Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Синдромы эмоциональных расстройств





К этим синдромам относятся депрессивный и маниакаль­ный, для которых характерна триада, состоящая из рас­стройств настроения, двигательных нарушений и изменений течения ассоциативных процессов. Однако этой триадой не исчерпывается клиническая картиина как депрессивных, так и маниакальных состояний. Характерны нарушения внимания, сна, аппетита. Вегетативные расстройства наи­более типичны для эмоциональных эндогенных расстройств и характеризуются признаками повышения симпатического тонуса вегетативной нервной системы, более отчетливыми при депрессиях, но имеющими место и при маниакальных синдромах.

Депрессивный синдром

Типичный депрессивный синдом. Депрессивный синдром характеризуется депрессивной триадой: гипотимией, подав­ленным, грустным, тоскливым настроением, замедлением мышления и двигательной заторможенностью. Выражен­ность указанных расстройств различна. Диапазон гипоти-мических расстройств велик — от легкой подавленности, грусти, депримированности до глубокой тоски, при которой больные испытывают тяжесть, боль в груди, бесперспектив­ность, никчемность существования. Все воспринимается в мрачных красках — настоящее, будущее и прошлое. Тоска в ряде случаев воспринимается не только как душевная боль, но и как тягостное физическое ощущение в области сердца, в груди “предсердечная тоска”.

Замедление в ассоциативном процессе проявляется в обеднении мышления, мыслей мало, они текут медленно, прикованы к неприятным событиям: болезни, идеям само­обвинения. Никакие приятные события не могут изменить направление этих мыслей. Ответы на вопросы у таких больных носят односложный характер, между вопросом и ответом часто длительные паузы.



Двигательная заторможенность проявляется в замед­лении движений и речи, речь тихая, медленная, мимика скорбная, движения замедлены, однообразны, больные по­долгу могут оставаться в одной позе. В ряде случаев дви­гательная заторможенность достигает полной обездвижен-ности (депрессивный ступор).

Двигательная заторможенность при депрессиях может


играть как бы защитную роль. Депрессивные больные, ис­пытывая мучительное, тягостное состояние, безысходную тоску, бесперспективность существования, высказывают су­ицидальные мысли. При выраженной двигательной затор­моженности больные часто говорят, что им так тяжело, что жить невозможно, но предпринять что-либо, убить себя нет сил: “Пришел бы кто-либо и убил и это было бы замеча­тельно”.

Иногда двигательная заторможенность внезапно сменя­ется приступом возбуждения, взрывом тоски (мелан­холический раптус — raptus melancholicus). Больной вне­запно вскакивает, бьется головой об стену, царапает себе лицо, может вырвать глаз, разорвать рот, поранить себя, разбить головой стекло, выброситься из окна, при этом больные истошно кричат, воют. Если больного удается удер­жать, то приступ ослабевает и снова наступает двигательная заторможенность.

При депрессиях часто наблюдаются суточные колебания, они наиболее характерны для эндогенных депрессий. В ран­ние утренние часы больные испытывают состояние безыс­ходности, глубокую тоску, отчаяние. Именно в эти часы больные особенно опасны для себя, самоубийства соверша­ются часто именно в это время.

Для депрессивного синдрома характерны идеи самооб­винения, греховности, виновности, которые тоже могут при­водить к мысли о самоубийстве.

Вместо переживания тоски при депрессии может воз­никнуть состояние “эмоционального бесчувст­вия”. Больные говорят, что они потеряли способность пе­реживать, утратили чувства: “Приходят мои дети, а я к ним ничего не чувствую, это хуже, чем тоска, тоска — это человеческое, а я как деревяшка, как камень”. Такое состояние называется болезненным психическим бесчувст­вием (anaesthesia psychica dolorosa), а депрессия анесте­тической.

Депрессивный синдром обычно сопровождается выражен­ными вегетативно-соматическими нарушениями: тахикар­дией, неприятными ощущениями в области сердца, коле­баниями артериального давления с тенденцией к гипертен-зии, нарушениями со стороны желудочно-кишечного тракта, потерей аппетита, снижением массы тела, эндокринными расстройствами. В ряде случаев эти соматовегетативные расстройства могут быть настолько выраженными, что ма­скируют собственно аффективные расстройства.


 


В зависимости от преобладания в структуре депрессии различных компонентов выделяют тоскливую, тревожную, апатическую депрессии и другие варианты депрессивного состояния.

