Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИЗ ПИСЬМА АНТОНЕСКУ К ГИТЛЕРУ ОТ 17 АВГУСТА 1941 г.





 

[Документ СССР-242]

 

Ваше Превосходительство!

Ваше письмо от 14 августа 1941 г. получено, и я имею честь ответить, на него следующее:

1. Я счастлив вместе с румынскими войсками, что мы принимаем участие в победоносных сражениях по ту сторону Днепра и в деле спасения цивилизации, прав и свободы народов.

Кавалерийский и горно-стрелковый корпуса готовы к операциям восточнее Днепра.

Танковая бригада, возместить потери которой я не имею возможности, будет принимать участие в боевых операциях с теми частями, которые могут быть реорганизованы, после того как окончатся оперативные действия под Одессой, в которых она занята.

Для проведения реорганизации и снабжения румынских частей, которые будут действовать восточнее Днепра, я свяжусь с генерал-фельдмаршалом фон Рундштедтом, командующим группой армий «Юг».

Так как я не имею практической возможности обеспечить подвоз снабжения из-за отсутствия транспортных средств, то это должно обеспечиваться немецким транспортом.

Также, для того чтобы румынская авиация могла в дальнейшем сотрудничать с немецкой авиацией, совершенно необходимо укомплектовать ее, хотя бы возместить потери и обеспечить средствами снабжения.

Для обеспечения навигации (эскортирование транспортов) в западной части Черного моря я передал уже все румынские морские силы в распоряжение адмирала Шустлера.

Что касается 54-го немецкого корпуса, то он совершенно не был под моим командованием при очистке тыла около Очакова, за исключением только одной 50-й дивизии.

Причем и эту дивизию я передал 11-й немецкой армии.

2. Согласно желанию Вашего Превосходительства, я беру на себя ответственность за охрану, поддержание порядка и безопасности на территории между Днестром и Днепром, причем необходимо только лимитировать эту территорию на севере.



3. Как я уже сообщал господину фон Киллингеру, из-за недостатка средств и подготовленных органов управления я взял на себя ответственность за администрацию и экономическую эксплуатацию только на территории между Днестром и Бугом, так как вся территория страны и особенно Буковины требуют коренной переделки и реорганизации административной и экономической жизни.

4. Для того чтобы обеспечить порядок, управление экономической эксплуатацией оккупированной территории, предусматривая продолжение войны, считаю совершенно необходимым установить единоначалие.

А поэтому прошу, Ваше Превосходительство, дать точные инструкции, которые должны определить мои права и мою ответственность за администрацию и экономическую эксплуатацию территории между Днестром и Бугом, а также в отношении охранения, поддержания порядка и безопасности на всей территории между Днестром и Днепром.

Прошу Вас, Ваше Превосходительство, принять мои наилучшие заверения от преданного вам генерала Антонеску.

 

ИЗ ПИСЬМЕННЫХ ПОКАЗАНИИ ГЕОРГИЯ АЛЕКСИАНУ ОТ 10 ЯНВАРЯ 1946 г.[141]

 

[Документ СССР-295]

 

Антонеску рассказывал, что в связи с успешным продвижением германских войск Гитлер обратился к нему с личным письмом, в котором предложил присоединить к Румынии занятые немцами советские территории, простиравшиеся от Днестра до Днепра, и создать там свои оккупационные власти...

Маршал Антонеску, рассказывая об успехах германских и румынских войск на Восточном фронте, заявил: «Теперь всем видно, как разумно я поступил, когда еще в ноябре 1940 года договорился с Гитлером о совместном нападении на Советский Союз... »

 

ИЗ ПОКАЗАНИИ БЫВШЕГО ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА ВЕНГЕРСКОЙ АРМИИ РЮСКИЦАЙ-РЮДИГЕРА ОТ 18 ЯНВАРЯ 1946 г. [142]

 

[Документ СССР-294]

 

...Второй Венский арбитраж принял маловыгодное для Венгрии решение. За Румынией был сохранен район добычи подземного газа Медьеш-Кишармеш. В венгерских политических кругах это расценивалось желанием Гитлера обеспечить себе союз с Румынией в войне с Советским Союзом. Что Гитлер ставил Румынию, как союзницу, выше Венгрии, объяснялось тем, что в эвентуальной войне с Советской Россией Румыния со своим упирающимся в Черное море южным крылом безусловно понадобится Германии.

