Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОБЩЕСТВЕННОЕ И НАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ





Во второй половине XIX века в России четко обозначились и действовали три общественных течения: консервативное, либеральное и радикальное. Каждое из них имело идеологов, круг активных сторонников, а также определенную социальную базу. Эти политические течения коренным образом отличались друг от друга по своим стратегическим целям и тактике действий.

Консервативный лагерь

Термин «консерватор» латинского происхождения и в переводе оз­начает «охранитель». Среди российских консерваторов было нема­ло весьма образованных и талантливых людей, среди них – П.А.Ва­луев, С.Ю.Витте, В.П.Да­нилевский, К.Н.Леонтьев, М.Н.Кат­ков, Ф.М.Дос­тоев­с­кий, К.П.По­бедонос­цев, А.Д.Пазухин и другие. Лучшую, наибо­лее мыслящую часть консерваторов нельзя отождеств­лять с откровенными реакционерами.

Среди основных мировоззренческих позиций консерваторов отметим такие, как признание незыблемости самодержавного монархического правления, освещенного религией; сохранение сословного деления общества под покровительством власти; гарантия частной собственности и участия аристократии в делах государственного управления; важность сохранения традиций, исторических институтов, исконных символов, государственно-церковных и бытовых ритуалов, характерных для России. Сущность консервативных воззрений составляет благоволение по отношению к устоявшимся обычаям и традициям. Консерваторы всегда отрицательно относились к массовым социальным действиям, неизменно отстаивая порядок, спокойствие и преемственность.

Вместе с тем, стремясь сохранить тысячелетнее российское государство в условиях пореформенной эпохи, характеризуемой резко менявши­мися социально-политическими настроениями в обществе, идео­логи кон­сервативного лагеря стали обращаться к таким национально-госу­дарствен­ным ценностям, как практика земских соборов, соучастие представителей от «земель» в решении обще­государственных дел, вечевое народоправие, православная духовность.



На основе этих идей возникло так называемое «консервативное обновленчество» как одно из ведущих течений в среде высшего чиновничества. В 1862 г. министр внутренних дел П.А.Валуев подал императору записку, в которой обосновал необходимость преобразования Государственного совета в выборный дворянский совещательный орган. Александр II ответил отказом, поскольку опасался усиления дворянской оппозиции проводимому им реформаторскому курсу. Отклонено было и новое предложение П.А.Валуева по этому поводу, сделанное в 1863 году.

В январе 1865 г. Московское губернское дворянское собрание приняло адрес на имя царя, в котором была сформулирована идея создания дворянского представительства «для обсуждения нужд, общих всему государству». Однако и это предложение было отклонено царем. Александр II полагал, что не только народ, но даже и высшие классы «не достигли еще культурного уровня, необходимого для представительного правления». Опасался он и того, что, введи он конституцию, «завтра Россия распадется на куски». Тем не менее, представление царю конституционных проектов продолжалось. В 1866 г. с новым таким проектом к нему обратился великий князь Константин Николаевич. Он предлагал создать при Государственном совете два съезда – земский и дворянский – для обсуждения государственных дел. Однако и этот проект был отвергнут.

В начале 1870-х годов шеф жандармов и начальник III отделения граф П.А.Шувалов попытался убедить царя привлечь представителей земств хотя бы к обсуждению частных вопросов правительственной политики. Но ни общая формулировка замысла, ни ограничение его сугубо хозяйственными нуждами не встретили понимания императора.

В конце 70-х годов, в условиях усиливавшегося народнического террора, а также активизации требований со стороны либералов политических реформ в стране в правительственных кругах получили распространение взгляды о возможности спасти самодержавие и империю путем привлечения к управлению страной представителей общественности. Министр внутренних дел и шеф жандармов М.Т.Лорис-Меликов в целях расширения социальной базы самодержавия предложил создать в стране законосовещательный орган при царе, состоящий из таких корпоративных объединений, как земства, городские думы, дворянские собрания. Это предложение воспринималось обществом как реальный шаг на пути введения в России конституции. Однако этот проект был перечеркнут в связи с убийством 1 марта 1881 г. Александра II.

