Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Одним словом, смысл и основная цель психоанализа Пруста находится в неразрывном соответствии с этим его стремлением. Психологизм его произведений обусловлен его основным художественным методом.





С равным мастерством Марсель Пруст изображает и человеческие типы, характеры и социальную среду, которая его окружала. Блестяще очерчена Прустом тетя Леония, Франсуаза, Евлалия, Сван, кружок Вердюренов, Одетта, мадам де–Вильпаризи, Блох–отец, Блох–сын, Сен–Лу, Альбертина, мосье де–Шарлю. Творчество Пруста и в этой области вполне самостоятельно и своеобразно. Он не повторяет никого из прежних мастеров. Созданные им типы и образы людей вполне индивидуальны, новы и зарисованы Прустом тщательно, выпукло и тонко. Это тем более удивительно, что изображаемые писателем люди взяты в самом обыкновенном, сером быту. Пруст не ставит их в необычайные, острые, исключительные положения. Он – не экспериментатор, а наблюдатель. Его герои ничего не совершают, они прогуливаются, беседуют, отдыхают на курорте, находятся в обычном домашнем, семейном кругу, очень тесном и замкнутом. Пруст создает свои типы, пользуясь житейскими бытовыми мелочами. Он с явной неприязнью и с тонкой насмешкой относится к буржуазному укладу и к буржуазной интеллигенции. Достаточно вспомнить, с какой иронией изображен кружок Вердюренов, семья Блоха или буржуа на курорте. Пруста отталкивает от них плоскость и пошлость вкусов и суждений, тупая ограниченность, самодовольство и самоуверенность, грубость и чванливость, отсутствие настоящей культурности наряду с нагловатой претенциозностью, бестактность и бесцеремонность, безвкусица, неистребимая склонность к сплетням и ехидству, зависть и заскорузлое себялюбие. Все эти черты и свойства добрых, уравновешенных французских буржуа последних десятилетий Пруст показывает, нимало их не скрывая и не подкрашивая. С этой точки зрения его произведения — превосходный документ эпохи, и нет преувеличения в том, что его имя ставят рядом с Бальзаком, Толстым и Золя.



Психологический литературный метод Пруста, безусловно, выделяется и запоминается. Весьма интересен и его подход в трактовке любовных чувств и переживаний героев. Как писал в своей работе X. Ортега–и–Гассет: "Книга о любви Свана – пример психологического пуантилизма2. У Пруста любовь Свана ничем не напоминает любовь. И чего только в ней нет: огненных вспышек чувственности, темно–лилового тона ревности, бурого – скуки, серого – угасания жизненных сил. Единственное, чего нет, – это любви. Она возникает, как возникает на гобелене фигура, когда вдруг переплетутся несколько нитей, и не важно, что ни одна не имеет очертаний этой фигуры. Без Пруста осталась бы невоплощенной та литература, которую надлежит читать так, как рассматривают картины Манэ, — прищурив глаза".

Говоря о новом психологической методе писателя, стоит отметить, что Пруст приносит в литературу то, что можно назвать воздушной средой. Пейзаж и люди, внешний и внутренний мир – все пребывает в состоянии мерцающей неустойчивости. Мир у Пруста устроен так, чтобы его вдыхали, ибо все в нем воздушно. В его книгах никто ничего не делает, там ничего не происходит, нам является только череда состояний. Да и как может быть иначе – ведь для того, чтобы что–то делать, надо быть чем–то определенным. Действия животного осуществляются целенаправленно, его поведение можно изобразить в виде прямой линии, ломающейся тогда, когда она наталкивается на какое–то препятствие, и неизменно возрождающейся, свидетельствуя о наличии борющегося с препятствием субъекта. Эта ломаная линия, воплощающая в данном случае действия животного – человека или зверя, полна скрытого динамизма. Но прустовские персонажи живут, если можно так сказать, растительной жизнью. Ведь для растений жить – это пребывать и бездействовать. Погруженное в воздушную среду растение неспособно противостоять ей, его существование не приемлет никакой борьбы. Так же и персонажи Пруста: как растения они инертно покоряются своим атмосферным предназначениям. Биография каждого героя покоряется воле неких духовных тропических вихрей, поочередно взвивающихся над ними и обостряющих чувствительность. Все зависит от того, откуда рождается живительный порыв.

Одним словом, произведения Пруста таят в себе целые россыпи художественных сокровищ. Его эстетический мир прекрасен, глубок и благороден, его психоанализ приводит к подлинным и редким открытиям из жизни человеческого духа, характеристики изображаемых им людей метки и новы; он культурный и умный писатель, он много знает; его метафора всегда неожиданна и отличается выразительностью: словом, он крайне поучителен и содержателен.

