Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Изучения и упражнения как переменные величины





 

Вы запрещаете ребенку переходить улицу. Вы заставляете его держать вас за руку. Это можно назвать ритуалом и упражнением.

Но вот наступает время, когда правила, установленные вами для безопасности и тренировки ребенка, должны быть (в результате роста в нем понимания) заменены другими правилами, которые, как может показаться, противоречат первоначальным.

«Теперь сам перейди через дорогу».

То же самое происходит в подлинной школе с изучением и упражнениями.

Стерильные традиционалистские системы различного толка построены по противоположному принципу.

Большинство знакомых нам религий и философских систем относятся именно к этой категории.

Есть области, которые поверхностные люди не признают как «эзотерические». Там реальное учение сохраняется и применяется в большей степени, чем может заподозрить любой посторонний наблюдатель.

 

Технология

 

Вопрос: Технологические новшества могут успешно использоваться или оставаться невостребованными. Суфийские изучения культивируются одними и пренебрегаются другими людьми — есть ли тому аналогия?

Ответ: Аналогия здесь и в самом деле, существует. Вкратце, можно сказать, что на Востоке люди специализировались на определенных путях к знанию, в то время как на Западе умы людей занимали другие приоритеты. Обобщая, можно сказать, что на Западе в рассматриваемом виде деятельности эмоции использовались как горючее, тогда как на Востоке больше внимания уделялось отрицательной роли эмоций в подобной области. И на Востоке, и на Западе духовная деятельность была обрывочной.

Доклад доктора Джина Гимпела, выдающегося специалиста по Средневековью, проливает свет на удивительно случайное развитие мировой технологии в прошлом и обеспечивает нас аналогией подобного же феномена в области изучения и применения суфийского знания.



Он отметил, что распределительный вал (коробка передач) был очень давно известен в Александрии, но в Европе его стали использовать только спустя примерно полторы тысячи лет! Это открытие никогда ранее не достигало страны Бангладеш, но недавно там для простых деревенских жителей был выставлен подобный механизм. Крестьяне сразу же поняли, как это устройство действует и какую пользу может принести сегодня в их жизни. Опять-таки архимедов винт — приспособление, датируемое третьим веком до нашей эры, сегодня используется для осушения болот в современном английском городке Тэмесмид.

Древняя «полезная» технология, в отличие от сложной и в высшей степени индустриальной технологии, применяется как на Западе, так и в третьем мире. Точно так же мы вновь ввели в употребление суфийские идеи и разработки как на Востоке, так и на Западе, где они были приняты энтузиазмом и в то же время с излишним изумлением, вызванным, по-видимому, следующим неосознанным предположением: раз некие идеи до сих пор не использовались, то они бесполезны. По-настоящему полезные вещи должны выражаться через очень сложные громоздкие структуры, которые в одной области принимаются за передовую технологию, а в другой — за научную мысль.

 

Имитация технических процедур

 

Если бы в сфере важнейших человеческих технологий злоупотребления ограничивались одной только имитацией, само по себе это не имело бы такого большого значения. К сожалению, и раньше, и теперь люди часто сознательно и вместе с тем неправильно исполняют молитвы, упражнения, ментальные и физические ритуалы.

Наиболее очевидные опасные последствия упомянутых действий фактически относятся к самым безобидным из тех, что возможны в подобных подражательных ситуациях.

Обращение к обрядам без специального знания аналогично тому, как если бы мы в надежде получить воду, применили бы водород без кислорода или, чтобы подсолить воду, вместо хлористого натрия взяли натрий.

Не делайте этого.

 

Инфантильные желания

 

Чем более развитым и зрелым человек становится интеллектуально или в плане материальной обеспеченности, тем более настойчивы его инфантильные требования. Он хочет того, чего ему хочется, тогда когда захочется, и перестает видеть разницу между желанием и потребностями.

Всякий увлеченный философией человек желает стимулов, упражнений, встреч и так далее. Но какова пропорция (среди общего количества подобных людей) желающих того, что должно предшествовать перечисленному, — то есть получения такой подготовки, после которой опыт начинает иметь смысл, а его результаты становятся постоянными?

