Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ





Глобализация — одно из наиболее обсуждаемых в последние годы явлений в современном развитии мира и в то же время, пожалуй, из наименее строго определяемых. Одним из первых к исследованию про­блем глобализации обратился Р. Робертсон, использовав слово «глобальность» в названии своей работы «Обсуждая глобальность». Впрочем, в области экологии и технологических дисциплин заговорили о глобализации раньше — еще в 1960-х гг., хотя и в иных терминах. Термин в широкий научный оборот вошел в 1990-х гг.

Существуют различные точки зрения относительно сути глобализации. В одних исследованиях акцент делается на экономических ее аспектах, в других — на формировании единого информационного пространства, в третьих — на развитии общих стандартов. Последнее относится прежде всего к организации производства, быта, социальной жизни и т.п. В связи с этим как метафора получило распространение выражение «макдоналдизация мира» (от названия сети быстрого питания McDonald's), под которым понимается некая стандартизация и «конвейерность» процессов при организации экономической и социальной жизни. Из универсальных блоков, как из кубиков lego, складываются различные виды продукции, имеющие в конечном виде огромную вариативность. Ярким примером такой «макдоналдизации» является мебель, предлагаемая шведской компанией IKEA.

Существуют и скептические оценки глобализация. Так, М. Весес исходит из того, что глобализация вовсе не новое явление. На самом деле процессы, получившие это название, связаны с усложнением мира и существовали всегда. Однако, по его мнению, глобализация привлекает столь пристальное внимание, поскольку с ее помощью либо пытаются доказать существование новых угроз, либо, напротив, предрекают процветание человечества. Сходных позиций придерживается А.И. Уткин, который пишет, что глобализация является политически востребованной концепцией.



Понимание глобализации различается в зависимости от теорети­ческих позиций авторов. Реалисты, признавая наличие существенных изменений в современном мире, рассматривают глобализацию скорее как процесс эволюционного развития мира, а не как качественный скачок в его преобразовании. Неомарксисты видят в современных процессах заключительную стадию развития капитализма, порождающую все большую поляризацию мира по экономическому параметру, а как следствие — и политическую нестабильность. Для большинства исследователей, придерживающихся неолиберальной традиции, глобализация — это качественно новый этап развития политической структуры и мира, а также человеческой цивилизации в целом.

Существует и еще один срез в восприятии процесса глобализа­ции, связанный с политической практикой, который носит оценочный характер в рамках дихотомии «хорошо — плохо». С одной стороны, это порождает множество движений, условно объединенных поняти­ем «антиглобалисты» (они часто выступают с крайне радикальных по­зиций против развития глобализационных процессов, а также инсти­тутов, которые наиболее тесно с ними связаны, в частности МВФ, ВТО). С другой стороны, это, хотя и в менее выраженном виде, движе­ния сторонников глобализационных процессов, например пользова­телей Интернета и т.п.

Такое разнообразие мнений и позиций относительно глобализации обусловлено сложностью, комплексностью процессов, широтой охвата сфер человеческой деятельности и взаимоотношений.

Возвращаясь к научному осмыслению такого явления, как глобализация, остановимся на трех ее измерениях, которые выделяет Б. Бади:

1)постоянно идущий исторический процесс;

2) гомогенизация и универсализация мира;

3) размывание национальных границ.

Если взять первое из названных измерений — постоянно идущий исторический процесс, можно заметить, что в истории развития чело­вечества действительно наблюдается тенденция все большего расширения пространства, на котором происходит интенсивное взаимодействие: от отдельных деревень, городов, княжеств к государствам, регионам и, наконец, через эпоху великих географических открытий к миру в целом.

Тем не менее процесс глобализации сложный и неоднозначный. В историческом развитии он шел нелинейно и вовсе не предполагал присоединение новых периферийных территорий к некоему неизмен­ному центру. Так, Дж. Модельски на примере развития городов Древ­него мира показывает «пульсирующий» характер этого процесса. Он выделяет две фазы, каждая протяженностью в тысячелетие: центра­лизации, когда формируются центральные зоны мировой системы, и де­централизации, если периферия становится главенствующей. В резуль­тате происходит смена мест в системе «центр — периферия». Близкие к идее «пульсации» представления содержатся и в работе П. Кеннеди, когда он говорит о расцвете и закате великих держав.

Если экстраполировать выводы Дж. Модельски на дальнейшее историческое развитие, то можно предположить, что подобная «пульсация» проходит не только по территориальному основанию, но, что особенно важно, и по тому, на основе какого содержательного аспекта формируются центр и периферия. В истории таким содержательным основанием были, в частности, религия, идеология, экономическое раз­витие.