В аффективном звене депрессивной триады О. П. Вер-тоградова и В. М. Волошин (1983) выделяют три основных компонента: тоску, тревогу и апатию. Наруше­ния вдеаторных и моторных компонентов депрессивной три­ады бывают представлены двумя вариантами расстройств: торможением и расторможенностью.

В зависимости от соответствия характера и степени вы­раженности идеаторных и моторных нарушений доминиру­ющему аффекту выделяются гармоничные, дисгармоничные и диссоциированные варианты депрессивной триады, кото­рые имеют диагностическое значение, особенно на началь­ных этапах развития депрессии.

Идеи самообвинения при депрессивном синдроме иногда достигают выраженности бреда. Больные убеждены, что они преступники, что вся их прошлая жизнь греховна, что они всегда совершали ошибки и недостойные поступки и теперь их ждет расплата.

Тревожная депрессия. Характеризуется тягостным, му­чительным ожиданием неизбежного конкретного несчастья, сопровождается однообразным речевым и двигательным воз­буждением. Больные убеждены, что должно произойти что-то непоправимое, в чем они, возможно, виноваты. Больные не находят себе места, ходят по отделению, постоянно обращаются к персоналу с вопросами, цепляются за про­ходящих, просят помощи, смерти, умоляют выпустить их на улицу. В ряде случаев двигательное возбуждение дости­гает неистовства, больные мечутся, охают, стонут, причи­тают, выкрикивают отдельные слова, могут наносить себе повреждения. Такое состояние носит название “ажитиро-ванная депрессия”.

Апатическая депрессия. Для апатической, или адина-мической, депрессии характерно ослабление всех побужде­ний. Больные в таком состоянии вялы, безучастны к окру­жающему, безразличны к своему состоянию и положению близких, неохотно вступают в контакт, не высказывают каких-либо определенных жалоб, часто говорят, что един­ственное их желание, чтобы их не трогали.

Маскированная депрессия. Для маскированной депрес­сии (лаврированная, депрессия без депрессии) характерно преобладание различных двигательных, чувствительных или


вегетативных расстройств по типу депрессивных эквивален­тов. Клинические проявления этой депрессии крайне раз­нообразны. Часто встречаются различные жалобы на рас­стройства сердечно-сосудистой системы и органов пищева­рения. Наблюдаются приступы болей в области сердца, желудка, кишечника, иррадиирующие в другие участки тела. Эти расстройства часто сопровождаются нарушениями сна и аппетита. Сами депрессивные расстройства недоста­точно отчетливы и маскируются соматическими жалобами. Существует точка зрения, что депрессивные эквиваленты являются начальным этапом в развитии депрессий. Это положение подтверждается наблюдениями последующих ти­пичных депрессивных приступов у больных с маскированной ранее депрессией.

При маскированной депрессии: 1) больной длительно, упорно и безрезультатно лечится у врачей различных спе­циальностей; 2) при применении различных методов иссле­дования не выявляется конкретного соматического заболе­вания; 3) несмотря на неудачи в лечении, больные упорно продолжают посещать врачей (Г. В. Морозов).

Депрессивные эквиваленты. Под депрессивными экви­валентами принято понимать периодически возникающие состояния, характеризующиеся разнообразными жалобами и симптомами преимущественно вегетативного характера, заменяющие приступы депрессии при маниакально-депрес­сивном психозе.

8.4.1.1. Сравнительно-возрастные особенности депрессивного синдрома

У детей дошкольного возраста депрессии проявляются вегетативными и двигательными нарушениями, так как этому возрасту свойственны именно эти формы реагиро­вания.

В более раннем возрасте депрессии еще менее напоми­нают депрессии. Дети вялы, двигательно беспокойны, ап­петит нарушен, наблюдаются потеря массы тела, нарушения ритма сна.

Депрессивные состояния могут возникнуть при эмоцио­нальной депрессии, лишении ребенка контакта с матерью. Например, при помещении ребенка в лечебное учреждение вначале у него возникает состояние двигательного возбуж­дения с плачем, отчаянием, затем появляются вялость, апатия, отказ от еды и игр, склонность к соматическим

ПО


заболеваниям. Такие состояния чаще обозначаются как “аналитическая депрессия”.

Аналитическая депрессия возникает у детей в возрасте 6—12 мес, разлученных с матерью и находящихся в плохих условиях существования, проявляется адинамией, анорек-сией, снижением или исчезновением реакций на внешние раздражители, задержкой развития психики и моторики.