 

Невежество и ненависть

 

Невежество приводит человека к одному из самых вредных последствий.

Вы перестаете ненавидеть, когда узнаете это.

Если «закоренелые злодеи» являются невеждами, а не злонамеренными негодяями, то как можно их не любить, ненавидеть, а также ненавидеть и менее значительных преступников, тех, кто умышленно разрушителен?

Единственное, что нужно ненавидеть, так это саму ненависть.

 

Информация и опыт

 

Если вы владеете информацией определенного рода, опыт вам, возможно, и не нужен.

Если у вас есть опыт, вы можете найти информацию.

Но если у вас есть лишь информация, да и та специфического характера, и она не была превращена в информацию действенную, вам может понадобиться опыт, чтобы раскрыть ее смысл.

Как и в случае с рецептом, в какой-то момент люди нуждаются в информации, а в какой-то момент им необходим опыт. Невозможно каждому человеку предписать что-либо раз и навсегда. Поэтому вопрос, кто, когда и в чем нуждается, должен учитывать данность конкретных людей, конкретные ситуации, а не какие-то теоретические положения, которые можно было бы провозгласить законами.

 

Воображение против понимания

 

В тот или иной момент времени человеку может быть (а может, и не быть) необходимо понимание вербальной формы, в которой выражено высшее учение. Максимум, что требуется, это ознакомиться с определенными материалами.

Что необходимо на самом деле, так это то, чтобы понимание, когда оно придет к индивиду, оказалось бы правильного свойства. Нет никакой гарантии, что человека удастся перевести от «воображаемого» понимания к истинному осознанию смысла.

Характерная черта воображаемого понимания в том, что его жертва, пребывая в полной уверенности, что понимает, надежно перекрыла себе путь к знанию.

«То-то и то-то мне ни к чему, — говорит человек, — потому что это у меня уже есть».

 

Информация и знание

 

Возможно, вам нужна информация — начальная или продвинутая, разумеется, соответствующая вашему состоянию, — хотя сами вы способны думать только о том, что нуждаетесь в высшем сознании.

На днях одна женщина сказала мне: «Если я умру, так и не достигнув высшего сознания, — я ужасно разозлюсь!» Не стоит над ней смеяться, потому что вдруг вы на нее похожи и просто пользуетесь другими словами.

Любой человек должен в этой области продвигаться шаг за шагом. Сначала необходимо определить, в чем он нуждается, а до тех пор его желания не имеют особого значения. Пока человек не осознает своих потребностей, его желания будут казаться ему самыми важными, но это всего лишь иллюзия.

 

Результат идеологии

 

Идеология, будучи как обычно активной, ввергает людей в абсурдные формы мышления и поведения. Берегитесь ее, потому что она использует механические принципы в отношении человеческого развития.

И в тот момент, когда ненадежность предсказаний, сделанных идеологией, вот-вот станет очевидной, она вынуждена прибегать к обусловливанию, внушению и насильственным действиям над человеческими умами.

И все-таки идеологическое мышление само себя разрушает с течением времени.

Посмотрите на историю и судьбу всех общин и индивидов, которые действовали, опираясь на идеологию.

Трагедия в том, что, хотя идеология в конце концов сама себя разрушает, этот момент может наступить слишком поздно, чтобы быть вам в чем-то полезным.

 

Импорт технических приемов

 

Из научного и технологического опыта известно, как часто неожиданно странное поведение людей, принадлежащих к культурам с интенсивным национальным колоритом, создает забавные ситуации.

Примером тому может служить распространенный обычай жителей Африки и Азии, о котором много сообщалось в последние годы: подвергнувшись вакцинации, они затем испрашивают «благословения» этой процедуры у местных знахарей. Они верят, что, подтвердив легитимность современной медицинской технологии у местного авторитета, они охраняют себя от опасности и делают современную процедуру по-настоящему эффективной.

Подобный процесс, столь же забавный, сколь и бесполезный, заметен для опытного наблюдателя в сфере импорта неизвестных технических приемов с Востока на Запад. Люди порой до неузнаваемости, иногда до потери всякого смысла изменяют серии идей и практических приемов, эффективность которых зависит от того, как они используются.

