Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Человек и общество в теории классической





Человек и общество в теории классической

Политической экономии

(А. Смит, Д. Рикардо). Критика классической теории (Ж. Сисмонди)

Первыми работами в области экономической теории был» работы Адама Смита, именно он заложил основы политической экономии как науки. Но идеи Смита формировались на основе уже имевшихся положений и были направлены против господ­ствующей экономической политики государства. Такой полити­кой в XV—XVII вв. был меркантилизм. Обычно меркантилизм-связывается с именами французских министров финансов — гер­цогом Максимилианом Сюлли (1560—1641) и Жаном Батистом Кольбером (1619—1683); первый был министром в эпоху Ген­риха IV, авторой — Людовика XIV.

Основная идея меркантилизма состоит в том, что главное-богатство и основное средство экономической деятельности — деньги, любая экономическая деятельность связана с деньгами, деньги оценивают труд, с их помощью обмениваются продукты труда, деньги обеспечивают деятельность государства. Деньги выше всех остальных товаров, поскольку они не уничтожимы в обмене, а товары всегда потребляются и тем самым уничто­жаются.

Вся государственная политика была направлена на получе­ние денег любым путем — вспомним, что практически все евро­пейские страны имели строгие законы, запрещавшие вывоз зо­лота. Но кто создает это богатство в виде золота? Источником: такого богатства считалась торговля, а основным производи­тельным классом — купцы. Именно они располагали всем ка­питалом общества и финансировали все проекты короля.

Но торговля внутри национального государства не поощря­лась— ведь здесь равное количество денег используется в об­мене; другое дело — внешняя торговля, здесь деньги притекают из другой страны. Прибыль в торговле получается только тогда, когда продал дороже, а купил дешевле: основной лозунг эпохи меркантилизма — «Не обманешь, не продашь», причем по отно­шению к представителям другого народа или веры такой прин­цип поддерживался даже церковью. Поэтому государство огра­ничивало ввоз и покровительствовало вывозу товаров, монопо­лии торговли считались неотъемлемым средством экономической;




политики, но монополии отдавались и на производство това­ров— цеховая система в городах была организована по моно­польному принципу (например, мастер, производивший кареты, уже не мог сам производить колеса, это была другая монопо­лия) .

Государственное регулирование было естественным, вопрос о самостоятельности экономической деятельности вообще не ставился, государство регулировало и сферу производства, и обмен, и внешнюю торговлю, и цены, и минимальный уровень оплаты труда, почти любое экономическое действие было уре­гулировано правовыми нормами. Естественно, что такая эконо­мическая политика тормозила развитие новых капиталистиче­ских отношений. Не только Смит выступил против нее, несколь­ко раньше критиковали меркантилизм физиократы, основным представителем которых был доктор Франсуа Кенэ, его книга «Экономические таблицы» появилась в 1758 г.

Главная идея физиократов — идея о том. что основой эко­номики является не торговля, а производство — земледельческий труд (поэтому и систему физиократов еще называли земледель­ческой). Торговля не создает доход, она лишь оборачивает то­вары, и деньги лишь знаки, они предназначены для ускорения обращения товаров, действительный прибавочный доход созда­ется лишь в земледелии, именно сельскохозяйственный труд формирует богатство общества. Следовательно, и основные клас­сы общества — землевладелец и земледелец, доход первого по­лучается вследствие естественного плодородия земли и вложе­ний затрат в нее, доход второго зависит от прибыли от продажи сельскохозяйственных продуктов. Все остальные классы явля­ются непроизводительными, они получают доход вследствие ■вторичного распределения.

Возникает вопрос — разве ремесленник и рабочий ничего не создают и не являются представителями производительных •классов? Кенэ считал, что раз они пользуются продуктами сельского хозяйства в качестве сырья, то лишь добавляют цену своих средств существования к цене сырья; являясь непроизво­дительными классами, они все же полезны и необходимы — благодаря им увеличивается производительность сельскохозяй­ственного труда за счет того, что крестьянину не надо зани­маться не свойственным для него трудом.

