Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Американское Вуду в Чарлстоне





Мужчины-колдуны и бабалао присутствовали в Чарлстоне всюду, зарабатывая торговлей гри-гри, и предположительно повелевали мертвецами, которых они поднимали из могил.

Джон Доминго

Хотя Мари Лаво была самой известной из всех королев Вуду Нового Орлеана, который, по общему мнению, был пропитан африканской магией, но были и иные зловещие практики в других краях страны. Чарлстон в Южной Каролине также рассматривался как, своего рода, город Вуду, ясно, что и Джон Доминго, и Черный Констебль были конкурентами д-ру Джону, вернувшемуся в Новый Орлеан. В конце XVIII века, Доминго, который прежде жил в низменной части Каролины, считался самым великим и смертоносным магом во всем штате со времен галла[49] Джека Притчарда, известного колдуна, предположительно участвовавшего в восстании рабов под предводительством Денмарка Веси почти столетием ранее. Он считается наиболее сильным, чем многие его современники, такие, как Дикки Бро, черный король Вуду, Дорчестер Скиталец или Джек Хлеборез, которые жили какое-то время на Шарлотт-стрит. Доминго сам жил в странном, старом обшарпанном доме с остроконечной крышей на углу улиц Мэгезин и Мэзик (этих названий уже не существует). Дом уже давно снесен – место стало пустырем, заросшим травой. Дом прежде принадлежал голландцу, вынужденному бежать из Голландии, где он держал магазин, из-за какого-то святотатственного и безнравственного преступления. У дома была дурная репутация еще до появления Доминго, и еще ухудшилась, когда он там поселился.

Джон Доминго был чрезвычайно опасным человеком – некромансером и магом ужасающей силы. Он был огромен, крепкого телосложения, завернут по случаю холодов в огромную темную серо-голубую шинель, с темными поблескивающими глазами и массивным крючковатым носом, как клюв хищной птицы. Его длинные до плеч волосы были связаны в толстые пучки, несколько длинных и засаленных прядей свисали на лицо. На безымянном пальце одной руки он всегда носил серебряное кольцо в виде змеи. Он говорил, что оно было сделано где-то на берегах реки Конго и обладало большой силой – мощью Великого Зомби.



Улица, на которой когда-то жил Доминго, была весьма респектабельной, здесь проживали многие почтенные семьи Чарлстона – Нортропы, Гесдены, Мэлоны. Позднее ее имя "исчезло" из разговоров из-за ее дурной славы – немногие приличные люди отваживались упоминать о ней. Старая легенда говорит, что она потеряла свое доброе имя по вине Джона Доминго, проклявшего ее, хотя почему он это сделал, неизвестно. Многие ухмыльнутся – никто не может проклясть целую улицу, но мимолетный взгляд на Мэзик-стрит может убедить их в обратном. Она стала грязной, заполненной кучами мусора улицей, с ежедневно бродящими собаками; она оставалась такой примерно до конца Первой мировой войны, пока часть ее в конце концов снесли. Те, кто попадал на нее, здесь не задерживались, и спешили покинуть эту улицу с редко открывающимися окнами и дверьми – последнее пристанище обнищавших людей, не в силах купить себе более достойное жилье.

Черный Констебль (его так называли), казалось, не был обременен законами белого населения Чарлстона. Он проповедовал свои собственные законы, и соседи уважали его за это. Старика, который жил по соседству, видел, что Доминго хранил у себя заднем дворе что-то жуткое, но молчал из-за страха перед Черным Констеблем. Хотя жители Чарльстона боялись его, они по-прежнему шли к нему за советом и покупали его гри-гри – ладанки с пылью-гуфер (пыль, собранная на могилах в полнолуние или иногда истолченные кости трупов), талисманы на удачу, а также трости Вуду. Он мог продать и привороты, которые делали любого человека, невзирая на его уродство, любимцем дам. Имеется свидетельство, что Доминго продал приворот уродливому старику по имени Исаак Мотт, которому не давали прохода девушки, хотя он был уже немолод и безобразен. Полагали, что он насылал проклятья, просто посыпая порошком следы на земле проклинаемого. Все считали, что некоторые их своих гри-гри он добывал на старом кладбище острова Призраков, по слухам известном жуткими привидениями. Действительно, известны истории про то, что Констебль мог воскрешать покойников щелчком пальцев и принуждать их выполнять его приказы. Некоторые называли его “повелитель Зомби”.

Соседи хорошо знали, как его утихомирить. Когда он поспорил с соседом, жившим через дорогу от него, то хорошие знакомые дали выпить ему свежей ключевой воды. Констебль глотком осушил чашу и создал в небе радугу, он ни под каким предлогом не возвращал воду обратно. Женщины боялись расчесывать свои волосы перед окном или входными дверями, опасаясь, что Констебль подберет упавшие волосы или какие-либо личные предметы и сможет использовать их против них. Существовало немалое соперничество среди отдельных женщин на всей Мазик-стрит, и они обращались к Джону Доминго с целью навредить своим соперницам или обесчестить их в глазах обывателей. Авторитет его рос, он поддерживает знакомства с большим числом богатых клиентов, и был не секрет, что он один из богатейших людей в Чарльстоне, хотя вел себя, как будто он нищий.