Художественный метод Марселя Пруста – поиски за утраченными, первичными ощущениями, очищенными от рассудочной деятельности, – заслуживает полного внимания. Значение этого метода в художестве огромно, но требует известных ограничений; не при всех условиях и не всегда этот метод равноценен. Для писателя преклонных лет он имеет несравненно большую ценность, чем для писателя молодого, и для художников поднимающегося класса он требуется гораздо в меньшей степени, чем для художников классов обреченных историей и идущих ко дну.

В цикле романов "В поисках утраченного времени" усилием воспоминания (с особым вниманием к причудливым ассоциациям и явлениям непроизвольной памяти) автор воссоздает ушедшее время людей, тончайшие переливы чувств и настроений, вещный мир. Опыт Пруста изображение внутренней жизни человека как "потока сознания" имел большое значение для многих писателей 20 века.

Делая обобщающий акцент на особенностях психологизма в романе Пруста "По направлению к Свану", хочется подчеркнуть следующее. Изысканный и причудливый мир прустовской прозы воссоздает бесконечно увлекательное и удивительно разнообразное движение человека в глубины своей внутренней вселенной. От строчки к строчке Марсель Пруст перебирает отзвуки бесед, дуновения ароматов, осыпающиеся лепестки воспоминаний и терпеливо выстраивает на этой основе величественное здание главного произведения своей жизни, известного под названием "В поисках утраченного времени". В основу этого воздушного храма красоты и переменчивой гармонии лег роман "По направлению к Свану" – первый шаг в мир, где прошлое и настоящее образуют сложный узор, следы которого с тех пор можно отыскать у самых разных "архитекторов" мировой литературы.

Джеймс Джойс родился в Ратгаре, застроенном георгианскими домами районе в южной части Дублина, в большой семье Джона Станисласа Джойса и Мэри Джейн Марри. Неудачное ведение дел почти разорило его отца, который вынужден был неоднократно менять профессию. Семья несколько раз переезжала из одного района Дублина в другой. Джеймсу удалось получить неплохое образование, однако нищета и неустроенность его жизни в юности навсегда остались в его памяти, что отчасти нашло отражение в его произведениях. Сам Джойс часто проводил биографические аналогии с главным героем некоторых его работ и одним из главных персонажей его романов «Портрет художника в юности» и «Улисс» Стивеном Дедалом.

В возрасте 6 лет Джойс поступил в иезуитский колледж Клонгоуз Вудс в Клэйне, а затем, в 1893 г. — в дублинский колледж Бельведер, который закончил в 1897 г. Через год Джеймс поступил на учёбу в дублинский университет (так называемый Университетский колледж), который закончил в 1902 г.

В 1900 г. в дублинской газете «Двухнедельное обозрение» вышла первая публикация Джеймса Джойса — эссе о пьесе Ибсена «Когда мы, мёртвые, пробуждаемся». В то же время Джойс начал писать лирические стихотворения. С 1916 года публиковался в литературном американском журнале «Литтл Ревю», основанном Джейн Хип и Маргарет Андерсон.

В возрасте 20 лет Джойс уехал в Париж. Это был его первый отъезд на континент, где, ввиду финансовых проблем, он, как когда-то его отец, часто менял профессии. Он работал журналистом, учителем и т. д. Через год после того, как он приехал во Францию, Джойс получил телеграмму о том, что его мать находится в тяжелом состоянии, и вернулся в Ирландию. После смерти матери в 1904 году Джойс опять покинул родину (поселившись в Триесте), на этот раз вместе с горничной Норой Барнакл, на которой впоследствии (через 27 лет) женился.

Незадолго до начала Первой мировой войны Джойс с супругой перебрались в Цюрих, где он начал работать над романом «Портрет художника в юности», а позже и над первыми главами «Улисса». Путешествуя по Европе, Джойс писал стихи. Некоторые произведения были опубликованы в антологиях имажизма. Он также продолжал работать над «Улиссом», романом, который впервые увидел свет не на родине писателя (где был опубликован только в 1933 году), а во Франции. Это наиболее известное произведение Джойса, где автор на 600 страницах повествует об одном дне (16 июня 1904 года) дублинского еврея Леопольда Блума. Несмотря на то, что «Улисс» создавался за границей, по этой книге, как утверждал сам Джойс, «можно было бы восстановить Дублин в случае его разрушения». День 16 июня отмечается почитателями Джойса во всем мире как Блумсдэй (Bloomsday).