Монополии торговли, вывозные премии, высокие ввозные по­шлины лишь повышают стоимость ввозимого продукта, поэтому государство не должно вмешиваться в регулирование торговли, так как оно искусственно повышает норму прибыли в торгов­ле, тем самым понижая ее в земледелии. Чем выше свобода экономической деятельности, тем больше производимый обще­ственный продукт, функция государства должна ограничиться совершением правосудия и обеспечением равенства в экономиче­ской сфере.


Таковы были основные черты экономической политики и: основные идеи экономической теории, на которые ориентиро­вался Смит. Адам Смит (1723—1790) произошел из небогатой семьи, учился в университетах Глазго и Оксфорда, затем рабо­тал профессором университета Глазго по кафедре логики и нравственной философии, его коллегой был известный философ Давид Юм, первая его крупная работа «Теория нравственных чувств» была опубликована в 1759 г., но основной его экономи­ческий труд под названием «Исследование о причинах и при­роде богатства народов» вышел намного позже — в 1776 г. Ра бота над этой книгой заняла у Смита 8 лет, но именно она сде­лала его всемирно известным, получив большое признание об­щественности и на долгое время став руководством в экономи­ческой политике Англии. *

Как и Кенэ, Смит считал, что богатство общества заключа­ется в наличии простых товаров потребления, люди хотят ку­пить товары, а не деньги, деньги — лишь вспомогательное средство (эта идея надолго утвердилась в экономической тео­рии, и только Кейнс одним из первых показал, что деньги все-таки играют самостоятельную и весьма значительную роль в организации экономики). С открытием Америки, считает Смит, золота стало больше, но и цена его упала, богатство общества увеличилось по другой причине — произошло расширение тор­говли с колониями, возникло новое разделение труда. Только труд является источником богатства общества, причем не толь­ко земледельческий; любой труд является производительным^, если он создает материальный продукт, который, в свою оче­редь, может быть обменен на деньги, т. е. труд, производящий доход, — производительный.

Итак, первая важная социологическая идея Смита состоит в том, что труд является основой богатства общества, его зна­чение по сравнению с другими видами деятельности чрезвы­чайно высоко, производительный труд вследствие этого имеет более высокую ценность, по степени развития производства оце­нивается и само общество. Пожалуй, с этого момента в обще­ственном сознании глубоко укореняется так называемая «пси­хология экономизма» (выражение С. Н. Булгакова), когда эко­номика и производство в глазах простого человека, ученого или политика получают высшую субъективную опенку, когда эко­номика становится как бы основой жизни общества с точки зрения здравого смысла человека.

1 Книга состоит из 5 частей: 1) «Причины увеличения производитель­ности труда н порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа»; 2) «О природе капитала, его накоплении и применении»; 3) «О развитии благосостояния у разных народов»; 4) «О системах политической экономии»; 5) «О доходах, государя и государства».


Труд — не только источник богатства, но и мера ценности (или стоимости) товара, стоимость всякого товара для обмена определяется количеством труда, которое производитель может купить на него.2 Конечно, для Смита идея трудовой стоимос­ти носит больше технический характер — он пытается найти не­кую всеобщую меру, тем самым он вносит единство и упорядо­ченность в разнообразный мир потребительных товаров, так не­обходимые для правильной и общепризнанной их оценки. Но трудовая идея стоимости имеет и другое социальное содержа­ние — определение стоимости трудом предполагает всеобщность и равенство (в качественном смысле) всех видов труда: раз то­вары равны на рынке, значит и труд их производителей оди­наков, они равнозначны как личности (в древнем обществе, к примеру, было совсем не так — одинаковый по количеству и качеству труд раба не был равен труду свободного человека; первым на этот аспект теории трудовой стоимости обратил вни­мание Дёрдь Лукач).

