Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Журналистика и публицистика в военные годы.





Печать и радио в предвоенные годы и в годы Великой Отечественной войны. Конец 30-х гг. характеризовался укреплением в мире двух тоталитарных режимов – фашистского в Германии и советского в СССР. Угроза возникновения войны, явно исходившая от Германии, была велика. Начиная с середины 30-х гг. СССР, исходя из своих геополитических интересов, вступает в переговоры с немецким руководством и договаривается о разделе сфер влияния, подписывает так называемый пакт Молотова-Риббентропа. Официально в прессе это все подается как подписание договора о ненападении, а реально (и об этом писала зарубежная пресса) это был своеобразный «раздел Европы». СССР получила от Германии согласие на захват Прибалтики, Бесарабии и западных районов Белоруссии и Украины. А Германия фактически заручилось обещание СССР не вмешиваться в захватнические планы фашистов в Европе. Период 1935-1941 гг. был странным в истории развития нашей журналистики. Официальная печать пропагандировала дружеские отношения с Германией, ей запрещались всяческие выпады против этой страны, ее руководства и ее политики. Поэтому для нее не было катастрофическим событием начало. Второй мировой войны. С другой стороны, на страницах газет велась военно-патриотическая пропаганда, писалось о необходимости быть бдительными, быть готовыми в любой момент встать на защиту Родины. Многие публикации внушали читателям мысль о несокрушимой мощи и исключительной боевой готовности Красной Армии. Реально же армия требовала технического перевооружения, но провести его было сложно из-за экономических трудностей и кадровых чисток (многие образованные военачальники были репрессированы). Политические просчеты Сталина, уверенного в своей безошибочности и прозорливости, нежелание руководства видеть и слышать реальные факты, говорившие о готовящемся нападении Германии на СССР, отсутствие свободы прессы, способной обсуждать и анализировать происходящие в стране и в мире процессы, привели к тому, что страна оказалась абсолютно не готова к войне, которая началась в июне 1941 г. и была названа Великой Отечественной. Эта неготовность к войне привела к великим жертвам и огромной цене завоеванной победы. И советская пресса была тем инструментом, который убеждал, мобилизовывал людей на подвиг, на самопожертвование, на преодоление неимоверных трудностей. На службу этой идеологической за даче были поставлены лучшие журналистские и писательские силы, они талантливо, горячо и искренне писали о подвигах и геройстве солдат, о трудностях и мужестве людей, об их стойкости и любви к Родине. И сами журналисты часто рисковали жизнь, особенно фотокорреспонденты и кинооператоры, чтобы выполнить задание редакции, случалось, что и погибали.



Все СМИ во время Великой Отечественной войны работали в особом режиме. Важнейшую роль играло проводное радио. Оно передало правительственное заявление о вероломном нападении Германии на СССР в 12 часов 22 июня. И уже через 45 минут передало первые военные «Последние известия». 24 июня было создано «Совинформбюро», важнейшей задаче которого являлось изложение сводок о военных действиях и фронтовых сообщений. С этого времени и до окончания войны каждый день миллионов людей начинался и заканчивался сообщениями «Совинформбюро». Тогда вся страна знала имя главного диктора, читавшего эти сводки, Юрия Левитана. Всего в годы войны прозвучало более двух тысяч ежедневных сводок и 122 сообщения «В последний час». Перестраивалась на военный лад и работа всех СМИ. В газетах и на Всесоюзном радио появились военные отделы. Их главная задача была показать коварные замыслы врага, раскрывать его захватнические планы по отношению к народам СССР, а также разъяснять населению и воинам, что война для нашего народа является справедливой, ибо призвана защищать Отечество от вероломных захватчиков.

