Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Семь условий этического отношения





Первое условие:

«Следует заботиться о поддержании телесного и духовного здоровья. Изначально здоровье человека естественно от него не зависит. Но стремиться к тому, чтобы укрепить его, способен каждый»

Можно подумать, что здесь дано указание в духе здорового эгоизма. Но ниже описывается, как мы можем научиться правильному отношению к наслаждению и к долгу. Тело и душа загружены повседневной работой, и случается так, что часто из-за долга человеку приходится закрывать глаза на свое здоровье. Человек может пропустить обед, или же проработать полночи или всю ночь для того, чтобы продвинуться в работе. То есть работа часто требует от нас пренебрежения к своему здоровью. То, что может воздействовать болезнетворно, должно быть выравнено с помощью правильного отношения к наслаждению. Мы можем научиться получать интенсивное наслаждение, но так, чтобы это наслаждение давало нам силы для того, чтобы заниматься работой лучше и с большим удовольствием. Речь идет о том, чтобы научиться никогда не стремиться к наслаждению как к самоцели – поскольку это отнимает силы. Нужно научиться наслаждаться так, чтобы из этого наслаждения возникали новые силы и мотивация жить и развиваться. Для людей, которые не умеют наслаждаться, особенно важно понять, что наслаждение является основным условием сохранения здоровья, в котором нуждаются душа и тело. Проблема состоит только в том, чтобы в наслаждении сохранять осознанность и останавливаться в правильный момент, следуя девизу: «Прекращать есть в тот момент, когда вкус наиболее приятен». Если мы продолжаем наслаждаться, перейдя точку кульминации, или же используя вредящие здоровью средства или наркотики, тогда после наслаждения нам понадобится еще и отдых...



Второе условие:

«Чувствовать себя членом всеобщей жизни. Выполнение этого условия включает в себя многое. Но каждый может исполнить его лишь по-своему. Если я – воспитатель, и мой ученик не отвечает моим желаниям, то я должен направить свое чувство недовольства прежде всего не на него, а на самого себя. Я должен ощутить себя столь единым с моим учеником, чтобы суметь задать себе вопрос: «Не является ли недостаток в моем ученике результатом моих собственных действий?» Чем обращать свои чувства против него, я лучше подумаю, что мне нужно предпринять, чтобы в будущем ученик мог больше отвечать моим требованиям. Благодаря подобному настрою постепенно изменяется образ мышления человека. Это одинаково проявляется как в самом малом, так и в самом великом. Исходя из подобного настроя, я иначе смотрю, например, на преступника, чем прежде. Я удерживаюсь от осуждения и говорю себе: «Я такой же человека, как и он. Возможно, только воспитание, полученное мной в силу внешних обстоятельств, предохранило меня от его участи». Тогда я, пожалуй, приду к мысли, что этот человека, брат мой, был бы другим, если бы мои учителя свой труд, затраченный ими на меня, отдали ему. Я подумаю, что мне досталось нечто, в чем он был обделен, что своим благополучием я обязан именно тем условиям, которых он был лишен. И тогда я буду уже не так далек и от того представления, что я всего лишь член единого человечества, и вместе с ним несу ответственность за все происходящее»[74]

Тот, кто занимается этим условием, обращает на него внимание, быстро замечает (с некоторым ошеломлением), насколько он своим поведением влияет на других людей. Когда меня кто-то раздражает, и я реагирую на том же уровне, ситуация очень легко может накалиться или же привести к длительному разладу. Важно в ответ на оскорбление не позволить соответствующей ответной реакции увлечь себя, но подойти к этому событию с вопросом: Как я должен вести себя для того, чтобы этот человек мог показать себя с лучшей стороны? Или же: Что должно было с ним до этого произойти, что он пережил, например, дома, вследствие чего его порог торможения стал настолько низким, что он смог не покраснев наговорить мне все эти дерзости? Часто своими упреками человек характеризует по сути себя самого, он проецирует своего двойника на другого человека. Поэтому подобные упреки никогда не следует воспринимать лично, даже если они очень больно лично задевают (или стремятся задеть). Можно вначале просто оставить все как есть, и спросить себя: почему этот человек ищет переживания своего двойника именно во мне? Что я могу добавить к моему самопознанию, не накаляя отношения и не раня свое достоинство? Даже если подобный вопрос не получает немедленного ответа, уже сам факт, что человек искренне задает себе его, а не осуждает другого, не выносит приговор и не отвечает тем же, является очень важным шагом. Подобные усилия довольно часто приводят к тому, что другой человек через некоторое время изменяет свое поведение или же через пару дней приходит и извиняется.

