Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







РАССТРОЙСТВА ОЩУЩЕНИЙ, ВОСПРИЯТИЙ И ПРЕДСТАВЛЕНИЙ





Ощущение — такой вид психической деятельности, который, возникая при непосредственном воздействии предметов и явлений окружающего мира на органы чувств, отражает лишь отдельные свойства этих предметов и яв­лений. Например, воспринимается только цвет или кон­систенция предмета либо звук какого-то явления и т. д. Ощущение — самый элементарный акт познавательного процесса.

Восприятие — это целостное отражение тех явле­ний или предметов окружающего мира, которые непосред­ственно воздействуют на наши органы чувств (человек вос­принимает цветок в целом, видит его цвет и форму, чув­ствует запах, тонкость его лепестков).

Одним из свойств восприятия является представление, которое позволяет удерживать информацию на непосредст­венном уровне.

Представление — это результат оживления об­разов или явлений, воспринимаемых ранее, в прошлом.

Представление отличается от восприятия следующими особенностями: 1) имеет более обобщенный характер; 2) не так четко, как восприятие, характеризуется определенной фрагментарностью и неустойчивостью; 3) у разных людей имеет различную степень яркости; 4) обладает субъектив­ностью и индивидуальностью, а также способностью к ис­чезновению.

Являясь способностью произвольно оживлять образы ра­нее воспринятых явлений и предметов, одни представления не обеспечивают человеку сохранение знаний. Сохранение знаний — это прежде всего функция памяти.

Представления не бывают изолированными: в процессе


познавательной деятельности они группируются, ассоции­руются.

Ассоциация (от лат. associatio — соединение) — это связь представлений, основанная на предшествующем опыте, когда одно представление, возникнув в сознании, вызывает по каким-то признакам (сходство, близость, про­тиворечивость и т. д.) другое.



5.1. Клинические проявления

Ощушения, воприятия и представления относятся к чув­ственному познанию. Одним из видов ощущения является боль.

5.1.1. Расстройства чувственного познания

Расстройства, относящиеся к нарушениям чувственного познания, называются сенестопатиями (от лат. sensus — чувство, ощущение + греч. pathos — болезнь, страдание).

Сенестопатии — патологические ощущения в виде возникающего в различных частях тела или внутренних органах неприятного, а иногда очень тягостного, мучитель­ного чувства покалывания, давления, жжения, скручивания, стягивания, не связанного с какой-либо соматической па­тологией.

Алгезия — расстройство чувства боли. При наличии такого'симптома обязательно следует исключить какую-либо неврологическую патологию.

Анестезия — потеря чувствительности, исчезновение ощущений, что может касаться как отдельных экстерорецеп-торов (утрата тактильной чувствительности, чаще всего на отдельных участках тела, утрата зрения или слуха с одной или обеих сторон), так и нескольких сразу (например, выпа­дение слуха и зрения одновременно). При такой патологии, имеющей чаще всего истерическую природу, необходимы са­мое тщательное объективное обследование, в первую очередь неврологическое (при кожной анестезии, например, участки потери ощущений не соответствуют зонам иннервации), а также другие специальные методы обследования.

Гипестезия — понижение чувствительности к внешним раздражителям. Звуки воспринимаются приглу­шенно, как бы “под сурдинку”, свет кажется тусклым, краски — какими-то блёклыми, стертыми (“все кругом какое-то серое и лампочка так слабо светит”),


Гиперестезия — обостроенное, усиленное чувст­венное восприятие со стороны экстерорецепторов, касаю­щихся как отдельных анализаторов (острое до непереноси­мости восприятие обычных запахов — гиперосмия; непере­носимость обычных звуков — гиперакузия и т. д.), так и сочетания их (например, и свет, и звук кажутся очень сильными). Гиперестезия сопровождается реакцией раздра­жения.

