Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Философия хозяйства (С. Н. Булгаков)





Книга Сергея Николаевича Булгакова (1871—1944) «Фило­софия хозяйства» была опубликована в 1912 г. и защищалась им позже как докторская диссертация. Значение работы в це­лом философское — основной вопрос для Булгакова следующий: что означает хозяйство в жизни человека и человечества? Но некоторые главы книги имеют специальный социологический и экономический характер.15 Для экономической социологии эта работа имеет первостепенное значение как уникальный образец религиозного истолкования хозяйства и социально-экономиче­ских отношений. Заслуга Булгакова в том, что он первым после Маркса поднял проблему роли труда в жизни человека и обще-

14 Тугай-Барановский М. И. Социальная теория распределения.
СПб., 1913. С. 64.

15 Булгаков С. Н. Философия хозяйства. М., 1990 (см. гл. 4 «О транс­
цендентном субъекте хозяйства»; гл. 7 «Границы социального детерминизма»;
гл. 8 «Феноменология хозяйства»; гл. 10 «Экономический материализм как
философия хозяйства»),


ства, экономики как основы жизни и решил ее оригинальным образом.

Философия, полагал Булгаков, слишком много занималась вопросами познания, соотношения бытия и мышления. Ее инте­ресовала прежде всего познавательная деятельность. Но как возможна практическая деятельность? Как возможно хозяйст­во и труд? Эти вопросы получили в философии недостаточное развитие, поэтому требовалась попытка построить философию хозяйства, т. е. дать философию жизни, исходя из одной сто­роны— хозяйственной. Именно этим и занимался Булгаков.

Проблеме хозяйства в социологии и политической экономии уделяется больше внимания, чем в философии. Но социология привержена принципу социального детерминизма, где человече­ская жизнь представляется механизмом причин и следствий, а история — господством социальных законов. Социология имеет дело не с индивидуальными действиями, а с тем, что свойствен­но совокупности или целому. Человек выступает здесь как пред­ставитель социальной группы, класса, общественного организ­ма, т. е. как клеточка неодушевленной материи. Все это явля­ется уродливым упрощением, определенной схемой исследова­ния, но социология выходит за пределы своей компетенции, признавая в методологических схемах законы реальной жизни. Нельзя сквозь абстракции смотреть на весь мир, живое целое не ложится под скальпель науки. Главное, что остается за гра­ницами социологии, то, что жизнь является синтезом свободы и необходимости, творчеством, что человек — личность и инди­видуальность, способная на создание абсолютно нового и не­повторимого, что история подчиняется не законам и логической причинности, а живой причинности и принципу неповторяемости событий, полагал Булгаков.



Политическая экономия как ветвь социологии следует тем же путем: единичное в ней существует как дробная часть ка­кой-либо совокупности — рынка, например; политическая эконо­мия стремится установить законы экономической жизни, все яв­ления производства, обмена и потребления она берет в сред­нем, типическом виде. Она основывается на предпосылке о том, что хозяйственные явления обладают повторяемостью, поэтому и не видит ничего принципиально нового, а прошлое изучает с помощью примитивных схем, усматривая в древних греках и римлянах капиталистов и пролетариев нового времени.16

Ближе всего к проблеме философии хозяйства подходит марксизм или экономический материализм. Обычно для фило­софов он слишком груб и наивен, для интеллектуалов он «слиш­ком сильно пахнет рабочим потом и фабричным дымом», а его

16 Булгаков отрицательно относился и к исторической школе политической экономии, основанной на «ложном эмпиризме»: все, что содержит факты, еще не является наукой, «в фактах лежит поэтому не больше науки, нежели туда вложено научным разумом», — писал Булгаков (Там же. С. 226—227).