Третья социологическая идея Смита связана с определением социальной структуры общества. Важно отметить сам прин­цип— основные классы общества определяются, исходя из эко­номических характеристик (видов дохода). Так, теория распре­деления связывается с теорией социальной структуры: рабочий класс в качестве дохода имеет заработную плату, класс капи­талистов— прибыль, класс землевладельцев — ренту.3 Все ос­тальные классы получают доход только при вторичном распре­делении, поэтому как бы ни были они необходимы для обще­ства, основными классами они все-таки не являются.

Динамика социального благосостояния трудящихся классов зависит от роста капитала, когда спрос на рабочую силу высок, тогда выше и цена рабочей силы, поэтому рабочие должны быть заинтересованы в капиталистическом развитии общества; они этого часто не осознают и не понимают своих целей.4

Смит также должен был ответить на вопросы о том, на осно­ве каких социальных принципов действия людей организуется экономика; как обеспечивается равновесие экономической си-

2 Для Смита стоимость товара определяется купленным, а не затраченным
трудом, как мы привыкли думать, она равна доходу — сумме заработной
платы и прибыли; стоимость потребленных основных средств не учитывается,
так как она тоже представляет собой чей-то доход, в каждом конкретном
случае цена зависит и от соотношения спроса и предложения. В более при­
вычном для нас виде понятие стоимости дано было впоследствии Д. Рикардо.

3 Заработная плата определяется главным образом естественными усло­
виями воспроизводства рабочего и его семьи, но во многом и социальными
условиями — договором между рабочими и капиталистом. Прибыль также
часто зависит от неэкономических условий — общественного признания той
или иной сферы деятельности, от договора с рабочими, от ограничений госу­
дарства. Рента возникает вследствие монопольного права обладания землей,
которая сама по себе обладает естественной производительностью.

4 С м и т А. Исследование о природе и причинах богатства народов:
В 2 т. Т. 1. М.; Л., 1935. С. 222.


стемы? Для ответа на них он прежде всего обратился к анали­зу характера действий человека. Во-первых, по Смиту, человек от природы имеет склонности к обмену, торговле, поэтому и возникает разделение труда. Во-вторых, человек действует ра­ционально— он осознает выгоду своих экономических действий, к примеру, когда участвует в разделении труда. В-третьих, дей­ствие человека в экономической сфере утилитарно, т. е. подчи­нено собственной пользе, разделение труда ставит людей в за­висимость друг от друга, и эта зависимость основана не на дружбе и расположении, наоборот, надо рассчитывать на эгоизм людей, «не от благожелательности булочника мы получаем хлеб», а от соблюдения им своих собственных интересов, считал Смит.5 Обычный человек обращается не к гуманности челове­ка, а к его выгоде, только нищий рассчитывает на благораспо­ложение других. В-четвертых, действие человека в экономиче­ской сфере основано на чувстве бережливости, каждый стре­мится к тому, чтобы увеличить свое благосостояние, а самый простой способ — вложить сбереженные деньги в кипитал. Так, бережливость, по Смиту, приводит к накоплению и развитию капитализма. Все эти свойства человеческого поведения даны от природы, они вечные и неизменные, с точки зрения Смита, на них, собственно, и строится экономика.

И, наконец, последняя социальная идея Смита связана с оп­ределением роли экономики в обществе, которая представляет собой отдельную самодостаточную систему, имеющую механиз­мы саморегуляции.6 Таким механизмом является естественный закон спроса, предложения и конкуренции. Государству нет не­обходимости регулировать цены, прибыль и заработную пла­ту: при повышении спроса на тот или иной товар норма при­были при его производстве повышается, и капитал будет прите­кать в эту область до тех пор, пока норма прибыли не выров­няется до уровня нормальной. Если товара много, то капитал бежит из этой области производства в другую. Так экономиче­ская система — свободный рынок — удовлетворяет потребности людей, причем именно обычный покупатель и его интересы на­правляют ход развития рынка, здесь именно спрос движет пред­ложением. 7

Но для действия закона «спроса—предложения» необходи­мо условие — свобода приложения капитала и труда (поэтому и теория Смита часто называется «экономическим либерализ-

5 Там же. С. 17.