Новая политическая обстановка, возникшая в стране после 1 марта 1881 года, сделала фактически невозможным выдвижение требований о создании общегосударственного представительного органа, даже в том ограниченном виде, о котором мечтала наиболее просвещенная часть российских консерваторов. Да и само консервативное движение сменило свои ориентиры. Оно призвало заморозить политические реформы в стране. В новых общественно-политических условиях идеология российского консерватизма воплотилась во внутренней политике Александра III.

В 1882 г. сложился своеобразный консервативный «триумвират» в лице обер-прокурора Святейшего Синода К.П.Победоносцева, редактора «Московских ведомостей» М.Н.Каткова и министра внутренних дел Д.А.Толстого. К ним примыкали И.Д.Делянов, назначенный министром народного просвещения, министр государственных имуществ М.Н.Ост­ров­ский и редактор консервативной газеты «Гражданин» князь В.П.Ме­щер­ский.

Наиболее крупной и яркой фигурой среди русских консерваторов в последние два десятилетия XIX в. был К.Победоносцев (1827-1907). Сын профессора Московского университета, он окончил привилегированное училище правоведения, что позволило ему вести преподавательскую и научную работу в университете по кафедре гражданского права. В 60-х гг. Победоносцев, находясь в то время на позициях умеренного либерала, как профессиональный юрист принял участие в подготовке Судебных уставов 1864 г. С 1861 г. он был приглашен преподавать юриспруденцию великим князьям, в том числе будущему императору Александру III. Отсюда началась блестящая карьера Победоносцева в высших сферах власти: с 1868 г. – он сенатор, с 1872 г. – член Государственного совета. Начиная с 1880 г., он 25 лет бессменно занимал высокий и ответственный пост обер-прокурора Святейшего Синода, был одним из близких и влиятельных советников Александра III. Победоносцев проявил себя также как даровитый ученый в области истории государства и права и яркий публицист.

Внутренняя работа, завершившаяся к концу 1870-х годов формированием у Победоносцева устойчивой системы консервативных взглядов, явилась реакцией на пореформенное развитие России – резкое, а потому весьма болезненное движение от прежнего традиционного общества к буржуазному, сопровождавшееся крушением привычных связей, поляризацией интересов и ростом социальной напряженности. Переходу Победоносцева в стан консерваторов способствовали также длительная близость его к консервативно-патриархальной царской семье, высокие государст­венные посты, которые он занимал многие годы. Злодейское убийство Александра II не только окончательно завершило этот переход, но и во многом способствовало оформлению в его мировоззрении крайне правых позиций в пореформенном русском консерватизме.

Характерно в этом отношении выступление Победоносцева на заседании Совета Министров 8 марта 1881 г., которое вел Алек­сандр III и на котором должен был обсуждаться проект государст­венных преобразований Лорис-Меликова, одобренный еще Алек­сандром II. Обер-прокурор Синода подверг резкой критике итоги реформ 60-х годов: крестьянам была дана свобода, но не было «устроено над ними надлежащей власти, без которой не может обойтись масса темных людей»; новые земские и городские учреждения – это «говорильни», в которых орудуют «люди негодные, безнравственные», «вносящие во все всякую смуту»; судебные учреждения – это «говорильни адвокатов», благодаря которым «самые ужасные преступления… остаются безнаказанными»; наконец, свобода, предоставленная печати, создала «самую ужасную говорильню». Сам Победоносцев, характеризуя оказанное его речью впечатление, писал, что его слова «гро­мом упали» на совещание.

В качестве верховной власти в России Победоносцев признавал исключительно монархию, которая рассматривалась им как форма правления, свойственная православной культуре русского народа. Главную цель своей государственной деятельности он видел прежде всего во всемерном укреплении монархии. Не случайно именно Победоносцеву Александр III поручил составить манифест о незыблемости самодержавия в России, подписанный императором 29 апреля 1881 г. В разработанной Победоносцевым программе реорганизации системы органов управления предлагалось, в частности, исключение всякой возможности любого ограничения законодательной компетенции монарха; превращение Совета Министров в орган, объединяющий законодательную и исполнительную власть, в котором монарх мог бы иметь орган непосредственного воздействия на все сферы управления в стране; упразднение Государственного совета, который, по мнению автора программы, являлся объектом реформирования в орган народного представительства; исключение возможности законодательного оформления разделения судебной и административной власти; введение принципа независимости администрации от судебной власти (т.е. недопущение судебного преследования должностных лиц административного ведомства). К чести Александра III, он гораздо шире смотрел на настоящее и будущее государственное устройство России и не спешил претворять в жизнь многие советы Победоносцева.