Больной 34 лет, конструктор, после года очень напряженной, без отдыха, работы стал отмечать, что с трудом переносит любые внешние раздражители: “Воротник рубашки давит, яркий свет приводит в бешенство, обычный разговор в транспорте раздражает настолько, что нередко схожу раньше своей остановки, чтобы немного успокоиться”.

Синестезии — особенности чувственного восприя­тия, заключающиеся в том, что внешний раздражитель, адресованный к одному анализатору, вызывает одновремен­но ответ с какого-то другого или нескольких анализаторов. Так, известный французский поэт Бодлер чувствовал в “слиянии воедино” запахи, звуки и краски (“Аромат зеленый и звучный”), хотя реально ощущал в это время только запах. У другого известного французского поэта — Артюра Рембо — гласные буквы окрашивались в определенные цвета: “а” — в черный, “е” — в белый, “о” — в голубой и т.д.

Синестезии не обязательно патология, они могут встре­чаться и в норме — у одаренных музыкантов, поэтов, художников. Они могут возникать как временная патология при действии психотомиметических средств.

5.1.2. Иллюзии

Иллюзии — расстройства восприятия, при которых реальные явления или предметы воспринимаются человеком в измененном, ошибочном виде. Иллюзорное восприятие может иметь место и на фоне полного психического здо­ровья, когда искаженная перцепция связана с недостатком того или иного органа чувств или с проявлением одного из законов физики. Классический пример: ложка в стакане чая кажется преломленной, о чем еще Р. Декарт сказал: “Мой глаз ее преломляет, а мой разум — выпрямляет”.

Выделяют также иллюзии невнимания (К. Ясперс), когда здоровый человек при отвлечении внимания на что-то очень важное может воспринять окружающее ошибочно.

Иллюзии, связанные с нарушением психической дея-


тельности, чаще всего подразделяются на аффективные или аффектогенные, вербальные и парэйдолические.

Аффективные (аффектогенные) иллюзии возникают под влиянием сильного чувства, такого аффекта как сильный страх, чрезмерное нервное напряжение. В таком напряжен­ном состоянии человек прозрачную штору ошибочно восп­ринимает как качающийся скелет, пальто на вешалке ка­жется страшным бродягой, галстук на спинке стула — ползущей змеей, в шуме вентилятора слышатся угрозы в свой адрес и т. д.

Вербальные иллюзии (от лат. verbalis — устный, сло­весный) выражаются в ошибочном восприятии смысла слов, речей окружающих, когда вместо нейтрального для больного разговора окружающих он слышит (что обычно также бы­вает на фоне сильного страха) угрозы, ругательства, обви­нения, якобы относящиеся к нему.

Парэйдолические иллюзии (от греч. para — возле, около + eidoles — образ) — расстройства восприятия, когда дей­ствительно существующие образы воспринимаются изме­нение, обычно в причудливо-фантастическом виде. Напри­мер, узор на обоях воспринимается как гигантская жаба, тень от торшера — как голова какого-то страшного ящера, узоры на ковре — как прекрасный, никогда прежде не виданный пейзаж, очертания облаков — как живописная группа людей.

Иллюзии подразделяют по органам чувств, но чаще всего выделяют зрительные и слуховые. Кратковременно они мо­гут возникать и у здоровых людей, находящихся в состоянии тревоги, напряженного ожидания, сильного волнения . Од­нако скорее всего они сигнализируют о начинающемся пси­хозе, о болезни, чаще интоксикационной или инфекционной природы.

Яркую и очень поэтичную иллюстрацию иллюзорного восприятия можно найти у Гёте в его балладе “Лесной царь” (перевод В. А. Жуковского). Приводим два отрывка.

— Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?

— Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул.
Он в темной короне, с густой бородой.

— О, нет, то белеет туман над водой.

1 Как исключение парэйдолические иллюзии бывают у здоровых лю­дей, особенно одаренных художников, например Леонардо да Винчи тре­нировками усиливал эту “способность к воображению” и призывал к тому же других художников (“Трактат о живописи”).


— Родимый, лесной царь со мной говорит:
Он золото, перлы и радость сулит.