Третье условие:

В нем говорится, что «...мысли и чувства имеют для мира такое же значение, как и наши действия. Нужно осознать, что ненавидеть своего ближнего так же губительно, как и бить его. Тогда я приду также к пониманию того, что, совершенствуя себя, я совершаю нечто не только для себя, но и для мира. Из моих чистых чувств и мыслей мир извлекает совершенно такую же пользу, какую он извлекает из моих добрых поступков».[75] Каждый, у кого есть люди, о которых он думает с любовью, вниманием и уважением, знает насколько действенными могут быть добрые мысли и чувства в отношении других людей. Дети, с которыми обращаются с полным любви уважением, растут, словно бы окруженные моральной защитой, которая помогает им справляться с повседневными неприятностями, пугающими переживаниями или же с ссорой с товарищами с той внутренней уверенностью, которой бы у них не было без подобной защиты. Необходимо уяснить себе, что добрые мысли являются зернами возможных добрых поступков, что позитивные чувства помогают жить. Однажды посетительница русского православного монастыря в Загорске, где монахи день и ночь беспрерывно совершают молитву о мире на Земле, спросила одного из монахов: «Вы думаете, что это помогает? Ведь на Земле так много войн». На что ей ответили: «А вы знаете, что было бы, если бы мы здесь не молились?». Нужно научиться жить, осознавая, что мы отвечаем за качество своих мыслей и чувств, точно так же, как мы отвечаем за свои действия. Благодаря этому создается настроение, атмосфера, «аура» ситуации.

Четвертое условие:

Здесь речь идет об усвоении «...воззрения, что истинная сущность человека находится не во внешнем, а во внутреннем. ... Кто обретет это чувство, тот способен различить внутреннее обязательство и внешний успех. Он поймет, что одно не может непосредственно измеряться другим. Духовный ученик должен найти золотую середину между тем, что предписывают внешние условия, и тем, что он сам признает правильным для своего поведения. Он не должен навязывать своему окружению нечто такое, что не может быть принято с пониманием; но в то же время он должен быть совершенно свободен от болезненной склонности делать только то, что может встретить признание среди окружающих. Признания своих истин он должен искать лишь в голосе своей души, честно стремящейся к познанию. Но учиться у своего окружения он должен как можно больше, с тем, чтобы понять, что полезно и необходимо этому окружению. Поступая так, он разовьет в себе то, что... называют «духовными весами». На одной чаше весов лежит «открытое» нуждам внешнего мира «сердце», на другой – «внутренняя твердость и непоколебимая выдержка».[76]

Выполнение этого условия одновременно является критерием той меры автономности и внутренней независимости, которая уже достигнута. Если школьники видят, что учитель неподкупен и самостоятелен в своих суждениях, это побуждает их к тому, чтобы стать «такими же». В конечном счете на этом основана профилактика использования наркотиков: зависимость возникает вследствие неспособности понять и поддержать себя. Люди начинают искать опыт самопознания, переживания не на пути личных усилий и работы, а с помощью стимулирующих средств и наркотиков. Человек начинает зависеть не от себя, а от веществ, сил или же людей и вещей. Работая над четвертым условием, человек учится осознавать это положение вещей и понимать, почему в культуре, настроенной на внешнее и на обуславливание, феномен зависимости и потери целостности может стать проблемой номер один. Ведь в конечном счете лишь одна духовная и эмоциональная зависимость является «здоровой»: зависимость от самого себя.

