Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Влад Цепеш – легенда о Дракуле





В XV веке Восточная Европа была в смятении. Христианство оказывалось под угрозой из-за возросшего влияния мусульманской Оттоманской Турции. Действительно, после падения Константинополя в 1453 г. христианский мир оказался под постоянной угрозой сил Мохаммеда Завоевателя, который стремился расширить мусульманскую веру всюду по всей Восточной Европе. Христианство отчаянно искало приемлемую форму ответа на постоянно растущее Оттоманское влияние.

Римский император, благочестивый Сигизмунд (избранный в 1410 г.), создал полусекретную организацию для защиты восточных земель от надвигающейся турецкой угрозы, известную как Орден Дракона. Его эмблема – дракон, крепко держащий за крест на вытянутых крыльях. Приблизительно с 1431 г. выборный глава или воевода (местный правитель), Влад II Валашский, были принесены в Заказ и украшали дракона на его чеканке. Валашское название для дракона – “Drac”, и он получил местное имя – Влад Дракул. Интересно отметить, что слово “drac” может также обозначать «дьявола» или “злого духа”. Валахия была крошечной, но важной территорией. Она была основана в 1292 г. Раду Негру (Раду Черным), или Негру Вода (Черным Воеводой), но много лет это была во власти Венгрии, которая предъявляла права на часть соседней Трансильвании и Молдавии. Она освободилась от венгерского влияния в 1330 г., став фактически независимым королевством. Она, однако, поддерживала прочные связи с Трансильванией, и жена Влада II была трансильванской дворянкой. Фактически, в 1431г. Сигизмунд вынужден был назначить Влада II воеводой Трансильвании. Валахия была также стратегически важна как своего рода «буфер» между христианскими структурами и нарастающим мусульманским напором. Это было важнейшей причиной поддержки Влада II христианским миром.



Однако Влад II был дальновидным политиком, он искал, своего рода, “срединный путь” между этими двумя религиями. Он был в трудном положении и не желал видеть в своей стране вторгшихся турок или поле битвы на рубежах христианского мира. Он попеременно заключал союзы с обеими сторонами, однако по причине увеличения турецкого влияния, он решил примкнуть к ним. Когда в 1442 г. турки вторглись в Трансильванию, он оставался нейтральным, чем весьма возмутил венгров в лице их лидера Янош Хуньяди, белого рыцаря Венгрии. Хуньяди напал на турок и изгнал их из Трансильвании, а затем, повернув на Влада II, вынудил его сбежать с престола. Однако в 1443 г. при турецкой поддержке Влад вернулся, но был вынужден отдать турецкой администрации двух своих сыновей – Влада и Раду – в заложники. Между Валахией Венгрией существовал ненадежный мир – Хуньяди требовал, чтобы Влад II выполнял свои обязанности как член Ордена Дракона, но Влад II сопротивлялся из страха мести Турции.

В итоге, Влад II умер в 1448. При известии о его смерти турки тут же освободили его второго сына Влада и поддержали его на посту валашского воеводы. Хуньяди, боясь турецкого влияния в регионе, немедленно выставил на трон Валахии свою кандидатуру Владислава II или Владислава Дая, поддержанного венгерской армией. Однако он вызвал ярость своих венгерских повелителей, проводя слегка протурецкую политику, и ситуация стала еще более напряженной.

В 1456 г. венгры вторглись в турецкую Сербию. Это была провальная кампания, во время которой Хуньяди был убит, и в наступившем политическом хаосе Влад был приглашен на трон Валахии. Он изгнал и убил Владислава и сел на трон как Влад III или Влад Дракула (Drac-ula – сын дракона). Его правление было деспотичным, во время которого он противостоял Турции и систематично разрушал старую местную систему землевладения, которая существовала в Валахии. Вероятная причина этого – поддерживающие Венгрию землевладельцы в Тирговисте сожгли его старшего брата Мирчу – Влад III жестоко мстил за него: пленял, пытал и, в конечном счете, казнил их. Его жестокость стала легендарной.

