Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Стэнфордский исследовательский институт (Stanford Research Center)





Стэнфордский исследовательский институт (СИИ) был основан в 1946 году Тавистокским институтом человеческих отношений. Стэнфордский центр был создан в помощь Роберту О. Андерсону и его нефтяной компании «Атлантик Ричфилд» (АРКО). Андерсон обеспечил Комитету 300 права на нефть на севере Аляски. В сущности, эта работа была слишком велика для Аспенского института Андерсона, поэтому возникла необходимость создания нового центра и выделения на него средств. Этим новым центром стал СИИ. Аляска продала свои права за 900 миллионов долларов — относительно небольшую для Комитета сумму.

Губернатора Аляски заманили в СИИ для получения помощи и консультаций. Это произошло не случайно, а в результате тщательного планирования, глубокого всестороннего проникновения и целевой внутренней обработки. Откликнувшись на призыв губернатора о помощи, три сотрудника Стэнфордского института организовали на Аляске учреждение, где они встретились с секретарём штата Аляска и руководителем Управления планирования штата. Фрэнсис Грихан (Francis Greehan), возглавлявший команду СИИ, уверил губернатора, что СИИ найдёт надёжное решение волнующей его проблемы эксплуатации богатого нефтяного месторождения. Естественно, Грихан не упоминал о Комитете 300 или «Римском клубе». Менее чем за месяц Грихан собрал команду экономистов, учёных-нефтяников и специалистов по новым наукам, число которых измерялось сотнями. Доклад, составленный СИИ для губернатора, насчитывал 88 страниц.

В 1970 году законодательный орган штата Аляска принял законопроект СИИ фактически без изменений. Грихан действительно сделал для Комитета 300 замечательно много. С тех пор СИИ превратился в учреждение со штатом в 4 000 человек и годовым бюджетом более 160 миллионов долларов. Его президент Чарльз А. Андерсон был свидетелем этого роста во время своего пребывания в должности.



Профессор Уиллис Хармон был директором Центра СИИ по изучению социальной политики, где заняты сотни специалистов по новым наукам, причём большинство ключевых сотрудников были переведены туда из лондонского филиала Тавистока. Одним из них был председатель правления корпорации «Ар-Си-Эй» и бывший агент британской разведки Давид Сарнов, который на протяжении 25 лет был тесно связан с Хармоном и его командой. Сарнов был чем-то вроде «сторожевого пса» головного института в Сассексе.

Стэнфордский институт утверждает, что он не даёт моральной опенки проектам, которые он принимает в работу, исполняя заказы для Израиля, Арабских Эмиратов, Ирака, Южной Африки, Ирана и Ливии, но, каклегко представить, такое отношение позволяет ему успешно устанавливать устойчивые тайные связи с иностранными правительствами, что ЦРУ находит весьма полезным.

В книге Джима Риджуэя «Закрытая корпорация» (Jim Ridgeway The Closed Corporation), не настроенной против СИИ, представитель института Гибсон хвастает, что СИИ является крупнейшим военным «мозговым центром» мира, превосходящим Гудзоновский институт и корпорацию «Рэнд».

Среди наиболее опасных видов деятельности СИИ есть операции по подавлению мятежей среди гражданского населения — именно такие разработки в духе книги «1984» правительство уже использует против своих собственных граждан. Эти крайне сомнительные «исследования», стоимостью в миллионы долларов, ежегодно оплачиваются из бюджета страны, формируемого за счёт средств налогоплательщиков. После студенческих протестов прогив проводившихся в СИИ экспериментов с химическим оружием, Стэнфорд «продал» себя всего за 25 миллионов долларов одной частной группе. Столь низкая цена вполне позволяла заподозрить, что это была всего лишь «бумажная» сделка. Конечно, на самом деле ничего не изменилось. СИИ остался Тавистокским проектом, и Комитет 300 всё ещё владеет им, но доверчивые люди, кажется, удовлетворились несколькими ничего не значащими косметическими изменениями.

