Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Восточный вопрос» в правление Александра II





На вторую половину XIX века приходятся третий и четвертый этапы «восточного вопроса» во внешней политике России. Третий этап (от Парижского мира 1856 г. до окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг.) характеризовался попыткой России добиться пересмотра ограничительных статей Парижского мира и восстановить свои позиции на Балканах. Наибольшими успехами России стали победа в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и ряд дипломатических документов в пользу расширения автономии балканских провинций Османской империи.

Не имея возможности выступать протектором христианских народов турецкого государства, российские власти исподволь поддерживали их освободительную борьбу против султана. Это, с одной стороны, повышало авторитет России на Балканах, а с другой, вызывало негодование правительств Англии и Австрии. Английские власти грозились ввести войска в Константинополь в случае успеха российской провокации против турецких властей. Однако российская дипломатия, опираясь на поддержку Франции и оказывая содействие национально-освободительному движению, в 1856 г. добилась вывода австрийских войск с территории Молдавии и Валахии и английского флота с Черного моря. В 1859 г. эти княжества объединились под властью избранного князя Александра Кузы. Дипломатическая поддержка Кузы со стороны России и Франции, а также перемещение русской армии к границам Бессарабии обеспечили международное признание объединения румынских княжеств.

Кроме того, русско-французский союз обеспечил дипломатическую, финансовую и военную поддержку Черногории (1858-1862 гг.) и Сербии (1862 г.) в войне за независимость от турецкого султана.

Позиция России по отношению к балканским кризисам.Румынские княжества. В первой половине 1866 г. в центре внимания европейской дипломатии вновь оказались румынские княжества Валахия и Молдавия. Князь Куза, пользовавшийся поддержкой французского императора, вызвал недовольство крупных румынских бояр и был свергнут. Вместо него на престол взошел родственник прусского короля – Карл Гогенцоллерн. Создание единого румынского государства подрывало основы Парижского мира и тем самым было выгодно России. Российская дипломатия рассчитывала в будущем урегулировать с Гогенцоллерном вопрос о возвращении России Южной Бессарабии. В 1868 г. последовало официальное признание Румынии Россией.



Критское восстание. Другая острая ситуация возникла в связи с восстанием жителей острова Крит. Население Крита, находившееся под властью турецкого султана, добивалось присоединения к свободной Греции. Русское правительство в отношениях с Османской империей придерживалось тактики расширения автономии проживавших в Порте христианских народов. Поэтому Горчаков, когда началось подавление восстания силами турецкой армии, настаивал на вооруженном вмешательстве европейских держав в этот конфликт. Однако против русского плана выступила Франция. Ее правительство выдвинуло альтернативный план – проект реформ в Турецкой империи, направленных на ее централизацию. Французские дипломаты рассматривали Османскую империю как рынок размещения французского капитала. Для стабильных доходов с инвестиций французская буржуазия была заинтересована в сохранении турецкого политического «ко­лоса на глиняных ногах». Воспользовавшись конфликтом русской и фран­цузской дипломатий, султан подавил восстание.

Сербский кризис. Русское правительство поддерживало и национальную освободительскую борьбу сербов. Получив в первой половине XIX в. государственную автономию, Сербия стремилась освободиться от остатков зависимости от султана. Она требовала вывода турецких войск из Белграда и двух других крепостей. Россия поддерживала требования сербского князя Михаила Обреновича. В результате они были удовлетворены. Однако вскоре, в 1868 г., в Белграде произошел государственный переворот. Князь Михаил был убит, и в Сербии укрепилось влияние Австрии.

В 1875 г. внимание всех европейских дипломатических ведомств вновь оказалось прикованным к политическому кризису на Ближнем Вос­токе. Османская империя все более ослабилась под натиском национально-освободительного движения славянских народов Балкан. Весной 1875 г. началось восстание в Герцеговине, а затем Боснии. Движение за помощь повстанцам охватило Сербию и Черногорию. Положение еще более ослож­нилось, когда в апреле 1876 г. восстание вспыхнуло и в Болгарии.