В 1462г. турки вынудили Влада III бежать с престола, поддержав народное восстание против него, и посадили на трон Валахии его младшего брата Раду Красивого (который оставался в турецком плену после освобождения Влада). Говорят, что жена Влада прыгнула в пенящуюся реку около его замка в Аргесе, чтобы избежать поимки турецкими солдатами. Сам Влад сумел убежать и для дальнейшей безопасности явился в венгерский суд. Здесь венгерский король, Матиаш Корвин (сын Яноша Хуньяди), заключил его в тюрьму как предателя. Неизвестно, как долго он был в заключении, возможно, он был освобожден приблизительно в 1474 г. и взял в жену из одной венгерской благородной семьи. Он тогда заключал союз с графом Стефаном Баторием, чтобы повторно вторгнуться в Валахию и вернуть себе трон, что их объединенные силы и сделали в 1476 г. К этому времени Раду был уже мертв, и на престоле была другая турецкая марионетка, Бесараб Лайот. Силы Бесараба были легко разбиты, и Влад вернул трон еще раз. Однако, несколько месяцев спустя, армия графа Батори вернулась в Трансильванию, оставив Влада в незавидном положении. Мощная турецкая армия, используя его слабость, вошла в страну, и Влад был вынужден защитить свою страну с только своей основной армией. Он был убит в сражении около современного Бухареста. Его обезглавленное тело было возвращено с Турции на родину, чтобы быть похороненным в Снаговском монастыре.

Есть некоторые сомнения, что Влад III был жестоким человеком, но он, вероятно, ненамного отличался от иных правителей, окружавших его. На сегодня некоторые из его методов пыток и казней могут показаться исключительно варварскими, но мы должны помнить, что Влад был обычными автократом своего времени, вынужденным поддерживать жесткое и авторитарное право на защиту своей страны от окружавших врагов, а именно, от венгров и турок. Все же некоторые из его способов, по-видимому, были экстраординарны, невероятно жестоки и зверские. Например, один из его предпочитаемых способов пытки и казни – сажание на кол – когда турецких заключенных сажали на заостренную вершину высокого шеста, и жертва под действием силы тяжести сползала вниз по шесту, раздирая себе внутренности. За это он заработал свое прозвище – “Влад Цепеш” (Колосажатель, от рум. ţeapă, [ця́пэ] – кол) или Влад Пронзитель. Много бородатых анекдотов[19] рассказывают о нем.

Самый известный рассказ – о том, как он принимал трех турецких послов в своих палатах, которые кланялись ему, не снимали головных уборов – фесок. Это было в их традициях. Влад расценил это как признак непочтительности и приказал фески прибить к их лбам.

В похожем анекдоте саксонский торговец был уличен в обмане или грабеже бедного человека. Влад повелел выставить торговца за дверь, а его руку с кошелем золота прибить с обратной стороны к деревянной двери так, чтобы торговец не мог видеть своего богатства.

Зная об армии нищих и калек, которые бродяжничали его владениями, выпрашивая милостыню, Влад разработал новый способ решения проблемы. Он пригласил толпу нищих и калек на званый обед в сенном сарае, и когда все были внутри, все двери были заперты и строение подожжено – находящиеся внутри – сгорели. Таким образом, он решил нерешаемую проблему страны “одним махом”.

Однако следует отметить, что, хотя он часто проявлял себя как жестокий и дикий человек, нет никаких сведений о Владе III, как о кровопивце. Однако, с нашей точки зрения, людей XXI века, он представляется ужасным деспотом.

Влада Цепеша, уроженца Валахии, помнят и славят как благородного принца, защитника своей страны (теперь части Румынии) от иностранных захватчиков – турок и саксов. Его с благодарностью вспоминают как друга бедных и правителя-лидера, защищающего имущество простых людей (по законам, которые он издавал), от коварных иностранных торговцев и подлых турецких завоевателей. В этом отношении, его чтят как национального героя.