— О, нет, мой младенец, ослышался ты;
То ветер, проснувшись, колыхнул листы.

Галлюцинации

Галлюцинации — расстройства восприятия, когда человек вследствие нарушений психической деятельности видит, слышит, ощущает то, что в реальной действитель­ности не существует. Это, как говорят, восприятие без объекта.

К галлюцинациям нельзя относить миражи — явления, основанные на законах физики. Подобно иллюзиям, гал­люцинации подразделяются по органам чувств. Обычно вы­деляют слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, тактильные и так называемые галлюцинации общего чув­ства, к которым чаще всего относят висцеральные и мы­шечные галлюцинации. Могут быть и комбинированные галлюцинации (например, больной видит змею, слышит ее шипение и чувствует ее холодное прикосновение).

Все галлюцинации, независимо от того, относятся ли они к зрительным, слуховым или другим обманам чувств, делятся на истинные и псевдогаллюцинации.

Истинные галлюцинации всегда проециру­ются вовне, связаны с реальной, конкретно существующей обстановкой (“голос” звучит из-за реальной стены; “черт”, помахивая хвостиком, садится на реальный стул, оплетая хвостом его ножки и т. д.), чаще всего не вызывают у больных никаких сомнений в их действительном существо­вании, так же ярки и естественны для галлюцинирующего, как и реальные вещи. Истинные галлюцинации иногда вос­принимаются больными даже более ярко и отчетливо, чем действительно существующие предметы и явления.

Псевдогаллюцинации чаще, чем истин­ные, характеризуются следующими отличительными осо­бенностями: а) чаще всего проецируются внутри тела боль­ного, главным образом в его голове (“голос” звучит внутри головы, внутри головы больной видит визитную карточку с написанными на ней неприличными словами и т.д.);

Псевдогаллюцинации, впервые описанные В. Кандинским, напоми­нают представления, но отличаются от них, как подчеркивал еще сам В. Кандинский, следующими особенностями: 1) независимостью от воли человека; 2) навязчивостью, насильственностью; 3) законченностью, офор-мленностью псевдогаллюцинаторных образов.


б) если даже псевдогаллюцинаторные расстройства проеци­руются и вне собственного тела (что бывает гораздо реже), то они лишены характера объективной реальности, свойст­венной истинным галлюцинациям, совершенно не связаны с реальной обстановкой. Более того, в момент галлюцини­рования эта обстановка как бы куда-то исчезает, больной в это время воспринимает только свой галлюцинаторный образ; в) появление псевдогаллюцинаций, не вызывая у больного каких-либо сомнений в их реальности, всегда со­провождается чувством сделанности, подстроенное™, наве-денности этих голосов или видений. Псевдогаллюцинации являются, в частности, составной частью синдрома Кандин­ского—Клерамбо, в который входит также бред воздействия, поэтому больные и убеждены, что “видение” им “сделали с помощью особых аппаратов”, “голоса наводят прямо в голову транзисторами”.

Слуховые галлюцинации чаще всего выражаются в пато­логическом восприятии больным каких-то слов, речей, разго­воров (фонемы), а также отдельных звуков или шумов (а к о а з м ы). Словесные (вербальные) галлюцинации могут быть самыми разнообразными по содержанию: от так называ­емых окликов (больной “слышит” голос, называющий его имя или фамилию) до целых фраз или даже длинных речей, про­износимых одним или несколькими голосами.

Наиболее опасны для состояния больных императивные галлюцинации, содержание которых носит повелительный характер, например больной слышит приказание молчать, ударить или убить кого-то, нанести себе повреждение. Ввиду того что подобные “приказы” являются следствием патоло­гии психической деятельности галлюцинирующего человека, больные с такого рода болезненными переживаниями могут быть очень опасны как для себя, так и для окружающих, а потому нуждаются в особом надзоре и уходе.

Галлюцинации угрожающие также очень неприятны для больного, так как он слышит угрозы в свой адрес, реже — в адрес близких ему людей: его “хотят зарезать”, “повесить”, “выбросить с балкона” и т. д.