У детей раннего возраста выделяют адинамическую и тревожную депрессии. Адинамическая депрессия проявля­ется вялостью, медлительностью, монотонностью, безрадо­стным настроением, тревожная — плаксивостью, кап­ризностью, негативизмом, двигательным беспокойством (В. М. Башина).

В дошкольном возрасте преобладают вегетативные и дви­гательные расстройства, но внешний вид детей свидетель­ствует о пониженном настроении: страдальческое выражение лица, поза, тихий голос. В этом возрасте отмечаются су­точные колебания в самочувствии, появляются ипохондри­ческие жалобы на неприятные ощущения в различных ча­стях тела. Выделяют несколько вариантов депрессий в за­висимости от преобладающих расстройств.

У детей младшего школьного возраста на первый план выступают нарушения поведения: вялость, замкнутость, по­теря интереса к играм, трудности в усвоении школьного материала. У некоторых детей наблюдаются раздражитель­ность, обидчивость, склонность к агрессии, прогулы школы. Жалоб на тоску у детей выявить не удается. Могут наблю­даться “психосоматические эквиваленты” — энурез, сниже­ние аппетита, похудание, запоры.

В пубертатном возрасте уже обнаруживается депрессив­ный эффект, который сочетается с выраженными вегета­тивными расстройствами· головными болями, нарушениями сна, аппетита, запорами, стойкими ипохондрическими жа­лобами. У мальчиков часто преобладает раздражительность, у девочек — подавленность, слезливость и вялость.

В пубертатном возрасте клиническая картина депрессии приближается к депрессивным состояниям у взрослых, но менее отчетлива идеаторная (ассоциативная) заторможен­ность. Больные достаточно активно высказывают идеи са­мообвинения и ипохондрические жалобы.

Особенности депрессивных синдромов позднего возраста связаны с изменениями психической деятельности человека и обусловлены биологическими процессами возрастной ин­волюции. Для депрессий позднего возраста характерна свое-


образная “сниженность и измельчание” расстройств, от­сутствие депрессивной самооценки и депрессивной пере­оценки прошлого (прошлое воспринимается чаще как бла­гополучное и счастливое), преобладание опасений за здо­ровье, страх перед материальными затруднениями. Это отражает возрастную “переоценку ценностей” (Э. Я. Штернберг).

В позднем возрасте выделяют депрессии простые с за­торможенностью и тревожные. Простые депрессии с возра­стом встречаются реже и увеличивается число тревожно-ипохондрических и тревожно-бредовых состояний. Наиболь­шее число депрессивных состояний с тревогой приходится на возраст 60—69 лет.

При всех вариантах депрессивных состояний наблюда­ются нарушения сна, аппетита, изменения массы тела, за­поры и т. д.

Часто больные с депрессией в позднем возрасте испы­тывают “чувство собственной измененности”, однако у по­жилых людей жалобы обычно касаются соматической из­мененности.

Признаки психической анестезии чаще наблюдаются у лиц, заболевших до 50 лет, по сравнению с больными более позднего возраста.

Выраженная двигательная заторможенность не харак­терна для депрессивных состояний позднего возраста, де­прессивные ступорозные состояния почти не встречаются. Тревожно-ажитированные депрессии наблюдаются как в ин­волюционном, так и в позднем возрасте.

У больных в позднем возрасте большое место в клини­ческой картине депрессий занимают ипохондрические рас­стройства, однако чаще, чем ипохондрический бред (синдром Котара), наблюдаются тревожные опасения ипохондриче­ского содержания или фиксация на различных соматических жалобах.

Маниакальный синдром

Для маниакального синдрома характерна маниакальная триада: гипертимия — приподнятое радостное настроение, ускорение ассоциативных процессов и двигательное воз­буждение со стремлением к деятельности. Выраженность этих расстройств различна: ускорение ассоциативной дея­тельности может колебаться от незначительного облегчения ассоциативной деятельности до “скачки идей”; повышение


активности может достигать беспорядочного возбуждения (спутанная мания). Настроение бывает не только радостным и веселым, но в некоторых случаях преобладает гневливый аффект (гневливая мания).

Для маниакального синдрома характерна отвлекаемость,
в связи с чем больные не могут довести начатое дело до
г конца, последовательно сообщить о себе анамнестические

сведения. Несмотря на то что больной говорит без умолку и охотно беседует с врачом, беседа эта непродуктивна, так как больной отвлекается на различные внешние события или возникающие у него ассоциации. Эти ассоциации носят обычно поверхностный характер.

