Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Формирование тоталитарной государственной власти и православной идеологии Московского царства.





В конце XV века из множества земель и княжеств возникло новое мощное и единое Русское государство, для которого была характерна жесткая централизация и восточно-деспотический характер власти, опирающейся на насилие как главный способ ее функционирования. Геополитические условия диктовали особую роль государства как единственного гаранта национальной независимости в условиях непрекращающейся военной агрессии. Интересы государства начинают трактоваться как общенациональные. В таких условиях сословия имели только обязанности, вопрос о правах в 15-16 веках вообще не поднимался. Царь рассматривал государство как свою вотчину вместе с живущими в государстве людьми. Поэтому он распоряжался этими людьми, используя их в интересах государства. Если ранее отношения воина к князю было отношением вольного наемника, который может перейти к другому князю по первому желанию, служилые люди отличались от княжеских холопов, называя себя «вольными слугами», то с 16 века это положение изменилось. Частное отношение службы, став государственным отношением подданства, лишило бояр и помещиков свободы, заставив именовать себя «государевыми холопами», добровольно присвоив себе позорное звание раба. Также стали именовать себя и бывшие князья, в ущерб представлению о родовой чести.

Как известно, разгром Золотой Орды укрепил позиции и православной церкви и самого православного мировоззрения, которые сплачивали русских людей в борьбе с татаро-монгольским игом и превращались в духовный стержень нации. Но в условиях Московского царства огромный потенциал христианства оказываются мало востребованным, в силу еще более, чем раньше, гипертрофированного развития православия в государственную идеологию.Духовную жизнь Древней Руси 16 века по выражению академика Лихачева Д.С. следует назвать культурой «государственного устроения». Становление русского централизованного государства (Московского царства) сопровождалось соответствующим идеологическим «обрамлением», обосновывающим необходимость сильной деспотической власти для поддержания на огромной территории объеденной Русской земли справедливости и порядка. Все это предопределило судьбу православия в России. Переломная ситуация для судьбы православия в России складывается в начале XVI века. Она связана, с толкованием двух направлений в древнерусской церкви, одно из которых во главе с Нилом Сорским получило название нестяжателей, и другие по имени ее основателя – иосифлян.



В центре споров между иосифлянами и нестяжателями был вопрос в монастырском землевладении, расцвет которого приходился на XV век. К середине следующего столетия насчитывалось 150 монастырей- вотчинников, располагающих землями в разных княжествах. Это порождало конфликты между светскими и духовными феодалами, вносило расслоение в церковную среду. Монастыри –вотчинники, стремясь сохранить свое существование, начали искать сближения с великокняжеской властью. Последняя, в свою очередь, довольно скоро осознала всю выгоду существования межудельной собственности монастырей для усиления собственных политических позиций в различных княжествах. Так, в один причудливый узел сплелись к «стяжанию», обогащению, с одной стороны, и трезвый политический расчет, ориентация «собирания Руси» - с другой стороны. Обе эти тенденции получили последовательное воплощение в идеологии иосифлянства. Основатель течения – Иосиф- был игуменом Волоцкого монастыря. Создавая свой монастырь он, старался подражать порядкам, которые ему приходилось наблюдать в великокняжеском дворце. В качестве верного «богомольца» Василия III Иосиф разработал целую политическую теорию, обосновывавшую право московских князей на абсолютное «самодержавие». Московский государь, писал он, лишь естеством подобен человеку, «властию сана же ярко от Бога». Бог вручил ему все высшее – «милость и суд, и церковное, и монастырское, и всего православного христианства власть и попечение. Более того, московский государь, доказывал Иосиф, является главой «всея русским государем», и удельным князьям надлежит оказывать ему «должная покорения и послушания».

Во главе заволжских старцев, или нестяжателей, стоял Нил Сорский, которого уже современники назвали «великим старцем», «мужем силы духовной».