К слуховым галлюцинациям относятся также коммен­тирующие, когда больной “слышит речи” обо всем, о чем бы он ни подумал или что бы ни сделал.

Больной 46 лет, скорняк по профессии, много лет злоупотребляющий алкоголем, стал жаловаться на “голоса”, которые ему “проходу не дают”: “вот сейчас сшивает шкурки, но плохо, руки дрожат”, “решил отдохнуть”, “пошел за водкой”, “какую хорошую шкурку украл” и т. д.


Антагонистические (контрастирующие) галлюцина­ции выражаются в том, что больной слышит две группы “голосов” или два “голоса” (иногда один справа, а другой слева) с противоречивым смыслом (“Давайте сейчас с ними расправимся”. — “Нет, подождем, он не такой уж плохой”; “Нечего ждать, давай топор”. — “Не трогай, он свой в доску”).

Зрительные галлюцинации могут быть либо элементар­ными (в виде зигзагов, искр, дыма, пламени — так назы­ваемые фотопсии), либо предметными, когда больной очень часто видит не существующих в действительности зверей или людей (в том числе и тех, кого он знает или знал), животных, насекомых, птиц (з о о π с и и), предметы или иногда части тела человека и т. д. Подчас это могут быть целые сцены, панорамы, например поле боя, ад со множеством бегающих, кривляющихся, дерущихся чертей (панорамические, киноподобные). “Видения” могут быть обычных размеров, в виде очень мелких людей, животных, предметов и т. д. (лилипутские галлюцинации) или в виде очень больших, даже гигантских (макроскопические, гул-ливерские галлюцинации). В некоторых случаях больной может видеть себя, свой собственный образ (галлюцинации двойника, или аутоскопические).

Иногда больной что-то “видит” позади себя, вне поля зрения (экстракампинные галлюцинации).

Обонятельные галлюцинации чаще всего представляют собой мнимое восприятие неприятных запахов (больной ощущает запах гниющего мяса, гари, тления, яда, пищи), реже — совсем незнакомый запах, еще реже — запах чего-то приятного. Нередко больные с обонятельными гал­люцинациями отказываются от еды, так как уверены, что “в пищу им подсыпают ядовитые вещества” или “кормят гнилым человеческим мясом”.

Тактильные галлюцинации выражаются в ощущении прикосновения к телу, жжения или холода (термичес­кие галлюцинации), в ощущении хватания (г а п-тические галлюцинации), появления на теле ка­кой-то жидкости (гигрические галлюцинации), ползания по телу насекомых. Больному может казаться, будто его кусают, щекочут, царапают.

Висцеральные галлюцинации — ощущение присутствия в собственном теле каких-то предметов, животных, червей (“в животе лягушка сидит”, “в мочевом пузыре головастики расплодились”, “в сердце клин вбит”).


Гипнагогические галлюцинации — зрительные обманы восприятия, появляющиеся обычно вечером перед засыпа­нием, при закрытых глазах (их название происходит от греч. hypnos — сон), что делает их более родственными псевдогаллюцинациям, чем истинным галлюцинациям (нет связи с реальной обстановкой). Эти галлюцинации могут быть единичными, множественными, сценоподобными, иногда калейдоскопическими (“у меня в глазах какой-то калейдоскоп”, “у меня теперь собственный телевизор”). Больной видит какие-то рожи, гримасничающие, показы­вающие ему язык, подмигивающие, чудовищ, причудливые растения. Значительно реже такое галлюцинирование может возникать во время другого переходного состояния — при пробуждении. Подобные галлюцинации, также возникающие при закрытых глазах, носят название гипнопомпических.

Оба этих вида галлюцинаций нередко бывают одними из первых предвестников белой горячки или какого-то дру­гого интоксикационного психоза.