В служебном разговоре, примерно, в ноябре 1940 года начальник оперативной группы венгерского генерального штаба полковник Ласло сказал мне по этому поводу следующее:

«Второй венский арбитраж вызывает в Венгрии сильную ревность к Румынии, и дело только за нами, чтобы нам добиться заслуг у Гитлера...»

 

ИЗ ПИСЬМЕННЫХ ПОКАЗАНИЙ БЫВШЕГО ПОЛКОВНИКА ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ КИЧМАНА ОТ 27 ДЕКАБРЯ 1945 г.[143]

 

[Документ СССР-229]

 

Германское правительство и верховное командование германских вооруженных сил совместно с правительством Финляндии и генеральным штабом финской армии задолго до 22 июня 1941 г., вели тайные переговоры и подготовляли нападение на Советский Союз.

О подготовке к вторжению германской и финской армий на территорию Советского Союза мне стало известно при следующих обстоятельствах: в октябре 1941 года по прибытии в Хельсинки на должность заместителя германского военного атташе я имел беседы с майором фон Альбедиллом, помощником германского военного атташе, ранее работавшим в отделе атташата генерального штаба сухопутных войск Германии.

Фон Альбедилл ознакомил меня с обстановкой в Финляндии и ее военно-политическим курсом, так как военный атташе генерал-майор Россинг был тяжело болен и находился на излечении на курорте Меран в Тироле.

В этих беседах фон Альбедилл рассказал мне, что еще в сентябре 1940 года генерал-майор Россинг, по заданию Гитлера и германского генерального штаба, организовал поездку генерал-майора Тальвелла — особоуполномоченного маршала Маннергейма — в Берлин в ставку Гитлера, где им было достигнуто соглашение между германским и финским генштабами о совместной подготовке нападения на Советский Союз и ведении войны против него.

В связи с этим я вспоминаю, что, когда в ноябре месяце 1941 года я посетил генерала Тальвелла в его штаб-квартире в районе города Аунос, он в беседе рассказал мне, что по личному поручению маршала Маннергейма он еще в сентябре 1940 года одним из первых установил связь с германским верховным командованием в деле совместной подготовки нападения Германии и Финляндии на Советский Союз.

Как сообщил мне далее фон Альбедилл, в феврале или марте 1941 года в ставке Гитлера происходили дальнейшие переговоры о планах подготовки нападения и ведения войны против Советского Союза. В этих переговорах участвовали начальник генерального штаба вооруженных сил Финляндии генерал-лейтенант Гейнрихс и представитель того же штаба генерал-лейтенант Эквист.

Таким образом, в результате переговоров, начатых с сентября 1940 года между правительствами Германии и Финляндии, а также их верховным командованием, было достигнуто полное согласие о совместной практической подготовке войны против Советского Союза, что, как известно, в июне 1941 года было осуществлено путем вторжения германских и финских войск на территорию СССР.

В октябре 1941 года второй помощник германского военного атташе в Финляндии майор Шлютер в беседе сообщил мне, что командир 163-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Энгельбрехт в начале июня 1941 года, еще до начала военных действий на восточном фронте, прибыл из Норвегии в Финляндию для подготовки к операциям против русских войск и захвата полуострова Ханко. За несколько дней до войны войска дивизии Энгельбрехта уже были переброшены через Швецию в район полуострова Ханко.

В конце 1942 года на приеме германского посла в Финляндии фон Блюхера я встретился с начальником германской военной миссии в Финляндии генералом пехоты Эрфуртом. В присутствии Блюхера Эрфурт рассказал мне о том, что еще за 14 дней до начала военных действий против Советского Союза он, по приказанию германского генерального штаба, прибыл в Хельсинки в гражданской одежде для связи со ставкой Маннергейма. Финский генерал-лейтенант Эквист в то же время с такими же целями был командирован в Берлин в качестве начальника финской военной миссии при ставке Гитлера.

Говоря о миссии немецкого генерала Эрфурта в Финляндии, фон Альбедилл рассказал мне, что на совещаниях между представителями германского и финского командования в первой половине июня 1941 года по вопросу подготовки нападения на Советский Союз кроме генерала Эрфурта принимали участие генерал-полковник фон Фалькенхорст, позднее командующий немецкой лапландской армией в Финляндии, и его начальник штаба генерал-майор Бушенгаген.