Была перестроена структура СМИ. Сократилось вдвое число центральных газет (до 18), уменьшились их тиражи. Перестали выходить многие специализированные, отраслевые, а также комсомольские издания. Сократилась и местная пресса. Но вместо этого была создана сеть новых изданий, прежде всего фронтовых газет. Это были газеты военных подразделений всех уровней – армейские, бригадные, стрелковые, танковые, общевойсковых соединений, войск противовоздушной обороны. Всего было создано к концу 1942 г. около 700 таких газет. Для работы в них проводились специальные мобилизации журналистов в соответствии с директивами партийных органов. В армии и на флоте выходило 5 центральных газет. Главная из них – «Красная звезда». В ней с началом войны начали печататься известные писатели А.Сурков, В.Гроссман, К.Симонов, А.Толстой, И.Эренбург и другие. 1200 номеров этой газеты военной поры - это героическая летопись нарастающей мощи армии и военного искусства ее военачальников. Центральным органом на флоте была газета «Красный флот», а в конце 1941 г. стала издаваться специальная газета для личного состава военно-воздушных сил «Сталинский сокол». Затем «Красный сокол» – для личного состава авиации дальнего действия. Выходили и журналы (20) для армии и флота, политического и литературно-художественного направления. Важную роль играли и тыловые газеты, которые писали о положении на фронте, о героизме бойцов, но главное – призывали оставшихся в тылу делать все возможное и невозможное для того, чтобы обеспечивать фронт всем необходимым. «Все для фронта, все для победы!» – этот лозунг определял главный смысл публикаций этих изданий. Кроме фронтовых газет были еще подпольные (около 200 в 1944 г.) и партизанские издания, выходившие на оккупированной территории. Их задача – борьба с врагом в его тылу. Были созданы 17 газет, рассчитанных на разложение войск противника, но эта затея не удалась. Важное значение приобретали в период войны листовки, плакаты, воззвания. Обращения, которые выпускались массовыми тиражами и предназначались как для распространения среди своих войск, так и в войсках противника. Надо признать, что на оккупированных землях выпускались профашистские местные газеты, вещали профашистские местные радиостанции. Но они просуществовали недолго, до освобождения этих районов от оккупации.

Публицистика времен войны весьма разнообразна. Она не знала себе равных в мировой истории и рождалась из сплава таланта журналистов, их личной убежденности в необходимости борьбы за свободу Родины и их связи с реальной жизнью. В газетах этого времени публиковалось немало писем рабочих, бойцов армии, тружеников тыла, это создавало у людей ощущение единения народа перед лицом общего врага. С первых же дней войны выдающиеся писатели-публицисты М.Шолохов, А.Толстой, Н.Тихонов, К.Симонов, Б.Горбатов, Л.Леонов, М.Шагинян и другие начали писать о войне для газет. Они создали сильные произведения, убеждавшие людей в грядущей победе, рождавшие в них патриотические порывы, поддерживавшие веру и уверенность в несокрушимости нашей армии. В первые годы войны эти произведения звали людей на защиту отечества, на преодоление препятствий и лишений, на борьбу с врагом. Произведения этих авторов публиковались во многих фронтовых газетах. Важную роль играли и статьи военных корреспондентов. Одним из наиболее известных был К.Симонов. Он прошел тысячи километров по военным дорогам, и свои впечатления описал в многочисленных очерках, рассказах, повестях, стихах. Его сурово-сдержанная манера письма нравилась читателям, вызывала доверие, вселяла веру и надежду. Его очерки звучали и по радио, распространялись по каналам Совинформбюро. Его знаменитые стихи «Жди меня» стали своеобразным заклинанием большинства людей в дни накануне войны. Публицистика использовала и сатирические жанры. Памфлеты, карикатуры, фельетоны широко использовались в газетах и журналах. Выходили специализированные сатирические издания «Фронтовой юмор», «Сквозняк» и другие. Важнейшее место в журналистике военных лет заняла фотопублицистика. Фотокорреспонденты запечатлели, донесли до современников и сохранили для потомков героику и будни того времени. С 1941 г. выходил специальный журнал «Фронтовая фотоиллюстрация» и «Фотогазета».

Зарубежные русские издания, которые издавались русскими эмигрантами, также имели патриотический настрой. Они сочувствовали бедам соотечественников на родине, выступали в поддержку их справедливой борьбы, но отделяли победу России в войне от торжества сталинизма. Кое-кто из живших в Германии эмигрантов начали сотрудничать с фашистами и, благодаря ним, были озвучены идеи русского фашизма. В целом же эмигрантская среда настороженно относилась к фашизму и сочувствовала России в ее борьбе с ним. Некоторые из эмигрантов после войны даже приняли советские подданство и вернулись на родину.