Функциональные галлюцинации — те, что возникают на фоне реального раздражителя, действующего на органы чувств, и только в течение его действия. Классический пример, описанный В. А. Гиляровским: больная, как только из крана начинает литься вода, слышала слова: “Иди домой, Наденька”. При закручивании крана исчезали и слуховые галлюцинации. Так же могут возникать зрительные, так­тильные и другие галлюцинации. От истинных галлюцина­ций функциональные отличаются наличием реального раз­дражителя, хотя и имеют совершенно иное содержание, а от иллюзий — тем, что воспринимаются параллельно с реальным раздражителем (он не трансформируется в ка­кие-то “голоса”, “видения” и т.д.).

Внушенные и вызванные галлюцинации. Галлюцинатор­ные обманы чувств можно внушить во время сеанса гипноза, когда человек будет чувствовать, например, запах розы, сбрасывать с себя “обвивающую” его веревку. При известной готовности к галлюцинированию возможно появление гал­люцинаций и тогда, когда спонтанно эти обманы чувств уже не появляются (например, если человек только что перенес делирий, особенно алкогольный). Симптом Липмана — вызывание зрительных галлюцинаций лег­ким нажатием на глазные яблоки больного, иногда к на­давливанию следует добавить и соответствующее внушение. Симптом чистого листа (симптом Рей­ха ρ д т а) заключается в том, что больному предлагается


очень внимательно рассматривать чистый лист белой бумаги и рассказывать, что он там видит. При симптоме Ашаффенбурга больному предлагают поговорить по выключенному телефону; таким образом проверяется го­товность к возникновению слуховых галлюцинаций. При проверке последних двух симптомов также можно прибег­нуть к внушению, сказав, допустим: “Посмотрите, какого вы мнения об этом рисунке?”, “Как вам нравится эта со­бака?”, “Что вам сообщает по телефону этот женский голос?”

Изредка внушенные галлюцинации (как правило, зри­тельные) могут иметь и индуцированный характер: здоро­вый, но внушаемый, с истерическими чертами характера человек может вслед за больным “увидеть” черта, ангелов, какие-то летающие предметы и т. д. Еще реже индуциро­ванные галлюцинации могут возникнуть у нескольких лю­дей, но обычно на очень короткое время и без той четкости, образности, яркости, как это бывает у больных.

Галлюцинации — симптом болезненного расстройства (хотя иногда и кратковременного, например, под действием психотомиметических средств). Но иногда, как уже отме­чалось, довольно редко, они могут возникать и у здоровых (внушенные в гипнозе, индуцированные) или при патологии органов зрения (катаракта, отслойка сетчатки и т. д.) и слуха.

Галлюцинации при этом чаще элементарные (вспышки света, зигзаги, разноцветные пятна, шум листвы, падающей воды и т.д.), но могут быть и в виде ярких, образных слуховых или зрительных обманов восприятий.

Больная 72 лет с потерей зрения до уровня светоощущения (двусто­ронняя катаракта), у которой не выявлено никаких психических наруше­ний, кроме незначительного снижения памяти, после неудачно прошедшей операции стала говорить, что видит на стене каких-то людей, преиму­щественно женщин. Затем эти люди “сошли со стены и стали как насто­ящие. Потом на руках одной из девушек появилась маленькая собачка. Какое-то время никого не было, затем появилась белая козочка”. В даль­нейшем больная иногда “видела” эту козочку и спрашивала у окружающих, почему вдруг в доме очутилась коза.

Никакой другой психической патологии у больной не было.

Через месяц, после удачно проведенной операции на другом глазу, галлюцинации полностью исчезли и в течение наблюдения (5 лет) никакой психической патологии, кроме снижения памяти, у больной не выявлялось.

Это так называемые галлюцинации типа Шарля Б о н-н э — натуралиста XVII века, наблюдавшего у своего 89-летнего деда, страдающего катарактой, галлюцинации в виде животных и птиц.