Больные в маниакальном состоянии обычно не предъяв­ляют соматических жалоб, они испытывают не только “ду­шевный подъем”, но и прилив физических сил. В этом состоянии больные склонны переоценивать свои способности и возможности. Женщины, несмотря на преклонный возраст, убеждены в своей неотразимой привлекательности, уверяют, что все студенты и врачи в них влюблены. Больные стре­мятся украшать свою одежду, неумеренно пользоваться кос­метикой, делать замысловатые прически. У больных в ма­ниакальном состоянии обнаруживаются способности сочи­нять стихи, рисовать, петь, сочинять музыку. Обычно чем менее выраженно маниакальное состояние, тем продуктив­нее эта деятельность.

Возможности для реализации многочисленных планов таким больным кажутся неограниченными, никаких пре­пятствий они не замечают. Повышено чувство собственного достоинства. Больные бывают убеждены, что их ждут боль­шие открытия, что они могут играть роль в решении серь­езных социальных проблем. Такая переоценка возможно­стей может достигать уровня экспансивного бреда.

У больных наблюдается речевое возбуждение, они гово­рят много, быстро, громко. При выраженном речевом воз­буждении через несколько дней голос становится охрипшим. В ряде случаев больные не могут полностью высказать мысль, из-за выраженной отвлекаемости они не договари­вают фразы или выкрикивают только отдельные слова. Сами больные при этом говорят, что их язык не успевает за мыслями.

При менее выраженном речевом возбуждении ускорение ассоциативной деятельности выявляется при письме, боль­ные не дописывают фразы или пишут только отдельные слова.


""M ииншыхл ларашсрсн. UilH ОЖИВЛЕНЫ, ЛИЦО

часто гиперемировано, мимика живая, движения быстрые, усидеть на месте не могут, хватаются за различные дела, но ни одно из них не могут довести до конца. Аппетит чаще повышен, едят с жадностью, быстро глотают плохо пережеванную пищу.

Половое влечение бывает усилено, больные легко всту­пают в контакты, заводят сексуальные связи, женятся, дают необоснованные обещания.

Маниакальный синдром при маниакально-депрессивном психозе обычно не сопровождается возникновением истинных бредовых идей величия, хотя больные переоценивают свои возможности и свою роль в прошлой жизни. Эти высказыва­ния, как правило, не достигают уровня бреда, носят характер сверхценных идей величия и не отличаются стойкостью.

Выделяют несколько вариантов маниакального синдрома: веселая мания, наиболее характерная для маниакально-де­прессивного психоза, непродуктивная мания, при которой повышенное настроение и двигательное возбуждение не со­провождаются стремлением к деятельности, мания с дураш­ливостью, при которой повышенное настроение с двига­тельным и речевым возбуждением сопровождается манер­ностью, детскостью, склонностью к нелепым шуткам.

Для м о ρ и и характерно сочетание подъема настроения с расторможенностыо влечения, дурашливостью, плоскими нелепыми шутками, иногда обнаруживаются при этом об-нубиляции сознания. Наблюдаются чаще всего при пора­жении лобных долей.

Легкие варианты маниакальных состояний принято на­зывать гипоманиями.

8.4.2.1. Сравнительно-возрастные особенности маниакального синдрома

Наличие маниакальных состояний у детей раннего воз­раста признается не всеми. К его признакам относят рас-торможенность влечений, неустойчивость настроения.

У детей в дошкольном и младшем школьном возрасте можно думать о гипоманиакальном состоянии только в тех случаях, когда приподнятое настроение с эйфорией и гру­быми нарушениями поведения продолжается длительное время. В этом возрасте гипомания может проявляться в двигательной расторможенности, суетливости, непослуша­нии, упрямстве, многоречивости.


D ирсшуиертсиним визputic и младшем эйфорическое настроение бывает при маниакальном состо­янии достаточно отчетливым, но ведущими остаются нару­шения поведения. Больные двигательно-активны, агрессив­ны, драчливы, сексуально расторможены, прожорливы.

У старших подростков маниакальные состояния подобны таким же расстройствам, наблюдаемым у взрослых.

В пожилом возрасте маниакальный синдром отличается однообразием, монотонностью, преобладает эйфоричный аф-фет с беспечностью над веселым, приподнятым настроением. На фоне повышенного настроения могут возникать слабо­душные реакции.

