Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Домна Евстигнеевна – Молочник Анна; Акулина Гавриловна – Крутова Е., Бальзаминов – Еременко.





Д. – Не слыхать ли в Москве какого разговору?

Ак. Г. –Да… да всему верить нельзя. Шайка разбойников объявилась!

Д. – Да откуда же они?

Ак. Г. – Из диких лесов говорят. Все на ходулях- семи аршин ходули-то.

Д. – Почему на ходулях?

Ак. Г. – Ну для скорости и для страху! Вот видишь забор – так вот выше этого забора ходули-то …

Появляется Бальзаминов. Все кричат, пугаются.

Б. – Акулина Гавриловна... Акулина Гавриловна …

Ак. Г. – Ох ты, батюшки, перепугал, окаянный! Сердце оборвалось! Что б тебе пусто было! Ты мою хозяйку испугал! Так что теперь неизвестно – живая ли она там.

Б. – Боже мой!

Ак. Г.- Домна Евстигневна! Не бойся! Это знакомый, по ошибке!

Бальзаминов подходит к столу, за которым сидит Домна.

Д. – Зачем же?

Б. – Влюблен.

Д. – Отчего через забор?

Б.- От чувств-с… Вы не сердитесь на меня?

Д. – А я никогда не сержусь. Я – добрая! Вы что делаете?

Б. – Ничего.

Д. – И я ничего. Скучно одной-то ничего не делать. А вместе веселей. А вы хотите вместе?

Б. – Даже за счастье почту-с! Пожалуйте ручку! (протягивает руку).Поцеловать.

Ак. Г. – Да не ей, а Тамаре Григорьевне, первой учительнице целуй. Она ведь добрая- добрая! Иди, целуй ручку, говори, что влюблен.

Д. – Давно вы в нее влюблены?

Б. – С четверга прошлой недели.

Д. – Ну это недолго.

Б. – Могу больше-с. С 2003 года.

Ак. Г. – (письмо): Красота наша писаная, разрисованная! Матушка наша, благодетельница Тамара Григорьевна! Вы нас обучали и любили. Доказательств Вашей любви мы видели много. Для нас Вы бросили свет и дом, оставили все удовольствия. Мы Вас очень любим и всегда помним!

 

Э: Уважаемые экскурсанты! Соблюдайте тишину! Мы проходим мимо зала звукозаписи. Идет аудио-запись к фильму Валерия Тодоровского.



А.: Это тот самый?

Р.: Да, да, тот самый!

А: (громким шепотом): Ой, а кто сейчас поет?

Э: Воски Меликова, для нашей любимой Ольги Анатольевны.

Кадр 10. Дубль 1.

Сцена 10: музыкальная.

Меликова В. исполняетпесню к фильму «Оттепель» (Павлова О. А.)

- Гаснет в зале свет, и снова я стою на сцене отрешенно!

Рук волшебных всплеск и словно

Замер целый мир завороженно.

Вы так высоко парите,

Трудностей почти не замечая.

Но я к Вам пришел, простите,

Потому что музыку люблю!

- Вы хотя бы раз, всего лишь раз

На миг забудьте об оркестре.

Мы в шестом ряду, в шестом ряду,

Вы нас узнайте, наш маэстро.

Пусть мы далеки, как «да» и «нет»,

И рампы свет нас разлучает,

Но у нас одна, да, да, одна

Святая к музыке любовь!

- Маэстро! Вы можете научить петь даже тех, кому «наступил на ухо косолапый»,

- Мы любим просто «потусоваться» в Вашем кабинете на перемене, потому что у Вас так уютно и по-домашнему «тепло»,

- Вы вдохновите любого даже самого безнадежного с точки зрения музыки человека,

- Маэстро, мы боготворим Ваш талант,

- Вы – повелитель не семи нот, а 55 сердец, которые бьются в музыкальном ритме, не переставая.

Вместе: Но я к вам пришел (пришла), простите, потому что только Вас люблю!!!

 

А.: Господи, я так устала. Эти переходы. Я просто не доживу до понедельника.

Эк.: Вы произнесли сакраментальную фразу «Доживем до понедельника».

Р.: Именно здесь в этом павильоне мы еще раз соприкоснемся с храмом науки – школой.

Ж.: Ели долго мучится, кто-нибудь обучится!

Эк.: От врачей и учителей требуют чуда, а если чудо свершится, никто не удивляется. Так давайте же удивимся в следующем павильоне.

Заставка.

Хлопушка.

Кадр 11, дубль 1. Сцена 11: счастливая.

« Доживем до понедельника» (Ермолова Л. В.)

Сцена разговора Наташи и Ильи Семеновича.( Голубин А. и Кудинова А.)

 

Илья: Вчера Шестопал вошел в учительскую, взял сочинения своего класса и сжег их. И

оставил вот это объяснение.

Н.: «Здесь покоится счастье 11 Б». Его исключат?

И.: Наташа, отбил… Сочинения сожжены, зато стихи остались. Хотите послушать?

Н.: Хочу.

И.: Садитесь.

Это не вранье, не небылица;

Видели другие, видел я,

Как вручную глупую синицу

превратить пытались журавля.

Чтоб ему не видеть синей дали

И, не отрываться от земли,

Грубо журавля окольцевали

И в журнал отметку занесли.

Спрятали в шкафу, связали крылья

белой птице счастья моего,

чтоб она дышала теплой пылью

и не замышляла ничего.

Но недаром птица в небе крепла,

Дураки остались в дураках.

Сломанная клетка, кучка пепла,

А журавлик снова в облаках!

Н.: А знаете, что он в сочинении написал?

И.: Ну, этого теперь уже никто не узнает.

