Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Возрастные периоды и возрастные кризы





При изучении заболеваемости в разные возрастные пе­риоды было обнаружено, что существуют такие периоды, когда риск заболеваний значительно возрастает. Эти пери­оды получили название “возрастные кризы”. Повышенная чувствительность и риск заболеваний в возрастные кризы обусловлены, с одной стороны, биологической перестройкой, формированием и развитием определенных структур жиз­недеятельности, а с другой — появлением новых условий жизни и новых требований, предъявляемых к формирую­щейся личности.

Выделяют следующие возрастные периоды: младенчест­во — до 1 года, детство — до 11 лет, отрочество — 12—15 лет, юность — 16—21 год, зрелость — 22—50 лет, обратное раз­витие — 51—70 лет, старость — 70 лет и старше.

В клинической практике наиболее значимым являются следующие возрастные кризы: парапубертатный, препубер-татный, пубертатный и климактерический.

Парапубертатный возрастной криз приходится на воз­раст от 2 до 3 /2 лет. Этот возраст характеризуется формированием фразовой речи, ребенок начинает пользо­ваться местоимением “Я”. Это объясняется тем, что начи­нает формироваться самосознание, ребенок начинает выде­лять себя из окружающих явлений и предметов (аллопси-хическое самосознание). Сравнительно быстрое формирование новых психических функций и физическое развитие предъявляют высокие требования ко всему орга­низму, и это создает риск для различных заболеваний. В этом возрасте манифестируют эпилепсия, неврозы и дру­гие заболевания.

Препубертатный возрастной криз охватывает возраст 7—8 лет. В этом возрасте физическое и психическое раз­витие связано с формированием общественных обязанностей в связи с началом обучения в школе и адаптацией к этим новым условиям. Этот период характеризуется совершен­ствованием моторики, мышления, формированием сомато-психического самосознания. Недостаточная школьная адап­тация, чрезмерные требования, предъявляемые к ребенку в этот период, могут привести к возникновению невроти­ческих реакций и протестным реакциям с отказом от по­сещений школы.



Пубертатный возрастной криз приходится на возраст 12—15 лет. В этом возрасте происходят перестройка желез


внутренней секреции, типичные изменения, обусловленные половым метаморфозом подростков. Изменяется и социаль­ный статус подростка, к нему предъявляются большие тре­бования в связи с обучением в старших классах или в связи с приобретением специальности.

В этом возрасте меняется поведение подростков, возни­кают конфликты с родителями, учителями, появляются ре­акции протеста против опеки родителей, самоутверждение в жизни. Моторика становится неуклюжей, движения по­рывисты, они становятся крайне нетерпимы к замечаниям и советам. В этом периоде могут возникать эндогенные заболевания, невротические и психопатические реакции.

Следующий возрастной криз — климактерический. В этот период наблюдаются увядание половой функции и изменения в нейроэндокринной системе. Менопауза у жен­щин обычно сопровождается изменением самочувствия, по­вышенной утомляемостью, головокружением, головными бо­лями, раздражительностью, “приливами”, во время которых появляется чувство жара, дурноты, затруднения дыхания, потливости. Эти ощущения обычно преходящи, но в ряде случаев бывают выражены и продолжительны, поэтому по­мощь врача необходима.

В этом возрасте происходят изменения и в трудовой и общественной деятельности, возникает вопрос о переходе на пенсию, сокращении объема работы, что создает опре­деленную психологическую настроенность, мысли о при­ближающейся старости, утрате привлекательности и т. д.

В этом периоде могут обостряться имевшиеся ранее пси­хические заболевания или впервые возникать, такие как маниакально-депрессивный психоз.

4.4. Психопатологические синдромы

Синдром (от греч. syndrome — скопление, стече­ние) — совокупность симптомов, объединенных единым па­тогенезом, закономерное сочетание продуктивных и нега­тивных симптомов. Синдром — “совместный бег симптомов”. Термин “симптомокомплеко был предложен немецким пси­хиатром К. Кальбаумом (1863) при описании кататонии. В то время он считал кататонию отдельным заболеванием, но позднее стало ясно, что это наиболее типичный вариант симптомокомплекса.

Немецкому психиатру В. Гризингеру принадлежит идея, в последующем ставшая основой “единого психоза”, что все


проявления психических болезней являются стадиями од­ного и того же процесса, на первых этапах наблюдаются аффективные расстройства и чаще меланхолия, затем воз­никает бредовая симптоматика и как исход — слабоумие.

Отечественные психиатры С. С. Корсаков и В. П. Сер­бский стремились изучать психозы в динамике. В. П. Сер­бский писал, что и кататония, и гебефрения имеют общие признаки и исход в раннее слабоумие, которое Э. Крепелин рассматривал как самостоятельное заболевание.

