Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Весна. Остановка По требованию





 

Весна. Я сбрасываю кожу,

Я направление меняю,

Я верю солнцу. Солнце тоже

Мне верит, время удлиняет.

 

А время просит "Меня выпей!"

Увы, не соблазниться трудно

Разнообразием событий,

Костром веселья многолюдным...

 

Мой дом потрескался, измялся,

По крыше ездили трамваи,

Чтоб этот праздник состоялся,

Чтоб ткань стихов была живая!

 

А ливни связывают тайны...

О боже, боже, как мне ясно,

Что наши мысли не случайны,

Что наши встречи не напрасны!

 

Обозначенье "Ближе к небу" –

Дорожный знак на перекрёстке...

Ты оcтановки здесь не требуй,

Пусть к небу тянутся берёзки.

 

 

Мой день

Памяти мексиканской художницы Фриды Кало

 

Чтоб жить, не надо мудрости иной –

Достаточно жилья, тепла и хлеба;

Любить, звучать натянутой струной,

Раскрашивать свой день и слышать небо.

 

Туман – волшебник, с ним всё нипочём!

(Луна и сердце – спрятаны в шкатулке.)

Накрыв дворы серебряным плащом,

Он потерялся в сонном переулке...

 

Я ранена. Не смыть с одежды кровь.

Все провода оборваны. Нет связи

С землёй. Но солнце разгорелось вновь

И щедро льёт настой лечебной мази.

 

Волна немного боли унесла,

Играет, как щенок, и ноги лижет,

А колокольчики – колокола –

Пронзительно кричат, что надо выжить.

 

Когда об лёд изранишь два крыла,

Задумаешься: небо – это небо ль?

Но снова ночь огнями зацвела

И превратила всё былое в небыль.

 

 

Весна во сне

 

Весна – во сне. А в жизни где весна?

А в жизни – только боли и потери.

Ребёнок прячется за шторку сна

И забивает насмерть окна-двери.

 

Ребёнок знает, что он здесь один.

Он красный свет, он сжатая пружина,

Он маленький волшебник Алладин,



Впустивший в сердце огненного джина.

 

Он мир хотел исправить сгоряча,

Но парашют раскрылся в знак осечки.

Он солнце пьёт соломинкой луча

И носит в шляпе дождь из синей речки.

 

Когда тепло уходит из сердец,

Как из домов, сквозь форточки и щели,

К нему пушистый розовый птенец

Пугливо жмётся, чтоб его согрели...

 

Повсюду – серебро зеркальных льдин,

Как шар ни поверни, он одинаков

Со всех сторон. Но знает Алладин,

Что шар живой и полон тайных знаков.

 

Дорога изогнулась неспроста,

Наверно где-то спрятан указатель:

Там дом, там заповедные места,

Лети туда, мечтатель-испытатель!

 

...Дороги нет – бурьян, чертополох,

Все серебро потрачено до цента,

Мир спрятался за стену и оглох,

И только сна кружится кинолента.

 

 

Сон в снежном сугробе

 

Помню платье в горошек,

Свет зари – как осколки...

Будь чуть-чуть осторожней,

Не проснуться бы только.

 

Одеяла все смяты

И подушки – не взбиты,

Тело с запахом мяты

И дождя – у Лолиты.

 

Здесь прогнозам не верят

И часов не заводят,

Покажи мне те двери,

Куда сказка уходит...

 

Сани. Кружится иней,

Месяц брови суровит.

Будь моей героиней,

Снег не вынесет крови.

 

Кони мчатся галопом,

В странный вихрь увлекая,

Память снежным сугробом

Прячет спящего Кая.

 

Ни лампадки в округе,

И ничто не тревожит...

Снег. Раскинуты руки.

Помню платье в горошек.

 

 

Август

Моему ангелу

 

Как облако – твой силуэт,

Расплывчато всё и неясно...

Ты – Ангел! На ветер поэт

Слова не бросает напрасно.

 

Цена всем сокровищам – грош,

Султаны – на золушек падки;

Так надо ли плакать, что – дождь,

Бежать от него без оглядки?