Позиции европейских держав по отношению к балканскому кризису 1875-1876 гг. распределились следующим образом. Английское правительство поддерживало турецкого султана в его борьбе с национально-освободительным движением и против России. На стороне Порты выступила и Австро-Венгрия. Россия традиционно поддерживала и защищала славянские народы Балкан в их борьбе с Османским владычеством. Но в данный момент русское правительство не было готово к войне и опасалось, что, случись развал турецкой империи сейчас, все выгоды от него дос­тались бы более сильным в военном отношении соперникам – Англии, Франции, Германии. Поэтому в начале кризиса правительство Александра II рассчитывало использовать повстанцев как элемент запугивания султана, но стремилось не допустить, чтобы восстание переросло во «всеобщее возмущение».

Дипломаты России добивались от султана проведения реформ в пользу христианского населения империи. Для их разработки и обсуждения Горчаков организовал встречи представителей России, Австро-Венг­рии и Германии. Выработанный в ходе напряженных переговоров «бер­линский меморандум» (май 1876 г.) содержал лишь предложения Порте заключить перемирие с повстанцами на два месяца и принять некоторые их требования.

Болгарские события. Между тем Турция учинила зверскую расправу над болгарским населением. Страна была залита кровью; свыше 30 тыс. болгар было убито, множество сел превращено в пепелища. Восстания в Герцеговине, Боснии и «болгарская резня» вызвали в России широкое общественное движение в защиту славян. На Балканы стали отправляться тысячи русских добровольцев, по всей стране собирались пожертвования. Верховная власть поощряла это движение. Император официально объявил о сборе средств в пользу восставших и сам сделал взнос в 10 тыс. рублей.

Русские политики и общественные деятели разделились на сторонников войны с Турцией (императрица, великий князь Николай Николаевич, будущий император Александр III), и сторонников выжидания ситуации (Александр II, Горчаков, военный министр Д.А.Милю­тин, министр внутренних дел С.И.Тимашев и др.). Незавершенность военной реформы 1874 г., расстройство финансов, боязнь усиления революционного экстремизма внутри страны, печальный опыт Крымской войны – все это побуждало выбирать тактику дипломатического давления на Турцию. И хотя русское правительство рекомендовало сербам воздержаться от поддержки повстанцев, 30 июня 1876 г. Сербия и Черногория объявили Турции войну.

В этой ситуации правительство России считало себя обязанным вмешаться. Для этого следовало заручиться нейтралитетом Австро-Венг­рии. Он был куплен довольно дорого. В июне 1876 г. Горчаков привез в Петербург соглашение, по которому в случае турецкого поражения карта восточной Европы должна быть расчерчена следующим образом: Болгария, Босния и Герцеговина получали автономию. Планировалось увеличить территории Сербии, Черногории и Греции. Россия смогла бы вернуть потерянную по Парижскому миру Южную Бессарабию и Батум на Кавказе. Австро-Венгрия желала присоединить часть Боснии и Герцеговины. Обе державы условились «не оказывать содействия образованию большого славянского государства» на Балканах.

Тем временем Сербия потерпела поражение. Сербский князь Милан обратился к Александру II с просьбой о помощи. 31 октября 1876 г. Россия предъявила Турции ультиматум: в 48 часов заключить с Сербией перемирие. Не готовая к войне с Россией, Порта приняла это условие. Вмешательство России предотвратило занятие турецкой армией Белграда. Понимая, что достигнутое перемирие – лишь временная мера, российские власти стали готовиться к возможной войне с Османской империей. В стране была проведена дополнительная мобилизация. Однако начинать военные действия, которые конечно повлекут огромные расходы и неизвестно чем закончатся, правительство опасалось.

Лондонский протокол 1877 года. 31 марта 1877 года представители шести заинтересованных стран (России, Германии, Австро-Венгрии, Фран­ции, Великобритании и Турции) подписали Лондонский протокол. Турции предлагалось провести хотя бы некоторые реформы в пользу ее христианских подданных на Балканах. Но Порта отклонила эти требования. Отступать теперь, когда армия была мобилизована, а Турция отвергла все русские требования, правительство Александра II не могло. 24 апреля 1877 года император подписал манифест об объявлении войны Турции.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.