6 А. Тоффлер писал, что для Смита, как представителя своего времени,
было естественным распространять аналогию механизма на экономику. Разно­
образные механизмы и часы, прежде всего, были символами общественного
сознания той эпохи. Но и сегодня «механистическая» трактовка экономики,
с легкой руки Смита, звучит современно.

7 В современном обществе, с точки зрения Дж. Гэлбрейта, наблюдается
обратное движение.


мом»). Капиталисты должны бороться между собой за сферу производства, тогда они полезны обществу — вследствие конку­ренции между ними снижаются издержки и цены, если моно­польная цена — высшая (и единственно возможная) цена для общества, то конкурентная цена — низшая. Конкуренция воз­можна при равнозначных по силе экономических агентах, поэто­му главное условие нормального функционирования свободного рынка, считал Смит, — невмешательство государства в дела эко­номики.

Во-первых, государство само не должно быть собственни­ком, так как государственное имущество обычно используется неэффективно, тем самым оно дороже обходится обществу, по­этому реальный путь выхода из создавшегося положения — при­ватизация госимущества. Во-вторых, государство не должно контролировать и регулировать сферу торговли, устанавливая монополии и предпочтительные тарифы. Государство берется судить, кому что производить и как продавать товар, но чело­век, занимающийся этим делом, сам знает лучше, чем государ­ственный чиновник, кому, что и как производить и продавать. Устанавливая поощрительные премии, государство стимулирует производство заведомо убыточного товара; ограничивая с по­мощью пошлин ввоз дешевого импортного товара, государство лишает общество возможности выгадать от международного раз­деления труда и купить товар дешевле. Таким образом, госу­дарственное регулирование заботится о производителе, и потре­битель остается в проигрыше, свободная же конкуренция пред­полагает заботу об общественном благе. В-третьих, по Смиту, государство не должно вмешиваться в сферу производства. Под­держивая цеховое законодательство, государство ограничивает свободу труда и капитала — доступ к ремеслу работникам за­крыт через монополию цеха на производство и через законы ученичества, конкуренция капитала затрудняется законами раз­деления производства по цехам. Конкуренция труда и капитала затрудняется и при установлении государством твердых цен на основные продукты потребления и уровень оплаты. В-четвертых, государство не должно регулировать аграрное производство по­средством правовых ограничений рынка земли (деление земли в соответствии с исключительным правом собственности, невоз­можность дробления земли при передаче по наследству и т. д.).

Итак, государство освобождается от обязанности «руково­дить трудом частных лиц»;8 ему не надо поддерживать свобод­ную конкуренцию и рынок, они существуют сами по себе. Каж­дому должна быть предоставлена свобода преследовать свои собственные интересы и конкурировать своим трудом или ка­питалом с другими до тех пор, пока он не нарушает «законов

8 С м и т А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Т. 2. С. 291.


справедливости». Функции государства — защита страны от внешнего нападения, создание и содержание общественных со­оружений (дорог, мостов и пр.), контроль за образованием своих граждан и ограждение каждого из них от возможности узурпации власти кем-либо.

Такова в целом социально-экономическая концепция Смита. Повторим кратко ее содержание: а) производство и труд явля­ются центральными видами деятельности в обществе, поэтому экономика для общества имеет первейшее значение; б) труд — всеобщая мера ценности товаров, поэтому все виды труда, с со­циальной точки зрения, равнозначны; в) социальная структура общества зависит от его экономических отношений; г) природа действия человека в экономической сфере — утилитарно-рацио­нальная, рациональный «эгоизм» является ведущим принципом экономических отношений людей; д) экономика представляет собой самостоятельную сферу деятельности общества, она су­ществует без вмешательства государства в экономические дей­ствия частных лиц, единственным принципом ее регуляции вы­ступает свобода приложения труда и капитала.

