Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Другие сословия и слои населения





Самым многочисленным городским сословием в России было мещанство. В основной своей массе мещане являлись мелкими городскими домовладельцами, торговцами и ремесленниками. Мещанство возникло как податное, непривилегированное сословие. В начале 60-х годов мещане составляли более половины от численности российских горожан. Основным внешним источником пополнения мещанского сословия оставалась деревня. Мещане в городах образовывали особые мещанские общества, управление которыми возлагалось на мещанские управы и мещанских старост. Мещане-домовладельцы в массе своей сдавали свои квартиры в наем. Для многих мещанских семей это был важнейший, а нередко и единственный источник существования. Часть мещанского населения городов была занята сельскохозяйственным трудом.

Во второй половине XIX в. в большинстве городов Европейской России ремесленники были объединены в цеховые организации и выступали в качестве особой сословной группы горожан - цеховых ремесленников. Так, в Казани в 1893 г. существовало 7 ремесленных цехов, каждый из которых объединял ремесленников нескольких родственных специальностей. В состав серебряного цеха, например, входили серебряные, часовые, живописные, иконописные, переплетные, зеркальные и некоторые другие мастера.

Сравнительно немногочисленным, но все более заметным слоем городского населения Европейской России во второй половине XIX в. становились разночинцы. По российскому законодательству к разночинцам были отнесены прежде всего мелкие гражданские и военные служащие, не получившие личного дворянства или, хотя бы, личного почетного гражданства, а также дети последних. К этой же категории населения причислялись сыновья духовных служителей, не окончившие духовной академии или семинарии и не пожелавшие вступить на отцовское поприще. Разночинцами становились и крестьяне, вышедшие из податного состояния, но не принятые в другие сословия. По существу, разночинцы представляли собой определенный социальный слой, состоявший из лиц, не входивших ни в одно из официально существовавших сословий. В конце XIX века в составе населения, например, Среднего и Нижнего Поволжья разночинцев насчитывалось немногим более 17 тыс. человек или 0,2%. Источником для жизни части из них стал умственный труд, особенно для тех, кто сумел получить образование. Так во второй половине XIX в. продолжалось начатое ранее формирование разночинной интеллигенции.



Во второй половине XIX в. военным сословием в России оставалось казачество с особыми правами и обязанностями на условиях обязательной и общей повинности. К началу ХХ в. в империи существовало 11 казачьих войск – Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Забайкальское, Амурское, Уссурийское. Казачество насчитывало около 4 млн. человек. Все казачьи войска и области были подчинены в военном и административном отношении главному управлению казачьих войск Военного министерства во главе с атаманом всех казачьих войск, которым являлся наследник-цесаревич. Во главе каждого войска стоял «наказной» (назначенный) атаман. В станицах и хуторах имелись станичные и хуторские атаманы, избиравшиеся на сходах. Взрослое мужское казачье население с 18-летнего возраста обязано было нести военную службу в течение 20 лет. Основой экономического быта казачества являлось занятие земледелием и коневодством.

* * *

Таким образом, в пореформенный период в России продолжалось четкое распределение сословных ролей в обществе. Дворяне руководили высшими государственными учреждениями и армией, являясь наиболее просвещенным и привилегированным сословием страны. Духовенство оставалось важнейшим идеологическим институтом, воспитывая верующих в духе верности богу, императорскому дому Романовых и Отечеству. Крестьяне своим трудом кормили многомиллионное население страны. Купцы осуществляли широкие торговые операции на необъятных просторах Российской империи и за ее пределами.

Сохранение сословий являлось одним из самых крупных феодальных пережитков в пореформенной России. Их ликвидация стала острой и насущной проблемой дальнейшего прогрессивного развития российского общества. Не случайно, реформы Александра II были направлены, в частности, на создание в стране всесословного гражданского общества. Однако процесс этот в то время только еще начался, проявляясь только в самых первых, хотя и значительных результатах.

Среди этих результатов стало появление новых внесословных социальных групп. И здесь прежде всего необходимо отметить формирование крупной торгово-промышленной буржуазии. Именно ей выпала тяжелая доля коренной перестройки экономики России, создания фабрично-завод­ской индустрии, железнодорожного и речного транспорта и многое другое. В результате появился новый социальный слой населения – рабочие крупной промышленности и транспорта.