Признавая возможность галлюцинаций у людей с па­тологией зрения и слуха, необходимо собрать подробный анамнез (наличие в прошлом заболевания, рецидив кото­рого возник во время заболевания глаз), провести тща­тельное обследование психического состояния в настоящее время и катамнестическое прослеживание, так как ката­ракта, снижение слуха и другие нарушения выявляются в пожилом возрасте, когда может начинаться и психиче­ское заболевание, свойственное этому периоду. Очень важ­но знать и учитывать объективные признаки галлюцина­ций, опасный характер некоторых из них (например, им­перативных галлюцинаций), присущее психически больным стремление скрыть свои болезненные пережива­ния (диссимуляция). Нередко общая недоступность, не­возможность вступить с больным в контакт обязывают вра­ча очень тщательно следить за его поведением, мимикой, жестами, пантомимикой. Например, больные могут заты­кать уши или нос, внимательно к чему-то прислушиваться, плевать вокруг себя, обнюхивать пищу, что-то говорить, прятаться, быть агрессивными, подавленными, растерян­ными и т. д. Имеет значение и характер болезни: при острых психозах преобладают зрительные галлюцинации, при длительно текущих — слуховые.

Больной М., 35 лет, длительное время злоупотреблявший алкоголем, после перенесенной пневмонии стал испытывать страхи, плохо и беспо­койно спать. Вечером с тревогой позвал жену и просил, указывая на тень от торшера, “убрать со стены эту безобразную рожу”. Позднее увидел крысу с толстым, очень длинным хвостом, которая внезапно остановилась и спросила “мерзким писклявым голосом”: “Что, допился?”. Ближе к ночи вновь увидел крыс, внезапно вскочил на стол, пытался сбросить на пол телефонный аппарат, “чтоб испугать этих тварей”. При стационировании в приемном покое, ощупывая себе лицо и руки, раздраженно сказал: “Такая клиника, а пауков развели, все лицо мне паутина облепила”.

Галлюцинаторный синдром (галлюциноз) — наплыв обильных галлюцинаций (вербальных, зрительных, так­тильных) на фоне ясного сознания, продолжительностью от 1—2 нед (острый галлюциноз) до нескольких лет (хро­нический галлюциноз). Галлюциноз может сопровождаться аффективными расстройствами (тревога, страх), а также бредовыми идеями. Галлюцинозы наблюдаются при алко­голизме, шизофрении, эпилепсии, органических пораже­ниях головного мозга, в том числе сифилитической эти­ологии.

3—1039


5.1.4. Дереализация

Дереализация — отчуждение мира восприятий (К. Ясперс), расстройство перцепции (восприятия) окружа­ющей действительности, при котором восприятие прежде знакомых явлений и предметов, живых существ, простран­ственных отношений начинает сопровождаться чувством их измененности. чуждости, неестественности, нереальности. При этом больным чаще всего даже трудно определить, каким образом изменилось все вокруг. Именно поэтому при описании своих необычных переживаний они употребляют такие слова, как: “будто бы”, “вроде”, “неподобие”, “как бы”, “дома какие-то далекие-далекие”, “как будто все по­дернулось какой-то дымкой”, “деревья как нарисованные, хотя я знаю, что они настоящие”, “все кругом какое-то мертвое”, “все и такое и не такое, как будто бы я видела все это во сне”, “все вижу как через толстое, мутное стекло”, “звуки доходят приглушенно, как будто бы мои уши за­ткнуты ватой”, “все воспринимается как бы через пленку тумана” и т. д.

Дереализационное восприятие окружающего может ка­саться как нескольких анализаторов одновременно (изме­нение зрительных, слуховых, тактильных, вкусовых и дру­гих впечатлений), так и какого-то одного из них (преиму­щественно зрительного или слухового): больной не может на ощупь определить, какого предмета он касается — де­ревянного или железного; не может различить вкус пищи (“все, как трава”).

Нарушения восприятия при дереализации могут касаться также пространственных взаимоотношений (“все куда-то отодвинулось и стало каким-то плоским, как бы нарисо­ванным”) и измененного восприятия времени (“время течет слишком медленно”, “как бы остановилось” или, наоборот, “за этот краткий миг мне показалось, что надо мной про­неслись века”).

