Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПРИЛОЖЕНИЕ А. ГАВЕЙН И ЛЕДИ РАГНЕЛЬ





Автор: procyon, дата: пн, 16/04/2007 - 22:19

(Из сборника «Образ Северной Девы и другие образы женщин в народных преданиях»)
Давным-давно, во времена короля Артура, самым блестящим рыцарем во всей Британии был племянник короля, Гавейн. По всеобщему признанию, он был самым храбрым в бою, самым мудрым, самым учтивым, самым сострадательным и самым преданным своему королю.
Однажды в конце лета Гавейн вместе с Артуром и другими рыцарями был на севере Британии, в Карлисле. Король отправился на охоту, но вскоре вернулся обратно. Лицо его было испуганным и бледным. Встревоженный Гавейн последовал за королем в его покои.
— Что случилось, мой господин? — участливо спросил он. Артур тяжело опустился в кресло. «Со мной произошло нечто странное в Инглвудском лесу... И я не совсем понимаю, что мне теперь делать». И он поведал Гавейну о том, что произошло.
— Сегодня я гнал большого белого оленя, — сказал Артур,— но вдруг олень исчез, и я остался один, мои люди оказались где-то в стороне. Вдруг прямо передо мной по
явился высокий мужчина и замахнулся на меня мечом.
— А вы были без оружия?
— Да. У меня был только лук за плечами да кинжал, который висел на поясе. Этот мужчина стал мне угрожать, — продолжал Артур, — он замахнулся своим огромным мечом, словно собирался снести мне голову! Затем он дико захохотал и сказал, что дает мне шанс спасти мою жизнь.
— Кто был этот мужчина? — вскричал Гавейн. — Почему он хотел убить вас?
— Он сказал, что его зовут сэр Громер и что он хочет мне отомстить за то, что я отнял у него северные земли.
— Главарь северных разбойников! — воскликнул Гавейн, — но о каком шансе он говорил?
— Я дал ему слово, что встречусь с ним ровно через год, без оружия и свиты на том же самом месте и дам ему ответ на его вопрос, — удрученно ответил Артур.
Гавейн рассмеялся, но тут же умолк, взглянув на мрачное лицо Артура.
— Вопрос! Это загадка? И ровно год, чтобы найти ответ? Это должно быть несложно!
Артур еще больше нахмурился:
— Если я правильно отвечу на вопрос: «Чего больше всего на свете хочет женщина?» — моя жизнь будет спасена. Он уверен, что я никогда не догадаюсь. Это, должно быть, самая дурацкая загадка, которую никто не может отгадать.
— Мой господин, у нас есть целый год, чтобы найти ответ, и мы попросим каждого человека в королевстве ответить на этот вопрос, — уверенно сказал Гавейн. — Я помогу вам. Один из ответов обязательно окажется правильным.
Артур повеселел:
— Несомненно, ты прав, — кто-то должен знать ответ. Тот мужчина сумасшедший, но я сдержу свое слово. В течение следующих двенадцати месяцев Артур и Гавейн задали этот вопрос всем без исключения подданным, изъездив королевство вдоль и поперек. Назначенный день приближался. И хотя было собрано великое множество разнообразных ответов, Артур был встревожен.
— Имея столько самых разных ответов, как мы узнаем, который из них правильный? — воскликнул он в отчаянии. За несколько дней до назначенной встречи с сэром Гро-мером Артур в одиночестве отправился на верховую прогулку. Узкая тропка пересекала поляну, поросшую золотисто-пурпурным вереском, и вела к дубовой роще. Артур был погружен в свои мысли и не отрывал взгляда от земли. Но вдруг конь остановился. Артур поднял голову и замер в изумлении. Перед ним стояла женщина — или, скорее, пародия на женщину! Она была невероятно толстой — поперек себя шире, ее кожа, сплошь покрытая пятнами, отливала зеленью, а растрепанные волосы напоминали пыльный придорожный кустарник. Лицо этой жуткой особы больше походило на звериную морду, чем на человеческое лицо. Взгляд женщины был бесстрашно устремлен на Артура. Вдруг она заговорила, и хриплый голос ее был похож на воронье карканье:
— Ты король Артур. Через два дня ты должен встретиться с сэром Громером и ответить на его вопрос. Артур похолодел от страха. Заикаясь, он проговорил:
— Да... да... это правда. А кто вы? Как вы обо всем узнали?
— Я — леди Рагнсль. Сэр Громер — мой сводный брат. Ты не нашел правильного ответа, не так ли?
— У меня много ответов, — возмутился король. — Но я не понимаю, какое отношение вы имеете к этому.
— У тебя нет правильного ответа.
Король понял, что он обречен. Женщина помолчала и продолжила: — Но я знаю ответ на вопрос. Артур встрепенулся, почувствовав надежду на спасение:
— Вы знаете? Скорее скажите мне правильный ответ,
и я дам вам золота.
— Мне не нужно золото, — надменно ответила толстуха.
— Чепуха, добрая женщина! Имея золото, вы сможете купить все, что захотите!