 

Ах, как бы согреться теперь!

Закаты останутся в сердце,

И нет ни разлук, ни потерь,

Лишь август, танцующий скерцо.

 

Мой август – как ангел, он прост,

Капризен, безумен и странен,

Он высыпал пригоршни звёзд

Навстречу протянутым дланям.

 

Да, можно держаться в седле,

Пока твои стрелы на воле!

Всё небо – в разбитом стекле

Моей оглушительной боли...

 

Мой август готов приютить

Измученных долгой дорогой,

Быть нежным – и солнцем поить,

Тигрёнком быть и – недотрогой.

 

Сквозь сердце дождь огненных стрел

Проходит, неся исцеленье.

Мой солнечный август сгорел,

Он был неспособен на тленье.

 

 

Бой на мечах. Закат

 

Заходящее солнце,

Проливные лучи,

Мир поет и смеется,

Только ветер горчит.

 

Будь смелей, пусть продлится

Этот бой на мечах!

Сталь звенит, сталь искрится

В разноцветных лучах...

 

 

Счастье

 

Капризы деревьев отмечены мной,

Несладко им в этом аду;

И все мои сны – за прозрачной стеной,

Я будто бы движусь по льду.

 

И снова спешат поезда облаков

В свой дальний, неведомый путь,

Меня засыпают снегами стихов,

А там, между строк: "Не забудь!

 

Храни этот день в своём сердце, пока

Ветра не развеяли сон..."

Страницами книг шелестят облака,

А в книгах – так много имён;

 

И кто-то любовь не донёс, расплескал,

Наверное, путь был далёк,

Но сыплют снегами стихов – облака,

А там: "Не забудь!" – между строк…

 

Цвет лета – дождя и шиповника цвет,

Плач осени – птиц караван…

Как жаль! – в небе вряд ли останется след,

Так может, и счастье – обман?

 

 

Просто счастье...

 

Капли режут воздух,

Капли режут губы.

Просто небо. Просто

Птицы – наши судьбы!

 

Мир – четыре строчки.

Нам с тобой остались

Белые сорочки,

Утренняя радость.

 

А заря нам верит,

А рассветы – с нами,

Обними мой берег

Тёмными глазами.

 

Вето – на запреты.

Просто счастье. Просто

У реки ответы

Есть на все вопросы.

 

СОН

Сон

 

Реальность кубиками сна

Дрожит в разреженном пространстве...

Я ей верна и не верна,

Я в глубине ее пасьянса.

 

Хочу потрогать эти сны,

В них потеряться, раствориться.

Я сплю... В том нет моей вины...

Калейдоскоп листает лица...

 

 

Морская краска

 

Тепло последнее лови,

Подставь ему ладони, щеки,

Свет солнца мягкий, не жестокий,

В нем жизнь, в нем искорки любви!

 

Как много лет, как много зим

В песчинке, камешке, ракушке!

Цвет моря невообразим,

У берега – прибоя стружки.

 

Лучи – как нити. Завернусь

В их золотой прозрачный ветер,

Стряхну с ресниц, как пепел, грусть –

Все относительно на свете!

 

Я выпью день, я в сон нырну,

И ум, и сердце успокою,

Забвенья снежную волну

Смешаю с краскою морскою...

 

 

Окурок день, и пепел вечер...

 

Окурок – день, и пепел – вечер,

И больно, больно так дышать...

Мир тайной изнутри подсвечен,

Как с новогодней ёлки – шар.

 

И манит горизонта строчка;

На крыльях – снега бахрома,

В тумане исчезает точка,

И я – не я... схожу сума.

 

Всё реже, реже остановки,

А кто-то разливает джин,

И, свет поймав движеньем ловким,

Вновь наполняет им кувшин.

 

Прошу еще глоток, но поздно,

Ночь раскрывает чёрный зонт,

И бьётся город в сетке звёздной,

И манит тайной горизонт.

 

Фантомам не оставив шансов,

Реальный мир встаёт стеной...