В основе учения Нила Сорского лежал принцип «рукоделия», физического труда. Всякий инок, считал старец, должен добывать себе дневную пищу и прочие нужные потребы «от праведных трудов». Ему не возбраняется принимать милостыни, но лишь в случае крайней необходимости.

Сущность нестяжания составлял также отказ от украшения церквей. Золото и серебро в церкви – только «ловитва» дьявола, «бесовское насеянье». Богу нужны лишь чистая молитва и скорбящее сердце. Русский философ Н.А. Бердяев подчеркивает, что «Иосиф Волоцкой и Нил Сорский являются символическими образами в истории русского христианства…»1 Различие их типов гораздо глубже, нежели разные отношения к монастырской собственности. Иосиф Волоцкий – представитель православия, обосновавшего и освящавшего Московское царство, православия государственного, потом ставшего императорским православием, сторонник христианства жестокого, почти садического, властолюбивого, защитник розыска и казни еретиков, враг всякой свободы, Нил Сорский – сторонник более духовного, мистического понимания христианства. Его интересовали проблемы нравственного самосовершенствования, «духовного подвига». Он много рассуждал об «умном делании» и «страстях души». Излюбленной стихией Нила до конца его дней оставались отшельничество, мистика. Глубокое влияние его мировоззрение сказали идеи исихизма. После смерти самого Нила, а позже и его талантливого ученика Вассиана Патрикеевича сошло на нет нестяжательство. Торжество иосифлян было полное.

Идеи Иосифа стимулировали возникновение теории псковского инока Филофея «Москва- третий Рим». После падения Константинополя Москва стала главным средоточием православного христианства. Русский царь, говорит старец Филофей, «един-то во всей поднебесной христианский царь». Два Рима, т.е. античный Рим – родина христианства, а также Константинополь пали, третий (Москва) стоит, а четвертого не дано.

Победа иосифлянского типа православия в Московском само­державном царстве, его логическое продолжение в идеях Филофея Псковского вомногом определили специфику самосознания, образа мышления и характера русских людей.

Люди Московского царства считали себя избранниц народом. У них сформировалось двойственное мессианское сознание. В чем была двойственность идеи "Москва - третий Рим"? Миссия России быть носительницей и хранительницей истинного христианства, православия. Это призвание религиозное. "Русские определяются православием". Россия единственное православное царство и в этом смысле царство вселенское, подобно первому и второму Риму. На этой почве происходила острая национализация православней церкви. Православие оказалось русской верой. Но в то же самое время русское религиозное призвание, призвание исключительное, связывалось с силой и величием русского государства, с исклю­чительным значением русского царя. Особенно сильно воспылали вселенские настроения в "третьем Риме" после принятия Иваном Грозным царского титула. Империалистический соблазн входил в мессианское сознание. Духовный провал идеи "Москвы - третьего Рима" былименно в том, что, Третий Рим представлялся, как про­явление царского могущества, мощи государства, сложился как Московское царство, потом как империя и, наконец, как третий Интернационал... Царь был признан наместником Бога на Земле. Царю принадлежали заботы не только об интересах царства, но и в спасении души. На этом особенно настаивал Иван Грозный. Соборы созывались по повелению царей. Церковь была подчинена го­сударству не только ее времен Петра 1, но и Московской Руси. Понимание христианства было рабским. Древнерусское православие по сути дела уклонилось от духовного универсализма христианства, его общечеловеческих идеалов. Как писал русский известный фило­соф В.С. Соловьёв, "наши предки, сами того не подозревая, отрек­лись от самой сущности христианства".1 С таким изуродованным представлением в христианстве воспитывались и вырастали на Руси "целые поколения узких фанатиков", враждебных светским наукам, философии.