Перед отъездом в Финляндию я ознакомился в Берлине с отчетными материалами германского военного атташе в Финляндии Россинга, из которых установил, что он не только являлся участником и организатором тайных переговоров, но был в курсе всех практических планов и мероприятий по подготовке нападения на Советский Союз, а также, как германский военный атташе в Финляндии, содействовал своим участием их осуществлению.

После нападения Германии и Финляндии на Советский Союз вся деятельность военного атташе Россинга была направлена к тому, чтобы продолжать войну и, воздействуя дипломатическим путем на Финляндию, удерживать ее в состоянии войны против Советского Союза на стороне Германии. Заняв пост германского военного атташе в Финляндии, я всеми средствами проводил в жизнь политику Гитлера в войне против Советского Союза.

Показания написаны мною собственноручно.

Кичман

 

ИЗ ПИСЬМЕННЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ ВЕНГЕРСКОГО ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА УЙСАСИ[144]

 

[Документ СССР-155]

 

...В ноябре 1940 года на аудиенцию к начальнику королевского венгерского генерального штаба генерал-полковнику Генриху Верту явился германский военный атташе в Будапеште, полковник генерального штаба Гюнтер Краппе с письмом от генерал-полковника Гальдера, начальника генерального штаба сухопутных сил Германии.

В этом письме Гальдер информировал Верта о том, что весной 1941 года необходимо заставить Югославию, если нужно будет, силой «занять определенную позицию, чтобы этим впоследствии предупредить угрозу нападения русских с тыла». В этой предупредительной войне, возможной против Югославии и, несомненно, против России, должна принять участие Венгрия, что будет в ее собственных интересах.

Верт ответил, что он согласен с мнением Гальдера, но заявил при этом, что венгерская армия недостаточно вооружена и в настоящее время не готова к войне против Советской России. Попутно он просил Германию о пополнении вооружения Венгрии.

О письме Гальдера и об ответе на него меня информировал генерал-полковник Верт.

После этого в Берлин была приглашена венгерская комиссия по вооружению. Она была составлена из офицеров-специалистов главной группы материального снабжения королевского венгерского министерства обороны (гонведа) и выехала в Берлин в декабре 1940 года...

В декабре 1940 года начальник штаба ОКВ, генерал-фельдмаршал Кейтель, пригласил в Берлин венгерского министра обороны (гонведа) генерала Барта для того, чтобы:

а) лично обсудить вопрос о вооружении;

б) разработать план военно-политического сотрудничества Германии и Венгрии на весну 1941 года.

Это приглашение было передано в Будапешт через королевского венгерского военного атташе в Берлине полковника генерального штаба Александра Хомлока.

Одновременно я получил подобное приглашение от адмирала Канариса — начальника иностранного отдела «Абвера» в ОКВ...

Договорились о следующем:

...Весной 1941 года выяснится позиция Югославии, угроза нападения советских войск с тыла устранится.

Венгерская гонведовская армия будет для этого обеспечена полевыми гаубицами, современными танками и бронемашинами для одной механизированной бригады.

Венгрия должна дать в распоряжение Германии 15 оперативных соединений для войны против России (в том числе три механизированных соединения, одно кавалерийское и одно танковое), закончить строительство укреплений в Закарпатской Руси до 1 июня 1941 г., содействовать продвижению германских войск в районах, прилегающих к венгро-югославской и венгро-советской границе, обеспечить подвоз снабжения через Венгрию. Детали подготовки оперативных действий будут разработаны позднее посланными в Венгрию представителями германского генерального штаба.

За участие в войне Венгрия в виде политической компенсации получит земли в Югославии и в России (старое княжество Галич, предгорья Карпат до Днестра)...

...Полковник Кинцль[145] прибыл в Будапешт в марте 1941 года с письмом генерал-полковника Гальдера к генерал-полковнику Верту. Это письмо содержало настоятельное требование Германии участия Венгрии в возможной войне против Югославии при мобилизации 1, 2, 3, 4, 5 армейских корпусов и против Советской России при мобилизации 15 оперативных соединений, в том числе двух кавалерийских дивизий, двух механизированных бригад и одной стрелковой бригады.