При выраженных дереализационных явлениях может ис­чезнуть чувство действительности: больная не знает, ела она сегодня или нет, была ли у нее на свидании мать и существует ли она вообще, не может представить себе свою домашнюю обстановку и т. д.

Дереализация нередко комбинируется с деперсонализа­цией, особенно в виде аутодеперсонализации.

Родственными дереализационными явлениями считаются такие симптомы, как уже виденное (deja vu), уже пережитое


(deja vecu), уже испытанное (deja eprouve), уже слышанное (deja entendu) или, напротив, никогда не виденное (jamais vu). Эти переживания состоят в том, что незнакомая, со­вершенно новая обстановка обычно на какое-то мгновение кажется знакомой, уже когда-то виденной, пережитой, а речи окружающих — когда-то слышанными. В противопо­ложность Этим переживаниям бывает (также очень крат­ковременно), когда хорошо знакомая ситуация представля­ется совершенно чуждой, незнакомой, никогда не виданной.

Эти симптомы довольно часто встречаются и у здоровых людей, особенно в связи с утомлением, недосыпанием, пе­ренапряжением.

Переживания чувства дереализации могут появляться и у здоровых людей (при тех же условиях и также кратко­временно), хотя нередко встречаются и при психических заболеваниях. Из дереализационных расстройств у здоровых (также при переутомлении) иногда отмечаются кратковре­менные нарушения такого характера, когда хорошо знако­мая местность кажется перевернутой на 180° (т. е. человек не сразу понимает, налево ему идти или направо), что обычно бывает на улице, при выходе из транспорта, в метро и т. д.

5.1.5. Расстройства схемы тела1

Расстройства схемы тела выражаются в нарушении при­вычных представлений о размерах и форме своего тела или отдельных его частей, о расположении их или о положении всего тела. Например, больному кажется, что его голова стала огромной, не умещается не только на подушке, но и вообще в комнате, что ноги его начинаются прямо от головы, а туловище исчезло. Другой чувствует, что у него непомерно увеличилась рука — “стала просто пудовой”, сам он “ста­новится маленьким или, напротив, огромным, “как Гулливер в стране лилипутов”, его “руки вытягиваются”, “ноги раз­двоились и их стало не меньше четырех”, “голова отделилась от тела” и т.д. Под контролем зрения эти измененные представления о форме, размерах и положении собственного тела или отдельных его частей, как правило, исчезают, больной видит свое тело в обычном, привычном для него виде, но стоит ему закрыть глаза, как голова вновь стано­вится непомерно большой и т. д.

1 Эти нарушения относятся к расстройствам сенсорного синтеза.
3* “7


Расстройства схемы тела нередко сопровождаются ме-таморфопсиями — искаженным восприятием формы окру­жающих предметов (от греч. meta — после, за, через; обозначает также переход к чему-то другому, перемену состояния, превращение + morphe — форма). Например, шкаф кажется больному искривленным, ножки стула — зигзагообразными, окно принимает ромбическую форму. Кроме того, искаженное восприятие окружающих предметов выражается в том, что они кажутся больному меньше или больше их натуральной величины (микропсия, ма к-р о π с и я), увеличивается их число (полиопсия), они перемещаются (оптическая аллестезия), валятся на больного, вдавливаются в него, находятся в бурном движении (оптическая буря).

Иногда в грубо измененном виде воспринимаются не только величина и форма предметов, но и пространственные отношения: больному кажется, что стены комнаты сближа­ются, рушатся, падают на него или, напротив, раздвигаются, пол становится волнообразным, пространство как бы раз­рывается.

Метаморфопсии и родственные им симптомы отличаются от иллюзий адекватностью восприятия (больной знает, что он видит стул, хотя и с кривыми ножками, а не гигантского паука вместо стула, как это может быть при иллюзорном восприятии). От галлюцинаций они отличаются тем, что в искаженном виде больной воспринимает все-таки реально существующие вещи, а не то, чего нет в действительности.