Тема восстановления и дальнейшего подъема народного хозяйства в послевоенной советской прессе. Победа в войне, завоеванная ценой жизней миллионов людей, принесла освобождение от фашизма, но никак не сказалась на политической обстановке в стране. Экономическое же положение было катастрофическим. Разрушенное хозяйство, разрушенные города и села, нехватка мужских рук в промышленности и сельском хозяйстве, товарный и продуктовый голод – все это было реальностью и создавало непростые условия для работы журналистики. Партия звала народ на новые подвиги – на экономическом фронте, призывала не жалеть сил на восстановление разрушенного, обязывала самоотверженно трудиться. Это и стало важнейшей задачей журналистики наряду с усилением идеологической пропаганды. Была восстановлена довоенная структура прессы – центральные, республиканские, краевые, областные, районные и городские издания. На качестве этих изданий сказывались экономические трудности. Нехватка кадров. Стали выходить и новые газеты, и журналы, отвечающие идеологическим задачам партии: «Промышленность стройматериалов», «За прочный мир, за народную демократию», «Проблемы мира и социализма». Не последнюю роль играл факт создания так называемого «социалистического лагеря» стран народной демократии (Польша, Венгрия, Болгария, Чехословакия, Румыния, ГДР и др.), где необходимо было перестраивать жизнь на социалистический лад. Советской пропаганде необходимо было соблюдать хотя бы видимость демократичности. Поэтому многие материалы газет и журналов строятся по принципу защиты идей и образа жизни с социализма. В СССР. Нередки в печати статьи-опровержения любых критических выпадов в адрес СССР, даже справедливых.

Радио в послевоенные годы. В 1945 г. начинаются работы по усилению роли электронных средств массовой информации в стране. Возобновляется телевизионное вещание в Москве. В 1947 г. существенно повышается доля радио в общем информационном процессе. Готовятся разнообразные политические, художественные, литературные программы Выдвинут лозунг радиофикации все страны. Получают дальнейшее развитие местные студии радиовещания. В 1951 г. началось ежедневное телевизионное вещание в Москве. Его работа строилась по аналогии с работой редакций газет. Политические и экономические материалы, рассказ и показ успехов и достижений работников промышленности, строительства и сельского хозяйства – главная задача телевидения. Дальнейшее развитие радио, в том числе и беспроводного, ставит перед партией задачу ограничить идеологически чуждое влияние западных радиостанций, вещающих на СССР. Эта задача особенно обострилась с началом в 1946 г. «холодной войны» (войны идей, за умы людей). Ведется активное глушение западных радиостанций. Используются другие методы борьбы против инакомыслия за единомыслие. Организовывается система пропаганды советского образа жизни за рубежом посредством издания советских СМИ на иностранных языках.

Научные дискуссии в прессе. «Лысенковщина» и ее отражение в прессе. По-прежнему инакомыслию, свободе творчества нет места в жизни советского общества. Даже в науке. Партия зорко следит за идеологической выдержанностью не только выступлений СМИ, но и научных разработок. Среди наиболее враждебных научных направлений оказывается генетика, показывающая, что процесс сознательной переделки природы, в том числе и людей, не безграничен; кибернетика, разрабатывавшая прообразы систем, могущих выполнять сложные функции, в том числе и присущие человеку; дарвинизм, объяснявший закономерности эволюции живой природы и показывавший ее реальные границы. Политизация научного творчества, научных дискуссий не только в научной периодике, но и в прессе, привела к вульгаризации науки, к созданию лжеучений, которые могли создать иллюзию возможности реализации волюнтаристских партийных планов. В основе их создания, конечно, было научное невежество и перенос методов партийных дискуссий на решение научных вопросов. Одним из таких лжеучений была «лысенковщина», главное в которой - отрицание законов генетики и дарвинизма, а также якобы найденный путь в короткое время решить многие сельскохозяйственные проблемы, в частности, по обеспечению продовольствием. Она вполне вписывалась в знаменитый сталинский план преобразования природы. И если реализации этих планов мешали какие-то там законы природы, то вся партийная машина, включая прессу, наваливалась на тех, кто говорил об этих закона – ученых. Так, в свое время погиб в застенках ГУЛАГа Н.И.Вавилов, выдающийся ученый-селекционер, едва остался жив генетик Тимофеев-Рессовский, другие ученые. Научные дискуссии по сугубо специальным вопросам, заседания Академии наук, стали проходить как партийные собрания, где все решалось голосованием, а высказывание оригинальных и новых научных идей приравнивалось к инакомыслию. Газеты публиковали отчеты о ходе научных споров, комментировали их, не скупились на сарказм и иронию. Вплоть до середины 60-х гг. имел место такой подобный подход науке и ученым.

Несмотря на то, что в советской прессе этого периода было немало позитивного. Подробно, хотя и необъективно освещалась экономическая жизнь страны, прославлялись ее достижения, людей призывали к высокопроизводительному труду, учебе, освоению богатств культуры. Но существовала она в рамках директив партии и была инструментов идеологического давления. Действительность приукрашивалась, герои публицистических произведений идеализировались. Картина, нарисованная советской прессой не соответствовала оригиналу, с которого она писалась.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.