В 1958 году появилось нечто совершенно новое. «Управление перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ» (DARPA), агентство, выполняющее контрактные заказы Министерства обороны, обратилось к СИИ с совершенно секретным предложением. Джон Фостер Даллес из Пентагона сказал, что высшим приоритетом СИИ должна стать разработка программы защиты США от «технологических сюрпризов». В это время Соединённые Штаты отставали от Советской России по военным разработкам в области радиочастотного и атмосферного оружия почти на пятнадцать лет.

Даллес был, несомненно, обеспокоен сообщениями ЦРУ об удивительных успехах Советского Союза в области разработки оружия на основе крайне низких радиочастот (КНЧ, ELF), а также искусственного воздействия на погоду. Даллес хотел создать такие условия, при которых сама окружающая среда превращалась бы в оружие, то есть он хотел иметь специальные бомбы, вызывающие извержения вулканов и землетрясения; кроме того, он планировал также исследовать модели поведения потенциальных противников, а также создавать новые минералы и металлы для использования в новых видах оружия. Проект был принят СИИ под кодовым названием «ШЕЙКИ» (SHAKY).

Огромный электронный мозг проекта «ШЕЙКИ» способен выполнять множество операций. Его компьютеры были сконструированы для СИИ компанией IBM. Двадцать восемь учёных работали над тем, что получило название «Расширение человека» ("Human Augmentation"). Компьютер «ШЕЙКИ» может даже решать аналоговые задачи, узнавая и идентифицируя учёных, работающих с ним. «Специальное применение» этой машины легче вообразить, чем описать. Бжезинский знал, о чём говорил, когда писал «Технотронную эру».

Стэнфордский исследовательский центр тесно сотрудничает с десятками гражданских консультационных фирм, пытаясь применять военные технологии в ситуациях, возникающих внутри страны. Это не всегда удаётся, но, по мере совершенствования технологий, перспективы всепроникаюшего надзора, описанные Бжезинским, с каждым днём становятся всё более реальными. Такой надзор уже существует и применяется, несмотря на то, что время от времени приходится устранять небольшие сбои.

Одной из таких гражданских консультационных фирм была фирма «Шривер Макки Ассошиейтс оф Маклин» (Schriever McKee Associates of McLean) из штата Вирджиния, руководимая отставным генералом Бернардом А. Шривером (Bernard A. Schriever), бывшим начальником Командования систем ВВС (Air Force Systems Command), которое разработало ракеты «Титан», «Тор», «Атлас» и «Минитмен».

Шривер создал консорциум под названием «Партнёры по городским системам» (Urban System Associates, Inc.), в который вошли компании «Локхид» (Lockheed), «Эмерсон Электрик» (Emmerson Electric), «Нортроп» (Northrop), «Контрол Дэйта» (Control Data), «Рейтеон» и «Ти-Ар-Даблъю» (TRW). Каковы же были цели консорциума? Согласно сведениям, предоставленным «Управлением военно-морской разведки», его целью было решение социальных и психологических «городских проблем» с помощью военных технологий, путём применения современных электронных систем.

Интересно отметить, что, в результате работы с консорциумом «Партнёры по городским системам», компания «Ти-Ар-Даблъю» стала крупнейшей компанией по сбору информации о кредитоспособности. Всё это красноречиво свидетельствует о том, каких масштабов достиг контроль над нашей страной, и это только первый шаг Комитета 300. Ни одна диктатура, особенно в мировых масштабах, не может действовать без тотального контроля над каждым и за каждым человеком. К 1975 году СИИ реально готовился стать ключевой исследовательской организацией Комитета 300.

К восьмидесятым годам 60% контрактов СИИ были посвящены «разработкам будущего», предназначенным для применения как в военных, так и в гражданских сферах. Его главными клиентами были «Дирекция оборонных исследований и техники» (Directorate of Defense Research and Engineering) Министерства обороны США и «Управление аэрокосмических исследований» (Office of Aerospace Research), работавшее по теме «Использование науки о поведении в управлении научных исследований» ("Applications of the Behavioral Sciences to Research Management"), «Исполнительное управление Президента США», «Управление по разработке политики в области науки и техники» (Office of Science and Technology), Министерство здравоохранения США.

