Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Гомосексуализм у мальчика, соблазненного своей мачехой.





Ко мне в офис пришел молодой человек 25 лет и заявил, что он прочел мою опубликованную статью на тему гомосексуа­лизма. Он сообщил мне, что является гомосексуалистом и хочет подвергнуться лечению для того, чтобы в дальнейшемон смог подумать о женитьбе и семейной жизни.

Его родители были выходцами из Южной Америки, которые, в конечном счете, переехали в Нью-Йорк. Семейный доход был скудным, и поэтому для Генри было маловероятно получить больше, чем среднее образование. Его брат, несколькими года моложе его, был любимцем отца, а его сестра Долорес была любимицей матери. Между детьми существовало значительное со­перничество в семье. Генри вспоминает, что уже в раннем возрасте он ощущал себя отвергнутым, ощущал собственную неполно­ценность и небезопасность.

Когда он учился в седьмом классе, его родители разошлись, а позднее развелись. Они оба снова вступили в брак. Дети же бы­ли поделены. Его сестра предпочла жить с тетей, его брат — с матерью, а Генри был оставлен с отцом. За прошедшие с техпоргоды его мать умерла, брат и сестра вступили в брак, и имеют свои семьи, а Генри пошел в армию.

Этот случай уникален постольку, поскольку он представля­ет собой случай парня, который в возрасте полового созревания был сексуально соблазнен своей мачехой. Данная связь вполне может рассматриваться как эквивалент инцестной связи. Это бы­ло единственное гетеросексуальное переживание в его жизни, и оно послужило серьезной психической травмой, которая была ответственна за блокировку его пути к гетеросексуальности.

Он обрисовал свою мачеху как крайне неразборчивую в своих связях и участвующую в многочисленных внебрачных лю­бовных интрижках, пока его отец отсутствовал. Он и в самом де­ле наблюдал, как его мачеха флиртовала с другими мужчинами, а в одном или двух случаях он был гомосексуально соблазнен этими же самыми мужчинами. Они совершили ректальный коитус.



Относительно эпизода, вовлекшего в себя его мачеху, он пишет следующее: “Помню, что в ту ночь мачеха вошла ко мне в комнату и стала играть моим пенисом. Хотя эрекция у меня бы­ла, что надо, я отказался идти в ее комнату. Тогда она легла на меня сверху и делала все необходимые движения, чтобы вызвать у меня эякуляцию. Но я оставался абсолютно неподвижным и не помню, чтобы хоть раз коснулся ее. Она вышла из комнаты, при­несла полотенце, которым вытерла с меня семя. Об этом инциденте я никогда не говорил отцу, так как он все равно никогда бы этому не поверил. Мой отец никогда не верил чему-либо, что го­ворили о его жене. Я помню, что ему прислали несколько ано­нимных писем относительно ее поведения. Но он остался совер­шенно не затронут ими”.

Дальнейшее свидетельство травматического влияния его мачехи, способствующего его гомосексуальному развитию, видно из следующего: “Однажды ночью мачеха пригласила к нам в дом двух мужчин. Через какое-то время я отправился спать, а она осталась с ними. Минут десять спустя ко мне в комнату вошел один из них и лег на кровать, стоявшую рядом с моей. Потом он перелез ко мне на кровать и стал меня лапать. Он вытащил свой пенис, и я начал играть им буквально несколько секунд. Затем он перевернул меня лицом вниз и ввел свой пенис в мой ректум. Вскоре после этого в комнату вошла моя мачеха и поймала нас за этим занятием. Она рассердилась, но после небольшого спора с ним, позволила ему снова улечься на кровать. Мужчина попытал­ся продолжить этот акт, но я отказался из-за страха, что мачеха снова может войти. На следующее утро она разбудила меня и спросила, понимаю ли я, что я сделал. Я никогда не говорил об этом отцу”.