Другим важным событием в пореформенной России явилось завершение формирования разночинной интеллигенции, которая стала уверенно заполнять гимназии, университеты, институты. Именно разночинцы составили основное ядро радикального направления общественного движения страны.


Глава пятая

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ СТРАНЫ

Территория и население

На протяжении второй половины XIX в. территория Российской империи неуклонно расширялась за счет присоединения новых земель. В середине 1860-х годов было завершено завоевание горных районов Северного Кавказа, а затем Карской и Батумской областей Кавказа. В последующие десятилетия осуществлено присоединение Южного Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении. Огромные территории Средней Азии вошли в состав России большей частью путем завоевания, частично путем признания местным населением русской власти без вооруженного сопротивления. К концу века площадь Российской империи составляла 22 млн. 430 тыс. кв. км.

Вновь приобретенные территории имели важное стратегическое и экономическое значение. Так, Средняя Азия начала превращаться в главную хлопковую базу России, что усиленно поощрялось все возраставшими потребностями русской хлопчатобумажной промышленности. Это создавало объективные предпосылки для дальнейшего развития ее экономики.

В 1860 г. в Российской империи (без Финляндии) было 74 млн. жителей, в 1900 г. – 133 млн., то есть за 40 лет население увеличилось на 59 млн. человек (на 80%). Частично это увеличение было следствием включения в состав государства новых территорий, о чем уже говорилось выше. Главной же причиной столь большого увеличения населения России являлся его высокий естественный прирост. Рождаемость в России была гораздо выше, чем в Западной Европе, и, несмотря на значительно более высокий уровень смертности, естественный прирост был выше западноевропейского.

По численности населения Россия уже в 1860 г. значительно превосходила любое из крупных государств Европы. В 1900 г. население России равнялось населению Германии, Франции и Англии с Уэльсом и Шотландией, вместе взятых.

В 1860 г. население России составляло около 1/4 населения Европы (26%), в 1900 г. оно уже равнялось почти 1/3 общей численности ее жителей.

Как и в первой половине XIX в., в собственно Европейской России наиболее плотно заселенными были территории плодородной черноземной полосы, Верхнего и Среднего Поволжья, долины Северного Кавказа. Намного менее заселенными были север Европейской России, Заволжье, Урал и особенно Сибирь и Дальний Восток, что по-прежнему открывало неограниченные возможности для их хозяйственного освоения.

Российская империя являлась многонациональным государством. Здесь проживали русские, украинцы, белорусы, поляки, финны, татары, грузины, армяне, азербайджанцы, казахи, чуваши, марийцы, башкиры, мордва, удмурты, евреи и др. С присоединением к России Средней Азии в этот огромный конгломерат вошли киргизы, узбеки, таджики, туркмены. В Европейской России самыми многонациональными регионами оказались Среднее Поволжье и Северный Кавказ. В Среднем Поволжье наиболее многонациональной была Казанская губерния. В конце XIX в. здесь проживали русские – 833,3 тыс. (38,4%), татары – 675,4 тыс. (31,1%), чуваши – 502,0 (23,1%), марийцы – 122,7 тыс. (5,7%), мордва – 22,9 тыс. (1,0%), удмурты – 9,7 тыс. (0,4%). Таким образом, 61,6% населения губернии составляли коренные народы Среднего Поволжья.

Сельское хозяйство

Во второй половине XIX в., как и прежде, сельское хозяйство продолжало играть ведущую роль в структуре общественного производства России.

Главным социальным и производственным фактором в сельском хозяйстве являлась земля, ее количество и качество. В Европейской России в 1877-1878 гг. был учтен 391 млн. десятин земли. Из этого количества в частной собственности было 93 млн. десятин, крестьянской надельной земли – 131 млн. десятин, казенной – 150 млн. и удельной, доходы с которой шли на содержание дома Романовых, – 7 млн. десятин. Остальная земля принадлежала другим владельцам.

Казенные земли были расположены преимущественно в северных Архангельской, Вологодской и Олонецкой и северо-восточных Пермской и Вятской губерниях, а также в Казанской и Самарской губерниях Среднего Поволжья. Казна владела главным образом лесами. У помещиков было много как сельскохозяйственных угодий (пахотные земли, сенокосные угодья и др.), так и лесов. В составе крестьянской земли значительно преобладали сельскохозяйственные угодья и было мало лесов. В целом земли сельскохозяйственного назначения были сосредоточены в руках помещиков и крестьян.