Чрезвычайную опасность Победоносцев видел в неуклонно наращивающей свое влияние в России западной идее парламентаризма, которую он называл великой ложью своего времени, поскольку этот новый институт власти, по его мнению, подорвет глубинные основы национальной духовности русского народа, его историческое единение с царем.

Как руководитель Священного Синода, Победоносцев считал важнейшим делом своей жизни защиту, утверждение и дальнейшее распространение русского православия, которое, как известно, издавна являлось консервативным по своей сущности. Он выступал, в частности, за монопольное право церкви на начальное народное образование. С этой целью была создана широкая сеть церковно-приходских школ по всей территории Российской империи, что объективно способствовало повышению грамотности среди сельского населения.

Вместе с тем, не без влияния Победоносцева в 80-х – начале 90-х годов во внутренней политике правительства Александра III стали все более явственно проявляться черты крайнего национализма и великодержавного шовинизма (в частности, в отношении поляков, евреев и нерусских народов Поволжья и Приуралья). Под давлением Победоносцева в связи с «Вре­менными правилами о печати» был закрыт ряд либеральных газет. Все это сближало руководителя Синода с реакционно настроенной частью российского общества.

Многими современниками Победоносцев воспринимался как своеобразный символ эпохи правления Александра III. Поэт А.Блок выразил это восприятие в следующей строке: «Победоносцев над Россией простер совиные крыла».

Значительное влияние на консервативный лагерь оказывал М.Н.Кат­ков (1817-1887). В пореформенное время, являясь редактором-издателем крупнейшей газеты «Московские ведомости», а также издателем и руководителем журнала «Русский вестник», он имел широкие возможности свободно излагать свои общественно-политические взгляды, оказывая тем самым серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю политику правительства. Для Каткова прежде всего нравственна была лишь служба лично монарху, воплощающему, по его убеждению, единство власти и народа. С конца 1870-х годов он все более отрицательно относился к проводимым правительством Александра II реформам и их результатам. Одну из главных опасностей Катков видел в оторванности интеллигенции от устоев и традиций русской народной жизни, в ее враждебности к единому с народом царю. С ростом радикальных настроений в обществе Катков еще резче выступал против либеральной интеллигенции, пореформенных политических институтов, всех «легальных служителей крамолы». После покушения А.К.Соловьева на императора Александра II в апреле 1879 г. Катков требовал ужесточения репрессий против террористов и установления диктатуры. Ответственность за убийство Александра II он возлагал не столько на «ничтожную кучку ошалелых мальчишек», сколько на общество в целом, развращенное либеральным режимом. Политика реформ привела, по убеждению Каткова, к упразднению власти в стране.

Манифест императора Александра III от 29 апреля 1881 г. о незыблемости самодержавия в России он воспринял как поворот от малодушия, полумер к коренным началам, гарантирующим целостность и стабильность государства. Критика административной и правовой системы, сложившейся в результате реформ 60-70-х годов, постепенно оформилась у Каткова в программу так называемых контрреформ. Многие его предложения были воплощены в новом университетском уставе 1884 г., в реформировании земских учреждений, в законе о земских начальниках. Острым нападкам со стороны Каткова в 80-х годах подверглась вся судебная система, созданная в результате судебной реформы 1864 г., хотя критика эта не имела практических последствий. Резкие нападки консервативного публициста как на «учреждения», так и на «лица» иногда приводили к конфликтам с правительством и даже вызывали неудовольствие Александра III. Лишь благодаря своему авторитету «истинного охранителя и патриота» и заступничеству Победоносцева Каткову удавалось избежать цензурных кар.