В Париже Джеймс Джойс начал работу над своим последним масштабным произведением — романом «Поминки по Финнегану», опубликованном в 1939 году. Этот сложный экспериментальный роман, однако, не был достаточно хорошо принят публикой, и до сих пор остается книгой «для специалистов», в отличие от более ранней книги новелл Джойса «Дублинцы», считающейся теперь образцовой книгой этого жанра. Популярен ныне также его ранний роман «Портрет художника в юности».

После поражения Франции и оккупации части её территории немецкими войсками в начале Второй мировой войны Джойс вернулся в Цюрих. Он сильно страдал от последствий глаукомы. Здоровье его продолжало ухудшаться. 11 января он перенёс операцию в связи с прободной язвой и 13 января 1941 года он умер.

[править]

Влияние

Джойс в значительной степени повлиял на мировую культуру. Он и в наше время остается одним из самых широко читаемых англоязычных прозаиков. В 1998 году издательство Modern Library составило список «100 лучших романов Новейшей библиотеки», в который попали все три романа Джеймса Джойса: «Улисс» (номер 1 в списке), «Портрет художника в юности» (номер 3) и «Поминки по Финнегану» (номер 77)[1]. В 1999 году журнал Time включил писателя в список «100 героев и кумиров XX века»[2], сказав, что Джойс осуществил целую революцию[3]. Улисс был назван «демонстрацией и подведением итога под всем современным движением [модернизма]»[4].

17 марта 2008 года в Москве в саду Государственной библиотеки иностранной литературы был открыт памятник Джеймсу Джойсу. Проект памятника принадлежит скульптору Михаилу Яковлеву.[5].

Влияние Джойса вышло за рамки литературы. Фраза-крик «Three Quarks for Muster Mark» из романа «Поминки по Финнегану»[6] считается источником для возникновения физического термина кварк, предложенного в 1963 году Мюрреем Гелл-Манном[7].

Творчество Джойса оказало сильное влияние на Сэмюэля Беккета[8], Хорхе Луиса Борхеса[9], Фланна О’Брайена[10], Салмана Рушди[11], Роберта Антона Уилсона[12], Джона Хойера Апдайка[13] и Джозефа Кэмпбелла[14].

Некоторые исследователи, в первую очередь Владимир Набоков, испытывают смешанные чувства к работам Джойса, восхваляя одни и ругая другие. По мнению Набокова, «Улисс» был блестящим[15], а «Поминки по Финнегану» — ужасными[16].

С середины 1980х и до 1 января 2012 года, когда работы Джойса вышли в общественное достояние[17][18], наследием Джойса управлял его внук.

[править]

Интересные факты

В 1932 году московский «Международный Союз Революционных Писателей» направил Джойсу анкету с вопросом: «Какое влияние на Вас как на писателя оказала Октябрьская Революция, и каково её значение для Вашей литературной работы?». Письмо было подписано секретарём Союза Романовой. Джойс ответил через своего секретаря, бывшего белогвардейца Пола (Павла Леопольдовича) Леона, следующим письмом: «Милостивые государи,

мистер Джойс просит меня поблагодарить вас за оказанную ему честь, вследствие которой он узнал с интересом, что в России в октябре 1917 г. случилась революция. При ближайшем рассмотрении, однако, он выяснил, что Октябрьская Революция случилась в ноябре указанного года. Из сведений, покуда им собранных, ему трудно оценить важность события, и он хотел бы только отметить, что, если судить по подписи вашего секретаря, изменения, видимо, не столь велики.[19][20]

[править]

Основные произведения

«Эпифании» (Epiphanies) 1901—1903

«Камерная музыка» (Chamber Music) 1902—1906

«Портрет художника» (A Portret of the Artist) 1904, 7 января.

«Святая контора» (The Holy Office) 1904

«Дублинцы» (Dubliners) 1904—1914

«Газ из горелки» (Gas From A Burner) 1912, сентябрь

«Джакомо Джойс» (Giacomo Joyce) 1911—1914

«Герой Стивен» (Stephen Hero) [позже переработан в роман «Портрет художника в юности»]

«Портрет художника в юности» (A Portrait Of The Artist As A Young Man) 1907—1914

«Изгнанники» (Exiles) 1914—1915

«Улисс» (Ulysses)1914 — 1921

«Стихи, пенни за штуку» (Poems Pennyeach) 1927

«Се, дитя» (Ecce Puer) 1932

«Поминки по Финнегану» (Finnegans Wake) 1922—1939

[править]

Улисс









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.