Например, в религиозной практике молитвой вполне может стать то, что некогда было упражнением. Поскольку известно, что люди когда-то складывали ладони рук вместе, практически все молитвы сегодня сопровождаются этим жестом, который в древней традиции был частью чего-то совсем другого. Можно почти до бесконечности ссылаться на подобные казусы.

Кроме того, существует еще один вид импорта: физические, психологические и другие технические процедуры буквально «снимаются» с культуры, для которой они были прописаны, и импортируются, а затем практикуются в обществах, где получить какую-либо функциональную пользу от этого невозможно. Подобные стандартные практики приводят лишь к тому, что натренировывают, или «обусловливают», людей чувствовать, будто бы с подобными практиками связано нечто важное. Что ж, это, может быть, так, а может быть, и нет. Все зависит от конкретного случая.

 

Я могу учить вас

 

Если вы обучаемы, я, конечно, могу вас учить.

Я сомневаюсь, что смогу это делать на ваших условиях.

Обучение противостоит выбору учеником времени, места и способа обучения, а также самовольному назначению себе каникул.

Такие условия годятся для развлечений и социальной деятельности, выдаваемых за учение, и, возможно, у человека даже будет ощущение, что он учится.

Однако, что касается нашей области, то в подобных обстоятельствах никогда нельзя чему-либо учиться или обучать.

В этой сфере, как и в более обычных разделах образования, необходимо предоставить школе право диктовать условия обучения.

Также нужна возможность отбора учеников. Кроме того, школе небезразлично, как ученик использует свою энергию.

 

«Я пришел сюда не за тем, чтобы меня оскорбляли»

 

Буквально на днях ко мне пришел человек, которому не понравилось, как с ним разговаривают.

Он отреагировал такими словами: «Я пришел сюда не за тем, чтобы меня оскорбляли». Меня так и подмывало спросить: «Да что вы, и куда же вы обычно для этого ходите?»

Для остальных присутствовавших было более чем очевидно то, что наш посетитель не захотел увидеть, — он вполне подходил под описание человека, который только за этим и пришел.

Если вы подошли к розетке, суете в нее пальцы и вас отбрасывает на другой конец комнаты, совершенно неуместным будет воскликнуть: «Я пришел сюда не за тем, чтобы меня ударило током!»

Людей можно оскорбить лишь в том случае, когда они сознательно или бессознательно решают быть оскорбленными. Оскорбление не является чем-то объективным, как, например, булыжник. Если вы назовете некоторых мужчин женщинами, они будут оскорблены. Если вы назовете женщин мужчинами, некоторые женщины почувствуют себя оскорбленными. Можно привести миллионы подобных примеров.

Но важнее всего то, что люди, выработавшие в себе подобный механизм реагирования, — а в данном случае речь идет о личностях, в недостаточном объеме усвоивших предоставленную им их собственной культурой информацию относительно неврозов, обусловленности, жажды внимания и раздражения по поводу отказа насытить их жажду, — все эти люди для нас подобны тем, кто еще не выучил алфавит, но уже хочет стать писателем. Есть небольшое формальное условие: вы должны обладать способностью понимать больше, чем вы понимаете сегодня. Учить вас таким элементарным вещам не входит в нашу обязанность. Возможно, у нас есть на это время, а может быть, и нет. Изучение алфавита может стать первым шагом к тому, чтобы стать великим писателем. На этой стадии вы едва ли прибавите значимости вашим занятиям, высокопарно описывая причастность букв к большой литературе. Сначала делается первый шаг. Первые шаги являются абсолютно необходимыми. Однако это не повод, чтобы относиться к ним как к чему-то высшему.

 

Информация и ожидание

 

Вопрос: Очень часто повторяются следующие два утверждения. Первое — о том, что вначале мы нуждаемся в информации, а уж потом в знании; второе — что подлинное высшеезнание обычно «противоположно ожиданиям». Мне трудно понять эти утверждения.

Ответ: Я легко могу ответить на оба вопроса, приведя три простых примера.

1. Вам необходима информация о том, что многие истинные учителя выглядят не так, как, по вашему представлению, должен выглядеть учитель. Следовательно, их внешность будет противоположна вашим ожиданиям, которые могут опираться на ваше воображение, культурную преемственность или на рассказы других людей.