Он утверждает, что у него никогда не было никакой сексу­альной близости с мачехой за исключением вышеописанного слу­чая. Несомненно, что его пассивность и отсутствие интереса к противоположному полу, в более поздние годы, могут быть приписаны его бессознательной инцестной блокировке или барьеру. Каждая женщина в его бессознательном символизировала его мачеху. Однако не весь его гомосексуализм представлял собой бегство от инцестного отношения со своей мачехой. Он подвергал­ся гомосексуальным переживаниям в раннем детстве, до этой ос­новной психической травмы, которая имела место во время его пубертатного периода. Например, он вспоминает, что в возрасте семи или восьми лет группа ребят постарше склонила его позво­лить им совершить на нем ректальный половой акт. На всем про­тяжении своего детства он был пассивной жертвой такого типа сексуальной деятельности.

Будучи молодым парнем,он был робким и вполне жен­ственным. Ребята дразнили его за его девический голос и манер­ность. Они всегда пользовались им, когда только выдавалась к этому возможность, принуждая его подчиняться пассивной роли в коитальных отношениях через ректум. Он стал проявлять ин­терес к парням, которые хорошо выглядели и были сильными, и питал фантазии, что соблазняется ими против своей воли. В не­скольких случаях он принимал на себя активную роль, но, в ос­новном, предпочитал удовлетворять свое мазохистское жела­ние - отождествлять себя с женщиной-партнершей, - кото­рую “изнасиловали”, как это и было на самом деле. Его мазо­хизм обнаруживается в таких его утверждениях, как: “Помню, что я хотел, чтобы он принудил меня”.

В ранней юности он участвовал во многих случаях фелляции, в которых предпочитал удовлетворять своих партнеров и не бывал слишком озабочен, если ему не платили взаимностью. Ког­да он подрос, его гомосексуальные переживания стали более многочисленными, и, во многих случаях, он умышленно старался “быть подобранным” мужчинами, которые привлекали его. В не­скольких случаяхон воспользовался возможностью привлечь группу из нескольких мужчин и общался с каждым из них.

Однажды он выбрил свои ноги для того, чтобы еще больше походить на девушку и утверждал, что гордился своей “девичьей фигурой”. Он также проявлял трансвестические наклонности, что видно из следующего: “Когда я оставался дома один, я примерял платья своей мачехи и пользовался ее губной помадой и румянами. Я представлял, что у меня длинные волосы, используя для этого полотенце, которое обертывал вокруг головы. Я делал так несколько раз, но боялся быть пойманным или увиденным кем-либо за таким занятием”.

Он утверждает, что редко мастурбировал в своей жизни,ночто когда он это делал, его фантазии всегда были гомосексуаль­ными по своей природе. Он считал мастурбацию грехом и пола­гал, что она, в конечном счете, сделает его импотентом и неспо­собным к оплодотворению. Ему очень нравилось ходить в душе­вые, где он имел возможность глядеть на тела и сексуальные органы мужчин. Он завидовал их телосложению и проявлял сви­детельство своей пенисной неполноценности.

Так как он становился все более бесстыдным и все чаще приставал в общественных туалетах к мужчинам, он начал опа­саться, что его могут однажды арестовать. Поэтому-то он и ре­шил прибегнуть к психиатрическому лечению. Он утверждает, что всегда хотел быть излеченным от своих гомосексуальных побуждений.