Стремясь увеличить свои сельскохозяйственные угодья, крестьяне распахивали неудобные участки для посевов, арендовали земли у казны, помещиков и Удела, покупали ее у этих же владельцев. В 1881 г. арендованной земли у крестьян Европейской России оказалось 7,5 млн. десятин. Зажиточная и середняцкая часть деревни много земли покупала в личную собственность у помещиков, прежде всего у тех, кто неспособен был вести собственное хозяйство без крепостных крестьян. В плодородных черноземных районах на купленных землях создавалось зачастую крестьянское доходное сельское хозяйство с применением наемного труда батраков.

Развитие сельского хозяйства зависело не только от количества и качества земли, но и от состояния и уровня агротехники и агрикультуры прежде всего крестьянского хозяйства. Во второй половине XIX в. существовали три основные системы земледелия: на лесном Севере – наиболее древняя и наименее эффективная подсечно-огневая, на степном Юге – переложная, а на всем пространстве восточноевропейской лесостепи – преобладавшая трехпольная (иначе называемая «паровая»). При последней системе вся пашня делилась на три примерно одинаковые части: на одной из них выращивались озимые хлеба, преимущественно рожь и ячмень; на другой – яровые, преимущественно овес и пшеница, третья оставалась под паром, то есть не засевалась и отдыхала, набирая питательные соки. Трехполье просуществовало несколько столетий, пережив отмену крепостного права и сохранив свое господство до эпохи социализма.

В 80-90-х годах в плодородных губерниях начался постепенный переход к многопольной или плодопеременной системе. Травосеяние, выращивание корнеплодов, посевы сахарной свеклы и других растений, способствовавшие увеличению в почве гумуса, давали возможность не только использовать ежегодно всю пашню, но и повысить плодородие земли.

Во второй половине XIX в. в значительной части крестьянских хозяйств все еще сохранялась старая рутинная агротехника: деревянные сохи, косули и бороны, железные серпы, деревянные цепы для обмолота хлебов и т.п. Однако в последние два десятилетия XIX в. в деревне стали сравнительно широко применяться железные плуги разных систем, веялки, сортировки, молотилки, сенокосилки, жнейки, паровые молотильные машины, соломорезки и др. У таких крестьян начал складываться особый тип хозяйства, основанный на более высокой технике земледелия на базе резкого повышения производительности труда в сельскохозяйственном производстве. Это позволяло значительно снизить себестоимость земледельческой продукции.

Важную роль в сельском хозяйстве играл рабочий и молочный скот. Крестьяне Европейской России употребляли при обработке земли и перевозках грузов преимущественно лошадей. Крупный рогатый скот был не только источником питания и денежного дохода, но, так же как лошади и мелкий скот, доставлял домохозяевам органическое удобрение в виде навоза, смешанного с перегнившей соломой.

Продолжала углубляться районная специализация сельского хозяйства. В центре, на севере и частично на западе нечерноземной полосы развивалось молочное животноводство. В Ярославской, Тверской, Смоленской, Псковской губерниях, части Вологодской, Новгородской и Московской губерний крестьянское хозяйство специализировалось на льноводстве в сочетании с молочным животноводством. В северо-западных уездах Орловской и в Калужской губернии занимались преимущественно разведением картофеля и свиноводством. Во всех этих районах посевы зерновых все же играли большую роль в местном земледелии, удовлетворяя основную потребность крестьян в хлебе.

На востоке нечерноземной полосы – в Вятской и Пермской губерниях земледелие имело в основном потребительский характер. Здесь были небольшие избытки хлеба. Лен крестьяне этих губерний сеяли преимущественно для собственного потребления и частично для продажи.

В 80-х годах главный центр производства зерна передвинулся из Черноземного центра и Среднего Поволжья на южные и восточные степные окраины Европейской России, включая Предкавказье, которые превратились в основных поставщиков хлеба для внутреннего и внешнего рынка. Прежняя житница России – Черноземный центр – сохранила зерновую специализацию.