Пожилые больные в маниакальном состоянии обычно малопродуктивны, круг ассоциаций сравнительно беден, ча­сто наблюдается обстоятельность, склонность к детализации.

Вместо живости и остроумия отмечается склонность к плоским шуткам, поверхностным суждениям, построению нелепых планов. Вместо стремления к деятельности наблю­дается бесцельная суетливость, усиливающаяся к вечеру и по ночам.

Больные чаще бывают неряшливыми, не следят за ко­стюмом, волосы бывают всклокочены, карманы набиты му­сором, объедками пищи.

В этом возрасте часто наблюдается несоответствие между малой подвижностью и речевым возбуждением.

Глава 9

ВОЛЕВЫЕ РАССТРОЙСТВА

Воля — сознательное целенаправленное управление человеком своей деятельностью. Волевая активность при­суща только человеку. Поведение животных обусловлено инстинктами и условно-рефлекторными связями. У человека в процессе социально-исторического развития образовались формы приспособления к окружающей среде на основе диф­ференцированных условно-рефлекторных реакций и произ­вольного контролирования инстинктов.

В волевом процессе различают следующие этапы: 1) по­буждение, осознание цели и стремление достичь ее; 2) осоз­нание ряда возможностей достижения цели; 3) борьба мо­тивов и выбор; 4) принятие одного из возможных решений; 5) осуществление принятого решения.

Совокупность желаний, побуждений, стремлений, при-


сти. Побуждения к деятельности, мотивы и цели реализации извращены в связи с имеющимися у больного психопато­логическими симптомами: например, слуховые галлюцина­ции устрашающего характера побуждают к агрессивной де­ятельности и т. д.

9.2. Нарушения влечений

9.2.1. Извращение инстинктивных влечений

Инстинкты играют существенную роль в жизни человека, с возрастом они подвергаются контролю волевой деятель­ности. Нарушения инстинктивных реакций чаще наблюда­ются у детей и подростков. Обычно выделяют нарушения влечения к пище, инстинкта самосохранения, расстройства половых влечений.

Нарушение влечений к пище. Усиление влечения к пи­ще — булимия (от греч. bus — бык + limos — голод, голод “волчий”, кинорексия) — патологическое, резко усиленное чувство голода, нередко сопровождающееся общей слабостью и болями в животе. Оно наблюдается при гиперинсулинизме и психических заболеваниях, при умственной отсталости, дефектных состояниях при шизофрении.

На определенном этапе нервной анорексии на фоне от­каза от еды появляется непреодолимое влечение к еде, сопровождающееся поеданием огромных ее количеств с по­следующим вызыванием рвоты. Булимия наблюдается при некоторых состояниях эмоционального напряжения, когда поедание больших количеств пищи снимает его.

Анорексия (an — частица, означающая отсутствие при­знака или качества, + греч. огех — желание есть, аппе­тит) — утрата чувства голода, отсутствие аппетита при наличии физиологической потребности в питании.

В пубертатном возрасте при нервной анорексии вначале отказ от еды возникает с целью похудания, затем чувство голода угасает и даже появляется отвращение к еде.

Утрата чувства голода наблюдается при психических заболеваниях: депрессии, кататоническом ступоре, тяжелой алкогольной абстиненции. Анорексия со значительным по­худанием отмечается при синдромах Симмондса и Шихана.

Полидипсия (от греч. polys — многий, dipsa — жажда) — повышенное потребление жидкости, неукротимая жажда, встречающаяся чаще всего при эндокринных заболеваниях, однако описаны случаи психогенной полидипсии.


обретающих характер мотивационной деятельности, состав­ляет мотивационную сферу. В мотивационную сферу включаются как осознаваемые (волевые), так и не­достаточно осознанные действия на основе различных по­буждений (влечений, установок и т. д.).

Волевые нарушения могут относиться как к уровню по­буждений к деятельности и осознания цели, т. е. формиро­вания мотива, адекватности мотивов свойствам личности и ситуации, так и принятия решения, соответствующего по­ведения на всех этапах волевого процесса.

9.1. Симптомы волевых нарушений 9.1.1. Нарушения волевых побуждений

Абулия (от греч. bule — воля), или дисбулия, — пато­логическое отсутствие желаний и побуждений к деятельно­сти. За абулией обычно следует адинамия (греч. adinamie — бессилие) — уменьшение или полное прекращение двига­тельной активности организма или органа.