2. Вы нуждаетесь в информации о том, что вас окружают обучающие ситуации, но, поскольку в вашем мышлении происходящее не ассоциируется с таковыми, вы даже и представить себе не можете, что подобные вещи относятся к обучающим материалам. Поэтому, когда вам указывают на это явление, оно кажется «противоположным ожиданиям».

3. Вам свойственно ожидать, что Учения должны быть выражены в форме, в которой высшие Учения существовали в прошлом. Вы воображаете, что древние Учения в их традиционной форме в каком-то смысле выше подобных Учений, выраженных в современных терминах. Вам нужна информация, касающаяся этого вопроса. Если, скажем, вы, ожидая, что сумеете «допытать» древние тексты, докопаться до их смысла, случайно сталкиваетесь с методами истинного современного изучения, то содержание вашей находки будет «противоположно ожиданиям».

 

Суждение

 

Человеческие системы анализа достигли интересного пункта. Психологи продемонстрировали, что нельзя полагаться на то, что люди обычно принимают за причины своего поведения.

Сравнительное изучение трудов по психологии показывает, что различные психологические школы выдвигают одинаково убедительные, но при этом взаимоисключающие объяснения поведения людей.

Остается только одно: найти истинные причины человеческих поступков, но именно этого пациент, как ему внушили, не в состоянии сделать, — а психологи, как они сами показали, не в состоянии установить.

Настанет время, и истоки человеческого поведения будут найдены с помощью третьего способа, который для этого придется открывать заново. Единственная проблема здесь состоит в следующем: понадобится вернуться к концепциям, которые современному мышлению трудно принять.

 

Настойчивость

 

Люди постоянно спрашивают у меня совета, как им продолжать свои попытки пытаться.

Но не кажется ли вам, что, если бы настойчивость уже не была их основной характеристикой, они не пытались бы ее увековечить?

Едва ли кто-нибудь знает, в чем действительно нуждается.

Поэтому человек настаивает, чтобы ему дали то, в чем он, как ему кажется, испытывает нужду.

И даже когда он получает желаемое, ему, как вы можете заметить, продолжает казаться, будто он так и не добился желаемого.

Необходимо шагнуть назад, чтобы увидеть это явление в перспективе, так как мир буквально переполнен двумя типами измотанных людей: теми, кто пытается получить то, что воображает необходимым для себя, и теми, кто измучился давать им это.

 

Знание и поведение

 

«Что лучше, знание или хорошее поведение?»

На подобный вопрос можно дать полезный ответ: «Если у вас есть знание, вам не нужны нормы поведения».

Дело в том, что два эти понятия не альтернативны друг другу. Хорошее поведение может стать заменой знанию потому, что человек, «хорошо себя ведущий», не ведает ничего другого, что мог бы предпринять.

Конечно, поведение в действительности никогда не бывает хорошим или плохим, все это относительно.

Если вы обладаете знанием, у вас — правильное поведение.

Правильное поведение в любой ситуации может, на первый взгляд, совершенно отличаться, а может не отличаться и от «хорошего» поведения, и от «плохого».

 

Раздел VI

 

 

Нравится — не нравится

 

Прежде всего, есть реальная причина, по которой что-то нравится, а что-то нет.

Затем человек попадает под воздействие личности или вещи, которая ему нравится или не нравится.

И, наконец, выдвигается предполагаемая причина, почему это нравится, а вот это — нисколько.

Только когда вы знаете все три момента, вам известно, что происходит на самом деле.

Тот факт, что большинство теоретически знакомо с проблемой, лишь усугубляет ситуацию, так что вряд ли кто-нибудь применяет это знание к себе или пользуется им, наблюдая поведение других людей.

Описав, как происходят подобные вещи, психологи-теоретики оказали нам медвежью услугу, потому что тем самым дали людям возможность делать совершенно легкомысленные заявления, вроде: «Ну, да, конечно, — все это давно известно!»

Грубейшая ошибка состояла в том, что модели ситуаций, в которых осознание этого механизма стало бы неотвратимым, не были ни изобретены, ни, соответственно, использованы.