Чувствуя себя отверженным обоими родителями, он развил интровертированный тип личности. Он стал более шизоидным и социально робким. Родительская несовместимость была бесспор­ным травматическим фактором, который положил началоегоранним несчастьям. Будучи отвергнут своей матерью, он обратился к отцу, но тот также отверг его. Часть его гомосексуализма можно объяснить как обусловленную его стремлением угождать суррогатам отца. Ему хотелось, чтобы его любили мужчины, в качестве сверхкомпенсации, за ту любовь, которую он не получил от своего отца. Тот факт, что он отождествлял себя со своей ма­чехой, одевая ее платья, и пользуясь ее губной помадой и румя­нами, заставляет предположить наличие у него бессознательного желания занять ее место и играть роль отцовской жены. Когдаонбыл сексуально соблазнен своей мачехой, то это соблазнение яви­лось инцестным эквивалентом соблазнения его собственной мате­рью. Именно в это время у него развились психосоматические симптомы, бессонница, нервозность и страхи, потеря аппетита и т.д., которые могут быть истолкованы как симптомы кастрационного страха. Свою женственность он использовал как рационали­зацию для своих чувств собственной неполноценности и не делал никаких попыток развить интерес к противоположному полу. Бу­дучи отвергнутым своей матерью и соблазненным своей мачехой, которая была неверной и неразборчивой в своих связях, он раз­вил амбивалентность по отношению ко всем женщинам, которая полностью блокировала его гетеросексуальность.

Его лечение состояло в том, чтобы дать ему возможность прийти к глубинному пониманию своих психических движущих сил, стоящих за развитием его гомосексуального образца поведе­ния, и вселить в него уверенность относительно его способности достичь адекватного приспособления к противоположному полу. Он оказался сотрудничающим и искренним в своих мотивах об­ращения за лечением. И хотя он пока еще не нашел такую де­вушку, которая заинтересовала бы его в достаточной степени, чтобы жениться на ней, прогноз на достижение конечного успеш­ного гетеросексуального приспособления представляется благо­приятным.

Случай конверсионной1 истерии, связанной с гомосексуализмом

Молодой человек, около 30 лет, жаловался на одышку, та­хикардию, бессонницу и чувство умирания. Его врач объяснил ему, что никаких симптомов сердечного заболевания у него нет, и что его симптомы, скорее всего, являются по своему происхожде­нию психогенными. Следуя совету своего врача, он решил воспользоваться психиатрической помощью.

' Конверсионная истерия - совокупность двигательных, сенсорных и вегетативных нарушений при истерии. - Прим.ред.

 

Его отец умер несколько лет назад от туберкулеза. Мать свою он описывает как крайне невротическую женщину: “Моя мать просто упивалась своими болезнями, и если одна болезнь по какой-либо причине кончалась, она тут же находила себе новую. У нее не было абсолютно никакой заинтересованности быть здо­ровой”. Его сестра, которая старше его на несколько лет, зараба­тывает себе на жизнь, работая преподавателем музыки, она не­замужняя и также обладает невротическим характером.

Пациент стал осознавать наличие у себя сильных гомосек­суальных наклонностей в раннем возрасте. Он устанавливал пыл­кие дружбы с мужчинами. Его чувства по отношению к ним были заметно амбивалентными. Он описывает их следующим образом:

“Я нуждаюсь в защите сильных мужчин. Я испытываю ярко вы­раженное желание и большую антипатию к мужчинам. Мне все­гда хотелось быть близким с каким-либо сильным мужчиной. Мой отец не выдерживал никакого сравнения с героем-суперменом. И умственно, и эмоционально мой отец был “размазней”. В душеонбыл ребенком, однако холодный внешний вид придавал ему сход­ство с мужчиной. Мне не нравились ни его внутренняя незре­лость, ни его внешняя самоуверенность. Ребенком я всегда был лю­бопытным и глазел на мужские сексуальные органы. Я ощущаю себя очень виноватым из-за своих чувств по отношению к муж­чинам. Женоподобные мужчины всегда были мне отвратительны”.

Из-за осознания своих гомосексуальных желаний, он испы­тывает чувства паники, депрессии и безнадежности. Такиежесимптомы он ощущает и после мастурбации. “Одно время я даже думал, что причиной всех моих невзгод была мастурбация”. "Он считает, что быть гомосексуалистом грешно, и что такой человек заслуживает наказания. Временами он желает умереть. Когда однажды к нему в общественном туалете приблизился какой-то мужчина, он почувствовал, что вот-вот упадет в обморок, и по­спешил наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Он также утверждает, что, когда он становится эмоционально расстроен, это отражается на его желудке и иногда вызывает рвоту.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.