Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Общество и хозяйство (Н. Д. Кондратьев)





Работа Николая Дмитриевича Кондратьева (1892—1938) «Основные проблемы экономической статики и динамики», о ко­торой пойдет речь в этом параграфе, была написана в 1931 г., когда Кондратьев находился в Бутырской тюрьме. Рукопись книги удалось передать на волю и почти шестьдесят лет она ждала своей публикации, которая была осуществлена в серии «Социологическое наследие» в 1991 г. К сожалению, некоторые главы работы и ее продолжение не сохранились, но именно те части, которые наиболее интересны для экономической социо­логии, опубликованы. В них Кондратьев разбирает вопросы определения общества и хозяйства, методологии изучения со­циального хозяйства,24 представлявшие теоретико-методологи­ческую основу для написания специальной работы по экономи­ческой дисциплине — теории циклов, кризисов, волн, колебаний.

Начинает Кондратьев с определения понятия общества. Весь мир он разделял на несколько классов явлений — математиче­ских величин, физико-химических, органических явлений, психо­логической и социальной жизни. Социальная жизнь, или обще­ство, представляет собой, по Кондратьеву, прежде всего сово­купность элементов. Последняя должна состоять из большого числа единиц, в смысле возможности применения методов стати­стики и теории вероятностей. Общество как совокупность людей представляет собой высший по сложности уровень, где соче­таются физические, химические, органические и психологические силы, в нем само строение совокупности может оказывать су­щественное влияние на свои элементы. Общество является не логической (или мнимой, абстрактной) совокупностью, а ре­альной, где существуют сильная связь и объективная взаимо­зависимость между элементами. Эти связь и зависимость обес­печивают устойчивость совокупности явлений. Но общество как многослойная совокупность, в которой сконцентрированы раз­личные по природе типы элементов, менее устойчиво по срав­нению с первичными простейшими совокупностями (например,



24 См.: Гл. 1 «Совокупность, общество и общественные явления»; гл. 3 «Хозяйство и хозяйственные явления»; гл. 6 «Категории целесообразности, не­обходимости и случайности в социально-экономических науках»; гл. 7 «При-;рода закономерности экономической жизни и проблема номографии и идеогра­фии в социально-экономических науках»; гл. 8 «Категория сущего и долж­ного в социально-экономических науках».


с неорганическим миром, который вечен).25 Общество как со­вокупность представляется целостностью, имеющей внутреннюю структуру, т. е. когда части целого организованы определенным образом и выполняют установленные функции. Некоторые со­вокупности обладают телеологическим единством, т. е. подчи­ненностью центру — например организм, государство; другие, та­кие как растительное сообщество, Солнечная система, не обла­дают этим единством. Кондратьев, с присущим ему социологиз­мом, и общество людей рассматривает по аналогии с совокуп­ностями, не обладающими телеологическим единством. В ре­зультате взаимодействия элементов совокупности получаются явления, которых нет как начального элемента, например, фор­ма взаимодействия людей в обществе — классы — не является исходным элементом, но непременно выступает характеристикой общества как совокупности.

Исходным и конечным элементом общества как совокупности является человек как биологическое, психическое и социальное единство. В силу этого естественные потребности человека имеют общественную обусловленность. Ближайшие и непосред­ственные причины поведения или действия человека — это по­требности, 26 причем в каждый момент времени человек оцени­вает различные потребности и действует согласно наиболее насущной. Потребности могут приводить к чисто «телеологиче­ской» мотивации по схеме «для того, чтобы»; к «принципиаль­ной» мотивации — по признаку долга; к «основной» мотива­ции— по типу аффекта (страха, голода, ревности и т. п.);: к «предметной» мотивации (в силу подражания).27 Деятель­ность человека может иметь дело либо с самим процессом удовлетворения потребностей, либо с процессом создания усло­вий, средств для удовлетворения потребностей, именно это раз­личие имеет, с точки зрения Кондратьева, наиболее важное ме­тодологическое значение. Чем выше уровень развития человече­ства, тем больше деятельность связана с созданием средств для удовлетворения потребностей, а не с самим потреблением.

В момент деятельности люди вступают в процесс взаимодей­ствия, в нем можно выделить материальный, идеальный и пси-

25 В целом воззрения Кондратьева представляют начала системного ана­
лиза общества и очень схожи с построениями теории структурно-функциональ­
ного анализа. Парсонс, например, также рассматривает проблему устойчивости
общества, считая его самым устойчивым среди социальных систем.