Все эти обстоятельства привели к тому, что к 16 веку в основном сложился традиционный характер русской культуры, который сохранялся в облике народной культуры вплоть до 20 века. Традиционализм как тип культуры сориентирован не на будущее, а на прошлое; не на удовлетворение растущих потребностей и на интересы людей, эффективность их деятельности, а на незыблемые ценности, соответствие деятельности установленным образцам; не на логику доказательств, а на веру и подражание; не на личность и внутренний контроль поведения, а на коллектив и на внешний, общественный контроль поведения. Особенностью истории России было то, что традиционная культура сложилась здесь с запозданием по сравнению с Западной Европой, которая в 16 веке переживала эпоху Возрождения с ее интересом к человеку, к новым странам, великим географическим открытиям. С неизбежностью европейская культура оказывала все большее влияние на Россию. Это активизировало силы традиционалистской реакции, делало российский традиционализм более глубоким и агрессивным. Особенностью культуры России до 18 века было отсутствие резкого противопоставления культуры «верхов» и «низов». Они были объединены общими ценностями традиционной культуры.

Только исходя из понимания того особого типа культуры, который сложился в 16 веке в России, можно понять суть драматичных событий 17 века.

§6. Раскол в русской православной церкви и его значение для раз­вития культуры XVII века.

На протяжении 16 века в культуре накапливались такие черты и свойства, которые по отношению ко всей предшествовавшей древнерусской духовности, были безусловно кризисными и в конечном счете переходили в новое качество, подготавливая такую ценностно-смысловую парадигму в истории русской культуры, которая бы соответствовала Новому времени.

Значение событий XVII века для развития русской культуры труд­но переоценить. Не зря Н. Бердяев в работе "Русская идея" считает, что XVII век потрясает всю русскую жизнь, меняет народную психику.

XVII век стал веком окончания Смутного времени, что создала условия для интенсивного экономического развития страны, привело к возникновению национальных связей. Укрепление экономических связей повлекло за собой создание единого российского национально­го рынка, образование которого означало преодоление замкнутости отдельных территорий и их слияние в единую экономическую систему. Во второй половине XVII века изменился характер ремесла, который все больше ориентируется на рынок, превращаясь в товарное произ­водство, развиваются кустарные крестьянские промыслы, также сориентированные на рынок. Возникают крупные мануфактуры.

Рост общественного разделения труда сопровождается специа­лизацией отдельных районов страны.

Если в XIV – XVI вв. местные рынки были изолированными, то теперь они оказывались тесно связанными друг с другом или через посредство других рынков. Так, например, Тихвин торговал с 45, Псков - более чем с 50 городами. Возникают торговые ярмарки - Московская, Архангельская, Свенская, Ирбитская, Макарьевская и др. Развитие связей между территориями приводит к изживанию мест­ных диалектов, возникает языковое единство русской нации, скла­дывается единая национальная культура.

Рост торговых связей с другимистранами, а Россия торгу­ет с Англией, Голландией, Данией, Швецией, Польшей, Персией, Китаем, размыкает культурную изолированность страны, делает возможным появлениеновых культурных влияний. Расширение связей с Западней Европой меняет образ жизни, традиционное общественное мировоззрение.

Новая экономическая ситуация, складывание национальной культуры, потребности Новоговремени предъявляют требования к характеру власти, которая оказывается перед двуединой задачей: укрепление царской власти и учета нужд сословий. Ито­гом завершения этого процесса становится "Соборное Уложение", которое укрепляло централизованное государственное управление и самодержавную власть царя. Появляются труды, теоретически обосновавшие необходимость ста­новления абсолютизма. Ю.Крижанич и С.Полоцкий в своих произведениях отстаивают мысль о том, что только единоличная власть способна навести порядок внутри страны, и обеспечить решение внешнеполитических за­дач.

Реформы, проводимые царем Алексеем Михайловичем, не мог­ли не затронуть оплот духовной жизни России - церковь. Важным фактом русской истории в 17 веке был церковный раскол, возникший в результате церковной реформы. Патри­арх Никон, заручившись содействием царя, провел церковно-обрядовую реформу. Он видоизменил некоторые традиционные обряды, а богослужебные книги подверг смелому редактированию, взяв за об­разец греческие.