В начале 80-х годов XIX века консерваторы во главе с К.П.По­бедо­носцевым добились замены министров: народного просвещения А.И.Ни­колаи, юстиции Д.Н.Набокова и финансов Н.Х.Бунге, которые отстаивали неприкосновенность преобразований Александра II. В майском номере «Русского вестника» за 1885 г. была напечатана статья предводителя дворянства Алатырского уезда Симбирской губернии А.Д.Пазухина «Современное состояние России и сословный вопрос». Она явилась своеобразным манифестом консервативных сил. Автор указывал, что «смутное» положение империи, выражавшееся в распространении «анархических» учений, падении авторитета власти, упадке религии, нравственности, семейных традиций и т.д., порождено преобразованиями Александра II с их отрицанием сословного начала. Единственным способом укрепления самодержавия и основ россий­ской государственности Пазухин считал восстановление сословных учреждений под руководством дворянства.

В конце 1880-х годов консервативный «триумвират» распался: в 1887 г. умер Катков, в 1889 г. – Толстой. Эти события оставили Победоносцева в одиночестве и навсегда лишили его прежнего влияния. В значительной степени это было вызвано также заметным охлаждением к нему Александра III в последние годы правления. В 1893 г. в разговоре с С.Ю.Витте император говорил, что он «уже давно перестал принимать во внимание» советы Победоносцева, который, будучи «отличным критиком», «сам никогда ничего создать не может», а «одною критикой жить нельзя».

Остановить прогрессивно-поступательное развитие российского общества, основанное на Великих реформах Александра II, консерваторы оказались не в состоянии. Обнаружились также совершенно незначитель­ные результаты их лоббийских усилий и законодательной деятельности (о чем уже говорилось в главе II). Все это вызвало кризис в консервативных кругах на исходе XIX в.

Либеральное движение

Существенным фактором общественно-политической жизни пореформенной России являлось либеральное движение. Своими корнями оно было связано с движением западников и славянофилов 30-40-х годов XIX века.

В.И.Даль, отражая общественное мнение второй половины XIX в. о либералах, отмечал в своем знаменитом «Толковом словаре живого великорусского языка»: «Либерал – политический вольнодумец, мыслящий или действующий вольно; вообще, желающий большой свободы народа и самоуправления».

Центральная идея либерализма – это идея индивидуальной свободы, реализация которой предполагалась в социальной, экономической и политической сферах жизни общества. Политико-юридическим выражением либерализма являлся конституционализм – система государственно-право­вых условий, необходимых для обеспечения свободы личности.

Либералы всемерно поддержали прогрессивные преобразования Александра II, непосредственно участвуя в их разработке и осуществлении. В эпоху Великих реформ именно в самодержавии они видели мощную политическую силу, способную осуществить либеральную перестройку в стране, и решительно отвергали возможность осуществления общественных перемен насильственным путем. Они были сторонниками реформ сверху.

Огромное значение либералы придавали формированию личности будущего царя. В 1857 г. один из ведущих идеологов российского либерализма – К.Д.Кавелин стал наставником наследника престола – цесаревича Николая Александровича, умершего в 1865 г. Участвовали в воспитании и образовании великих князей и другие либералы – М.М.Стасюлевич и Б.Н.Чи­черин. Однако постепенно российские либералы переходили от проповеди у трона к распространению своих взглядов среди широких слоев российской интеллигенции.

Группа либеральных профессоров Петербурга основала в 1866 г. журнал истории, политики и литературы «Вестник Европы», который надолго (он был закрыт в 1918 г.) стал одним из главных выразителей либеральный идей в России. Издателем и редактором журнала являлся историк М.М.Стасюлевич (до 1908 г.). Среди сотрудников – писатели и поэты И.А.Бунин, Д.Н.Мамин-Сибиряк, Д.С.Мережковский, А.Н.Островский, М.Е.Салтыков-Щедрин, А.К.Толстой, И.С.Тургенев, И.А.Гончаров, историки В.И.Гертье, Н.И.Кареев, Н.И.Костомаров, М.П.Погодин, В.И.Се­мевский, С.М.Соловьев, Е.В.Тарле и др., философ В.С.Соловьев, юристы К.Д.Кавелин, В.Д.Спасович, А.Ф.Кони, К.К.Арсентьев, Б.И.Утин и др., естествоиспытатели К.А.Тимирязев, И.И.Мечников, И.М.Сеченов и др.

На страницах «Вестника Европы» печатались самые разнообразные материалы: литературные произведения, обзоры внутреннего и международного положения, биографии известных деятелей, наиболее интересные исследования в области гуманитарных и естественных наук.