6 Заказ 152


социалистические сторонники, сделавшие из него догму, слиш­ком мало способны поднять его философский престиж. Но от экономического материализма нельзя отмахнуться, с ним надо серьезно считаться, поскольку в нем есть «суровая жизненная честность» и «жизненная правда». Так считал Булгаков. Эконо­мический материализм показал, что труд есть основа жизни человека и общества, труд создает особый мир культуры. Тем самым Маркс раскрыл тайну бытия человека и общества, всю философию он строит на факте хозяйства, причем это единст­венно возможная для него ориентировка. Поэтому экономиче­ский материализм претендует на создание абсолютной философ­ской системы и в этом его притягательность.

В этом материализм Маркса схож с гегелевской философией. Маркс действительно перевернул гегельянство с головы на но­ги, не преодолев его — роль абсолютного духа приписывается экономическому базису. У Гегеля абсолютная идея определяет историю, культуру, религию, все это есть надстройка над ду­хом, у Маркса — вся история есть надстройка над экономиче­ским базисом. Гегелевская идея прогресса истории в свободу у Маркса переходит в царство свободы будущего, т. е. история становится телеологической: она ведет к цели — социализму. У Гегеля разум через интересы заставляет человека вести себя так, как ему нужно, у Маркса экономический базис через ин­тересы людей также направляет их действия.17

Можно было бы оправдать экономический материализм, ес­ли он оставался последовательно философским учением, где экономический базис считался бы некоей вещью в себе, стоя­щей за явлениями. Но он, как хамелеон, претендует и на мета­физический, и на научно-эмпирический характер, пытаясь каж­дый факт истории объяснить экономическим фактором, не по­нимая, что достаточно одного противоположного факта для того, чтобы его опровергнуть. Занимаясь уникальными историче­скими явлениями, экономический материализм стремится ви­деть в истории закономерность, человек становится в нем «кук­лой заводной» и стоит ниже противоречия свобода — необходи­мость, полагал Булгаков.

Экономический материализм слишком много взял от класси­ческой политической экономии, не подвергнув ничего в ней кри­тике. Приняв абстракцию «экономического человека» Смита, экономический материализм распространил ее на классы и стал говорить о классовом интересе. На весь мир экономиче-

17 В более ранней работе 1906 г. Булгаков писал о том, что никакой пре­емственной связи марксизма и немецкой классической идеологии нет, кроме за­имствования стиля изложения. Диалектический метод Маркса и Гегеля полно­стью различается, даже в самом понятии метод — противоположность. У Гегеля метод дается в нетрадиционном понятии — как способ самораскрытия и бытия понятия, у Маркса метод — лишь способ исследования и манера изложения (см.: Дарл Маркс как религиозный тип//Булгаков С. Н. Философия хозяйства. М., 1990. С. 318—321).


ский материализм стал смотреть через «политэкономические очки», и саму проблему хозяйства и труда Маркс рассматри­вал так, как она была поставлена в политической экономии.

Противоречия экономического материализма состоят в том, что, с одной стороны, есть колесо истории, которое нельзя по­вернуть вспять, с другой — можно победить необходимость, по­знав ее; с одной стороны — неумолимые законы, с другой — прыжок из царства необходимости в царство свободы; с од­ной стороны — отрицание этики и чувств в науке, с другой — насквозь этический идеал социализма. Поэтому экономический материализм не в состоянии объяснить экономическое движе­ние общества, подчеркивал Булгаков.

Как же подняться от. экономической действительности, от царства необходимости к его творческому объяснению, которое дал Маркс? Ведь мир в целом неразумен, поэтому необходим гений, ясновидец, способный видеть среди этой абсолютной тьмы. Вера в авторитет — такова необходимая предпосылка экономического материализма, а место пророка в нем занимает Маркс.