В начале века И. Г. Оршанский при изучении острых психозов пришел к выводу, что состояние больного в каждый момент определяется не просто набором симптомов, а ком­плексом симптомов, объединенных общими закономерно­стями, и при развитии болезни происходит усложнение этих комплексов от более простых к более сложным, т. е. автор как бы повторил положение В. Гризингера, не устанавливая единую последовательность для всех психических болезней.

В связи с пандемией инфлюэнцы 1888—1889 гг. появи­лось большое количество работ с описанием аментивных и делириозных состояний, а с 1908 г. — серия работ немецкого психиатра К. Бонгёффера, который под названием “экзо­генный тип реакции” объединил синдромы различной эти­ологии. К. Бонгёффер считал, что возможностей для ответ­ных реакций у мозга меньше, чем различных вредных факторов, воздействующих на организм, поэтому возникают однотипные реакции, формирующиеся в синдромы.

Под названием “экзогенные типы реакций” К. Бонгёф­фер выделил следующие психопатологические синдромы: делирий, эпилептиформное возбуждение, сумеречное по­мрачение сознания, галлюциноз и аменцию. В процессе изучения он то расширял, то суживал набор этих синдромов. В конечном итоге наиболее типичными экзогенными типами реакций оказались делирий и корсаковский синдром.

Противники К. Бонгёффера, критикуя его концепцию, считали, что экзогенный тип реакции обусловлен бурным темпом развития симптоматики в ответ на массивную вред­ность, и подтверждение этому видели в уменьшении коли­чества, глубины и продолжительности состояний помрачен­ного сознания при инфекционных и соматических заболе­ваниях в связи с активной терапией антибиотиками.

Английский невропатолог Джексон сформулировал уче­ние о “послойном” построениипсихической деятельности. Психические нарушения онрассматривал с позиций “дис-солюции” — распада, вначале поражения высших, наиболее



Эмоционально- гипересте- тические расстройства

 


Рис. 1. Соотношение продуктивных психопатологических синдромов.

дифференцированных слоев психики и считал, что психоз зависит от 4 факторов: степени глубины диссолюции, осо­бенностей личности, темпа диссолюции и прочих сомати­ческих и других экзогенных условий.

Джексон подчеркивал, что чем быстрее происходит дис-солюция, тем более выражена активность слоев, непосред­ственно затронутых болезненным процессом. Он высказал идею, что психические заболевания состоят из продуктив­ных расстройств, которые обусловлены деятельностью не­поврежденных слоев нервной системы, и негативных, свя­занных и вызванных самим патологическим процессом.

Если “минус-симптомы”, или негативные расстройства, связаны с этиологическим фактором, представляющим но­зологическую характеристику болезни, то позитивные или продуктивные симптомы представляют собой реакцию ор­ганизма, менее специфическую и не несущую диагности-



Психический маразм IX Тотальное слабоумие VIII Амнестическ расстройства VII

Регресс личности VI Снижение уровня личности V ижение энергетического потенциала IV Дисгармония личности (включая шизоидизаи

ощаемость психичесно! ьност

 


Рис. 2. Соотношение негативных психопатологических синдромов.

ческой информации о причинах, вызвавших эти расстрой­ства. Клинически диссолюция проявляется психопатологи­ческой симптоматикой.

Эти идеи были использованы в клинической синдромо-логии А. В. Снежневским. По нарастанию тяжести синдро­мов им были выделены 9 кругов для продуктивных (пози­тивных) синдромов: 1) эмоционально-гиперестетические, ас­тенические расстройства; 2) аффективные; 3) невротические и деперсонализации; 4) паранойяльные и галлюцинозы; 5) галлюцинаторно-параноидные, парафренные и кататони-ческие; 6) помрачения сознания; 7) парамнезии; 8) судо­рожные синдромы; 9) психоорганические (рис. 1).

Для негативных расстройств А. В. Снежневский выделил 10 кругов: 1) истощаемость психической деятельности; 2) субъективно осознаваемая измененность; 3) объективно определяемые изменения личности; 4) дисгармония лично-


сти, включающая шизоидизацию; 5) снижение энергетиче­ского потенциала; 6) снижение уровня личности; 7) регресс личности; 8) амнестические расстройства; 9) тотальное сла­боумие; 10) психический маразм (рис. 2).

А. В. Снежневский писал, что при клиническом анализе синдромы искусственно изолируются и абстрагируются, а на самом деле между ними нет непреодолимых границ, каждый синдром выражает лишь один период непрерывного развития болезни.

Синдром как этап болезни может быть одинаковым при различных заболеваниях. Это обусловлено тем, что при­способление к измененным условиям жизни (болезни) до­стигается с помощью однотипных способов реагирования. Это проявляется в виде симптомов и синдромов, которые при развитии болезни усложняются и превращаются из простых в сложные или из малых в большие.

При разных заболеваниях их клиническая картина изме­няется в определенной последовательности, т. е. существует свойственный каждому заболеванию стереотип развития.

Выделяют общепатологический стереотип развития, свой­ственный всем болезням, и нозологический стереотип, кото­рый типичен для отдельных болезней (И. В. Давыдовский).