«Вестник Европы» проповедовал необходимость переустройства путем системы реформ государственного быта России на началах конституционализма, гарантии прав личности и законности. Особое внимание уделялось земству, которое рассматривалось как орган народного представительства и основа будущего парламентского строя. В области народного просвещения журнал выступал противником классического образования. Он критиковал как произвол правительства, так и действия революционеров. «Вестник Европы» пользовался популярностью в среде интеллигенции, имел постоянный круг читателей и репутацию «профессорского журнала».

Либеральными изданиями пореформенной поры были также журналы «Русская мысль», «Юридический вестник» (Москва), газеты «Русские ведомости» (Москва), «Санкт-Петербургские ведомости», «Голос» (Санкт-Петербург), «Волжский вестник» (Казань) и ряд других центральных и местных изданий России. Они формировали новое политическое и правовое сознание, сделавшее возможным углубление политических требований русских либералов и выдвижение ими самостоятельной программы социальных реформ.

Большую роль в формировании программы либеральных преобразований сыграла научная, издательская и лекционная деятельность Московского юридического общества, учрежденного в 1863 г.

Важный этап в развитии либерального движения в России был связан с деятельностью земских учреждений. Согласно Положению 1864 г. земские учреждения были созданы для заведования местной хозяйственной и культурной жизнью. Либералы не были этим полностью удовлетворены и стремились расширить сферу их деятельности, добиться права и на государственное управление. Активное участие в этом движении принимали прогрессивные представители дворянства и демократической интеллигенции, в том числе так называемого «третьего элемента», состоявшего из вольнонаемных служащих органов земского и городского самоуправления.

К концу 60-х годов XIX века активность земской либеральной оппозиции начала возрастать. Она проявлялась, в частности, в подаче адресов и ходатайств на имя царя, где были сформулированы основные требования либералов: необходимость созыва Земского собора; реформа Государственного совета путем введения в него представителей от губернских земств; расширение полномочий органов местного самоуправления; введение в России демократических свобод – свободы слова, печати; отмена сословных привилегий.

В начале 1867 г. Санкт-Петербургское губернское земское собрание подало ходатайство о созыве общероссийского земского собрания. В 70-е годы уже целый ряд губернских и уездных земств, в том числе и Казанское, подали правительству свои адреса, где настойчиво предлагали привлечь представителей общества к решению общегосударственных дел. Среди активных сторонников введения в России конституции и проведения социальных реформ выделялись: П.Г.Виноградов – профессор Мос­ковского университета, историк; В.А.Гольцев – юрист, активный деятель земского либерального движения (в 1879 г. он был одним из организаторов нелегального съезда земской оппозиции в Москве); Н.А.Каблуков – экономист, статистик, общественный деятель; Н.И.Кареев – профессор Петербургского университета, историк, общественный деятель; М.М.Кова­левский – профессор Московского университета, историк, этнограф, юрист, социолог, общественный деятель; А.Ф. и С.Ф. Фортунатовы, А.И.Чупров – земские статистики и др. Радикально настроенные представители земств, среди которых были Д.И.Шаховской, Ф.И.Ро­дичев, П.А.Долгоруков, обратились к нелегальной политической деятельности, созывая тайные совещания и съезды с целью объединить разрозненные силы либералов для решения стоящих перед либеральным движением задач. В этих условиях правительство готово было пойти на осуществление ряда мер, способных удовлетворить требования представителей земского либерального движения, и тем самым укрепить свое положение.

Однако убийство 1 марта 1881 года Александра II изменило всю общественно-политическую ситуацию в стране. Александром III была продекларирована верность самодержавной форме правления в России.

После смерти Александра II значительная часть земцев отошла от политики, сосредоточившись на административно-хозяйственной и культурно-просветительской деятельности. Многие из либералов, активно проявлявшие себя в 60-70-е годы, восприняли эпоху, наступившую вслед за гибелью царя, как время «неосуществившихся надежд и несбывшихся мечтаний».