26 Потребность Кондратьев рассматривал как нарушение равновесия орга­
низма и среды. Потребности могут быть осознанными или бессознательными,
к последним относятся наиболее простейшие, привычные для человека потреб­
ности.

27 Такая классификация действия почти полностью совпадает с веберовскои
концепцией «целерационального», «ценностно-рационального», «аффективного»
действия, замечает Ю. Н. Давыдов в послесловии к работе Н. Д. Кондратьева
«Н. Д. Кондратьев и вероятностно-статическая философия социальных наук»
(см • Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статики и ди­
намики. М., 1991. С. 460).



» ЬЙ ..*&> Й-


|.ради|др,. i


 


хический ряд. Это взаимодействие имеет массовый характер, поэтому целевые действия человека сталкиваются с поступка­ми большого числа людей и приводят к иным результатам, от­личающимся от заранее планировавшихся целей. Таким об­разом, в обществе появляются социальные явления, которые не могут быть сведены к свойствам отдельного человека и ко­торые свойственны лишь множеству людей.

Что же такое хозяйство? Основной вопрос для Кондратьева здесь заключается в том, следует ли считать хозяйство опреде­ленной стороной общества или это характеристика общества в целом. Обычно считается, что хозяйство — это одна сторона общественных явлений, специфические экономические отноше­ния. Они находятся в окружении неэкономических явлений. Ес­ли первые изучает политическая экономия, то соотношение эко­номического и неэкономического — история хозяйства. Другое направление (в лице классической школы, Маркса, Менгера) справедливо считает, что хозяйство в целом есть социальное явление. При этом многие социальное хозяйство связывают -с единичными актами хозяйственной деятельности. Хозяйствен­ной деятельностью называется деятельность человека, направ­ленная на удовлетворение материальных потребностей, а соци­альность хозяйства в целом связывается с тем, что она почти всегда имеет коллективный характер.

Но социальное хозяйство — не простая сумма единичных хо­зяйств, эта область имеет совершенно иную природу.28 Само единичное хозяйство не обязательно должно быть единоличным (предприятие, включающее многих людей, также относится к единичному хозяйству), и тогда оно само имеет социальные компоненты. При объяснении хозяйства необходимо с самого начала основываться на социальности, сами хозяйственные яв­ления есть общественные явления, и они обладают всеми свой­ствами социальности. Поэтому политическая экономия изучает всю социальную жизнь с определенной позиции, хозяйственный ■строй общества, т. е. конкретный срез общества.

С какими сторонами общества связано хозяйство? В полити­ческой экономии классическая школа пыталась определить при­знак хозяйства исходя из вещного ряда общества — богатства. Все, что является богатством и связано с ним, вводится в ка­честве хозяйственных категорий. В последнее время место бо­гатства как исходной категории занимает ценность, или цена. Но богатство, и эти категории сами по себе есть хозяйствен­ные явления, их еще надо объяснить с позиции определения хо­зяйства.

28 В связи с этим Кондратьев критиковал схему Бюхера, в которой единич­ное домашнее хозяйство развивается в городское, а затем и в народное хозяй­ство (см. гл. 1 § 3 настоящей книги). Для Кондратьева народное хозяйство представляет совершенно иную плоскость исследования, несводимую к еди-яичному.


Другая попытка определить хозяйственную сторону общества была связана с деятельностным рядом общества. Например,, деятельность, связанная с принципом получения наибольших ре­зультатов с наименьшими затратами, называется экономической. Но этот принцип применим и в других областях деятельности,, в технической, к примеру. Вместе с тем не всякая экономиче­ская деятельность следует этому принципу экономизма. Еще одна попытка связана с определением хозяйства как регули­руемых правом социальных отношений (ее представителем яв­ляется Штаммлер). Но момент регулирования присущ всему обществу, поэтому он ничего не дает для определения хозяй­ства как такового.

В большей степени заслуживает внимания теория Маркса, где экономические явления представляют собой те социальные явления, которые связаны с производственной деятельностью людей. Но и здесь имеются значительные затруднения — ведь производство интересует нас не с технической стороны, и сам Маркс говорит далее о производстве в широком смысле, соеди­няющем воедино и обмен, и распределение, и потребление. По­этому производство здесь уже предполагается как экономиче­ское явление.