Легендарный и по общему признанию кровожадный вождь Валахии, вероятно, привлек внимание Брэма Стокера, когда он готовился писать свой роман. Хотя лично не знакомый с местом действия, он от друзей, у которых были контакты с тем районом, слышал некоторые из легенд о Владе. В XIX веке для Англии, Румыния была далекой и экзотической землей, возможно, почти как Тибет в 1950-ых или 1960-ых. Трансильвания – таинственная земля в кольце лесов – и где найти лучшее место для истории ужасов и тайн, чем в покрытых туманами лесах, охвативших предгорья Карпат? Стокер, возможно, также знал рассказы и легенды о вампирах, которые пришли из Венгрии в XVII веке, и это, вероятно, повлияло на его решение выбора места действия его романа; могли повлиять на него рассказы американских выходцев из Ирландии и Трансильвании – местности в Молдавии. И хотя у нас нет никаких свидетельств, что он знал что-либо о другой “героине” из тех же краев, возможно, она так же добавила колорита к общей картине. Это была кошмарная графиня Элизабет Батори.

Графиня Элизабет Батори

Элизабет (Erzsebet) Батори часто рисовалась как “Графиня Дракула”. Семья Батори была старым и прославленным родом, фактически, одним из самых старых в Трансильвании. Происхождение семьи прослеживается от Войда Батори, легендарного могущественного воина, который, как полагают, убил булавой дракона в местах, что теперь являются восточной Румынией. Он, возможно, послужил прообразом румынского христианского рыцаря, Йорги – также убившего дракона – который позже стал св. Георгием – святым заступником Англии. Также, по их суждениям, был допустим инцест – браки между родственниками, членами родственных кланов. Ее мать, Анна Батори, была сестрой польского короля Стефана и ее отец Йорги (Георг – третий муж ее матери) происходили из двух ветвей той же самой семьи. А родственные браки, по некоторым сведениям прежних времен, приводили к случаям безумства и рождению уродов.

Элизабет Батори появилась на свет с такой тревожной родословной в 1560 г. Ее мать была набожной кальвинисткой с исключительно сильным характером, а ее отец, Георг, был трудолюбивым человеком, который занимал несколько административных постов у Гапсбургов. У Элизабет были, по крайней мере, один старший брат, одни из многих Стефанов (популярное мужское имя среди Батори) и две младших сестры, Клара и София, которые в истории следов не оставили.

В 1571 г. одиннадцатилетняя Элизабет была обручена с пятнадцатилетним графом Францем Надашди, свободным фантастически богатым венгром. Такие молодые помолвки были не редки и заключались обычно по политическим мотивам, а романтические отношения тут были ни при чем. Чтобы приобрести высокое положение, Френсис изменил свое имя на Батори и получил традиции этой семьи так же как и ее славу.

Френсис и Элизабет ожидали четыре года и, наконец, поженились 8 мая 1575 г. Элизабет отправили из замка Батори под заботу ее свекрови, грозной хозяйки дома, Урсулы Каснизсай. Пока она обхаживала хозяйку Надашди, мор и эпидемии бушевали над Восточной Европой, унося жизни несчастных бедных крестьян Венгрии. Заболевания и эпидемии подкатили просто под стены замка в Саварин, удерживая в нем своих обитателей. Элизабет все более и более оказывалась под контролем ее строгой и влиятельной свекрови. Это было тогда, когда она согласно легенде посещалась “черным гостем”, возможно лесным демоном, которому она, как говорят, и отдалась. Так же выяснившиеся обстоятельства, что у нее была связь с одним (а может быть и не одним) слугой, приводит нас к мнению, что она, возможно, была весьма любвеобильной особой.

Когда ее свекровь умерла, Элизабет присоединилась к своему мужу в отдаленном замке Чжета. К этому времени, мусульманская Турция намеревалась, а христианские силы (как это они делали во время Влада III) пытались ограничить их расширение. Граф Френсис утвердился в венгерской армии, отличившись в сражении, и был прозван “Черным Героем Венгрии”. И, как следствие, он воевал с турецкими захватчиками большую часть времени вдали от дома, не тревожа жену в ее мрачной крепости.