Наиболее последовательно теорию экономического либера­лизма разрабатывал английский экономист Давид Рикардо (1772—1823). Он родился в семье биржевого маклера. Не по­лучив систематического образования, Рикардо занялся бирже­выми операциями и в возрасте 25 лет уже имел миллионное состояние, и только потом он обратился к экономической науке. Его идеи, так же как и идеи Смита, получили большое призна­ние. Основной его труд «Начала политической экономии и на­логового обложения» появился в 1817 г. и долгое время служил руководством экономической политики Англии; в 1819 г. Рикар­до был избран в парламент.9

Рикардо полностью воспринял социальную концепцию Сми­та и в большей степени углубил экономическое содержание его теории, продолжив разработку теории трудовой стоимости. С его позиции, она определяется не купленным трудом, а затра­ченным (средние затраты времени рабочего на производство товара). Следует отметить, что Рикардо не пытался решить проблему соизмерения простого и сложного труда в одинако­вых единицах времени — ведь сам рынок уже имеет эмпириче­ски отработанную шкалу соотношения разных видов труда. Ри­кардо показал, что стоимость — это не только доход, как считал Смит, но еще и стоимость потребленных основных средств. Но, в отличие от Маркса, теория трудовой стоимости Рикардо имеет в большей степени технический, чем социальный характер.

9 Немногие экономисты-теоретики сумели достичь блестящих научных результатов и одновременно стать миллионерами, как Рикардо. В этой связи стоит назвать еще одно имя — Джон Майнард Кейнс, который заработал со­стояние в результате валютных операций на Лондонской бирже и смог содер­жать колледж, в котором преподавал.


Именно поэтому он оказался не в состоянии до конца придер­живаться трудового характера стоимости. По свидетельству Карла Диля, одного из самых известных исследователей твор­чества Рикардо, он в последние годы жизни в письмах к Мак-Куллоху и Мальтусу все больше отказывался от трудового прин­ципа, выставляя все больше и больше оговорок и условий для его применения и по существу обращаясь к теории издержек.10

Рикардо продолжал разрабатывать теорию распределения, для него основными видами самостоятельного дохода являлись прибыль и заработная плата, соответственно основными клас­сами — предприниматели и рабочие. Рента, полагал Рикардо, существует не потому, что якобы есть природное плодородие земли и природные силы сами здесь играют особую роль (как это было у Смита), рента есть лишь простая добавка к цене за счет монопольной собственности на землю, поэтому класс зем­левладельцев — паразитирующий класс вследствие монопольно­го права собственности.

В области теории заработной платы Рикардо последова­тельно проводил идею Смита о том, что ее размеры должны быть «предоставлены частной и свободной рыночной конку­ренции и никогда не должны контролироваться вмешательст­вом законодательства».и Историческая тенденция заработной платы — повышение. Если заработная плата представляет со­бой цену средств воспроизводства рабочей силы (цена продук­тов питания, жилья и т. д.), то в связи с постоянным их удо­рожанием увеличивается и заработная плата, кроме того, дина­мика заработной платы зависит от динамики накопления ка­питала— чем больше расширение производства, тем выше спрос, а следовательно, и цена рабочей силы. Для Рикардо ка­питал, кроме всего прочего, — это фонд для поддержания труда.

Государство, с позиции Рикардо, не должно вмешиваться ни в производство, ни в обмен, ни в распределение. Законы о социальной помощи бедным не ведут к улучшению их состоя­ния. Наоборот, бедные становятся еще беднее, так как налоги на бедных отбирают часть дохода у трудолюбивых работников и часть прибыли капиталистов, которая могла бы быть направ­лена на расширение производства. Поэтому общество не может развиваться.12 Государственная политика в целом должна быть построена не на силовых, а на экономических принципах: основной способ взаимодействия государства с населением и предпринимателями сводится к налогообложению, основное правило — «лучший налог — меньший налог»,13 граница нало-

10 Д и ль К. Комментарии к «Основным началам» Д. Рикардо: В 2 т.
Т. 1. СПб., 1912. С. 41.

11 Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения:
В 3 т. Т. 1. М., 1955. С. 95.

12 Там же. С. 96—97.

13 Это так называемое «золотое правило» Ж.-Б. Сэя.