Восприняв христианство от Византии в Х веке вместе со всеми церковными обрядами, необходимой бо­гослужебной и религиозно-философской книжностью, русская пра­вославная церковь стремилась сохранить это наследие без изме­нений. В книгах в процессе неоднократной переписки накопилось огромное количество ошибок, что, конечно, было недопустимо. Цер­ковь несколько раз пыталась провести мероприятия по исправле­нию книг путем сличения их с греческими образцами. Но, нес­мотря на поддержку властей, эти начинания не стали обязатель­ными для всех церквей России. В условиях становления абсолютизма такая практика становилась нетерпимой, так как отсутствие еди­ного управления в церкви делало её неспособной выполнять идео­логические функции по обслуживанию самодержавия. Поэтому рефор­ма ставила своей целью унификацию богослужений по всей стране, централизацию церковного управления, увеличение налогов, взимае­мых с низшего духовенства, укрепление власти патриарха. Внешнеполитические цели реформы состояли в том, чтобы сблизить российскую церковь с украинской, в связи с воссоединением Левобережной Ук­раины с Россией.

Академик Д.С.Лихачев так оценивает церковную реформу XVII ве­ка: «Скороспелые и легкомысленно задуманные церковные реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона привели к расколу рус­ской культуры, единством которой было пожертвовано ради церковного, чисто обрядового единения России с Украиной и Белоруссией»1.

Рус­ское сознание бинарно: если не свято, то от дьявола. Усомнив­шись в святости власти, объявив государственную власть влас­тью антихриста, поправшего истинную веру, раскол создает идеологическое обоснование для сопротивления власти. Раскол не мог не оказать влияние на сознание руководителей крестьянс­ких восстаний, многие из которых вышли из раскольничьей сре­ды. Бороться с властью активно или пассивно, уходя в пустошь, становится возможным, т.к. эта власть, власть царя и патриар­ха, не от Бога, а от дьявола.

Русская культура в XVII веке испытывает потребность в ак­тивной, независимой личности. Такая личность может сформиро­ваться только при условии признаний права личности на автоном­ность. Вся западноевропейская духовность пронизана обосновани­ем права индивида не автономность.

Российская духовность не признает права личности на автономию, деспотический характер государственной власти не признает это­го права ни за группами, ни за личностями. Только выход из го­сударственной жизни мог в условиях России сформировать независимую личность. Раскол выводит за пределы официальной госу­дарственной жизни часть людей, что позволяет создать предпо­сылки для формирования гражданского общества, заставляя искать духовный идеал именно в гражданском обществе. Меняются приори­теты духовной жизни: нельзя найти идеалы в государственной сфере, ведь государство - это сфера антихриста, поэтому доми­нантой общественной жизни может стать напряженное стремление верующего старообрядца к нравственному совершенству. Государст­во - враг, на него нельзя полагаться, опору можно найти только в самом себе. Эта покинутость государством перемещает актив­ность старообрядчества на достижение мирского благополучия, по­вышает их активность и деловитость. Обретение спасения возмож­но только за пределами официальной церкви и государства, а зна­чит, этот путь лежит через активную трудовую деятельность. Эта "деловитость от покинутости" (Г. Флоровский) формирует активную независимую личность, отвечая на потребности Нового времени.

В среде раскольников складываются совершенно новые эти­ческие нормы, особый характер отношения к труду, утверждается значимость личного успеха. И хотя конкретные формы развития протестантской и старообрядческой этики были различны, но следст­вия их сходны. Главным в них является неистовое трудолюбие и принципиальная честность. Материальное обогащение перестает быть грехом, оно результат постоянного труда. Приобретение денег становится благим делом, так как только материальное укрепле­ние старообрядческой общины могло обеспечить ей автономию от госу­дарства. Поэтому для старообрядческих общин, особенно для старообрядцев-беспоповцев, развитие хозяйственной деятельности поз­волило утвердить свою самостоятельность и выступить по отноше­нию к государству независимой силой, с которой власть должна была считаться. Именно из старообрядцев-федосеевцев вышли осно­ватели знаменитых купеческих династий: Морозовы, Прохоровы, Рябушинские. Впоследствии именно на старообрядцев, вынужденных ос­ваивать необжитые земли, опирался Петр I, страстно ненавидев­ший раскольников, при создании металлургии на севере страны.