Движенье в замкнутом пространстве –

Как кувырок с большой волной.

 

 

Аптека. Улица. Фонарь

 

"Умрешь - начнешь опять сначала

И повторится все, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь."

А. Блок

 

...Да, все повторяется, все остается,

И дни – словно спицы в порочном кольце,

Да, кто-то над нами как будто смеется –

Все та же аптека, все тот же рецепт...

 

Так пусть разольются безумия реки,

Расколются логики материки,

Погаснет фонарь у забытой аптеки

И ночь обнажит ледяные зрачки.

 

 

В снах остаюсь навсегда за чертою...

 

Пронзительной болью изрезаны крылья.

Мой путь - череда переломов и впадин.

И каждое слово - надрыв и усилье,

И каждый отрезок - у смерти украден.

 

Пронзительным светом исчерчено небо.

Сгорают лучи, и меняются краски.

Я праздную солнце за то, что согрело,

За свет, за порывы безудержной ласки.

 

И каждый мой город пожаром расцвечен.

Горю, наслаждаясь огня пестротою.

Дарю своё сердце идущим навстречу,

Но в снах остаюсь навсегда за чертою.

 

 

Город под солнечным ветром

 

Ночь. Закрыты ворота города.

Мы – на солнечной стороне.

Мои сны отрастили бороды –

Одиночество в радость мне!

 

Мы забыли, как мы изменчивы,

Мы забыли как мир велик,

Мчатся дни поездами встречными,

Ветер треплет страницы книг,

 

Строят город рассвета зодчие,

Подбирает заря цвета...

Одиночество... Многоточие...

Одиночество. Пустота.

 

ДЫХАНЬЕ СМЕРТИ – ЭХО ТИШИНЫ

 

Игрушечный город

 

Этот город – игрушечный,

Эти стены – картонные,

Тихий говор старушечий,

Дым – под окон иконами.

 

День, на солнце изжарившись,

В свежем ветре полощется,

В разноцветные шарики

Принаряжены площади.

 

Ищет мир оправдание

Обещания ложного:

"Жизнь плюс смерть" – расстояние

До "почти что возможного"...

 

Тихий говор старушечий,

В небе – солнце палящее...

Этот город – игрушечный,

Только смерть настоящая.

 

 

Дыханье смерти - эхо тишины...

 

Дыханье смерти – эхо тишины

В пустом, полуразрушенном квартале...

Она мне дарит ласковые сны

И гладит лоб крылом своей печали.

 

Она стучит дождём в моё окно

Горит свечой и ветром щёки лижет,

Мне с ней светло, а без неё – темно,

И с каждым днём мне этот свет всё ближе...

 

Среди детей, играющих в снежки,

Она – девчушка с русою косичкой,

И чёрных глаз живые угольки

Листают жизнь – страничка за страничкой.

 

Она заходит вестницей в дома,

Скрывая взгляд под кружевом вдовицы,

Ложится слоем пыли – на тома,

И снов пыльцой – на тихие ресницы...

 

Она всегда выигрывает спор,

И нас, как губка, впитывает время...

Она всё помнит – густ её раствор,

Она всё знает – тяжко её бремя.

 

 

Бутон

 

Здесь шорохи душных больничных палат.

Подземное солнце и мокрая прядь,

Почти что светло и почти что легко,

И не пробиваются пули звонков.

 

Мир болен смертельно, и я чуть жива,

И всё же по капле сочатся слова,

И хочется счастья, и хочется жить,

Ведь сердце нельзя до отказа закрыть.

 

Свинцовые крылья кладу на кровать,

От бешеной боли так просто устать,

И я ухожу в исцеляющий сон...

Прощай! Закрывается на ночь бутон.

 

 

Больница. Видение

 

Дитя на белой простыне,

Больничная палата...

Я это вижу – не во сне,

Я здесь была когда-то...

 

Такая тонкая рука,

В глазах – любовь и сила,

Я здесь останусь – до звонка,

Я солнце попросила.

 

Как снег – запретный холодок

Чужого откровенья...

Никто, никто, никто не смог

Продлить твои мгновенья.