На какой-то момент король воспрянул духом, но выражение огромного ужасного лица и холодный застывший взгляд тут же отрезвили его. Он торопливо продолжал:
— Что вы хотите? Драгоценностей? Земли? Я щедро вознагражу вас, вы получите все что угодно, но при одном условии — если скажете мне правильный ответ.
— Я скажу ответ. Я это тебе обещаю! Она немного помолчала и добавила:
— Я требую взамен, чтобы рыцарь Гавейн стал моим мужем. Артур был потрясен. Затем он воскликнул:
— Это невозможно! Женщина, вы просите невозможного!
Она пожала плечами и повернулась, чтобы уйти.
— Постойте, подождите минутку! — Ярость и паника овладели королем, но он старался говорить убедительно.
— Я предлагаю вам свое золото, земли, драгоценности,
но я не могу отдать вам моего племянника. Он свободный
человек. Он не принадлежит мне, и я не могу его отдать!
— Я не просила тебя отдать мне рыцаря Гавейна, — заметила Рагнель. — Если Гавейн сам согласится жениться на мне, я дам вам правильный ответ. Таковы мои условия.
— Невозможно! — в отчаянии воскликнул король. — Я не могу ему это предложить!
— Если ты изменишь свое решение, жди меня завтра на этом же месте, — сказала леди Рагнель и исчезла в дубовой роще. Потрясенный этой встречей, Артур тронул поводья и поскакал домой.
«Спасти свою жизнь за счет Гавейна? Никогда! —думал он. — Омерзительная женщина! Я не могу даже говорить об этом с Гавейном».
Вечерний воздух был таким мягким, лес наполняло птичье пение, но грядущая встреча с сэром Громером давила тяжким бременем. Необходимость ужасного выбора разрывала Артура на части, но он должен был сделать этот выбор.
Гавейн выбежал из замка, чтобы встретить короля. Увидев бледное застывшее лицо Артура, он воскликнул:
— Мой господин! Вы нездоровы? Что случилось?
— Ничего... совершенно ничего не случилось.
Но король был не в состоянии долго сдерживать себя. Он вскричал в отчаянии:
— Какая неслыханная дерзость! Эта женщина — самое
настоящее чудовище! И эта тварь еще смеет ставить мне
условия!
— Успокойтесь, дядя, — спокойно сказал Гавейн. — Какая
женщина? Какие условия?
Артур вздохнул:
— Она знает ответ на вопрос. Я не хотел говорить тебе об этом.
— Но почему? Это же добрая весть! И каков же ответ?
— Она не скажет мне ответ, пока не будут выполнены
ее условия, — с трудом проговорил король. — Но я тебя уверяю, я отказался даже рассматривать ее предложение.
Гавейн улыбнулся:
— Дядя, вы сами говорите загадками. Кто эта женщина, которая заявила, что знает ответ? И что она предлагает?
При виде улыбающегося Гавейна, ожидающего ответа, Артур совсем растерялся и не мог вымолвить ни слова. Затем, не глядя в глаза племяннику, рассказал ему все, не упустив ни одной подробности.
— Леди Рагнель — сводная сестра сэра Громера? Да, я думаю, она должна знать правильный ответ, — задумчиво сказал Гавейн. — Какая удача, что я могу спасти твою жизнь!
— Нет! Я не могу допустить, чтобы ты пожертвовал собой! — закричал Артур.
— Это мой выбор и мое решение, — спокойно ответил Гавейн. — Завтра я поеду с тобой и дам согласие на брак — при условии, что ответ, который она считает правильным,
спасет тебе жизнь.
На следующий день рано утром Гавейн отправился в лес вместе с Артуром. И даже встреча лицом к лицу с омерзительной женщиной не поколебала его решимости. Предложение леди Рагнель было принято.
В роковое утро Гавейн увидел, как король набивает бумагами свою охотничью сумку. «Сначала я сам попробую дать ответ Громеру», — заявил Артур.
Первую половину пути они проехали вместе. Затем Артур, как было условлено, без оружия, отправился один в Инглвудский лес на встречу с сэром Громером.
Страшный разбойник уже поджидал короля; его огромный меч сверкал под лучами солнца.
Артур прочитал один ответ, затем другой, третий. Сэр Громер удовлетворенно кивнул головой.
— Нет, у тебя нет правильного ответа! — злорадно
ухмыльнулся он, подняв свой меч. — Ты ошибся в который раз!
— Подожди! — в отчаянии воскликнул Артур. — У меня есть еще один ответ. То, что женщина хочет больше всего на свете, — это независимость и самостоятельность —
право делать то, что она хочет.
С громкими проклятиями разбойник опустил свой меч.
— Ты не сам нашел правильный ответ! — заорал он. — Моя проклятая сестра Рагнель помогла тебе. Наглая, скверная девчонка, которая вечно вмешивается не в свои дела! Я проткну ее насквозь своим мечом... Я снесу ей голову...
Повернувшись, Громер бросился в лесную чащу, и какое-то время из глубины леса доносилась бесконечная череда проклятий.