Сам факт противопоставления " большого мира" нечестия и зла малому миру старообрядческой общины делало её экономически и духовно независимой частью общества, способной заявить о себе как о самостоятельной силе. Невозможность для раскольников рассчитывать на протекционизм со стороны государства превраща­ло старообрядческие общины в костяк свободного предпринимательст­ва.

Все это создает новые нормы отношений как в сфере предпринимательства, так и в бытовой жизни людей. Чест­ность, столь несвойственная купечеству XVII в., является одной из важнейших добродетелей раскольников. Государство свои­ми поборами, произволом чиновников, откровенно разори­тельными повинностями провоцировало купечество прибегать к обману. Только старообрядчество позволило вернуться к прежним кормам, восстановить значимость купеческого слова.

Старообрядчество существенно скорректировало идеал трудовой деятельности в русской культуре. Раскольники со своей потребностью в постоянном труде, как средстве спа­сения души, были ближе к ровному, умеренному, постоянному труду, отвечающему потребности нарождающегося фабричного производства.

Таким образом, несмотря на завесу традиционализма, под знаменем сохранения старой, истинной веры формируется гражданское общество, новый характер отношений, соответст­вующий возникшим потребностям Нового времени.

Развитие национального рынка, интенсификация связи с другими странами способствуют усилению светских элемен­тов в культуре XVII в. Несмотря на страх перед чрезмерным проникновением "латинства", в России распространяется об­разование. Потребность в просвещении могла быть удовлетворена за счет того, что в Москву приехало достаточно много образованных людей из Украины и Белоруссии. Они переводили иностранные книги, обучали иностран­ным языкам. Повысился уровень грамотности населения. Так, соседи помещиков уровень грамотности составил 65%, среди купечества - 96%, среди посадских людей - 40%. Как ни ост­ро стоял вопрос о том, опасно ли приобщаться к европейской культуре, не вредит ли она благочестию, тем не менее, про­цессы общественного развития требовали расширения школ, в которых обучали и иностранным языкам. Киев, являвшийся в то время центром просвещения, направил в Москву ученых монахов для организации школ.

Светские начала в культуре проявились и в появлении но­вых литературных жанров,таких, как: повесть, сатира. Новая литература дала о себе знать проявлением интереса к пережи­ваниям человека, попыткой проникнуть во внутренний мир геро­ев. Такие бытовые повести, как: "Повесть о Горе-злосчастьи", "Повесть о Савве Грудцыне", разительно отличались от средне­вековой литературы вниманием к человеку и его жизни.

Интерес к развитию светской культуры проявился и в создании придворного театра при дворе царя Алексея Михайло­вича. Первые театральные представления состоялись 1672 г. Источником первых драматургических произведений были биб­лейские и античные сюжеты... Основоположником русской дра­матургии был С. Полоцкий. Его пьесы "Комедия притчи о блуд­ном сыне", "Трагедия о Навуходоносоре царе" поднимали важные вопросы политики и нравственности. Комедия "Блудный сын" была направлена против молодых людей, которых родители посылали учиться за границу, а они кутили и растрачивали отцовские день­ги. С 1660 г. стали приглашать в Москву немецких актеров, ор­ганизация спектаклей была поручена Грегори, который поставил комедию "Эсфирь". Все пьесы придворного театра носили полити­ческий характер - призывали боярство к смирению, подчинению царю и будили патриотические чувства.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.