизнь достижения европейской цивилизации». Российская общественность должна была смириться с мыслью о том, что политика империи на Востоке есть «политика самопожертвования, более тратящая на покоренных, чем приобретающая от них».

И, только накануне первой мировой войны Средняя Азия превратилась в типично сырьевой придаток российской экономики. Экономическое развитие было противоречивым и во многом напоминало азиатские колонии европейцев: зарождавшаяся промышленность с небольшим рабочим классом некоренных жителей уживалась с сохранением патриархальных и феодальных отношений, где большая часть земель принадлежала феодально-байской верхушке, а мусульманское население было сплошь неграмотным. Это привело к вынужденному сосуществованию двух жизненных укладов: небольшого, но активного русского (колониального) и модернизированного и огромного местного (традиционного), в целом чуждого «пришлому» и чужому. Приход русских мало изменил традиционный мусульманский социум. Вотчинно-государственная система только- только подавалась напору российского капитализма. Традиционное центральноазиатское общество под влиянием колониального российского капитализма и русской культуры только-только, стало подавать признаки модернистского движения. А все попытки «переварить» и «обрусить» этот регион оказались тщетными.

Исторически у царской администрации сложились напряженные отношения с еврейским населением. Численность евреев в Российской империи резко возросла в результате трех разделов Речи Посполитой. В 1914 г. в России проживало боле половины евреев мира. Стремясь оградить российское купечество от неожиданно возникшей конкуренции, самодержавие еще до окончательного раздела польских земель стало устанавливать так называемую «черту еврейской оседлости», на территории Северного Причерноморья. Евреям разрешалось жить только внутри «черты оседлости», выезд из нее был осложнен.

Миграция населения в южных районах России и Украины привела к образованию двух крупных центров еврейского расселения в Одессе и Ростове-на-Дону.

Дискриминационные меры в отношении еврейского населения были характерной чертой царствования всех российских монархов в XIX – начале XX веков. Так, по городовому положению 1870 года было введено ограничение на представительство евреев в городских думах. В 1882 г. евреям запретили селиться вне городов и местечек даже в «черте оседлости». В 1891 – 1897 гг. им было запрещено переселяться в Москву и Московскую губернию. В 1886 г. была введена процентная норма для поступления евреев в учебные заведения, в 1889 – адвокатуру, в 1892 – ограничено их участие в нефтяном промысле, в 1900 – в акционерных обществах.

В результате на рубеже XIX и XX вв. в России еврейское молодое население в массовом порядке вступали в революционные партии, с целью свержения ненавистного самодержавного строя.

В российской империи все народы были участниками строительства и носителями государственности. Формально российское законодательство почти не знало правовых ограничений по национальному признаку. Законом были ограничены в правах евреи (в некоторых – независимо от вероисповедания), а в 1864 г. поляки-католики. На уровне подзаконных актов существовали ограничения татар-мусульман. Правовые ограничения действовали, исходя из конфессионального признака и степени владения государственным (русским) языком. При этом опять-таки «инородец» (в юридическом и бытовом значении этого слова) мог, в ряде случаев и не приходя в православие, пользоваться всеми правами государственной службы и сословными привилегиями, если проявлял очевидную готовность служить «государственной идее».

Политика царского правительства по отношению к нерусскому населению державы не была одинаковой. На украинцев и белорусов смотрели как на часть русского народа. В «восточных» землях царская администрация не стремилась к подрыву устоев жизни, а управляла с помощью местной знати. Российское дворянство по мере расширения территории империи впитывало в себя феодалов различного национального происхождения. По переписи 1897 г. только 53% потомственных дворян называли родным языком русский (то есть 47% элиты было нерусского происхождения).

В России отсутствовало понятие «Метрополия», не было юридически господствующей нации, не было национального угнетения в пользу самого многочисленного русского народа. Российская империя никогда не была государством только для русских. Скорее наоборот. Фактически основное бремя имперских завоеваний, строительства несло русское население.

Россия, присоединив преимущественно экономически слаборазвитые районы на Кавказе и Закавказье, в Средней Азии, в Казахстане и Сибири, не могла извлечь существенных экономических выгод, получая выгоды лишь геополитические. В то же время строительство крепостей и городов, путей сообщений и содержание аппарата управления требовало огромных, финансовых и материальных затрат, ложилось тяжким бременем на экономику России.

Принципы национальной политики: основным принципом национальной политики Российской Империи являлось сохранение существовавшего до вхождения в состав России административного порядка, местных законов и учреждений, отношений земельной собственности, верований, языка и культуры. При лояльности к центральной власти автономия расширялась, как это было с Финляндией, при проявлении враждебности и сепаратизма сужалась, как это было с польскими землями после восстаний 1830—1831 и 1863—1864 годов. Проходило несколько десятилетий, иногда столетий, прежде чем вводились общероссийские порядки, но вплоть до 1917 года полной административной, общественной и правовой унификации в так называемых национальных окраинах и великороссийских губерниях не произошло.

Вторым принципом национальной политики являлось широкое сотрудничество центрального правительства с нерусскими элитами, которые в большинстве своем получали права русского дворянства, что облегчало для центральной власти управление новой территорией. Типичный пример—Левобережная Украина, присоединение которой произошло без особых осложнений благодаря тому, что украинская элита вошла в состав российского дворянства на равных с ним правах.

Согласно третьему принципу национальной политики, национальные критерии не служили определяющими для продвижения по социальной лестнице. Различные народы имели равный этнический статус. Благодаря этому между социальным статусом и национальностью отсутствовала связь, а политическая, военная, культурная и научная элиты России были многонациональными, включавшими протестантов-немцев и финляндцев, татар-мусульман, католиков-поляков и представителей многочисленных нерусских народов. Вплоть до 1917 года лояльность трону, профессионализм и знатное происхождение ценились гораздо выше, чем этническая или конфессиональная принадлежность. Крещеные евреи имели те же права, что и русские, и иногда делали исключительную карьеру на светской, военной или религиозной службе.

Четвертый принцип национальной политики состоял в создании некоторых преимуществ в правовом положении нерусских сравнительно с русскими. Нерусские народы, у которых до присоединения к России не было крепостного права, так и не были закрепощены. До введения всеобщей воинской повинности большинство нерусских народов было освобождено от тяжелейшей рекрутчины. В 1881 году к отбыванию повинности в облегченном виде было привлечено на селение Финляндии, в 1887 году — Кавказа, но по-прежнему были освобождены от нее народы Сибири, Средней Азии и Европейского Севера.

Вопросы для самопроверки и самоконтроля:

Чем было вызвана российская имперская экспансия? И каковы особенности вхождения в состав России нерусских народов?

Каковы особенности национально-государственного устройства Российской империи в XVIII-XIX вв.?

Каково было положение прибалтийских немцев в составе Российской империи в XVIII-XIX вв.?

Каково было положение поляков и финнов в составе Российской империи в XIX веке?

Можно ли считать Северный Кавказ и Среднюю Азию колониями России, объясните?

Имели ли русские, какое либо преимущество по сравнению с другими народами империи?

Каковы были основные принципы национальной политики Российской империи?

Литература.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.