 

Ярлыки и родословные

 

Люди горазды пускаться в пространные рассуждения по поводу родословных.

Но есть ли, в сущности, разница в том, гордится ли человек своей политической, литературной, духовной «родословной» или кичится своим физическим происхождением?

Звучать это может по-разному, в зависимости от формы изложения, но если исследовать тех, кто заявляет: «У меня благородное происхождение», и тех, кто говорит: «Моя система лучше», то между ними в большинстве случаев обнаружится гораздо больше сходства, чем различий. Вы когда-нибудь думали об этом? Не принимайте мои слова на веру, исследуйте сами.

Некоторые утверждают, что разница здесь в том, что убеждения человек может поменять, а происхождение нет.

Но какое имеет значение, способен человек что-либо изменить или изменение уже произошло, если продукт в результате столь бесполезен?

 

Слушай

 

Послушай друга, и ты узнаешь о себе искаженную правду.

Прислушайся к врагу, и опять услышишь нечто искаженное.

Дружба помогает выжить и укрепляет человека.

Те, кто противостоят нам, наделяют нас силой.

Но вот мы выжили и стали сильнее, — тогда и является иная версия, отличная от мнения друга или врага.

Это — Высшее видение.

Ценность обиталища — в Обитателе.

 

Последний ресурс

 

В некоторых странах до сих пор практикуются различные виды народной медицины, которые, как известно, уже деградировали. В результате процедуры, предписанные от одной болезни, считаются эффективными от всех и, когда их применяют подобным образом, могут только ухудшить состояние больного. Стимуляторы, небольшое количество которых способно помочь организму повысить жизнестойкость в борьбе с болезнью, ныне используются в таких количествах, что только ослабляют тело. Прижигание, в отдельных случаях полезное для уничтожения микробов, применяется без дополнительных мер по антисептике, и так интенсивно, что возникают незаживающие раны. Кроме того, существуют всевозможные магические смеси или другие неэффективные «лечебные средства», объединенные в предположительную систему знания, — они также способны принести лишь вред, вплоть до самого худшего.

Почти то же самое происходит в сфере духовных занятий, в особенности на Западе, да и во многих кругах на Востоке. Упражнения, предназначенные какому-то конкретному человеку, даются другим людям; учения смешивают и безграмотно используют, как прижигания.

Когда же у людей, попавших под воздействие нескольких «школ», «систем», «учителей» и так далее, берут интервью, их версия звучит чаще всего так: «Все это помогло мне и обогатило мою внутреннюю жизнь…»

 

Посмотрите на меня

 

Люди часто обращаются ко мне с просьбой помочь им в саморазвитии. Когда же я говорю, что принял их пожелания к сведению и сделаю, что смогу, ответ их не устраивает. Они продолжают приходить ко мне, писать письма, звонить по телефону. Они придумывают проблемы и находят любой повод, чтобы повидаться со мной.

В таких случаях я говорю им: «Если вы верите, что раз уж я берусь за дело, то делаю его хорошо, вы не должны приходить сюда, пока я сам не позову вас. Но если вы считаете, что я не справлюсь с этой работой, вам следует вовсе прекратить общение со мной».

Пока эти люди не осознают, что у нас не магазин, где можно приобрести себе эмоциональные стимулы по желанию, для них ничего нельзя сделать.

Когда человек, вместо знания и развития способности, ищет внимания и эмоционального удовлетворения, мы не берем на себя никаких обязательств по отношению к нему.

Если вы перестанете слушать то, что говорят люди, и возьметесь понаблюдать за их действиями, вы сможете увидеть, чего они хотят на самом деле. Наблюдая собственное поведение, люди могут изменить его.

 

Метафора калейдоскопа

 

Наибольшая польза от метафор заключается в том, что они временно фиксируют в уме концепции, слишком мимолетные для практического применения.

Когда же люди, иллюстрируя ситуации, прибегают к метафорам и побуждают других понимать иносказания буквально или чрезмерно развивают эти метафоры, доктрина каменеет, и, соответственно, утрачивается понимание.