В конце XIX в. около 9/10 всей посевной площади Европейской России было занято зерновыми. Из числа хлебных злаков наиболее распространенным была рожь, второе место занимал овес, третье место принадлежало пшенице. Далее шли ячмень, гречиха, просо. Из корнеплодных растений наибольшее хозяйственное значение имел картофель, постепенно становившийся «вторым хлебом» для значительной части крестьянства.

Когда власть хоть чуть-чуть развязывала руки российскому кресть­янству, результаты бывали поразительными. Так, за 40 лет после падения крепостного права население России увеличилось на 75%, а сбор зерна и картофеля – на 159%. По обеспеченности этими продуктами Россия занимала третье место в Европе после Дании и Швеции. В начале ХХ в. почти четверть всего зерна в мире производила наша страна, а его экспорт за полвека увеличился всемеро. На протяжении всей второй половины XIX в. Россия продолжала оставаться одним из основных поставщиков хлебных товаров на мировой рынок. В конце века экспорт хлеба достиг 444,2 млн. пудов.

Однако урожайность росла медленно и страна не была избавлена от повторявшихся раз в несколько лет неурожаев и даже голода, как это случилось в 1891 г., когда сильнейшая засуха поразила почти всю черноземную полосу.

Промышленность

В пореформенное время основной ассортимент промышленных товаров широкого народного, по преимуществу крестьянского, спроса поставляла мелкая промышленность, в которой была занята значительная часть сельского населения, гораздо большая, чем количество рабочих крупной промышленности.

Мелкая промышленность – а это главным образом крестьянские промыслы – вырабатывала ткани, кожаную обувь, головные уборы, меховую одежду, посуду, замки, самовары, сундуки, кадки, сани, телеги, коляски, рогожки, кули, кружева, веревки, гвозди, скобяной товар и многое другое.

Наиболее крупными районами развития мелкой промышленности в Европейской России были Центрально-промышленный, Северо-Восточ­ный и Северо-Западный.

В каждой местности выделялись поистине выдающиеся мастера своего дела. В Казанской губернии, например, особенно прославились изготовители знаменитых на всю Россию летних и зимних экипажей, красивых цветных кожаных сапог (ичеги), а также женских украшений из серебра (браслетов, колец и т.п.). Эти изделия пользовались повышенным спросом не только в России, но и на Западе, а также в Средней Азии.

Фактически всю работу на местах по организации производства и сбыта изделий на базарах и ярмарках взяли на себя так называемые скупщики (предприниматели), которые поставили кустарей в экономическую зависимость от них.

После реформы 19 февраля 1861 г. в стране наряду с развитием местных промыслов усилился отход из деревень в города и из экономически развитых регионов в более глухие районы. В поисках более высокого заработка в южные земледельческие губернии ежегодно отправлялись артели плотников, столяров, каменщиков, портных, шубников, сапожников и др. По всей Европейской России к 1880 г. было официально зарегистрировано 3,7 млн. крестьян, ушедших на заработки (хотя исследователи считают эту цифру сильно преуменьшенной).

В пореформенной России развивалась и фабрично-заводская промышленность. В крупной промышленности ведущее место принадлежало хлопчатобумажной, в которой бумагопрядение уже находилось на фабричной стадии развития, и пищевой индустрии.

Крупнейшие хлопчатобумажные предприятия принадлежали купеческим семьям Морозовых в Твери, Богородске и Орехово-Зуеве, Коншиных в Серпухове, Прохоровых в Москве. Численность рабочих на таких фабриках достигала 5 тыс. и более. На Никольской мануфактуре Тимофея Морозова (близ Орехово-Зуева) число рабочих доходило до 12 тыс. Это была самая крупная ткацкая фабрика в России.

Хлопчатобумажные ткани были дешевы и имели более нарядный внешний вид по сравнению с льняными крестьянского производства. В результате этого народ оделся в красивые и яркие ситцевые ткани. Это было по-настоящему бурное нашествие дешевого и изумительно красивого ситца, приведшее к «роскошным» одеждам городских и деревенских женщин.

Внушительные успехи сделала свеклосахарная промышленность. Со второй половины 70-х годов Россия начала экспортировать сахар.