От имени Министерства здравоохранения СИИ вёл программу «Образцы в ESDEA. Раздел I, Тесты по совершенствованию чтения» ("Pattern in ESDEA Title I Reading Achievment Tests"). Другими его клиентами были Министерство энергетики США, Министерство труда, Министерство транспорта и «Национальный научный фонд» (ННФ). Особую важность представляла статья, разработанная для ННФ и озаглавленная «Оценка будущего и международные проблемы» ("Assessment of Future and International Problems").

Стэнфордский центр под руководством Тавистокского института, расположенного в Лондоне, разработал многообещающую систему ограничения свободы действий, которая получила название «Система бизнес-разведки» (" Business Intelligence System"). Её подписчиками стали более 600 компаний в США и за рубежом.

Программа охватывает такие исследовательские темы, как «Международные деловые отношения с Японией», «Маркетинг потребления в период нестабильности», «Растущая угроза международного терроризма» и «Чувственные качества в товарах широкого потребления», «Электронная система денежных переводов», «Электронно-оптические датчики», «Методы планирования исследований», «Оборонная промышленность США и наличие фондов».

Ключевыми компаниями Комитета 300, ставшими клиентами этой программы, стали «Бехтель Корпорэйшн» (в состав её совета директоров входил Джордж Шульц), «Хьюлетт Паккард» (Hewlett Packard), «Ти-Ар-Даблъю», «Бэнк оф Америка» (Bank of America), «Шелл», «Ар-Си-Эй» (RCA), «Блит, Истман Диллон» (Blyth, Eastman Dillon), «Сага Фудс Корпорэйшн» (Saga Foods Corporation), «Арчер Дэниелз Мидланд» (Archer Daniels Midland), «Макдоннелл Дуглас» (McDonnell Douglas), «Краун Зеллербах» (Crown Zellerbach), «Уэллс Фарго Банк» (Wells Fargo Bank) и «Кайзер Индастриз» (Kaiser Industries).

В 1991 году я обнародовал название одной из самых зловещих программ СИИ, способной нанести огромный ущерб стране путём изменения направления развития Соединённых Штатов — ущерб общественный, нравственный и религиозный. Это программа Стэнфордского «Фонда Чарльза Ф. Кеттеринга» «Изменение образа человека» ("Changing hviages of Man"). Её официальное стэнфордское название — «Контракт№ URH (489)-2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74, подготовленный «Центром по изучению социальной политики» СИИ, руководитель Уиллис Хармон».

Доклад, в 319 страниц, написали четырнадцать специалистов по новым наукам под руководством Тавистока и двадцать три ревизора высшего звена, включая Б. Ф. Скиннера, Маргарет Мид, Эрвина Ласло и сэра Джефри Викерса, высокопоставленного офицера британской разведки МИ-6. Следует напомнить, что зять Джефри Викерса, сэр Питер Викерс Холл, был членом-основателем так называемого консервативного «Фонда наследия». Большая часть из трёх тысяч страниц рекомендаций, переданных администрации Рейгана в январе 1981 года, была основана на материале, взятом из программы Уиллиса Хармона «Изменение образа человека».

Мне удалось получить копию доклада «Изменение образа человека» от моего коллеги-разведчика пять дней спустя после того, как доклад был принят правительством США. То, что я прочёл, шокировало меня и вызвало беспокойство. Я понял, что то, что мы получили, — это программа будущего Америки, которая не похожа ни на что известное до сих пор.