Общепатологический стереотип развития болезней пре­дусматривает наличие общих закономерностей при всех этих заболеваниях. Еще В. Гризингер пытался выделить эти зако­номерности для психических болезней, считая, что каждое заболевание начинается с депрессии, затем появляется бредо­вая симптоматика и заканчивается все слабоумием.

Выявлено, что на начальных этапах при прогрессирую­щих психических заболеваниях чаще обнаруживаются не­вротические расстройства, затем появляются аффективные, бредовые и психорганические. Иными словами, при про­грессирующих психических заболеваниях клиническая кар­тина неуклонно усложняется и углубляется. Типичным при­мером служит формирование клинических проявлений при шизофрении: на начальных этапах обнаруживаются рас­стройства невротического уровня, астенические, фобиче-ские, затем появляются аффективные расстройства, бредо­вая симптоматика, усложняющаяся галлюцинациями и псев­догаллюцинациями, синдромом Кандинского—Клерамбо, парафренным бредом и исходом в апатическое слабоумие.

Была сделана попытка моделирования соотношений об­щепатологических синдромов и нозологических единиц с помощью системы кругов, отражающих динамику продук-


тивных и негативных синдромов (А. В. Снежневский). Так, продуктивные расстройства, включающие астенический, аф­фективный, невротический, бредовой и кататонический кру­ги, оценивались как характерные для шизофрении, а не­гативные шизофренические расстройства представлены кру­гами, включающими дисгармонию личности (и шизоидизацию), снижение энергетического потенциала и снижение уровня личности (IV, V, VI круги на схеме А. В, Снежневского). Нозологический диагноз учитывает единство продуктивных и негативных расстройств.

Общепатологические закономерности развития психиче­ских болезней обнаруживают основные тенденции. Ни про­дуктивные, ни негативные расстройства не имеют абсолют­ной нозологической специфичности, эти закономерности скорее распространяются на род болезней или группы бо­лезней, такие как психогенные, эндогенные и экзогенно-органические.

Следует отметить, что в каждой из указанных групп болезней имеют место все выделенные продуктивные сим­птомы. Так, при психогенных заболеваниях астенические и невротические синдромы характерны для неврозов и не­вротических развитии личности, аффективные, бредовые, галлюцинаторные, двигательные — для реактивных психо­зов (депрессии, параноиды, ступорозные состояния), пре­ходящие интеллектуальные и мнестические расстройства — для истерических психозов (псевдодеменция, синдром ре­гресса психики).

При эндогенных и экзогенно-органических заболеваниях имеются все перечисленные синдромы, однако существует определенная предпочтительность их, состоящая в наиболь­шей частоте и выраженности для той или иной группы заболеваний.

Негативные психические расстройства, несмотря на об­щепатологические закономерности формирования дефекта личности в связи с болезнью, имеют неоднозначные тен­денции в группах заболеваний.

Негативные расстройства обычно представлены следую­щими синдромами: астеническим или цереброастеническим (истощение психической деятельности, по терминологии Снежневского), изменениями личности, включающими пси-хопатоподобные расстройства, причем при психогенных за­болеваниях — это патохарактерологические расстройства, проявляющиеся утратой способности индивида руководить своими эмоциями и поведением при адаптации к окружа-


ющей среде. При экзогенно-органических заболеваниях не­гативные расстройства характеризуются психопатоподобны-ми изменениями личности, которые проявляются чрезмер­ной насыщенностью переживаний, неадекватностью по силе и выраженности эмоциональных реакций, эксшюзивности и агрессивности поведения.

При эндогенных заболеваниях, особенно при шизофре­нии, изменения личности имеют по сравнению с экзоген-но-органическими расстройствами противоположные тен­денции и характеризуются эмоциональным обеднением и диссоциированностью эмоциональных проявлений, их раз­лаженностью и неадекватностью. Такой характер эмоцио­нальных нарушений получил название “стекло и дерево”.

Следующий уровень негативных расстройств характери­зуется снижением продуктивной деятельности за счет ин-теллекутально-мнестических и аффективных расстройств.

При эндогенных и экзогенно-органических заболеваниях эти расстройства также различны. Если при экзогенно-ор­ганических заболеваниях наблюдаются непосредственное снижение памяти и обеднение интеллектуальной деятель­ности, то при шизофрении эти расстройства обусловлены глубиной аффективных нарушений, апатией, абулией и само слабоумие носит название апатического слабоумия.

Принято считать, что у больных шизофренией не стра­дает память, однако хорошо известны случаи, когда боль­ные, находясь длительно в отделении, не знают имени лечащего врача, соседей по палате, затрудняются назвать даты. Однако эти расстройства памяти не истинные, а обус­ловленные аффективными нарушениями. В ситуациях, к которым у больных имеется интерес, память оказывается сохранной.


Часть вторая

ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Глава 5









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.