Напротив, тяжелая промышленность, базовой отраслью которой, как и прежде, была черная металлургия, переживала трудные времена. Основным районом черной металлургии в это время оставался Урал. Отмена крепостного права привела ее к затяжному кризису. Металлургические заводы в одночасье лишились по-существу даровой крепостной рабочей силы и оказались не в состоянии быстро перестроиться в новых капиталистических условиях.

В самом начале 70-х годов началась выплавка чугуна на Юге, где стали работать два металлургических завода. Один из них был основан английским промышленником Джоном Юзом в украинской части Донецкого бассейна, другой – русским капиталистом Пастуховым в восточной части этого бассейна, на территории Донской области. Здесь еще до реформы были разведаны промышленные залежи железной руды и коксующегося угля. Так была заложена новая металлургическая база страны, свободная от крепостнических традиций, которой принадлежало будущее.

Начиная с 70-х годов в Баку быстро развивается нефтяная промышленность, основным продуктом которой становится керосин. Со временем он сделался предметом первой необходимости в городе и деревне, вытесняя освещение свечами и лучиной.

На первое двадцатилетие пореформенной эпохи приходится завершение технического переворота в главных отраслях промышленности, начавшегося в России еще при крепостном праве. К началу 80-х годов в таких отраслях крупной промышленности, как хлопчатобумажная, льняная, шерстяная и некоторые другие, производство при помощи машин стало преобладающим. Ручной труд на этих предприятиях постепенно, но неуклонно сокращался, уходил в прошлое. Однако общий уровень энерговооруженности промышленности оставался еще очень низким.

В 1893 г. начался промышленный подъем, продолжавшийся до конца XIX в. Он охватил все отрасли промышленности, но особенно заметно тяжелую индустрию. Увеличились добыча угля, нефти, производство машин, переработка хлопка. Продукция всей крупной промышленности почти удвоилась. Промышленность России в этот период росла быстрее, чем в Германии и Америке, отличавшихся тогда бурными темпами индустриального развития.

В период подъема 90-х годов не только значительно усилилась механизация производства в промышленности в целом, но и произошли прогрессивные изменения в ее технологии. В черной металлургии, например, это выразилось прежде всего в вытеснении бессемеровскими конверторами и мартеновскими печами пудлинговых печей и остававшихся еще на некоторых заводах Урала кричных горнов. В сахарной промышленности новый способ получения свекловичного сока при помощи диффузии в соединении с другими улучшениями технологического процесса повысил выход сахара из свекловицы в полтора раза. Многие новшества вводились в производства и ряда других отраслей промышленности. Технический прогресс значительно повысил производительность труда рабочих.

По степени энерговооруженности крупной промышленности Россия в начале ХХ столетия стояла на одном уровне с Францией, отставала от Германии и значительно уступала Англии и Америке.

Существенную роль в подъеме экономики России и прежде всего промышленности и строительства железных дорог сыграл иностранный капитал. Первые крупные западные капиталы были привлечены в 70-80-е годы с помощью государственных и гарантированных правительством займов на строительство дорог. Общая их сумма составила 4 миллиарда рублей. Из них 1,5 млрд. рублей были направлены на развитие горного дела, металлообработку и текстильное производство, что обеспечило экономический подъем таких важных отраслей промышленности, как горнометаллургическая, машиностроительная, электротехническая и химическая.

Особенно усилился приток иностранных капиталов в Россию в период промышленного подъема 90-х годов, когда он увеличился в 4 раза и достиг к концу ХIХ в., по приблизительным подсчетам, огромной суммы – 911 млн. руб. (без учета государственных и железнодорожных займов за границей, составивших значительно большую сумму). Приток иностран­ных капиталов в особенно солидных суммах шел из Франции и Бельгии. Немалые вложения были сделаны также германскими и английскими промышленниками и банкирами. И в конце XIX в. иностранные капиталовложения направлялись главным образом в тяжелую промышленность, в особенности в угольную и металлургическую, где иностранцам принадлежала большая часть предприятий, в нефтяную и машиностроение.

Так, значительные инвестиции были вложены в добычу и транспортировку бакинской нефти «Товариществом братьев Нобель», а также «Кас­пийско-Черноморским нефтепромышленным и торговым обществом» Ротшильдов. Существовала только одна крупная российская нефтяная компания – Ментишева. В 1890 г. на долю этих трех обществ приходилось 80% экспорта бакинской нефти.