Более спорным является второе измерение процесса глобализа­ции, которое выделяет Б. Бади: универсализация и гомогенизация мира. В рамках этого подхода строились различные предположения относительно создания глобальной деревни — универсальной общности всех живущих на Земле людей или всемирного правительства, которое регулировало бы весь комплекс взаимоотношений между странами и народами. Иными словами, предполагалось формирование некоей всемирной конфедерации.

Эти образы, идеи и гипотезы широко используются в журналистике и популярной литературе, отражая представление о том, что все люди на Земле объединены единой судьбой, и это стало возможным благодаря распространению универсальных культурных образцов, развитию технологий — в первую очередь транспортных, информационных и коммуникационных, мировой торговой и финансовой систем, объединяющих всех людей во взаимосвязанное и взаимозависимое сообщество.

Универсализация и гомогенизация мира рассматриваются порой и как его вестернизация. В этом случае имеется в виду, что все большее распространение получают характерные для западной цивилизации ценности и нормы поведения. Действительно, многие типы поведения, производства, потребления, возникшие на Западе, потом становятся привычными для других стран и культур. Более того, в этих странах они нередко воспринимаются как присущие именно им. В связи с этим забавный пример приводит ведущий обозреватель «Нью- Йорк Тайме» Т. Фридман. Маленькая японская девочка, впервые попав в США, воскликнула: «Мама, смотри, у них тоже есть McDonald's!».

Подобных фактов можно привести множество. Однако необходимо учитывать, что за внешней универсализацией скрываются более сложные процессы.

Во-первых, каждая культура по-своему воспринимает и усваивает нормы, присущие другим культурам. На этот факт обращают внимание многие исследователи, занимающиеся анализом влияния культур. Образцы поведения западной цивилизации в различных регионах мира (в том числе в сфере потребления), будучи включенными в другой культурный контекст, имеют порой совсем иной смысл, иногда противоположный исходному. За внешним тождеством следования западным типам поведения могут скрываться совершенно разные вещи: например, стремление быть «как все» в США или казаться инакомыс­лящим, скажем, в ряде арабских стран. Вообще внешние формы всегда имеют свое наполнение в культурах вследствие весьма сложных пере­плетений того, что привнесено извне, с имеющимися традициями и нормами. Подчеркивая специфику каждой культуры, Т. де Монбре- аль считает, что глобализация вовсе не подразумевает унификацию и стандартизацию. «Ведь и конструкторы автомобиля не стремятся со­здать универсальную „мировую" машину, способную удовлетворять всем вкусам. Это нереально. К примеру, продукция одной и той же французской фирмы Danone в Париже рассчитана на вкусы парижан, в Санкт-Петербурге — петербуржцев, а в Шанхае — китайцев. Разли­чия во вкусах, как и в менталитете, никогда никуда не исчезнут». Дру­гое дело, что модификации модели автомобилей или, скажем, йогурта, ориентированные на разных потребителей, «собираются» из набора единых структурных компонентов.

Во-вторых, сама западная цивилизация неоднородна. В этом смысле универсализации мира по типу плавильного котла, о котором довольно много говорили в отношении американской культуры, не происходит.

Кстати, сегодня в США все чаще используют метафору «салата», подчеркивая тем самым сохранение самобытности каждого народа.

В-третьих, необходимо иметь в виду, что далеко не всегда рас­пространяются именно западные культурные формы. Существует и об­ратный процесс, который проявляется в интересе Запада к восточным религиям, африканской культуре и т.п. Поэтому вряд ли правомерно говорить о глобализации как о вестернизации мира.

Сказанное, однако, не исключает процессов, связанных с объединением человечества в единое целое, т.е. того, что В.Б. Кувалдин называет мегаобществом. «Речь идет о создании глобального сообщества, в рамках которого существующие ныне национально-государственные образования выступают в качестве более или менее самостоятельных структурных единиц». Однако при этом не исчезают различия между составными частями этого нового образования. Более того, по каким- то параметрам дифференциация может усилиться.

Наконец, последний из названных Б. Бади аспектов (или измерений) глобализации — размывание государственных границ, пожалуй, в наибольшей степени ее отражает. Это проявляется в интенсификации и увеличении объемов различного рода обменов и взаимодействия за пределами государственных границ, причем во всех областях. Как следствие, один из наиболее важных результатов — формирование мирового рынка товаров и услуг, финансовой системы, мировой сети коммуникации. В связи с этим иногда употребляется понятие «трансграничное взаимодействие», или «трансграничные процессы».