Кондратьев полагал, что хозяйственные явления связаны с определенной деятельностью людей, эта деятельность на­правлена на создание средств для удовлетворения потребно­стей. Именно этому соответствует фактическое развитие поли­тической экономии, причем ее не интересует само удовлетворе­ние потребностей, которое в большей степени не имеет соци­ального характера. Вид потребностей здесь не имеет значения — как и для материальных, так и для духовных потребностей не­обходимо выделить деятельность, направленную на производст­во средств удовлетворения потребностей.

Человек находится в постоянном процессе приспособления среды для выполнения целей. Потребность есть нарушение равновесия организма и среды, весь смысл борьбы за жизнь для человека сводится к его восстановлению. Но удовлетворе­ние потребностей предполагает поиск средств, причем они ог­раничены и в конечном счете скрыты в природе. По преимуще­ству с самого начала эта деятельность уже общественно обус­ловлена и предполагает факт социального взаимодействия людей.

Итак, отмечал Кондратьев, хозяйство есть реальная совокуп­ность людей, связанных общей деятельностью — деятельностью чо созданию средств удовлетворения потребностей. Однако не вся деятельность по обеспечению средств удовлетворения по­требностей связана с хозяйством, а только та, которая имеет социальное содержание. Главным образом хозяйственная дея­тельность телеологична и протекает по типу утилитарной мо­тивации.


Хозяйственная деятельность может быть активной или пас­сивной. Активной формой хозяйственной деятельности является труд, который Кондратьев определял, следуя Марксу, как це­лесообразную деятельность человека, связанную с затратами нервно-мускульной энергии. Но труд может и не иметь хозяй­ственной природы (труд поэта, например). Примером пассив­ной хозяйственной деятельности может быть воздержание от потребления в целях накопления, забастовка и т. п.

Человек, обращаясь к хозяйственным действиям, вне зави­симости от своей воли вступает в хозяйственные отношения, он не может жить, так или иначе не соприкасаясь с хозяйствен­ными действиями других людей. Поэтому не только акты пове­дения в хозяйственной сфере создают хозяйственные отноше­ния, акты поведения являются выражением социально-экономи­ческих отношений.

Следующий вопрос, который разбирает Кондратьев, — мето­дология изучения социального хозяйства. Как возможно позна­ние социально-экономической действительности? Кондратьев, следуя философии неокантианства (Риккерту, в частности), на­чинает с тезиса о бесконечном многообразии действительности и бесконечной сложности познания, и хотя социально-экономи­ческая действительность ограничена в пространстве и времени, но она также бесконечно сложна и многообразна. Кроме того, каждый конкретный факт социального хозяйства имеет единич­ную природу, он индивидуален и неповторим. Кондратьев по­лагал, что конкретная действительность еще и дискретна до из­вестной степени. Под этими словами он имел в виду, что обще­ственные отношения, стремления, желания не могут восприни­маться непосредственно, они проявляются через действия или вещи, без этого они проходят бесследно.

Но, несмотря на все эти сложности, наука существует как факт. Какие приемы использует наука для познания социально-экономической действительности? Прежде всего наука опери­рует «идеализациями», т. е. приемом выведения идеально-пре­дельных понятий.29 В результате наука «берет» действитель­ность не конкретными образами, а специально созданными схе­мами в виде системы необходимых и однозначных связей. Кри­териями истинности такого преобразования действительности наукой являются очевидность, неповторимость, коллективное признание.

Однако далее Кондратьев в методологии социально-экономи­ческих наук отошел от концепции неокантианства. Обсуждая проблему причинности и целесообразности, он писал, что со­циально-экономические науки, как и естественные, стоят на принципе каузальной причинной необходимости, т. е. каждое событие имеет свою причину. При этом он отрицал возможность

29 Кондратьев Н. Д. Основные проблемы... С. 135.— Здесь Кон­дратьев следует веберовскому понятию «идеального типа».


множественных причин, признавая однозначность причинных связей.30 Категория причинности является категорией объектив­ного бытия, категория случайности — категорией познания, так как она отражает непознанность причин данного события.

Некоторые события социально-экономической жизни имеют регулярность повторения, которая эмпирически наблюдаема. Это говорит о существовании тождества явлений, помимо их инди­видуальности, т. е. не все признаки явления абсолютно индиви­дуальны. Поэтому действительности онтологически присуще об­щее, а не только единичное. Наука, используя общие понятия, выявляет схему строения действительности, вносит систему и порядок в бесконечное многообразие мира. Но общее в явле­ниях дает возможность установить регулярность, повторяемость событий и вместе с причинностью позволяет определить зако­номерность. Не обязательно причинная связь приводит к зако­номерной связи, поскольку она может быть и единичной. Зако­ны же существуют в массе явлений и в ней устанавливают единообразие.