На верху его приметного старого дома, о котором мы уже говорили, была любопытная вещь, подобная вертушке[50], с помощью которой он мог управлять ветрами и вызвать штормы. Он также продавал морякам и рыбакам попутные ветры. Существует много рассказов об этом. В одном из них, рыбак по имени Джон Экисс послал свою престарелую мать купить у Констебля попутный ветер, но женщина по старости об этом забыла. Джон Экисс все же купил ветер у другого колдуна – лучшее, что он мог сделать перед выходом в море. Джон Доминго услышал об этом и занялся этим лично. Он наслал шторм, когда лодка Экисса находилась на мелководье, и она разбилось на мели Пьяного Дика, Экисс и его экипаж из девяти человек утонули. И виной всему, простая забывчивость. Это напомнило людям, что мелочей не бывает, когда они имеют дело с Джоном Доминго.

Однако самыми известными были связи Доминго с мертвецами. Он был некромантом высшего уровня, и его соседи заявляли, что призраки, собиравшиеся с наступлением сумерек у его дверей, были духами мертвецов, которых он вызывал к себе. Другие говорили, что он скрывает трупы, которые он вырывал из могил для своих целей и замыслов. Многие говорили, что Доминго, претворяя в жизнь в округе собственные нормы закона, получил свое прозвище, Черный Констебль, и что он использовал в своих целях мертвецов с их неуклюжей походкой. С теми, кто в его районе проявлял непокорность или вел себя недостойно, часто случались странные и неприятные случаи. Они заявляли, что увидевшего призрака и идущего мертвеца, преследовали неудачи, или иногда он просто исчезал. Все это приписывались к страшной некромантской силе Джона Доминго.

Конец Черного Констебля оказался внезапным и странным. Он был на вершине своей популярности и власти в Чарлстоне и в значительной степени олицетворял закон в отдельных кварталах города. Как-то вечером, он преследовал двух грабителей, которые нападали на некоторых жителей в его районе. Грабители пытались убежать, но Доминго загнал их в угол на Веселой Горке и возвращался с ними на набережную Рыночной улицы. Двигаясь по набережной, он держал за шиворот в каждой руке по грабителю.

“Смотрите!” кричал он собравшимся зрителям. “Я так же как Иисус, с ворами по обе стороны”. Он сделал паузу, будто что-то рассматривая. “Только я сильнее Иисуса!” Он снова сделал паузу почти в середине фразы. Никто не понял, почему – никто, кроме Черного Констебля, ничего не увидел. На мгновение он оцепенел, как почтовый столб, со смесью огорчения и замешательства на лице. Затем начала выделяться пена в углах его рта. Он приподнялся на цыпочки, как будто его тянула какая-то непреодолимая сила, и несколько свидетелей клялись, что они видели вмятины от длинных и жестоких пальцев на его горле, хотя их самих не было видно. Бросив двух воров, которые спаслись бегством, Доминго стал цепляться в области горла, издавая звуки задушенного цыпленка, будто кто-то или что-то зажимало его дыхание. Казалось, на мгновение он повис в воздухе и затем был брошен вниз на землю. До того, как кто-либо успел приблизиться к нему, он мгновенно состарился – его лицо стало землистого цвета и сморщилось как печеное яблоко.

Присутствующие перенесли тело назад на Рыночную площадь и положили на прилавке. Приехавший доктор констатировал смерть Джона Доминго. Все увидели, что тело высыхало прямо на глазах, превращаясь в сморщенный комок. От этого зрелища многие разбежались с Рыночной площади и, таким образом, никто достоверно не знал, что случилось с телом. Говорят, что к исходу дня, оно исчезло без следа. По этой причине, естественно, хоронить или предать земле ни на одном из местных кладбищ было нечего, с другой стороны, Джон Доминго был слишком богат, чтобы его могли похоронить в безымянной могиле Нищенского квартала кладбища Чарлстона. Ходили слухи, что после этих событий он несколько раз был замечен спускающимся Мазик-стрит, но это был просто миф, распространяемый легковерными людьми. Но всегда, его имя упоминалось в районе, всегда со зловещим оттенком.

Лавка, где лежало его тело, принадлежала местному мяснику. Покупатели стали обходить ее стороной – они боялись, что на мясо «воздействовал» Джон Доминго, и бизнес мясника пришел в упадок, он умер нищим в богадельне. Старший сын Джона повесился за хлевом в Гадсден Грине, а младший сын был отравлен в доме на улице Арчдейл. Дом Черного Констебля был заброшен и человек, купивший участок, вынужден был все восстанавливать, в надежде изгнать призрак Джона Доминго, но арендаторы не торопились с наймом жилья, и ему пришлось жить в этом доме до самой смерти. С этого дня неудачи преследовали его на каждом шагу – жена ушла от его, он не вылезал из долгов – это было последнее проклятие Черного Констебля.

Доктор Энтони

В Чарлстоне был и другой бабалао по имени Доктор Энтони, проводивший похожие сходки в районе верхнего конца улицы Собраний, известном среди местных как Олдфилд Пейн. Здесь, как говорили, темными ночами мерцали свечи и били барабаны – и шествовали мертвецы.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.