Это было время, когда Элизабет подпадала под всяческие влияния. Слуги в Чжета, по большей части, были местными жителями и знатоками в местных поверьях и легендах. Округа, казалось, была полна суеверий и полнилась старыми рассказами и обычаями, многие из которых уходили корнями в седую старину. Отдельные слуги, кажется, приобщали Элизабет к довольно сомнительным ритуалам. Элизабет, возможно, была привлечена к лесбиянству (у нее была тетя, известная всюду по Венгрии в этом отношении), и она, возможно, играла заметную роль в некоторых из событий в Чжета. Слуга, старая женщина по имени Дарвула, считалась, по местным меркам, ведьмой, вместе с девицей по имени Дорота Сзентеш, кажется, играли главную роль в ужасных действиях, которые должны были сделать имя Элизабет Батори синонимом зла и вырождения. К ним может быть добавлено имя Януша (или Йоханеса) Ужвари, который слыл мажордомом Элизабет. С незначительной долей сомнения можно утверждать, что многие из этих «ритуалов» проходили в атмосфере черной магии, а также содержали сексуальные элементы.

В 1600 г. граф Френсис был убит в сражении с турками, и это стало стартом периода реальных злодеяний Элизабет. Теперь она была хозяйкой Чжета и обладала огромной властью в округе. После смерти мужа она стала пользоваться защитой ее родственника, королем Венгрии Матиашом, которая добавила веса ее положению. Однако, развратный образ жизни начал сказываться на ней физически – она, казалось, старела и увядала более стремительно, чем ей этого хотелось. Именно с этого места начинается легенда.

Согласно одному известному рассказу, молодая служанка расчесывала волосы графини и случайно дернула за них. Возмущенная Элизабет ударила ее по лицу настолько сильно, что пошла кровь. Позже, рассматривая место, на которое попала кровь девушки, графиня решила, что кожа стала моложе и свежее, чем кожа в других местах. Она проконсультировалась с ведьмой Дарвулой и узнала, что местное поверье говорит, что у крови девственницы при определенных мерзостных обрядах, проявляются омолаживающие свойства. После этого за Элизабет потянулся кровавый след убийств. Вместе со своими сообщниками, она начала принимать на работу молодых местных девушек с окружающих деревень, якобы для работы в качестве служанок в Чжета, но в действительности их убивали в стенах замка. Каждый день графиня купалась в их крови в надежде, что она возвратит хотя бы частично молодость. Были мнения, что она пила кровь как укрепляющее средство.

Большинство девушек, которых Элизабет убивала, были из словацкого населения венгерских деревень, на которых в обществе часто смотрели как на “низкородных”. Некоторое время, власти не очень волновались по поводу исчезновения девушек. Официальная версия была та, что они умирали после болезни. В течение длительного времени, примерно с 1601 по 1611 гг., графиня безнаказанно убила неисчислимое множество девушек-служанок и без каких-либо официальных расследований. Много людей, особенно в округе, знали или подозревали, что творится в замке, но ни один не посмел об этом рассказать. После того как лютеранский пастор высказался о ней, как о большом и ужасающем зле, организовывавшей в Чжета каннибальские оргии и пьющей кровь, сначала на его слова не обратили внимания, но некоторые люди стали задумываться. Легенда сообщает, что одна из девушек, которую графиня собралась убить, удалось сбежать и поднять тревогу в близлежащей деревне, хотя это – чрезвычайно невероятно. Более вероятно то, что слухи окружавшие графиню, продолжали шириться и достигли венгерского короля, Матиаша Корвина, которому не оставалось ничего иного как заняться расследованием. Вначале 1611 г. вместе с местным губернатором, графом Дьёрди Турзо, король ворвался в Чжета и в стенах замка им представились свидетельства почти невообразимых ужасов.