Но экономический материализм имеет под собой жизненную почву, он есть порождение современной эпохи, пронизанной пси­хологией экономизма, он отражает «историческое самочувствие эпохи». Этот экономизм означает, что жизнь воспринимается как хозяйство, мир чувствуется как хозяйство, мощь человека и общества оценивается экономическим богатством. Поэтому для своего преодоления экономический материализм должен быть понят и истолкован не только в своих заблуждениях, но и в его истинном содержании.18

Итак, дав критику экономического материализма, Булгаков обратился к положительному обоснованию своей собственной философии хозяйства. Первый вопрос, на который он отве­чает, — что такое хозяйство? Жизнь для человека — это борь­ба со смертью, вокруг живого человека царят мертвые вещи. От этого мертвого мира вещей человек зависит, поскольку он вынужден удовлетворять свои насущные потребности. Хозяйст­во есть прежде всего превращение мертвой материи в очело­веченные вещи, это стремление выразить мертвую материю в живом, проникнутом целью, теле предмета. С данной пози­ции хозяйство есть функция жизни, есть борьба человека за жизнь с враждебными силами природы. При этом Булгаков подчеркивает, что с такой точки зрения хозяйство людей иден­тично хозяйству животных.

is фактически, считал Булгаков, экономический материализм как экономизм является единственной существующей философией всей политической экономии, и если она отказывается от экономизма, то отказывается от философских основ, без которых не может претендовать на звание науки. Задача философии хозяй­ства Булгакова — показать иные возможные основания политической экономии, хотя сама по себе она и имеет огромное философское значение.

6*


 


 


Хозяйство есть превращение материи, действующей по прин­ципу механической необходимости, в живое тело с органической целесообразностью. В хозяйстве необходимость преодолевается свободой, и таким образом в мире возникает раскол бытия — на природу как таковую и на очеловеченную природу, на смерть и на жизнь, на свободу и на необходимость.

Если хозяйство есть функция жизни, то с таким же правом можно говорить о том, что хозяйство есть функция смерти. Ос­новной мотив хозяйственной деятельности человека — страх смерти. Человек не может стать абсолютно независимым от хо­зяйства. «Как бы далеко ни зашел человек в своем хозяйствен­ном процессе, он, оставаясь хозяином, не может снять с себя наручни раба, повинного смерти», — писал Булгаков.19

Итак, хозяйство есть борьба жизни и смерти, но способно ли когда-либо хозяйство изгнать смерть из мира и достичь полной свободы. Это уже вопрос эсхатологии хозяйства, и, в отличие от Маркса, для Булгакова не может быть будущего царства свободы, достигаемого прогрессом производительных сил, хозяй­ство не в состоянии победить смерть и изгнать необходимость из жизни человека.20

Хозяйство определяется прежде всего трудовым признаком, т. е. хозяйственная деятельность, по определению, предполагает усилие, труд для достижения поставленной цели.21 Труд есть та ценность, за которую приобретается поддержание жизни. Труд есть основа жизни, но рассматриваемой с хозяйственной точки зрения (Н. А. Бердяев добавил к этому, что труд есть основа, но не в этом цель и смысл человеческой жизни). Таким образом, хозяйство предполагает волевое действие человека, усилие для достижения цели. В этом смысле хозяйство и труд противостоят даровому получению материальных и духовных благ.

Если политическая экономия, ограничивает свой предмет лишь материальным производительным трудом, то в философии хозяйства такое узкое толкование неприемлемо. Хозяйство вклю­чает в себя все виды труда, направленного на завоевание как материальных, так и духовных благ. Труд является источником как материальной, так и духовной культуры, считал Булгаков.

В хозяйстве впервые возникает и решается отношение «субъ­ект-объект». Всякий хозяйственный акт есть действие чело­века, практика, антропоморфизация материала природы. Как

19 Булгаков С. Н. Философия хозяйства. С. 41.

20 Эсхатология хозяйства должна служить продолжением «Философии
хозяйства». Ведь эта книга планировалась Булгаковым как первый том об­
щего сочинения, но вторая часть так и не была им подготовлена. Считается,
что сборник «Свет невечерний», изданный в 1917 г., 'продолжает «Философию
хозяйства».

21 В этом Булгаков поддерживал Зиммеля, с «Философией денег» кото­
рого он был знаком.