Нация должна быть запрограммирована на изменение и должна настолько привыкнуть к таким запланированным переменам, что подлинно глубокие преобразования жизни страны будут едва заметны. Соединённые Штаты Америки (все пятьдесят) так стремительно катятся вниз со времён написания «Заговора Водолея» ("The Aquarian Conspiracy" — неполное заглавие книги, которая является литературной переработкой технического отчёта Уиллиса Хармона), что сегодня развод не считается бесчестием, количество самоубийств стремительно растёт, и они почти никого не удивляют, отклонения от общественных норм и сексуальные извращения, упоминать о которых в приличном обществе считалось когда-то непристойным, стали обычным явлением и не вызывают особого протеста.

Применение «социальных» или «рекреационных» наркотиков переросло в эндемию, соизмеримую с потоком опасных наркотиков, попадающих на рынок США и Европы. В результате изменения Тавистоком нашего сознания мы перестали ощущать себя нацией и не заметили, что программа «Изменение образа человека» коренным образом навсегда трансформировала наш американский образ жизни. Так или иначе, но «уотергейтский синдром» нас надломил. Иными словами, Уотергейт поверг всю нацию в шоковое состояние, что и планировалось.

Некоторое время американцы были потрясены и подавлены, узнав, что Никсон оказался дешёвым проходимцем, общавшимся с мафиозными друзьями Эрла Уоррена в шикарном доме, который они построили ему по соседству с его поместьем. Когда на наше сознание обрушивается слишком много «будущих потрясений» и заголовков новостей, мы впадаем в растерянность; или, скорее, огромный спектр возможностей выбора, с которыми мы ежедневно сталкиваемся, приводит нас в замешательство до такой степени, что мы уже не в состоянии сделать правильный выбор.

Хуже всего то, что после лавины шокирующих фактов преступлений среди высокопоставленных должностных лиц, а также трагедии Вьетнамской войны и нападений на Панаму, Сербию и Ирак наше общество, по-видимому, больше не желает знать правду. Такая реакция подробно описии в работе Уиллиса Хармона. Короче говоря, американская па ция реагировала именно так, как было запрограммировано. И хуже того, не желая принимать правду, мы делаем шаг ещё дальше — мы хотим, чтобы правительство оградило нас от правды.

Нам хотелось бы похоронить коррупционное зловоние администраций Рейгана, Буша, Клинтона и Буша под километровым слоем земли. Мы не хотели раскрытия преступлений, получивших название «демократизация Ирака». Между тем, эти преступления по своему размаху намного превосходят всё совершённое Никсоном за время своего пребывания на посту президента.

Может, мы как нация что-то упускаем? Понимаем ли мы, что стремительно катимся вниз без тормозов? Сознаём ли, что нас ввели в оцепенение и что впереди нас ждут ещё большие потрясения?

Нет, мы этого не понимаем. Как раз те люди, которые просто обязаны донести до американского народа правду о том, что приватное, хорошо организованное «малое правительство», засевшее в Белом Доме, совершает одно преступление за другим — преступления, которые ранят саму душу нации, подрывают Конституцию США и республиканские устои, на которых она зиждется, — как раз те люди и говорят нам, чтобы мы не беспокоили общественность такими вещами.

«Мы знать не хотим обо всех этих измышлениях!» — вот стандартный ответ. Когда следователь по особо важным делам Лоуренс Уолш[47] решил продемонстрировать обществу серьёзные преступления, вменяемые им в вину Рейгану и Бушу, это было воспринято крайне враждебно, и ему принялись чинить бесконечные препятствия. То же самое случилось и с его коллегой Фицджеральдом (Fitzgerald) при попытке отыскать виновного в намеренном нарушении Федерального Закона и разгласившего имя Валери Плейм[48].

Когда главное выборное должностное лицо страны в открытую ставит нормы OOН выше Конституции Соединённых Штатов — подобное нарушение достойно импичмента — большинство воспринимает это как «нормальное явление». Когда высшее должностное лицо страны начинает войну без обязательного её объявления Конгрессом (на этот факт отреагировали даже средства массовой информации), мы вновь принимаем это, вместо того, чтобы смело взглянуть правде в глаза.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.