Общественное хозяйство можно рассматривать как реаль­ную совокупность людей, их действия представляют собой еди­ничные явления, в массе этих единичных явлений закономер­ность действует как вероятность совершения того или иного со­бытия. При этом каждое единичное событие остается случай­ным, нерегулярным и индивидуальным, только лишь большое число этих событий обнаруживает закономерность. Но закон сам по себе ничего не говорит — неизвестно, будет ли он дей­ствовать вечно или в течение лишь определенного периода вре­мени (если изменятся условия, то изменятся и законы, дейст­вующие в этих условиях).

Следующий вопрос связан с соотношением сущего и долж­ного в социально-экономических науках. Человек не только по­знает мир, но и действует, ставит себе цели и идеалы, следуя им на практике. Эта двойственная природа заставляет рассмат­ривать все с точки зрения не только сущего, но и должного. Это касается как обыденного, так и научного мышления. По­этому история политической экономии пронизана не только борьбой идей, но и борьбой мировоззрений, проникнутых поня­тиями должного.

Физиократы создавали экономическую науку, исходя из иде­ала благополучия человека и нации согласно естественным за­конам социального порядка. Для Смита и классической школы теоретическое обоснование капитализма покоилось на идеале хозяйственного строя, опирающегося на принцип индивидуаль­ной свободы. Сисмонди и Фридрих Лист отвергли идеал клас­сической школы и выдвинули свои собственные нормативные

30 Здесь Кондратьев уже следует Дюркгейму в противоположность мето­дологии Вебера. Для Кондратьева социальная экономия есть наука номографи­ческая.


суждения, на основе которых и критиковали классическую шко­лу. Благодаря этому возникла историко-этическая школа поли­тической экономии, которая первой поставила вопрос о возмож­ности использования категории должного в экономических нау­ках. Маркс, следуя классической школе в теоретических по­строениях, исходил из совершенно противоположной системы ценностей, провозглашая апологию коммунизму.31 Отчетливо-сознавая различие объективной науки и ценностных суждений, Маркс настаивал на необходимости «научного социализма».

Но существовали и другие теории, отрицавшие привнесение категории должного в социальную экономию. В 80-е годы XIX в. Карл Менгер и затем позже Макс Вебер и Вернер Зом-барт выступили с критикой этической школы политической эко­номии, указав на необходимость разделения экономической науки и экономической политики. Кондратьев присоединился к ним, считая, что если сами ценности и идеалы могут быть предметом экономической науки как факты социальной действи­тельности, оказывающие значительное воздействие на экономи­ческое развитие, то сами по себе ценности не входят в состав науки. Задача создания научных ценностей принципиально не­разрешима, точно так же не существует научной морали, науч­ной религии, научного искусства. Ученый, использующий в своем исследовании ценностные нормы, так или иначе прини­мает их без доказательств, на веру, и он не должен провозгла­шать нормативные идеи, указывающие, что хорошо, что плохо» что надо или не надо делать. Итак, заключал Кондратьев, на­учно обоснованных суждений ценности, утверждающих высо­кую норму или идеал, быть не может.

Таковы в кратком изложении идеи социальной теории хо­зяйства Н. Д. Кондратьева. Его работа вместе с работами дру­гих русских экономистов и философов, о которых речь шла выше, представляют весьма оригинальный вклад в создание ос­нов фундамента мировой экономической философии и социо­логии.

В конце XIX в. и первой половине XX в. плодотворно раз­вивалось социальное направление западной экономической мыс­ли. Это было институциональное направление экономической теории, во главе которого стоял Т. Веблен, это было направле­ние исследования социальных ролей и структуры экономиче­ской жизни, где необходимо выделить имена В. Зомбарта и И. Шумпетера, это была новая теория экономической динамики Дж. М. Кейнса, заново поставившая вопрос о социальной по­литике и регулировании хозяйства, что получило также отраже­ние в работах К. Поланьи и Ф. Хайека.

31 Кондратьев замечал, что до первых крупных экономических работ Маркс подготовил «Манифест Коммунистической партии», выражавший его этические воззрения (см.: Кондратьев Н. Д. Основные проблемы... С. 272).


ГЛАВА IV СОЦИАЛЬНЫЕ ИДЕИ ЭКОНОМИСТОВ XX в.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.