• 84


осуществляется это субъектно-объектное отношение? Как воз­можно существование хозяйства? Материализм опирается на природу, имеющую принудительное значение для человека. Здесь мертвый объект вдруг непонятным, случайным образом порождает живого субъекта — это мифологическая философия объекта. Идеализм отрицает природу, он есть чистая философия субъекта. Как же происходит взаимодействие субъекта и объ­екта в хозяйстве? Данное противоречие находит разрешение в христианской философии, предполагающей тождество субъ­екта и объекта — человек есть воплощенный, материализован­ный дух. Жизнь и материя вечны и нераздельны, мертвая жизнь есть лишь обморочное состояние жизни, человек лишь, оживляет ее. Таким образом, с позиции Булгакова, хозяйство возможно только как тождество субъекта и объекта.

Основные функции хозяйства — потребление и производство. Потребление — это потребление мертвого продукта для поддер­жания жизни. Сама жизнь есть способность потребления, а ее утрата — смерть. Потребление — это несвобода: человек вынуж­ден потреблять чуждую живому организму материю. Но по­требление есть и превращение неживого в живое, здесь снима­ется граница живого и неживого. Тем самым в потреблении человек приобщается к миру, чувствует единство с миром, свою причастность к нему. В потреблении человек удостоверяется в возможности всеобщего одушевления. Как возможно потреб­ление? Только при предположении тождества живого и нежи­вого, субъекта и объекта, точно так же, как и при объяснении хозяйства.

Производство — это вывод человека в мир объективных ве­щей, это объективация субъективных целей человека. Продукт труда есть погашение различий субъекта и объекта; с одной стороны, он объект, существующий сам по себе, и, с другой — он объект, «совершенно пропитанный человеческой телеоло­гией».22 С объективного внешнего мира в производстве снима­ется покров отчужденности, внешний мир становится антропо-морфированным миром культуры. Производство подобно твор­честву, разница между хозяйством и искусством состоит в их задачах, но в сущности и то, и другое предполагает внедрение в вещь идей, целей, замысла.

Производство выступает как реальный мост между идеями человека и их объективацией. Поэтому и не удается убедить человека в существовании только своего «Я», солипсизм терпит неудачу. Философия в силу существования производства должна исходить из деятельного, хозяйствующего, а не гносеологиче­ского субъекта. Поэтому труд должен быть основой не только политической экономии, но и философии. Но политэкономия должна понимать труд не «торгашески» — только как источник:

22 Булгаков С. Н. Философия хозяйства. С. 76.



 


 


стоимости, а как действительную основу человека, как вывод человеческого «Я» в мир реальности, как нечто, снимающее проблему существования внешнего мира.

Производство открывает новую эпоху в развитии мирозда­ния— эпоху хозяйства, где происходит очеловечивание приро­ды, подчиняющейся сознанию и воле человека. Но производст­во не является абсолютным творчеством, это не создание чего-либо из ничего. Человек творит в производстве из готового, уже созданного материала природы, абсолютное творчество принад­лежит только Богу. В мертвых вещах природы уже заложена усыпленная жизнь, человек лишь оживляет ее, полагал Булга­ков.

Кто является субъектом хозяйства? Эмпирически хозяйство состоит из множества отдельных действий, совершаемых отдель­ными людьми. Но хозяйство — не сумма подобных действий, а нечто единое во времени и пространстве. До момента индиви­дуального экономического действия уже существует хозяйство в целом. Поэтому хозяйство — деятельность родовая или исто­рическая. В таком смысле животные не имеют хозяйства, так как не знают истории. Хозяйство поэтому имеет не только кол­лективную, но и общественную природу. Индивид, вступающий в хозяйство, занимает в нем некоторое приготовленное для него место, он связан со своими предшественниками и последовате­лями. Поэтому субъектом хозяйства является не только чело­век, но в большей степени все человечество. Причем в хозяй­ственных действиях человек творит нечто новое, а не просто воспроизводит или повторяет старое. Вся история в этом смысле есть нечто индивидуальное, в ней нет закономерностей как однообразия или типичности.