Если я говорю, например: «Человек подобен морю с приливами и отливами эмоций», мне необходимо определить, что я имею в виду, и поскорее собрать с этой метафоры ценный урожай. Но бывает и так, что люди начинают воображать, будто человек подобен морю в какой-то сложной и далеко идущей системе аналогий. Затем они тратят уйму времени, пытаясь найти как можно больше соответствий между человеком и морем.

В нашем использовании метафоры предназначены обеспечивать минимум впечатлений. Изучающему не нужно пытаться слишком их разрабатывать.

Теперь я собираюсь коснуться ситуации, в которой находится человек по отношению к своей воспринимающей способности, и эту способность я уподоблю калейдоскопу, через который смотрят на те или иные объекты. Смотрящий видит цвет, форму, узор. Данные факторы действуют согласованно, создавая впечатление, что визуальное восприятие всегда одно и то же и что оно суть то, что наблюдатель видит в калейдоскопе.

Такова ситуация человеческих существ в обычном состоянии. Их восприятие находится в границах, которые сравнимы с преломлением в калейдоскопе визуальной картины мира. Многие это заподозрили, в результате чего стали пытаться изменить свое восприятие с помощью наркотиков или упражнений. Поскольку большинству людей не ясна природа систематической «деформации», искажающей восприятие, лишь единицы добились какого-то успеха. Из-за недостатка знания они изменяют собственное восприятие неэффективно, неправильно и безо всякой пользы.

Основная же масса людей, конечно, предпочитает продолжать лицезреть успокоительно согласованные калейдоскопические картинки и относится к экспериментам как к глупому и неуместному занятию. Подобная оценка экспериментаторов во многом верна, но исходит из неверных предпосылок. Люди думают, что не стоит даже пытаться менять восприятие, потому что это совершенно бесполезно. Такие личности совершают характерную ошибку, предполагая, что, коль скоро что-то не работает вследствие применения одних методов, оно не заработает и при любых других методах. Это все равно, что сказать: «Вы не можете пересечь океан, поскольку лодки, построенные из губки, всегда тонут».

Когда у человека отсутствует необходимая техническая информация, именно такая реакция и является стандартной.

С другой стороны, экспериментаторы также совершают характерную ошибку: они превозносят собственные усилия и связывают их с чем-то мистическим. Не обладая той же технической информацией, они полагают, что цель, которую они собираются достичь, находится в сфере сверхъестественного. Они подобны людям, которые говорят: «Получение огня есть деятельность эзотерическая, и к этому надо подходить в ритуальном и эмоциональном ключе».

Затем они идут гораздо дальше, разжигая свою жажду мистического с помощью вещей, не имеющих к этому вопросу никакого отношения. Фактически такие люди заявляют: «Если этот огонь не от бога Огня, то он мне и вовсе не нужен».

Иные впадают в еще большее заблуждение и говорят: «Ни за что не поверим, что получение огня может быть сведено к таким мирским вещам, как трение и наличие органического топлива. Подобное могут утверждать только заведомые обманщики».

Одна женщина, живущая в наше время, в двадцатом веке, и исповедующая одну из основных религий, сказала: «Если человек когда-нибудь полетит на Луну, моя вера рухнет».

Нас интересует знание. Если мы предполагаем несовместимость знания и религии, это, разумеется, означает, что мы не вовлечены в ту область интересов и усилий, к которой принадлежат люди, считающие, что знания и религия должны быть совместимы.

Для нас не может быть никакого сомнения в том, что существует поразительное и непреодолимое различие между «религией», взывающей к примитивным, инфантильным надеждам и страхам, и деятельностью, для осуществления которой необходимы информация, знание и опыт.

Правда, в виде предпосылки, мы заявляем о существовании калейдоскопа, но только потому, что некоторые вещи должны быть заявлены в таком качестве, как предпосылка, прежде чем их можно будет исследовать.

Основная же наша цель — подтверждать существование подобных вещей через опыт.

Преследуя эту цель, мы устанавливаем определенные условия изучения, ну а если кто-нибудь желает что-то воображать или изучать, опираясь на принципы, являющиеся, с нашей точки зрения, атавизмом, то для таких людей у нас мало времени.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.