Пятое условие:

«..Упорство в следовании однажды принятому решению. Ничто, кроме сознания того, что он впал в заблуждение, не должно заставлять человека уклониться от принятого решения. Каждое решение есть сила, и если эта сила и не приводит к непосредственному результату в том месте, куда она направлена, она тем не менее производит действие. Результат может иметь решающее значение только в том случае, если побуждением к действию служит вожделение. Но любые действия, продиктованные вожделением, не представляют собой какой-либо ценности для высшего мира. Здесь важна только любовь к данному поступку».[77]

Речь о том, чтобы работать, исходя из внутреннего мотива, из любви к делу или к людям, а не из-за жажды денег, признания или успеха – сегодня это звучит, словно послание с другой планеты. И все же только подобное отношение к работе может выработать в человеке качество стойкости. Если работа производится по другим причинам, тогда Я окружено зависимостями, которые подрывают его стойкость и делают его подверженным манипуляциям и продажным. Решение заключает в себе силу осуществления. Поэтому вопрос о том, удастся ли осуществить нечто, является вопросом стойкости, непоколебимости, любви к делу. С другой стороны сила, сила жертвенной любви нужна для того, чтобы признаться себе в совершении ошибки и здоровым образом справиться с неудачей и разочарованием. Это также развивает жизненную стойкость и не дает «сломаться» или же «согнуться» из-за ударов и разочарований, с которыми в жизни сталкивается каждый.

Когда ученики встречают учителей, которые стремятся к подобной стойкости, школа становится для них вторым домом. Они начинают понимать масштабы «обучения жизни» и чувствуют себя понятыми и «принятыми» вместе с их колебаниями, идеалами и разочарованиями.

Шестое условие:

«... Здесь речь идет о развитии чувства благодарности ко всему, что приходит к человеку. Он должен знать, что его собственное бытие есть дар всей Вселенной. Как же много необходимо, чтобы каждый из нас мог получить и продлить свое бытие. Сколь многим обязаны мы природе и другим людям... Кто не в состоянии отдаться этим мыслям, тот не сможет развить в себе всеобъемлющей любви, необходимой для достижения высшего познания. Ведь то, чего я не люблю, не может мне открыться. А каждое откровение должно наполнять меня благодарностью, ибо благодаря ему я становлюсь богаче».[78]

Именно в школе так необходимо обращать внимание на тот факт, что судьба – это множество малых и значительных событий в жизни, которые в итоге всегда жизнерадостны и являются поводом к тому, чтобы научиться извлекать из них нечто положительное, помогающее развиваться. Ученики воспринимают учителя как мастера жизни, если он работает над этим шестым условием. Благодарность является душевным воздухом между людьми. Люди чувствуют себя легко и свободно в душевной атмосфере, наполненной благодарностью, она объединяет людей, создает открытость и доверие. Рудольф Штайнер описывает чувство благодарности как мост к умершим. Ведь благодарность является тем, что можно извлечь из любого опыта на земле (который связан со временем и пространством) и превратить его в непреходящее, вечное. С помощью благодарности любой тяжелый, прекрасный или же наполненный страстями или страданиями опыт обретает успокоение и вечность.

Седьмое условие:

«...Все вышеназванные условия должны соединяться в седьмом: Непрестанно воспринимать жизнь в духе данных условий».

Благодаря этому формирование собственной жизни приобретает целостность, определенное единство и собранность. Вследствие этих усилий растет способность к внутреннему спокойствию. А наличие полюса спокойствия в классе является самой важной предпосылкой для конструктивного и радостного профессионального труда. Тот, кто научится понимать жизнь в свете этих условий, для того сама его жизнь станет великой школой, учителем в которой является Творец всего сущего. Открытие того, что человек, Земля и Вселенная взаимосвязаны, настроены друг на друга, существуют друг для друга и благодаря друг другу, может стать внеконфессиональным, межрелигиозным опытом переживания божественного, встречей с творящим Логосом в нас и вокруг нас. Понять и использовать учебный план, методику и дидактику в школе подобным образом является задачей и стремлением вальдорфской педагогики.

Качества характера или же «духовные способности», которые возникают вследствие работы над семью условиями:

здоровая организация жизни

способность к интеграции, объединению

чувство реальности

внутренняя самостоятельность и независимость

терпение

доверие к судьбе («всеобъемлющая любовь»)

внутреннее спокойствие

Благодаря основе, которой является такая внутренняя работа, педагогика, профессия учителя сама становится прототипом пути развития человека: Будучи людьми, мы несовершенны, и нам необходимо учиться. Однако в этом и состоит наша способность к развитию, особенность которой заключается именно в саморазвитии. Человечности можно научиться лишь тогда, когда человек готов думать о ней, воспринимать ее, упражняться в ней и все время по-новому стремиться к ней. Ее невозможно навязать, также ее невозможно получить «извне», «естественным образом». Она является результатом собственной душевной и духовной работы и приходит «всегда изнутри», «от сердца».









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.