В письме сообщалось о скором приезде в Будапешт комиссии немецкого генерального штаба во главе с генерал-лейтенантом Паулюсом для обсуждения совместных операций и продвижения немецких войск через Венгрию на Югославию.

Генерал-полковник Верт в ответ на это письмо пригласил германскую комиссию в Будапешт, обещал согласие Венгрии участвовать в войне против Югославии и выставить с этой целью три армейских корпуса, а именно: 1, 4 и 5. Что касается войны против Советской России, он в принципе согласился и обещал, по меньшей мере, мобилизовать 8 армейский корпус (Кошице) и потребованные Гальдером механизированные оперативные соединения.

Об этой переписке меня информировал лично полковник германского генерального штаба Кинцль...

Генерал-майор Ласло, как руководитель оперативной группы и мой непосредственный начальник, приказал 2-му отделу генерального штаба составить доклад, который должен был утверждать, что на венгерской границе сосредоточено 14 советских оперативных соединений, в том числе 8 моторизованных. Этот доклад составил полковник Корнел Хидай из учетного отделения.

Хочу здесь заметить, что разведкой, произведенной 2-м отделом королевского венгерского генерального штаба, было установлено, что на венгерской границе находилось всего только 4 советских оперативных соединения. Об этом обстоятельстве, согласно фактам, я и доложил генерал-полковнику Верту и генерал-майору Ласло, но по приказу последнего мой правдивый объективный доклад должен был быть переделан согласно его желанию...

Эти планы исходили от генерал-лейтенанта Фюттерера, его помощника подполковника Фримонда и генерал-майора Ласло. Они состояли в том, что в случае необходимости немецкие самолеты, замаскированные под русские, будут бомбардировать восточные пограничные области Венгрии бомбами русского происхождения...

...24 июня 1941 г. (насколько я помню) в 12.30 дня я получил сообщение, что советские самолеты бомбардировали Рахе (в Карпатской Руси) и обстреливали в его окрестностях поезда из пулеметов. В тот же день после полудня пришло известие, что советские самолеты бомбардировали Кошице. Вечером того же дня состоялось заседание коронного совета под личным руководством регента, который «на основе провокации Советской России» решил объявить ей войну.

Я убежден, что это были немецкие самолеты с русскими опознавательными знаками. Это я обосновываю следующим:

а) генерал-лейтенант Фюттерер и германская пропаганда очень широко «распространялись» по поводу этой бомбардировки;

б) генерал-майор Ласло немедленно приказал мне через отделение пропаганды 2-го отдела королевского венгерского генерального штаба получить фотоснимки найденных остатков «советских бомб» и опубликовать их в прессе фашистских государств;

в) генерал-лейтенант Фюттерер, генерал-майор Ласло и подполковник Фримонд распространяли путем «пропаганды шепотом» слух, что словацкие пилоты, находящиеся на службе у русских, бомбардировали Кошице и удачные попадания бомб объясняются тем, что эти пилоты хорошо знают местность...

 

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА ВЕНГЕРСКОЙ АРМИИ РЮСКИЦАИ-РЮДИГЕРА[146]

 

[Документ СССР-294]

 

Генерал Верт (начальник генерального штаба) обрисовал нам военно-политическую обстановку [147]...

...Оказалось, что предстоит нападение Германии на Советскую Россию, в которой Румыния и Венгрия примут активное участие на стороне Германии...

...Решение об объявлении войны было принято на заседании Совета министров по докладам премьер-министра Бардоши и министра Барта и утверждено коронным советом. Парламенту же этот вопрос не был представлен. Это решение... не вызвало удивления и являлось следствием долголетнего и добровольного фактического военного сотрудничества с Германией.

Венгерский генеральный штаб и политическое руководство Венгрии, начиная с агрессии против Чехословакии, считали Германию опорой в своих ревизионистских планах. За этим следует оккупация Закарпатской Украины, потом стратегическая подготовка этого района как плацдарма для нападения на Советскую Россию...

 

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ БЫВШЕГО ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ ГЮНТЕРА КРАППЕ[148] ОТ 8 ЯНВАРЯ 1946 г.