Ряд расследований, проведенных самим королем, в 1611г. был завершен, слуги, Дарвула и Дорота Сзентеш вместе с Янушом Ужвари, были признаны виновными в колдовстве и убийствах и были казнены. С самой Элизабет все обвинения были сняты в виду ее высокородного происхождения, но по воле венгерского короля распорядились ей оставаться в Чжета. В завершение были вызваны каменщики, и Элизабет была замурована в комнатах, в которых она совершила большинство своих злодеяний. Оставили только маленький проём, через который можно было передавать ей пищу. Все окна в той части замка также были заложены кирпичом, оставляя ее в одиночестве и мраке. Там она оставалась до конца своей жизни.

31 июля 1614 г. Элизабет (тогда, по общему мнению, ей было пятьдесят четыре) продиктовала свое завещание двум священникам епархии из Эстергома. Все что оставалось от ее семейных владений, должно было быть разделено между ее детьми – ее сын Пол и его наследники получали основную часть. Вскоре после этого, два охранника решили поглазеть на нее через отверстие, в которое ей подавалась еда – вероятно, она была все еще красивейшей женщиной во всей Венгрии. Однако, взглянув, они обнаружили только тело графини, лежащее ничком на полу. Кровавая графиня умерла в своем одиноком непроглядном мире.

Отчеты о злодеяниях Элизабет Батори были засекречены в течение ста лет, и ее имя запрещалось упоминать по всей Венгрии. Во всей стране название “Чжета” стало словом проклятия в венгерском и словацком языках, графиню упоминали не иначе как “венгерская шлюха”. Имя Элизабет Батори мрачной тенью висло над ее землями еще многие века после смерти графини.

Хотя нет никаких достоверных свидетельств, что Брэм Стокер использовал события с «графиней Дракулой» в своем романе о вампирах, как нет никаких причин, почему он мог не знать о ней. Возможно в действительности, она послужила хорошим трафаретом для вампирского рассказа другого ирландского автора. Это было Кармилла, написанная Джозефом Шериданом Ле Фаню, первоначально изданная в 1871 г. в журнале Гнетущая тьма. В этом рассказе, зрелая дама сердца – вампир – изощренно и зло влияет на сознание ее младшего по возрасту впечатлительного партнера. В истории есть, конечно, оттенки лесбиянства и кровожадности, которые перекликаются с историей материальной “кровавой графиней”. Как Влад Цепеш, так и Элизабет Батори своим особым способом повлияли на мифы о вампирах.

Мрачные и зловещее фигуры вампиров, как оказалось, все времена были одними из наиболее устойчивых аргументов ужаса. И этот наиболее неизменный из монстров выглядит убедительно, чтобы в течение многих лет владеть мужскими и женскими умами. Постигайте темноту! Что за образ, покрытый черным плащом, скрывается там? Вампиры могут оказаться ближе, чем Вы об этом думаете!

 

Эта страница преднамеренно оставлена пустой

 


¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥

 

 

Оборотни

 

Собрались и воют, словно ирландские волки на луну![20]

— Уильям Шекспир, Как вам это понравится

 

Вероятно, вражда волка и человека живет дольше всего, история, которая уходит в туманное и отдаленное прошлое. Наши давние предки, которые боялись и преклонялись перед зверем, с которым они часто соперничали за пищу. Человек боялся волчьей свирепости, но восхищался их хитростью; он боялся его хищнических инстинктов, но восхищался его изворотливостью и стремительностью; он боялся его силы и неутомимости, но восхищался его охотничьим мастерством. С многих сторон, волк был безоговорочным врагом, но было жаль, что невозможно было ему подражать. Совсем не удивительно, что некоторым из пращуров-охотников было досадно, что они не могут воспользоваться некоторыми из его способностей, помогающих в собственной охоте или защищающих от других хищников. Как следствие этих желаний, в первобытном уме, человек и зверь начали сливаться в мечтах в единое существо подобное существу, с которым так неплохо делили окружающую среду. Но как можно приобрести эти желанные особенности? Ответ, казалось, был – сверхъестественными возможностями.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.