В текстильной промышленности выделялся своими капиталовложениями немец Кноп. Почти все хлопчатобумажные фабрики Центрально-промышленного района России были построены и технически оснащены его оборотистой и богатейшей конторой. Ему принадлежала и своя фабрика – знаменитая Кренгольмская текстильная мануфактура, которая считалась в своей отрасли самой технически высокооснащенной и крупнейшей в стране.

Однако в России иностранный капитал не был определяющим фактором капиталистического развития страны и мог оказывать воздействие на народное хозяйство, лишь приспосабливаясь к уже идущему процессу. Россия полностью сохраняла свою независимость и статус великой державы мира.

Транспорт

Железнодорожный транспорт. Железные дороги, железнодорожный транспорт являются необходимыми и важнейшими условиями прогрессивного развития экономики. Экономический эффект от строи­тельства железных дорог был связан в первую очередь с ускорением и удешевлением перевозок.

К середине 50-х годов отставание России в развитии железнодорожного транспорта становилось все более очевидным. За 1838-1853 гг. в стране было построено немногим более 1000 км железных дорог. Для сравнения отметим, что в Америке к этому времени было построено 30 тыс. км железных дорог.

Поражение России в Крымской войне 1853-1856 гг. подтвердило острую необходимость широкого внедрения железных дорог. Этого же требовал растущий объем хлебного экспорта и торговых оборотов внутри страны.

В 1857 г. было создано Главное общество российских железных дорог. К 1862 г. оно построило Московско-Нижегородскую и дост­роило Петербургско-Варшавскую железные дороги.

Железнодорожное строительство требовало больших капиталовложений, что вело к стимулированию правительством частного строи­тельства, в том числе с привлечением иностранного капитала. В 1867 г. был образован железнодорожный фонд для помощи частному железнодорожному строительству. В него вошли средства от продажи Аляски Соединенным Штатам, а также от продажи в частные руки Николаевской, Одесской, Московско-Курской железных дорог, затем средства (600 млн. руб.), полученные от размещения за границей акций российских железных дорог (1870-1875 гг.).

Правительство выдавало частным лицам и земствам (с 1866 г.) железнодорожные концессии: в 1866-1880 гг. было выдано 53 концессии на постройку и эксплуатацию 16 тыс. км частных железных дорог. Было образовано 43 акционерных железнодорожных общества, возглавляемых П.И.Гу­бониным, фон Дервизом, К.Ф. фон Мекком, С.С.По­ляковым, М.А.Вар­шавским и др.

Одним из «железнодорожных королей» был Петр Ионович Губонин (1825-1894). Происходил он из крепостных крестьян, разбогател на подрядных работах. В 1858 г. получил от своего помещика вольную, записался в Москве в купечество. Один из активных учредителей акционерных железнодорожных обществ. При его участии на условиях концессии выст­роены Орловско-Витебская, Грязе-Царицынская, Лозово-Севастопольская, Уральская Горнозаводская и другие железные дороги. В результате учредительной и строительной деятельности Губонин нажил многомиллионное состояние. Получил дворянство, стал известным меценатом и благотворителем.

К числу крупнейших торгово-промышленных династий России мож­но отнести семью «железнодорожных королей» фон Мекков. Основатель династии Карл Федорович Мекк (1821-1876) происходил из остзейских немцев. Окончил Петербургский институт путей сообщений. Посвятил себя предпринимательской деятельности в строитель­стве железных дорог. На условиях подрядов и концессий участвовал в строительстве Московс­ко-Коломенской-Рязанской, Ря­занско-Коз­лов­ской, Курско-Киевской и других железных дорог. Его сын Николай Карлович фон Мекк (1863-1929) продолжил дела своего отца по строительству железных дорог, в том числе Московс­ко-Казанской железной дороги. Практически была создана новая железнодорожная сеть в Поволжье. Основу многомиллионного состояния семьи фон Мекков составляли преимущественно акции построенных ею дорог.

В строительстве железных дорог участвовала также и казна. Для объединения усилий лиц и ведомств, занятых эксплуатацией железных дорог, в 1869 г. была образована одна из первых представительных организаций буржуазии – Общие съезды представителей русских железных дорог.