Н.: А вот я знаю. Случайно… Всего одну фразу: «Счастье – это когда тебя понимают.

И.: И все?

Н. И все.
И.: Есть одно место, где нас всегда поймут – замечательный театр «Восхождение».

Понимание, чуткость и тонкость восприятия окружающего мира господствуют в царстве Мельпомены. Красиво то, что возвышает жизнь человеческого духа на экране и со сцены, то есть чувства и мысли актеров и зрителей.

Игра не дается блеском огней, роскошью декораций и костюмов, а идеями режиссера-постановщика. Наш режиссер по работе с актерами просто «фонтанирует» блестящими идеями тонкого вкуса и понимания атмосферы за кадром и в кадре.


Лидия Васильевна! Браво, инженер наших душ!

Экс.: А теперь для фанатов фильмов про настоящую любовь. Есть предположения,

Что здесь снимают

Р.: Любовь – относительна!

А.: Как это?

Р.: Вы знакомы с теорией относительности?

А.: Это что-то из области физики?

Экс.: Альберт Эйзенштейн.

Р.: Эйнштейн. Что такое теория относительности? Это когда ты сидишь с красивым молодым человеком на раскаленном солнце битых 2 часа и думаешь, что прошла. всего минута. Но когда ты сидишь у раскаленной плиты только минуту, ты думаешь, что просидела уже целых 2 часа. Вот это- теория относительности.

Экс.: Мощно! Есть предположения, что здесь снимают?

А.: Связано с теорией относительности?

Р.: С любовью.

(На экране – заставка … голуби)

А.: Ой, голуби!

Экс.: Ну, вот мы и добрались до самой сути! – «Любовь и …

А.: …голуби»

Хлопушка

Кадр 12, дубль 1. Сцена 12 - чувствительная

«Любовь и голуби» (Мельникова А. Н. и Бурдина И. Б.)

Иващенко Н., Лушникова П., Морозихина В., Жилов М., Максимова Е.

Фигура первая – печальная.

Надя (дяде Митяю):Чего приперся? Ходит ещё! Сейчас как возьму, шугану, будешь знать!

Дядя Митя: Прости, Надежда. У тебя валерьянкаесть?

Надя: Есть, да не про твою честь.

Дядя Митя: Плохо мне, Надежда!

Надя: Бедный, пожалейте его, внучка у него ЕГЭ сдает! Пойду баба Шуре-то расскажу, как ты шляешься, попрошайничаешь!

Дядя Митя: Да нету ее, Шурочки нашей. Нету!

Надя: Куда это она у тебя, интересно, подевалась?

Дядя Митя: Я ей говорил, давай вызову скорую! А она: пока Анюта не сдаст все экзамены – с места не сдвинусь. Потом смотрю – захудело ей, не послушался ее, побежал.

Надя: Куда побежал, да ты что?

Дядя Митя: За скорой. Вышел врач и говорит: нету твоей бабушки, дедушка!

Надя: Чего ж ты к нам сразу не прибег?

Дядя Митя: Только сейчас отошел немного. Всё лежал. Шаг сделаю – не держат ноги, как вата ноги. До сих пор трясутся… руки.

Надя: Возьми, дядь Мить, возьми… (протягивает стакан)

Дядя Митя: Саня не любила этого… Поможете по соседству?

Надя: А как-же, поможем, поможем. Людк, тетя Шура-то не выдержала ЕГЭ и померла.

Люда: Да вы что?

Надя: Леньк! Тетя Шура-то померла.

Леня: Нормально!

Надя: Леньк, ты поросятам дал?

Дядя Митя: Инфаркт микарда, воот такой рубец! И, что характерно, любили друг друга. Знаете, как она меня называла? Митюнюшка! А я ее – Санюшка!

Баба Шура (появляется с ЕГЭ), все в шоке: Что сдали уже? А чего-то ты?

Дядя Митя: Сон рассказываю. Приснится же, зараза!

Баба Шура: Надь, а чего ты ему наливаешь-то? Чегой-то тут делается у вас? Я только за ворота, а он уже нарисовался, уже валерьянку попивает у меня тут!

Лёня: Беги, дядь Мить, беги!

Заставка. Дядя Митя хватает учебник ЕГЭ и бежит вдоль рядов. На сцену выходят, танцуют ручеек и кадриль.

Надя: Теть Шур, а ведь он тебя похоронил. ЕГЭ тебя, говорит, убило!

Тетя Шура: Ах, паразит!

Дядя Митя: «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»…

 

- Дорогая Ирина Борисовна! Дорогая Антонина Николаевна!

- Кинематограф основывается на законах физики

- и невозможен без географических перемещений.

- О, наши славные консультанты, мастерски чертящие круги без циркуля,

- волшебным образом подчиняющие своей воле насекомых (в частности небезызвестную Мушку Машу),

- ориетирующиеся в пространствах земного шара и недрах земной коры!

- Вы – наша кинематографическая опора.

- Эйнштейн, Крузенштерн и Эйзенштейн – так близки по духу: неутомимые творцы. Вместе: Творите на радость ученикам!

(Из-за сцены: Раз, два, три четыре, раз два, три четыре….)

Ж: О боже! (пугаясь), как будто опять на военных сборах оказались!

Эк.: Уважаемые экскурсанты! Попрошу минуточку внимания! Мы заглянем буквально на передовую: как вы понимаете в армии все однообразно: все пострижено, покрашено, посыпано песком. Сапоги: это ваше лицо!

Р.: Это не просто слова: дисциплина – душа армии. Она превращает немногочисленное войско в могучую силу, приносит успех слабым и уважение всем.

Ж.: Э, какие актеры, прямо как наш старшина, очень натурально!

Заставка.

Хлопушка.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.