Вне единого субъекта хозяйства — человечества — само хо­зяйство рассыпалось бы на отдельные акты. Человечество мож­но сравнить с зеркалом, разбитым на множество осколков: в каждом из них отражается мир, но по-разному.

Как осуществляется хозяйственное творчество? Человеческое творчество софийно, оно возникает из реальной сопричастности людей к идеям, данным миру Богом. Творчество проявляется из недр досознательного тождества субъекта и объекта. Знание -есть припоминание в метафизическом смысле, и творчество есть воссоздание из уже заданного материала. Абсолютное творче­ство принадлежит лишь Творцу. Границы труда и хозяйства очевидны — человек не может творить посредством труда новую жизнь, природу. Жизнь дана в мире, она несводима к его эле­ментам. Поэтому хозяйство лишь поддерживает, но не творит жизнь, хозяйство есть защита жизни от смерти.

Человек должен бороться за свою жизнь, вести хозяйство. В этой борьбе возникает наука как отражение мира в глазах хозяина. «Наука есть общественный трудовой процесс, направ­ленный к производству идеальных ценностей — знаний, по раз-


ным причинам нужным или полезным для человека», — писал Булгаков.23 Труд ученого удовлетворяет потребности общества в знании, где заранее задан вопрос, на который отвечает наука. Логика науки вытекает из железной логики вещей, и здесь опять проявляется тождество субъекта и объекта — мир есть не хаос, а София, наука есть орудие оживления мира, в ней мир теряет свою непроницаемость и становится доступным для хозяйственного преобразования. Прежде чем объект превраща­ется в деятельность субъекта, субъект замирает и сам идеаль­но погружается в объект — это и есть наука. В науке погаша­ется субъект, живая жизнь, в ней господствуют мертвые меха­низмы жизни. Но в современную эпоху рационализма и капита­лизма центр тяжести смещен: прежде, чем быть покоренным,, объект сам на время покоряет субъект, формируя механическое мировоззрение. Наука дает ответ не на все вопросы и имеет свои границы.

Научное творчество, как и хозяйственное, основано не на рациональности. Как и бухгалтерский учет, рассудок не дает ничего нового, основные научные идеи возникают из недр до­сознательного тождества субъекта и объекта. Наука есть опись,, считал Булгаков, а открытия ученого возникают лишь сверхна­учным путем.

Является ли хозяйство функцией свободы или функцией не­обходимости? Обычно политическая экономия связывает с хо­зяйством нужду, насущные потребности человека, т. е. необхо­димость. Действительно, внешний объект в хозяйстве представ­ляет ограничение мощи субъекта, ограничение его свободы.. Внешний мир с объективностью давит на человека, который за­висит от него, объект не считается с волей и желанием субъек­та, на стороне объекта — всегда бедность, зависимость от сле­пых сил природы.

Но вместе с тем, по мнению Булгакова, как только объект используется человеком в хозяйстве, так сразу снимается необ­ходимость и осуществляется переход к свободе. Обычно свобо­да понимается как случайность, беспричинность, неподчинение закономерности или необходимости, но свобода — это самопри­чинность живых существ, это самопроизвольное действие. Чело­век есть продукт среды, с одной стороны, но и одновременно продукт самого себя, с другой. Все решения, навязываемые сре­дой, складываются для человека как самоопределение, т. е. проходят через призму индивидуальности. Поэтому человек есть художник своей собственной жизни, в хозяйстве и труде проявляется это высшее творчество и свобода. Поэтому хозяй­ство представляет собой синтез свободы и необходимости.

Таковы в кратком изложении основные идеи философии и: социологии хозяйства С. Н. Булгакова. Его исследование хо-

23 Там же. С. 138.


зяйства представляет, пожалуй, самую крупную научную рабо­ту в этой области в России начала XX в. Несколько отличается по своему содержанию и замыслу работа «Основные проблемы экономической статики и динамики» другого видного экономи­ста — Н. Д. Кондратьева. Ей будет посвящен следующий пара­граф.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.