5.2. Сравнительно-возрастные особенности расстройств ощущений, восприятий и представлений

Особенности патологии ощущений, восприятий, пред­ставлений зависят не только от характера заболевания, клинической формы, остроты и стадии его, но и от возраста больного (детский, подростковый, зрелый) .

Наиболее тщательное изучение нарушений ощущений и восприятий в детском и подростковом возрасте проведено Г. Е. Сухаревой.

Сенестопатии могут появляться у детей с 5—7 лет, чаще всего они проецируются в области органов брюшной полости

1 В юношеском возрасте расстройства восприятий практически не от­личается от таковых в зрелом.


(хотя могут иметь и иную локализацию), возникают обычно в виде кратковременных эпизодов. Повторяемость таких кратковременных, но неприятных ощущений в области жи­вота, которые ребенок не в состоянии обычно четко описать, может быть первым признаком начинающейся в детском возрасте эпилепсии (М. А. Успенская).

Девочка 7 лет довольно часто, иногда по нескольку раз в день, предъ­являла матери одни и те же жалобы: “Что-то у меня в животике больно давит”. Тщательное соматическое обследование никакой патологии не об­наружило, а через 2 года у девочки появилась типично эпилептическая симптоматика.

Патологические ощущения в виде сенестопатий у под­ростков более оформлены, напоминают подобные расстрой­ства у взрослых.

В силу яркости, образности детского восприятия, нераз­витости еще второй сигнальной системы у детей иллюзии могут быть и в норме, когда “реальное часто переплетается с фантастическим”. Детям младшего возраста свойственна склонность к фантазированию, способность одушевлять или воспринимать по-иному реальные предметы, наделять их какими-то особыми свойствами (“солнышко живое, оно хо­дит по небу”, “диван — это машина, мы на ней сейчас едем на юг” и т.д.), но в то же время не отключаться от действительности.

При патологическом фантазировании ребенок целиком отрывается от реального мира, он весь в своих болезненных фантазиях.

Кроме того, у детей могут быть и собственно иллюзии как патология, возникающая либо на фоне страхов (аф-фектогенные иллюзии), либо при интоксикации и инфек­циях, при делириозном расстройстве сознания.

Девочка 5 лет, перенесшая тяжелую форму скарлатины, при высокой температуре просила, показывая на стоящую в комнате еще не убранную новогоднюю елку: “Уберите этого Горыныча, прогоните его”.

Особенностью детского возраста, касающейся патологии восприятия, является частое “видение” различных героев сказок и мультфильмов. Это касается не только иллюзий, но и галлюцинаций. Дети “видят” “бабу-ягу”, “страшного тигра Шер-Хана”, “злую колдунью” и т. д. Другой особен­ностью является преобладание зрительных обманов воспри­ятия (даже при шизофрении в отличие от этой болезни у взрослых, протекающей преимущественно со слуховыми галлюцинациями).


У детей и подростков могут быть и псевдогаллюцина­ции, причем нередко в виде гипнагогических. Последние возникают чаще всего на фоне болезни, особенно проте­кающей с помрачением сознания в виде онеироида (ши­зофрении, инфекции, в том числе интракраниальные; ин­токсикации) .

Девочка 3 лет, уже уложенная в постель, внезапно вскакивала и начинала бить себя кулачками по голове, плакать и кричать: “Опять эти страшные дядьки в голове, никак не могу прогнать их”.

Псевдогаллюцинации в виде гипнагогических могут воз­никать у детей и подростков и без какого-либо психоза, но при наличии таких черт, как эмоциональная лабильность, впечатлительность, повышенная внушаемость.

Нарушения сенсорного синтеза в виде расстройства схемы тела и метаморфопсий бывают у детей (обычно после 6— 7 лет) при органических поражениях головного мозга раз­личной этиологии.

Глава 6









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.