Однако либерализм как политическое движение в этот период не исчезает. Восьмидесятые годы стали временем становления общественных взглядов целой плеяды молодых людей, которым было суждено через несколько десятилетий составить первое в истории российского общества поколение свободных публичных политиков. Среди них П.Н.Милюков, Д.И.Шаховской, Ф.Ф.Ольденбург, М.М.Ви­навер, А.А.Кизеветтер и др. Видную роль в разработке либеральной модели общественного устройства и в пропаганде либеральных взглядов в 80-90-е годы XIX века сыграли кружки и собрания городской, преимущественно столичной интеллигенции.

Столкнувшись с нежеланием нового императора Николая II проводить прогрессивные преобразования, либералы приступили к практическим шагам по созданию политических организаций, действовавших полулегально как в России, так и за границей.

Радикальное движение

Крупным и ярким течением в общественной жизни России 60-80-х годов явилось радикальное движение, участники которого исповедовали идею ликвидации существующего в стране общественного и государственного строя путем революции, главным образом в форме всеобщего крестьянского восстания. Все сильные и слабые стороны этого движения воплотились в революционном народничестве.

У истоков революционного народничества стоял А.И.Герцен. Оказавшись с 1847 г. в эмиграции в Западной Европе, он получил возможность совершенно свободно излагать свои мысли. На рубеже 40-50-х годов Герцен приступил к разработке теории общинного социализма. По его мысли, русская община сохранила коллективные основы экономической и политической жизни крестьян. Общинное землепользование, право на зем­лю и народный сельский сход казались ему проявлением черт крестьянс­ко­го социализма. Он рассматривал общину как отправную основу к пол­ному развитию русского социализма. Теория общинного социализма Герцена впоследствии стала теоретической основой народничества. Она получила дальнейшее развитие в трудах Н.Г.Чернышевского, М.А.Баку­нина, П.Л.Лаврова, П.Н.Ткачева, Н.К.Михайловского и других теоретиков народ­ничества.

Герцен вначале с восторгом встретил крестьянскую реформу 19 февраля 1861 г., однако вскоре пришел к выводу, что она носит крайне ограниченный характер. Именно тогда, в 1861 г., прозвучал его призыв к молодежи идти в народ. Молодежь должна, по мысли Герцена, «оставить революционную риторику и заняться делом», то есть соединиться с народом, стать реальной силой, пропагандировать народу «религию земли». Проповедь Герцена положила начало народническому движению в России.

Одна часть демократической молодежи пошла в народ, чтобы ближе познать его, просветить, поднять его культурный уровень, другая – убедить крестьян в необходимости подняться на повсеместное народное восстание против существующего режима.

Сам Герцен в конце своей жизни выступил против призыва к немедленному социальному перевороту, требования наиболее решительных революционных народников не «учить» народ, а «бунтовать» его. Он доказывал, что насилием нельзя создать новое общество, для этого необходимы созидательные идеи и высокий уровень народного сознания. Это политическое завещание Герцена было с пониманием воспринято главным образом представителями либерального народничества.

«Колокол». Важной заслугой А.И.Герцена и Н.П.Огарева перед Россией и прежде всего перед русским общественным движением явилось издание «Колокола». Это была первая русская бесцензурная общественно-политическая газета, которая печаталась в «Вольной русской типографии» в 1857-1867 гг. вначале в Лондоне, а затем в Женеве.

Общее редактирование «Колокола» осуществлял Герцен. Огарев готовил статьи и редактировал материалы главным образом по финансово-экономическим и юридическим вопросам. Из более чем 2 тыс. публикаций «Колокола» перу Герцена принадлежат 1,2 тыс., Огареву – около 100 (подсчеты историка Н.Я.Эйдельмана). В работе по изданию газеты в разное время принимали участие М.А.Бакунин, И.С.Аксаков, Н.А.Добролюбов, К.Д.Каве­лин, М.Л.Михайлов, Н.Н.Обручев, Ю.Ф.Са­марин, Н.А.Серно-Соловьевич, И.С.Тургенев, Б.Н.Чичерин, Н.В.Шелгунов и др. В «Коло­коле» печатались также Дж.Гарибальди, В.Гюго, Дж.Мадзини, Ж.Мишле, П.Прудон и другие европейские ученые, писатели и политические деятели.