Абулия наблюдается при различных патологических про­цессах, прежде всего при шизофрении, при различных лоб­ных поражениях и при депрессиях.

Снижение волевой деятельности может привести к вы­свобождению низших действий — автоматизированных и инстинктивных.

Гипобулия — понижение волевой активности, бедность побуждений, бездеятельность, вялость, снижение двигатель­ной активности, отсутствие желания общаться. Эти особен­ности часто отмечаются при депрессивных состояниях, ши­зофрении. Ослабление внимания, обеднение мышления, за­медление речи могут наблюдаться при состояниях оглу­шенности.

Гипербулия — повышенная активность, обусловленная значительным числом побуждений к деятельности, часто меняющихся с целью их осуществления. Гипербулия на­блюдается при маниакальных состояниях, паранойяльном синдроме.

При маниакальном состоянии продуктивность деятель­ности обычно мала из-за быстрой отвлекаемости больных, быстрой смены побуждений. При паранойяльном синдроме активность односторонняя, обусловленная бредовыми моти­вами.

Парабулия — извращение, изменение волевой активно-


Парорексия, или пикацизм (от лат. pica — сорока), — извращение аппетита, распространяющееся на несъедобные вещества.

Копрофагия (от греч. kopros — кал, phagos — пожира­ющий), или скатофагия (греч. син.), — стремление к поеданию собственных экскрементов.

Нарушения инстинкта самосохранения. Эти расстрой­ства могут проявляться обострением защитных реакций, повышенной настороженностью и готовностью к паническим реакциям, страхами при действии различных раздражите­лей, особенно болевых.

Ослабление рефлекса самосохранения — исчезновение реакции при возникновении реальной опасности, при боле­вом раздражении, извращение оборонительного рефлекса при психических заболеваниях проявляется в нанесении себе самоповреждений и суицидальном поведении .

Нарушения полового влечения см. главу 33.

9.2.2. Импульсивные влечения и импульсивные, действия

Импульсивные влечения — непреодолимые влечения до­стижения целей, неадекватных реальной ситуации, выпол­няемых без сопротивления и борьбы, но с последующей критической оценкой.

Импульсивное действие — внезапно совершаемое стре­мительное, немотивированное действие, продолжающееся секунды или минуты; признак выраженного психического расстройства.

Дромомания (пориомания) — импульсивное влечение к перемене мест. Под дромоманией принято понимать влече­ние к побегам из дома, скитанию и перемене мест, наблю­дается при различных психических заболеваниях. В фор­мировании дромомании выделяют реактивный этап — пер­вый уход из дома в связи с психической травмой, затем уходы становятся привычными, фиксированными, на любую незначительную неблагоприятную ситуацию возникает при­вычная реакция — уход из дома.

В последующем уходы из дома становятся безмотивными, неожиданными, приобретают характер импульсивности.

1 Суицидальное поведение — совокупность осуществляемых индиви­дуумом действий, направленных на совершение суицидальной попытки.


Дромомания наиболее характерна для детского и под­росткового возраста, но известны случаи, когда, возникнув в детстве, дромомания сохраняется и у взрослых мужчин и женщин, причем женщину не останавливает наличие маленьких детей, здоровье которых во время бродяжниче­ства подвергается опасности.

Дипсомания — влечение к пьянству, непреодолимое, сопровождающееся тяжелыми алкогольными эксцессами. Влечение к спиртному бывает настолько сильным, что, несмотря на критическое отношение к нему, вначале пре­одолеть влечение не удается. В этом состоянии больные совершают всевозможные неблаговидные поступки: обман, воровство, агрессию для того, чтобы получить желаемое спиртное. В ряде случаев удается выявить предшествующее приступу дипсомании изменение настроения.

Пиромания — влечение к поджогам, непреодолимое, немотивированное, внезапно возникающее, но не сопровож­дающееся изменением сознания.

Клептомания (от греч. klepto — красть + мания), или импульсивное воровство, немотивированное влечение к во­ровству.

Копролалия (от греч. kopros — кал + lalia — речь) — импульсивное произнесение бранных слов и нецензурных ругательств. Этот симптом может наблюдаться при болезни Жиля де ла Туретта.

Мифомания — непреодолимое влечение к вранью, об­ману. Иногда это наблюдается у истерических личностей для привлечения к себе внимания.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.