Артур поскакал туда, где его ожидали Гавейн и чудовищная женщина. Все трое вернулись в замок. Король и его племянник были погружены в глубокое молчание, и только ужасная леди Рагнель, казалось, пребывала в хорошем расположении духа.
Новость быстро распространилась по всему замку. Гавейн, самый блестящий рыцарь в королевстве, женится на мерзкой твари! Одни хихикали и потешались; другие говорили, что леди Рагнель владеет несметными богатствами и большими поместьями; но большинство придворных пребывало в изумленном молчании.
В день свадьбы Артур, нервничая, взял племянника под руку и отвел его в сторону:
— Разве ты должен пройти через все это? Может быть, мы отложим свадьбу?
Гавейн взглянул ему прямо в глаза:
— Я дал обещание, мой господин. Ответ леди Рагнель спас вам жизнь. Неужели вы можете подумать...
— Твоя честность и верность заставляют меня краснеть
от стыда. Конечно, ты не должен нарушать свое слово.
Вскоре в церкви состоялось венчание. А потом был свадебный пир, и Гавейн с молодой женой сидели на возвышении рядом с королем и королевой.
— Там, где сидит новобрачная, могли бы свободно уместиться две женщины, — пробормотал рыцарь Гаррет, — бедный Гавейн!
— Я бы не женился на такой уродине в обмен на все земли христианского мира! — покачал головой его товарищ.
В воздухе повисло тяжелое молчание. Только чудовищная леди Рагнель, казалось, веселилась от всей души, демонстрируя окружающим прекрасное расположение духа и отличный аппетит. Гавейн был неизменно вежлив с ней. В его отношении к своей странной жене проявлялось только доброе внимание.
Наконец, свадебный пир подошел к концу. Гавейна и его молодую жену проводили в брачные покои, где они, наконец, остались вдвоем.
Леди Рагнель задумчиво посмотрела на своего мужа:
— Ты сдержал свое слово.
Гавейн склонил голову:
— Моя госпожа, я не мог поступить иначе.
— Ты не проявляешь ко мне ни отвращения, ни жалости, — проговорила новобрачная. Немного помолчав, она продолжила:
— Подойди ко мне, мой супруг! Я хочу, чтобы ты меня поцеловал.
Гавейн подошел и поцеловал ее. И только он это сделал, как замер в изумлении: перед ним стояла молодая стройная женщина с серыми глазами. На лице ее играла безмятежная улыбка.
У него зазвенело в ушах, на лбу выступила испарина.
— Что это еще за колдовство? — хрипло воскликнул храбрый рыцарь.
— Ты предпочитаешь видеть меня такой? — красавица улыбнулась и повернулась перед ним.
Но Гавейн попятился:
— Я... да... конечно... но... Я не понимаю...
Такое проявление колдовства, со скрытой в нем непонятной властью, смутило его и даже привело в смятение.
— Мой сводный брат, сэр Громер, всегда меня ненавидел, — поведала леди Рагнель, — к сожалению, от своей матери он научился колдовству, а потом превратил меня
в мерзкую тварь. Он сказал, что я буду жить в таком обличье, пока величайший рыцарь Британии добровольно не возьмет меня в жены. Громер надеялся, что это условие
будет невыполнимым.
— За что же он так сильно ненавидел тебя?
Рагнель весело улыбнулась:
— Он думал, что мне не хватает женственности, потому что я смелая и всегда сопротивлялась ему. Я никогда не позволяла ему управлять мной и моей собственностью.
Гавейн восхищенно посмотрел на свою молодую жену.
— Но ты выполнила это невыполнимое условие, которое он поставил, и теперь его колдовское заклятье снято!
— Только частично...
Рагнель взглянула на Гавейна, и взгляд ее прекрасных серых глаз стал серьезным:
— Мой дорогой, ты должен сделать выбор, в каком облике мне надлежит остаться. Хочешь ли ты, чтобы я была прекрасной женщиной ночью, а в течение дня оставалась мерзкой уродиной? Или ты предпочитаешь видеть меня ночью в твоих покоях чудовищем, а днем, в замке, — в моем истинном облике? Хорошо подумай, прежде чем дать ответ.
Гавейн задумался на мгновение. Потом он опустился на колени перед женой и коснулся губами ее руки.
— Я не могу сделать этот выбор, моя дорогая Рагнель. Только ты вправе решать, так как это касается твоей жизни. Что бы ты ни выбрала: быть прекрасной днем или быть
прекрасной ночью, — я приму любое твое решение. Рагнель вздохнула с облегчением. Ее сияющее лицо ошеломило Гавейна.
— Мой дорогой Гавейн, ты нашел верное решение, ибо твой ответ полностью снял с меня заклятье Громера. Последнее условие, которое он поставил, выполнено!
Мой брат сказал, что если после свадьбы мой муж — величайший рыцарь Британии, добровольно даст мне право делать выбор и поступать в соответствии с моей свободной
волей, колдовское заклятье будет снято навсегда.
Так началась супружеская жизнь Гавейна и леди Рагнель.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.