В газете публиковались статьи и материалы, не пропущенные русской цензурой, секретные правительственные документы, материалы тайных обществ по истории общественного движения в России, письма в редакцию и ответы на них, некрологи, отрывки из произведений русских писателей и др. В «Колоколе» систематически предавались огласке факты взяточничества, злоупотребления властью и казнокрадства чиновников, помещичьего, полицейского и цензурного произвола и др. Делая факты произвола достоянием гласности, газета тем самым оказывала влияние на формирование общественного мнения в стране.

Через европейских книгопродавцев, агентов английских торговых фирм, русских моряков, многочисленных посетителей Герцена и Огарева, а также по тайным каналам польской эмиграции «Колокол» проникал в Россию, расходился среди либерально настроенных дворян, чиновников, купцов, учащейся молодежи. Газету читали даже в Зимнем дворце, министерствах и других правительственных учреждениях. В отдельные годы тираж «Колокола» составлял 2,5-3 тыс. экземпляров.

В Казани «Колокол» можно было совершенно легально приобрести в книжном магазине Петрика. Газета имела успех в различных слоях казанского общества и прежде всего у разночинной учащейся молодежи. Она «ходила по рукам, зачитывалась до дыр». В Казанском университете можно было встретить студентов с «Колоколом» Герцена и Огарева. У профессора университета Н.Н.Булича имелся в личной библиотеке весь комплект запрещенной в России газеты за все 10 лет.

В 1857-1861 гг., в период заметного оживления общественного движения в России, издатели «Колокола» уделяли главное внимание крестьянскому вопросу, полагая, что именно крепостное право является главным препятствием на пути к развитию и укреплению сельской общины как основы будущих социально-экономических отношений в стране. Своими первостепенными задачами они считали содействие скорейшему освобождению крестьян с землей, чтобы предотвратить возможное кровопролитие; сплочение ради этой цели всех антикрепостнических сил; моральное давление на Александра II и правительство с целью побудить их к реформам. На страницах газеты публиковались многочисленные записки и проекты, посвященные освобождению крестьян с землей, приводились факты крепостнического произвола в отношении «крещенной собственности», систематически печатались сообщения о работе Главного комитета по крестьянскому делу, протоколы заседаний губернских дворянских комитетов. Герцен и Огарев приветствовали Манифест 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права и назвали Александра II «Освободителем», выразив надежду на продолжение реформ.

Однако известия о расправах над участниками крестьянских выступлений в 1861 г., в том числе и особенно над крестьянами с.Бездна Спасского уезда Казанской губернии (события в Бездне «Колокол» освещал подробно и с большим негодованием), о расстреле демонстрации в Варшаве и других актах правительственного террора привели к резкому изменению позиции издателей «Колокола». В статье «Разбор нового крепостного права» Огарев пришел к выводу, что в результате крестьянской реформы 1861 г. «народ царем обманут». В этот период (1861-1863 гг.) «Колокол» систематически публиковал сведения о крестьянских выступлениях и их усмирении.

Уверенные, что массовое крестьянское восстание произойдет в России весной-летом 1863 г., но что крестьяне еще темны и неспособны к сознательной борьбе за землю и волю, Герцен и Огарев призвали молодежь идти «В народ! К народу!», нести пропаганду в провинцию, куда, как они думали, переместится центр будущего переворота. В этот период «Коло­кол» публиковал статьи-прокламации, которые затем выпускались отдель­ными изданиями: «Что нужно народу?», «Что надо делать войску?», «Что нужно помещикам?» и др. Листы «Общее вече» (они выходили как приложения к «Колоколу») были написаны «простонародным» языком и рассчитаны на «старообрядцев, людей торговых и мастеровых, крестьян, мещан, дворовых людей и разночинцев».

Период 1864-1867 гг. – время упадка «Колокола», вызванного многими неблагоприятными для газеты причинами. Среди них – крушение надежд на крестьянское восстание в 1863 г., распад и самоликвидация тайного общества «Земля и воля» в 1864 г., продолжение правительством Александра II политики реформ, прогрессивность которых не была понята издателями газеты, и др. Все это способствовало падению популярности «Колокола». В 10-ю годовщину издания газета прекратила свое существование.