 

 

Разбуди меня, Несмеяна...

 

Я хочу, чтобы ты позвонила.

Разбуди же меня, Несмеяна.

Я хочу, чтобы ты полюбила

Мои сладкие гнойные раны.

 

Расписало узорами время

Наши жизни, и в их лабиринтах

Мы становимся часто не теми,

Кем бы стали в пространствах открытых.

 

Нас опутали нити событий

Непредвиденных, странных, случайных,

И в сетях бесконечных открытий

Зарождаются новые тайны.

 

Я мечтаю о маковом поле

На реальности сером асфальте,

Я мечтаю о солнечном хоре,

Лунных бликах, кружащихся в вальсе.

 

Я хочу, чтобы ты позвонила.

Разбуди же меня, Несмеяна.

Я хочу, чтобы ты полюбила

Мои сладкие гнойные раны.

 

 

Менестрель

 

Песни звенят серебром,

Радость, улыбки жасмин...

Сердце – мой аэродром,

Мы победим, мы взлетим!

 

Тайны заветной причал,

В память вплетен каждый звук...

Помнишь, прибой замолчал,

Выпало солнце из рук?

 

Мы отвоюем зарю,

Ружья – дождем заряжай!

Крыльями ночь распорю,

Только б взошел урожай...

 

Глянь – мы остались одни,

Нем горизонта изгиб,

Вдаль убежали огни

Стайкой светящихся рыб,

 

Холод нам руки связал,

Бьется о струны метель...

Страшно. Никто не сказал,

В чем виноват менестрель.

 

МОЛОКО ЗВЁЗДНЫХ РЕК

Молоко звёздных рек

 

А звёзды текут,

Им имя – река,

У них свой маршрут,

Свои берега,

 

Друг другу кричат

Сквозь стены пустот,

Льют огненный яд

В безжизненный лёд.

 

Ты вслушайся в тишь,

В хрустальный язык

С капелями крыш,

С карнизами книг.

 

Так хочет огонь

Коснуться огня,

Ладонью в ладонь,

Все тайны храня...

 

Звёзд млечный обряд –

Всю ночь ворожить,

Они говорят,

Что нам надо жить,

 

Смыть строчки следов,

Взмыть в небо легко,

Доить их коров

И пить молоко!

 

 

Ключи от вечера

 

Я украду, я украду

Ключи от вечера!

А он не спрятан: на виду,

Идет навстречу мне,

 

И лижет руки; мы дрожим

Вдвоём от холода…

Он говорит мне: убежим

В глушь – прочь из города;

 

Ведь сколько ни ломай крыла,

А в этом мире жить

Не сможешь: слишком много зла,

Струна не выдержит.

 

То бездна чёрная, то мель,

Лишь в песнях – солнечно,

И звёзд кружится карусель

Безостановочно,

 

И пусть прохладно там чуть-чуть –

Летим, проветримся!

А завтра снова, не забудь,

На крыше встретимся!

 

И мы взлетаем – с ветерком –

Над крышей – надо ведь!

И нам легко-легко-легко,

А звёзды падают…

 

 

Люди-звёзды

 

Звёзды падают на землю,

Разбиваются,

И сгибаются их стебли,

И ломаются,

 

И углы в воздушном теле

Чертят острые...

Так и мы горим в прицеле

Смерти – звёздами.

 

В нас огни спектральных линий,

Мы окрашены –

Кто – в сиреневый, кто – в синий,

Кто – в оранжевый.

 

Только что же, что же это

За горение,

Если не хватает света

Для прозрения,

 

И для страсти не хватает

В сердце – топлива?

Птицы счастья улетают

В страны тёплые...

 

И хотелось бы подняться

Ввысь над башнями,

Только сны порою снятся

Очень страшные...

 

 

В чёрных бабочках – ночь...

 

В чёрных бабочках – ночь:

Она носит такое платье,

В чёрных бабочках – ночь,

Обжигают её объятья.

 

В чёрных бабочках – ночь,

Не спеши уходить, не надо.