В 1866-1875 гг. на строительство железных дорог было затрачено свыше 1,3 млрд. руб. К 1880 г. была построена железнодорожная сеть протяженностью 23 тыс. км, охватившая 45% территории Европейской России. Она состояла из 4 основных железнодорожных узлов: Московского, Прибалтийского, Южного и Западного. Ряд железнодорожных линий был построен на Востоке (Оренбургская, Уральская, Пермская и др.), но они не были связаны с общероссийской сетью.

В 90-х годах было построено 150 новых железных дорог протяженностью 23 тыс. км. С 1891 г. развернулось строительство великой Сибирской магистрали. Оно велось всецело на казенные средства, чрезвычайно высокими темпами и завершилось в 1904 г.

Частное железнодорожное строительство и эксплуатация железных дорог (12,5 тыс. км) осуществлялись в основном крупными акционерными железнодорожными обществами (Московско-Казанской железной дороги, Рыбинской железной дороги, Владикавказской железной дороги и др.).

В годы строительства русской железнодорожной сети гораздо быст­рее создавалось отечественное транспортное машиностроение. В 70-х го­дах в России паровозостроением занималось пять заводов: Невский в Петербурге, Коломенский, Людиновский (Мальцева), казенный Воткинский, петербургский Александровский. За 12 лет, с 1869 по 1880 г., ими было изготовлено 1957 паровозов. Шесть опытных паровозов построили в мастерских Петербуржско-Варшавской железной дороги. Одновременно ус­пешно развивалось и отечественное вагоностроение, которым занимались 14 заводов и 7 железнодорожных мастерских. Всего за период с 1865 по 1880 г. было изготовлено 71 663 товарных вагонов и платформ и 1867 пассажирских вагонов.

Железнодорожный транспорт, являясь важнейшим объединяющим фак­тором в системе капиталистического хозяйства России, оказывал сильное воздействие на развитие всех отраслей экономики страны: сельское хозяйство, промышленность, торговлю.

Речное судоходство. Непосредственно организацией речного судоходства правительство не занималось: это была прерогатива владельцев флота, который являлся их частной собственностью, ими управлялся и эксплуатировался. Какого-либо органа управления деятельностью все возраставшего речного флота в масштабе государства не было.

Одним из крупнейших речных и морских акционерных пароходных обществ в России было общество «Кавказ и Меркурий», основанное в 1858 г. Общество получило ряд привилегий от правительства. Уставной капитал в 1860 г. составил 4,5 млн. руб. Правление находилось в Петербурге, его председателями в разное время были Н.А.Но­восельский, А.П.Жандр, О.Ф.Рейн (до 1900 г.). Крупнейшие акцио­неры общества: Ю.С.Нечаев-Мальцев и главным образом коммерческие банки (Русско-Азиатский, Волжско-Камский и др.). Обще­ство постоянно расширяло и улучшало состав своего флота. В 1869-1871 гг. в Бельгии был построен и доставлен частями первый на Волге пароход американского типа «Алек­сандр II» (универсальный товаропассажирский пароход, сочетающий вмес­тительные трюмы с комфортабельными каютами). Одновременно в Спасском затоне (Казань) был построен ряд пароходов того же типа. В первой половине 1880-х годов было установлено электрическое освещение на всех морских и речных судах, а также главных пристанях. В конце 70-х годов «Кавказ и Меркурий» осуществлял по рекам перевозки 71 рейсом пассажирских пароходов Астраханской линии, 27 рейсами Пермской линии, 26 срочными рейсами, 22 экстренными рейсами буксирных пароходов с 58 баржами, по Каспийскому морю – 28 экстренными рейсами винтовых шхун.

Кроме общества «Кавказ и Меркурий» речное судоходство ус­пешно развивали такие акционерные компании, как «Русское обще­ство пароходства и торговли», «Самолет», «По Волге» и др.

Численность пароходов всех типов непрерывно возрастала, причем весьма значительно. В 1860 г. на реках Европейской России плавало 390 пароходов, в 1900 г. – 3300.

Передовые позиции в речном судоходстве России занимал волжский флот. Все новое, прогрессивное в этой сфере в первую очередь внедрялось на главной водной магистрали – Волге. Не только по мощности, но и по техническому уровню волжскому речному флоту принадлежало мировое первенство. Развитие флота в других речных бассейнах страны намного отставало от волжского.