«Земля и воля» (1861-1864 гг.). Весной-летом 1861 г. в Петербурге было создано тайное революционное общество «Земля и воля». По замыслу основателей организации, ее название должно было отразить два главных требования крестьянских масс: земли и воли. Однако эти крестьянс­кие требования были в целом удовлетворены реформой 19 февраля 1861 г. Название кружка отразило таким образом резко отрицательное отношение революционных демократов (Герцена, Огарева, Чернышевского и др.) к крестьянской реформе, их непонимание прогрессивности начатых правительством Александра II преобразований в России.

В организацию вошли братья А.А. и Н.А.Серно-Соловьевичи, А.А.Слеп­цов, Н.Н.Обручев, В.С.Курочкин, С.С.Рымаренко, позднее И.Н.Утин, Г.Е.Благосветов, Г.З.Елисеев, Н.С.Курочкин. Идейным ее руководителем советская историография считает Чернышевского. Петербургский кружок поддерживал тесные связи с редакцией «Колокола» (Герцен позже стал главным заграничным представителем «Земли и воли»), вел с ней конспиративную переписку по вопросам программы и тактики революционных действий. К лету 1863 г. было создано около 15 местных отделений «Земли и воли»: Московское, Казанское, Нижегородское, Саратовское и др.

Казанский комитет (П.Ровинский, И.Умнов, Г.Иловайский, С.Клаус, Н.Шатилов) сумел подготовить и типографски размножить прокламацию «Долго давили вас, братцы», обращенную к крестьянам, для пропаганды демократических идей использовал легальные литературные вечера, проводимые в Казани.

Центральный петербургский кружок установил связи со студенческими землячествами столицы и ряда других городов, создал подпольную типографию, в которой печатались агитационные воззвания и прокламации, а в 1863 г. – листки «Свобода» (вышло 2 номера). Следует отметить, однако, что в советской историографии размах деятельности «Земли и воли» был сильно преувеличен. На деле все было в значительно меньших масштабах.

Весной 1862 г. правительство нанесло ощутимый удар по революционно-демократическому движению. В связи с появлением экстремистской прокламации П.Г.Заичневского «Молодая Россия», в которой содержался откровенный призыв к свержению существующего государственного строя, были приостановлены издания журналов «Современник» и «Русское слово», арестованы Чернышевский, Н.А.Сер­но-Соловьевич и Рыманенко.

Весной 1863 г. были арестованы все участники «Казанского заговора» (принятое в исторической и мемуарной литературе название попытки польских и русских революционеров поднять восстание в Поволжье). Сделать это предполагалось путем подложного «манифеста» от имени императора Александра II, в котором народ призывался к немедленному вооруженному выступлению и созданию органов революционной власти для передачи всей земли крестьянам. Центром восстания была намечена Казань. Казанский комитет «Земли и воли» счел этот заговор авантюрой и отказался в нем участвовать. Однако часть членов Московской организации поддержала план польских революционеров (И.Ф.Ки­невича, Н.К.Ива­ницкого, А.Мрочека, Р.И.Стан­кевича и др.).

Провал «Казанского заговора», а также спад массового крестьянского движения в 1862-1863 гг., повлекший за собой крушение надежд землевольцев на всеобщее восстание в 1863 г., привели к самоликвидации «Земли и воли» в 1864 г.

Выдающиеся идеологи народничества

Выдающимися идеологами народничества были М.А.Бакунин, П.Л.Лав­ров, П.Н.Ткачев, Н.К.Михайловский.

Бакунин Михаил Александрович (1814-1876). Родился в богатой дворянской семье. Окончил Артиллерийское училище в Петербурге, но продолжать военную карьеру не стал. Поселился в Москве, где начал серьезно изучать немецкую философию И.Канта, И.Фихте и Г.Гегеля. Был деятельным участником философской и литературной полемики 30-х годов. Сблизился с Н.В.Станкевичем, В.Г.Белинским, Т.Н.Гра­новским.

В 1840 г. Бакунин оказался в Германии. Там под влиянием западноевропейской действительности и широкого круга новых для него мыслей он становится революционером.

В 1842 г. Бакунин опубликовал статью «Реакция в Германии», в которой провозгласил необходимость «полного уничтожения существующего политического и социального строя», доказывая, что «страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть». Статья произвела сильное впечатление на его друзей в России. Для самого Бакунина она означала начало складывания в его мировоззрении анархистских взглядов.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.