В чёрных бабочках – ночь,

Солнце радости – где-то рядом.

 

Откололись от звёзд,

И летят к нам на плечи – искры,

Страшно встать во весь рост:

Вдруг заденет случайный выстрел?

 

Мир законы менял

В перспективе непостоянства,

Кривизною зеркал

Искажались лучи пространства.

 

Ты стихов не готовь,

Не дразни жемчугами строчек,

Незнакомка Любовь

Изменила лицо и почерк.

 

Но в обличье любом

Я узнаю её – под гримом,

И в сердечный альбом

Мы напишем стихи – любимым.

 

В чёрных бабочках – ночь,

Не спеши уходить, не надо.

В чёрных бабочках – ночь,

Солнце радости – где-то рядом.

 

 

Ночь

 

Ночь волшебна, ночь прозрачна,

Вся из капелек тумана,

Смех мой детский не растрачен,

В волосах – цветы дурмана.

 

Стану пряною травою,

Закричу полночной птицей...

Я секрет тебе открою,

Я хочу тебе присниться.

 

Ночь волшебна, ночь прозрачна,

Ночь впитала нас, как губка...

Видишь слёзы? Я не плачу,

Просто счастье слишком хрупко.

 

Невесомые волокна,

Ощущение полёта,

Непогашенные окна –

Словно солнечные соты;

 

Дождь танцует на балконе,

Сочиняет небылицы,

Ждет, когда с небес уронит

Перья алые Жар-птица!

 

 

Раннее утро

 

Есть слово "рань", оно – как рана,

Когда от слёз не удержаться...

Осколки света рано-рано

Снежинками на сны ложатся.

 

О эти ложные тревоги

И колесниц тяжелый грохот!

Идет обстрел моей берлоги

То градом ядер, то горохом.

 

Метла отчаянно-свирепа,

Она рождает море шума,

Она сбежала из вертепа

От ведьмы – к дворничке угрюмой...

 

Еще клубятся сны в колодце

И одурманивают ядом,

Но утро белой чайкой вьется,

И льет елей, и курит ладан.

 

О птичий хор! О свежий запах!

Прочь, наваждения и тени!

И я бегу от лап косматых

В объятья чистых полотенец...

 

 

Подснежники утра

 

Как подснежники – рассветы,

И улыбчива заря,

Хоть сады уже раздеты

Колким ветром ноября.

 

Вновь выглядывает утро

Из пеленок облаков

И светло, по-детски мудро

С нами говорит без слов...

 

Чернила осени исписаны,

Земля оделась хрусталем,

Я в солнце вглядываюсь пристально

И словно растворяюсь в нем,

 

Оно приветливо и ласково,

Я так люблю свою звезду!

Дождь света – как бокал шампанского,

И я легко иду по льду!

 

Давно все радости растрачены,

Небытие в душе гостит,

А утро, свежее, из прачечной,

Веселой бодростью хрустит.

 

ЛОМТИКИ РОМАНТИКИ

Давай мы встретимся на облаке...

 

Давай мы встретимся на облаке,

Тогда не нужно будет слёз,

Порежет август время дольками,

Как перезревший абрикос.

 

Давай возьмемся с ветром за руки,

С ним будет радостно втроем,

Засыплет лето нас подарками,

Зальет весь город молоком.

 

Поманят узенькие улочки,

Польется песни ручеек,

Смотри, здесь домики как булочки,

А площадь, как большой пирог!

 

Пойдем кататься на троллейбусе,

Пусть он сломается в пути,

И все веселые нелепости

Решат цветами расцвести...

 

А новый день пестрит обновками,

Нет места на лотках плодам,

Столбы обклеены листовками,

Кричащими "Куплю – продам!"

 

Давай все купим в этом городе,

Давай все снова продадим!

Давай обнимемся на облаке

И сами превратимся в дым...

 

 

А осень вправду хороша!..

 

А осень вправду хороша!

Она нас радует прохладой,

И удивляется душа

Дарам её большого сада.

 

Дрожит дождинка на руке,

И ритмы неба беспокойны.