2 Заказ 152


гообложения — это размеры дохода. И если государство «зама-хивается» и на часть капитала, то естественным результатом становится нищета основной массы населения.

Таковы социальные идеи Д. Рикардо, который в целом про­должил разработку теории Смита, внеся в нее лишь некоторые изменения. Но ни Рикардо, ни Смит не обратили должного вни­мания на те социальные противоречия, которые вызывает в об­ществе капиталистический способ производства. Одним из пер­вых осмыслить их попытался швейцарский экономист Сисмонди.

Жан Шарль Леонард Сисмонд де Сисмонди (1773—1843) родился в небогатой семье в Женеве, жил во Франции, Италик и Англии. Его научные интересы были связаны с историей Франции. Сначала Сисмонди был приверженцем теории эконо­мического либерализма Смита, но после экономического кризи­са 1815—1818 гг. имел свою позицию. Его основная работа «Новые начала политической экономии, или О богатстве в его отношении к народонаселению» была опубликована в 1820 г. '*

С точки зрения Сисмонди, политическая экономия — не толь­ко теоретическая, но и управленческая наука, призванная раз­рабатывать средства для достижения наибольшего «счастья и богатства нации».

Но нация не может быть богатой, если творцы этого богат­ства живут в нищете. Само богатство, исследованием которого занимался Смит, не является для Сисмонди показателем бла­госостояния, а выступает в качестве такового лишь при справед­ливом распределении богатства среди всех классов.15 Факты на­личия экономических кризисов подтверждают сомнение в пра­вильности теории Смита—Рикардо: безудержный рост капитала и промышленности приводит в конце концов к нищете и массо­вой безработице среди трудящихся классов, а в итоге — к оста­новке производства.

Прежде всего Сисмонди опровергал утверждение классиче­ской теории о том, что механизм свободной конкуренции являет­ся благом для общества. Смит считал, что если каждый будет преследовать свой собственный интерес, то это и есть реализа­ция общественного интереса. Ученики Смита, писал Сисмонди, «бросились в абстракции, забыв о человеке».16 Но в действи­тельности каждый стремится осуществить свой интерес не на­ряду, а за счет интереса другого, и при этом он не сдержива­ется никакой другой силой, отсюда возникает антагонизм внутри и между классов, деятельность человека направляется на борьбу, а не на увеличение общего достояния. Таким обра-

14 Само название «Новые начала...» было дано в противовес названию
книги Рикардо «Начала политической экономии...».

15 Сисмонди Ж. С. Новые начала политической экономии: В 2 т. Т. 1.
М., 1937. С. 149.

16 Там же. Т. 1. С. 109.


зом, общество не может быть построено на принципе утилита­ризма, а свободная конкуренция приводит, наоборот, к увеличе­нию гнета и неравенства. В чем причина экономической несо­стоятельности механизма свободной конкуренции?

Сисмонди считал, что конкуренция и наемный труд подры­вают основу равенства в экономической системе, а именно — приводят к разрушению баланса производства и потребления. В условиях изолированного натурального хозяйства производ­ство всегда ориентировано на четко определяемое потребление, и даже городской ремесленник всегда знает спрос — он знает, какова платежеспособность его покупателей, и никогда не про­изводит товаров больше, чем нужно. В условиях конкуренции производство увеличивается без конкретного потребителя, тру­дящиеся классы работают по 14 часов, не зная, будет ли реа­лизован их продукт.