 

[Документ СССР-150]

 

...В октябре 1940 года я получил от ОКХ задание доложить о состоянии укреплений пограничного с Россией района (Прикарпатская Украина). Начальник оперативного отдела полковник Ласло сообщил мне, что пока там имеются только простые противотанковые препятствия, расположенные в глубину на один или на два километра, и что начато строительство бараков для размещения частей. Изыскания, необходимые для строительства бетонных дотов вдоль границы и дорог, будут проведены зимой, и весной 1941 года можно будет приступить к строительству. Но прежде всего необходимо ассигнование средств на это строительство. Речь шла как будто о 6 000 000 пенге.

Генерал Верт разрешил мне поездку в автомашине через Мукачево к Ужокскому перевалу.

Результат моей инспекционной поездки и сведения, полученные от полковника Ласло, я сообщил в Берлин. Через некоторое время полковник Ласло сообщил мне, что уже отпущены необходимые суммы для строительства этих укреплений...

 

ИЗ ДИРЕКТИВЫ ВЕРХОВНОГО КОМАНДОВАНИЯ ГЕРМАНСКИМИ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ОТ 6 СЕНТЯБРЯ 1940 г.[149]

 

[Документ 1229-ПС, США-130]

 

Верховное

командование

вооруженных сил.

Штаб оперативного

руководства.

Отдел обороны страны.

№33264/40.

 

Ставка фюрера,

6.9.1940.

7 экз.

Экз. №4.

Совершенно секретно.

Только для командования.

 

Содержание: материалы для разведывательной службы.

Согласно: документу 3-го отдела управления военной разведки и контрразведки за №398/40 от 26.8.1940 оперативному отделу генерального штаба сухопутных войск №150231/40 от 2.9.1940.

Управлению военной разведки и контрразведки.

В ближайшие недели концентрация войск на Востоке значительно увеличится. К концу октября необходимо добиться положения, указанного на прилагаемой карте.

Из этих наших перегруппировок у России ни в коем случае не должно сложиться впечатление, что мы подготавливаем наступление на Восток.

В то же время Россия должна понять, что в генерал-губернаторстве, в восточных провинциях и в протекторате находятся сильные и боеспособные немецкие войска, и сделать из этого вывод, что мы готовы в любой момент и достаточно мощными силами защитить наши интересы на Балканах против русского вмешательства.

Для работы собственной разведки, как и для возможных ответов на запросы русской разведки, следует руководствоваться следующими основными принципиальными положениями.

1. Маскировать общую численность немецких войск на Востоке, по возможности, распространением слухов и известий о якобы интенсивной замене войсковых соединений, происходящей в этом районе. Передвижения войск обосновывать их переводом в учебные лагеря, переформированием и т.п.

2. Создавать впечатление, что основное направление в наших перемещениях сдвинуто в южные районы генерал-губернаторства[150], в протекторат[151] и Австрию и что концентрация войск на Севере сравнительно невелика.

3. Преувеличивать состояние и уровень вооружения соединений, особенно танковых дивизий.

4. Распространять соответствующим образом подобранные сведения для создания впечатления, что после окончания Западного похода противовоздушная оборона на Востоке серьезно усилилась и что зенитная оборона всех важных объектов укрепляется за счет трофейной французской техники.

5. Работы по улучшению сети шоссейных и железных дорог и аэродромов объяснять необходимостью развития вновь завоеванных восточных областей, ссылаясь при этом на то, что они ведутся нормальными темпами и служат главным образом экономическим целям.

В какой мере отдельные подлинные данные, например, о нумерации полков, численности гарнизонов и т.п., могут быть переданы абверу для использования их в контрразведывательных целях, решает главное командование сухопутных войск.

За начальника штаба верховного командования

Иодль

 

ИЗ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЙ ДИРЕКТИВЫ ВЕРХОВНОГО КОМАНДОВАНИЯ ГЕРМАНСКИМИ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ЗА №18 ОТ 12 НОЯБРЯ 1940 г.[152]

 

[Документ 444-ПС, ВБ-116]

 

...Подготовительные меры для ведения войны в ближайшем будущем должны проводиться в соответствии со следующей установкой...

...5. Россия.

Начаты политические переговоры с целью разъяснения позиции России в настоящее время. Независимо от результатов этих переговоров вся подготовка на Востоке, о которой уже были даны устные указания, должна продолжаться. Дальнейшие указания будут даны, как только общие оперативные планы армии будут представлены и утверждены мною...

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.