Я вышла в осень налегке,

Мне с ней печально и привольно.

 

Вновь вдохновение кипит

В безудержном, пьянящем вальсе...

Любовью можно растопить

Любой запрет, не сомневайся!

 

Все тайны связаны одним

Узором, правильным и сложным...

В нем каждый знак неповторим

И все становится возможным.

 

 

Иду с букетом строчек...

 

Иду с букетом строчек,

И радость – без границ,

Вспорхнуть смешинкой хочет

Огонь из-под ресниц,

 

Я слушаю украдкой

Биение сердец,

А день прозрачно-сладкий

Застыл, как леденец,

 

Со вкусом винограда,

С кофейной теплотой,

С поющей где-то рядом

Мелодией простой...

 

Пусть стайку птиц веселых

Мои шаги вспугнут,

А я сыграю соло

На клавишах минут...

 

 

Ягоды дождя

 

Мне хочется знать, что строка не бессильна,

Что можно у радуги вымолить слёз...

Запляшут брильянты над улицей пыльной,

И дождь разольётся журчаньем стрекоз!

 

Со станции "Даль" поезда шлют приветы,

Смеется свирелями сон-чародей...

Давайте затушим свои сигареты

О сочные ягоды спелых дождей!

 

 

Пили музыку, как чай...

 

Пили музыку, как чай,

Было солнечно и сонно,

И упала с нот печаль

Под ноги листочком клёна,

 

Наполнялась тишина

Голосами пасторали,

Будто снега семена

На асфальте умирали.

 

Кровоточил нотный срез,

Протекла нектаром тайна,

Мы осколками небес

Были ранены случайно.

 

Было жарко, горячо,

Солнце выбивало стекла,

Память тающей свечой

В свете солнечном поблёкла.

 

С зыбким пламенем свечи,

С серебром звенящей стали

Тайну музыки лучи

Навсегда в себя впитали...

 

 

Ломтики романтики

 

Тени вышли из подъезда,

Тени сели покурить,

Ломтиками ночь порезать,

С тишиной поговорить.

 

Был их разговор неслышен,

Беспредметно-невесом,

Лишь луна ползла по крышам

Толстобрюхим колесом.

 

Было очень-очень поздно,

Как ребенок, город спал,

В небесах крутили звезды

Свой небесный сериал.

 

Волнами шумело море,

Рыбки плавали в траве,

Плыл уютный тихий дворик,

Как кораблик, в синеве.

 

 

Роза

 

Я из роз росу пила -

Нет отрадней вкуса! -

Розе, что в росе цвела,

Подарила бусы.

 

Роза, розочка, ро-

зан! -

Сладко ль с жемчугами?

Ты жемчужин не порань

Острыми шипами!

 

Щедро убран был газон

В цвет душистый алый.

Я в раскрывшийся бутон

Розу целовала!

 

 

За что?..

 

За что так падка я на красоту,

На утончённость, солнечность и юность,

На трепетность шиповника в цвету

И в детскости – недетскую угрюмость,

 

На узкое запястье, робкий взгляд,

Нетронутость и ласковые пряди,

Желаний несозревших дикий сад,

И вишен кровь, и сладость виноградин…

 

 

Соперница

 

Пусть она очарует, заманит –

Я не стану соперницей ей,

Пусть обман твои очи туманит

Серебром сладострастных морей!

 

Чистотой первозданной природы

Я умою и душу, и взор,

Окунусь в освящённые воды,

Зыбких красок небесный узор...

 

Сердце в шрамах и руки в порезах,

Слёзы слов, что не сказаны вслух...

Моя воля прочней, чем железо, –

Приложу к своим ранам лопух.

 

 

На фоне неба

 

Завтра в награду

Я получу

Утра прохладу,

Тополь-свечу,

 

Будут свиданья,

Солнце и снег,

Тайны, слиянья

Времени рек...

 

След самолета –

В небе стрела,

Мечется кто-то,

Ищет тепла...

 

Стрелы растают...

Фон голубой...

Все расцветает

Рядом с тобой!

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.