Ситуация усугубляется также неравным распределением — труд рабочего создает сверхстоимость (прибавочную стои­мость, по терминологии Маркса), которая присоединяется либо к доходу капиталиста или рабочего, либо к производительному капиталу. Обычно конкуренция заставляет капиталиста вклады­вать сверхстоимость в капитал, ничего не отдавая при этом ра­ботнику. Так возникает неравный дележ между рабочими и ка­питалистами, рабочим остаются лишь средства для скудного проживания. Затем вложенная сверхстоимость в капитал дает еще большее количество товаров без учета того, кто является потребителем этих товаров. Смит и Рикардо считали, что рас­ширение производства является благом для общества в целом. Так, рост производства создает спрос на рабочую силу, тем са­мым увеличивая ее цену, поэтому расширение не имеет границ, производство само рождает потребление. Однако Смит и Ри­кардо не учли двух факторов: во-первых, спрос на рабочую си­лу не может резко повысить заработную плату, так как эконо­мия на заработной плате — реальный путь снижения издержек производства, что неизбежно в условиях конкуренции, поэтому доход рабочего всегда ограничен минимумом; во-вторых, доход капиталиста тоже ограничен минимумом — конкуренция застав­ляет вкладывать прибыль обратно в дело. Откуда же возьмет­ся доход (или платежеспособный спрос, в современной терми­нологии) для того, чтобы купить добавочное количество това­ров, произведенных при расширенном производстве?

Таким образом, существует граница расширения производ­ства— доход, «производство должно соизмеряться с социальным доходом».17 При справедливом социальном распределении сверхстоимости, когда капитал возрастает пропорционально до­ходу всех классов, возможно постепенное прогрессивное разви-

Там же. С. 182.

2*



 


 


тие общества, но при условии, когда капитал возрастает быст­рее, чем доход, кризис неизбежен.18

Итак, основное противоречие капитализма — в слишком бы­стром развитии капитала. Свободная конкуренция неминуемо разрывает капитал и доход, производство и потребление. От этого страдают все классы общества.

Свободная конкуренция меняет, по Сисмонди, тип народона­селения, приводя к перенаселению. Если раньше рост населения соизмерялся с ростом дохода (например, ремесленник не всту­пал в брак до окончания ученичества), то сейчас рабочий не знает гарантий своего дохода, его положение случайно, зави­сит от колебаний спроса, но семья рабочего не может изменять­ся в зависимости от спроса на рабочую силу, так возникает из­лишнее население.

Возможно ли изменение такого неестественного положения в экономике и обществе? Единственным средством этого, с точ­ки зрения Сисмонди, является законодательное ограничение свободной конкуренции. Государство должно активно вмеши­ваться в экономическую жизнь для того, чтобы обеспечивать всеобщее благосостояние, защиту слабого от сильного, охрану трудящихся классов от воздействия конкуренции. Вмешательст­во государства в экономическую жизнь связано прежде всего с регулированием темпов экономического роста (с позиции Сис­монди— в сторону замедления) и контролем за распределением сверхстоимости. Основные меры для ограничения конкуренции Сисмонди видел в следующем: поощрение мелкого капитала, где работник является собственником; участие рабочих в при­были; ограничение времени рабочего дня; установление необхо­димого гарантированного минимума заработной платы при от­крытии новых производств; законодательное ограничение приме­нения новой техники; организация отраслей производства и труда по принципу цеховой структуры.

Итак, основные социальные идеи экономической теории Си­смонди сводятся к следующему:

- а) экономика должна оцениваться прежде всего с точки зрения ее социальных результатов — благосостояния всех слоев населения;

б) экономика не может существовать на основе механизма
конкуренции, поскольку при этом нарушается баланс производ­
ства и потребления в обществе;

в) экономика не является автономной и самостоятельной об-

18 Рикардо в письмах к Сисмонди (1827 г.) также обсжудал этот вопрос, Но для него кризисы — результат неполного развития свободного рынка, со-хранения монополий и государственных ограничений (см.: Сисмонди Ж. С. Равновесие потребления и производства//Новые начала политической эконо­мии. Т. 2. М., 1937. С. 197).


ластью общественной жизни, государство обязано вмешиваться в дела экономики для регулирования темпов роста и справед­ливого распределения.