Речные суда перевозили лес, хлеб, соль, нефть, металлы, сахар, картофель, водку, бумагу, холст, сукна, мыло и многое другое. Быстро и внушительно развивались пассажирские перевозки. Пароходы в самое короткое время завоевали популярность у населения .

В целом речной транспорт России представлял собой важную составную часть транспортной системы страны и крупный фактор экономического развития. Так же как и железные дороги, он оказывал сильное влияние на динамичное развитие сельского хозяйства, промышленности и торговли.

Как и до 1861 г., в пореформенную эпоху внешнеторговые морские перевозки совершались главным образом на иностранных судах. В морс­ком транспорте доля русского флота по-прежнему оставалась очень скром­ной (немногим более 10%).

Торговля

Внутренний рынок. В 60-90-х годах XIX в. в России происходил бурный рост внутренней торговли. Этот торговый бум был вызван главным образом тремя факторами. Во-первых, отменой крепостного права, что позволило значительной массе сельского населения совершенно свободно заниматься торговой и промышленной деятельностью. Во-вторых, заметным увеличением промышленной и сельскохозяйственной продукции, готовой появиться на внутреннем рынке. И в-третьих, бурным развитием железнодорожного транспорта, а также интенсивным ростом речного судоходства.

В пореформенный период формирование рынка промышленного шло бок о бок с процессом складывания единого аграрного рынка, что завершилось к 80-м годам XIX в. созданием всероссийского товарного рынка.

Хлебные грузы стали одним из основных видов грузов в железнодорожных товарных перевозках (от 30 до 90% на разных линиях). Кроме зерна по железным дорогам перевозили в больших количествах каменный уголь, лесные строительные материалы, чугун, железо, сталь, рельсы, сахар, нефть и нефтепродукты, хлопок, шерсть и многое другое. Внутренний грузооборот железных дорог России вырос за 1890-1898 гг. с 4,6 до 6,4 млрд. пудов всевозможных товаров.

Экономист В.И.Чаславский писал в своем отчете, как после постройки Орловско-Витебской железной дороги в Орловском районе произошла коренная ломка традиционных товарных путей: «Торговля в крае вдруг оживилась и отовсюду потянулись обозы с хлебом и сырьем, но не по обычным зимним торговым трактам, а прямо уже к станциям железных дорог, начиная от Курска до Орла и даже до Мценска и от Орла до Брянска. Цены на хлеб и на все сырые произведения стали быстро расти, так что в несколько недель сравнялись с существующими в Москве. Требование со стороны Москвы приостановилось и все потянулось к Западу».

Вместе с тем, и сами железные дороги явились крупными потребителями товаров тяжелой промышленности – минерального топлива для паровозов, металла и леса для постройки путей и подвижного состава, и значительная армия железнодорожников (более 550 тыс. человек) постоянно предъявляла спрос на продукты сельского хозяйства и легкой промышленности.

На развитие внутренней торговли большое влияние в период навигаций оказывало речное судоходство. В первую половину лета шли в основном хлебные грузы со Средней Волги и Камы преимущественно к Рыбинску. Летом судоходство сосредоточивалось на Нижней Волге, откуда вывозились главным образом соль и рыба, а также хлеб и продолжались перевозки хлеба с саратовских, самарских, симбирских и казанских пристаней; с устья Камы шел металл, доставляемый туда с Чусовой. Все эти перевозки были связаны преимущественно с Нижегородской ярмаркой, которая оставалась главной ярмаркой России. Начиная с сентября и до закрытия навигации, выполнялись осенние рейсы: перевозился хлеб в Рыбинск, Ярославль, Нижний Новгород и в Казань для мукомольных и винокуренных заводов, продовольственные грузы для северных губерний, а из Астрахани к Саратову шла малосольная рыба. Годовой объем перевозок, доставлявшихся по Волге с притоками и Мариинской системе, в начале 70-х годов составлял в среднем 5 млн. тонн. Наибольшую долю (до 70%) занимали два груза – лес и хлеб. В 80-90-х годах довольно широко развернулась перевозка нефти и нефтепродуктов на специальных нефтеналивных баржах.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.