Оценивая в целом идеи Смита, Рикардо, Сисмонди, необхо­димо отметить, что именно они заложили основы представлений о том, что такое экономика,, как она связана с обществом, на каких социальных принципах она организована, каковы ее со­циальные результаты, какие существуют типы поведения людей в экономической сфере. Все это имеет первейшее значение для экономической социологии. Во многом их идеи были наивными,, достаточно вспомнить стремление Сисмонди ограничить разви­тие техники, но это были первые концепции экономической нау­ки и на их основе был создан ее фундамент. В целом Смит, Ри­кардо, Сисмонди были больше экономистами, чем социологами, хотя у них мы находим много ценных социальных идей. Одним из первых, кто попытался создать действительную общую со­циально-экономическую теорию, был Карл Маркс.

В. И. Ульянов)

Русские экономисты Михаил Иванович Туган-Барановский (1865—1919) и Петр Бернгардович Струве (1870—1944) были одними из первых в России, кто поставил вопрос о необходи­мости расширения границ политической экономии и дополне­ния ее социологическими концепциями. Их имена стоят среди основателей экономико-социологической традиции в России.

П. Б. Струве в своей экономической теории много внима­ния уделял таким социальным факторам, как религия, наука, право, а также их воздействию на экономическую жизнь. Во многом его взгляды совпадают с методологической концепцией исторической школы политической экономии, он поддерживал и разделял социологические идеи Вебера и Штаммлера. Хозяй­ственный строй сочетается, с позиции Струве, с социальным.

В работе «Историческое введение в политическую экономию» он специально разбирал вопрос о взаимодействии хозяйства и религии, подчеркивая, что именно при ответе на него теория исторического материализма терпит крушение. Хозяйство перво­бытного человека глубоко погружено в религию, это религия не трансцендентального, а здешнего мира, она наполняет его мно­жеством фантастических сил, и все представления первобытного человека о хозяйстве пронизаны сверхъестественными представ­лениями. Здесь религия не является надстройкой, она погруже­на в хозяйство, и наоборот, мотивы действия человека не яв­ляются экономическими, а зависят от иррациональных сил. Но постепенно религия переходит в другой, отдельный от хозяйст­венной практики идеальный мир. Важное значение приобрело христианство, позволившее человеку выйти из мира хозяйства, показав ему принципиально иные жизненные ценности.'

1 Струве П. Б.Историческое введение в политическую экономию. Пг., 1916. С. 30—33. — Данная работа представляет собой лекции Струве в Санкт-Петербургском политехническом институте в 1912—1913 гг. В ней разби­раются история хозяйственного быта, взаимодействие хозяйства и науки, ис­кусства, социально-исторические проблемы разделения труда, классов, соб­ственности.


Возникновение капитализма Струве, следуя Веберу, рассмат­ривал с позиции воздействия на хозяйство религиозной рефор­мации (протестантизма) и появления «капиталистического ду­ха». 2 Анализируя взаимодействие хозяйства и права, Струве, поддерживая Штаммлера, считал, что хозяйство всегда есть регулирование, и что хозяйство и право связаны как содержа­ние и форма, а не как базис и надстройка. Несмотря на это, все содержание хозяйства неверно связывать с правовой фор­мой — хозяйство ведет существование и само по себе. (Напри­мер, форма заработной платы регулируется юридическим дого­вором, но высота заработной платы может и не иметь юриди­чески установленной величины.) Кроме того, существуют эконо­мические факты, лишенные юридической формы, например рост населения и т. п.3

М. И. Туган-Барановский, так же как и Струве, много вни­мания уделял социальным факторам экономической жизни, в ча­стности для экономической социологии большой интерес пред­ставляет его теория социального распределения, в которой мно­гие традиционно экономические категории, такие как прибыль и заработная плата, выносятся за пределы экономического ана­лиза в сферу социологического, весьма интересна также его со­циальная теория кооперации.4

Но наибольшее значение для развития экономической социо­логии имеют идеи Туган-Барановского и Струве, высказанные об экономическом развитии России, о возможностях развития капитализма и соотношения экономического и социального про­гресса. Это так называемый вопрос о рынках, обсуждавшийся в 80—90-е годы XIX в., заслуга его постановки принадлежит представителям народничества и прежде всего — В. П. Ворон­цову и Н. Ф. Даниэльсону.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.