Если говорить о сферах развития трансграничных процессов, то сначала границы национальных государств оказались наиболее про­зрачными в области экономики на Европейском континенте, когда восстановление экономик различных государств, разрушенных Вто­рой мировой войной, потребовало тесного сотрудничества. Затем этот процесс перекинулся на социальные, политические, культурные, иные отношения, а также другие регионы.

Вопросы: насколько прозрачны границы; какие страны в первую очередь включены в этот процесс; какие последствия он имеет и пр. — остаются дискуссионными. Тем не менее ряд исследователей, в частности П. Катценштейн, Р. Кеохейн и С. Краснер, видят в процессе транспарентности границ суть самой глобализации. Эту точку зрения раз­деляют многие авторы.

Прозрачность межгосударственных границ сделала мир взаимо­зависимым. Именно по этой причине некоторые ученые, особенно ра­ботающие в рамках неолиберализма, связывают глобализацию с взаи­мозависимостью, когда, по определению Дж. Ная, участники или события в различных частях системы воздействуют друг на друга. Близкое понимание содержится в работах Э. Гидденса, который говорит об интенсификации социальных отношений, связывающих удаленные друг от друга точки так, что происходящее в одном месте обусловливается событиями совсем в другой части, и наоборот. Сходной точки зрения придерживается Г. Г. Дилигенский, отмечая, что «именно взаимозависимость различных обществ, ее возрастание, а вовсе не нивелировка мира на всех „этажах" общественной действительности образуют суть глобализации».

Прозрачность, или транспарентность, межгосударственных границ, вызванная глобализацией, перевернула прежние представления о безопасности, конфликтах, их урегулировании, дипломатии и других базовых проблемах классических исследований по международным отношениям. Но главное, везде она стерла существовавшие ранее жесткие барьеры между внешней и внутренней политикой.

Открыв межгосударственные границы, глобализация облегчила и деятельность новых, негосударственных акторов на мировой арене: ТНК, внутригосударственных регионов, НПО, тем самым стимулируя их активность и количественный рост. Но здесь есть обратное влияние: сами негосударственные акторы стимулируют развитие глобализации и прозрачность границ. Впрочем, сделав границы государств прозрачными, глобализация одновременно открыла двери для непрозрачной деятельности, так как глобализируется не только бизнес, в отношении которого не возникает вопросов, но наркоторговля, торговля оружием и т.п.

Глобализация затрагивает все сферы жизни. Американский жур­налист и социолог Т. Фридман отмечает, что глобальная международ­ная система в целом формирует как внутреннюю политику, так и меж­дународные отношения, охватывая рынки, национальные государства, технологии в тех масштабах, которых не было никогда ранее.

ПРОЯВЛЕНИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В общественных науках первыми о глобализации широко стали писать экономисты, которые обратили внимание на факт формирова­ния фактически единого мирового рынка. Согласно МВФ, глобализа­ция как раз и представляет собой возрастающую интеграцию рынка товаров и услуг, а также капитала. Глобальная экономика, по мнению М. Кастельса, «это экономика, в которой национальные экономики за­висят от деятельности глобализационного ядра. Последнее включает в себя финансовые рынки, международную торговлю, транснациональ­ное производство, в определенной степени науку и технологию и со­ответствующие виды труда. В целом можно определить глобальную экономику как экономику, чьи основные компоненты обладают инсти­туциональной, организационной и технологической способностью дей­ствовать в качестве целостности в реальном времени или в избранном времени в планетарном масштабе».

Как отмечает Т. Маккыоэн, в первые 15—20 лет после Второй мировой войны основные показатели международной торговли были примерно на уровне 1930— 1940-х гг., однако не достигали уровня 1914 г. Ситуация резко изменилась в начале 1970-х гг. Если импорт развитых капиталистических стран в период 1880—1972 гг. составлял от 10 до 16% валового национального продукта (далее — ВНП), то в течение 1973—1987 гг. этот показатель достиг 22%. По оценкам российских исследователей Института мировой экономики и международных от­ношений РАН, в период до 2015 г. среднегодовые темпы мирового экс­порта увеличатся до 7%. Особенно велика при этом будет роль экспор­та прямых инвестиций, который, по данным того же института, возрастет к этому времени приблизительно в 3 раза.

Транснациональные корпорации и банки во многом являются проводниками глобализации. Профессор В.М. Кулагин отмечает, что «еще в 1878 г. американская фирма по производству швейных маши­нок Zinger открыла завод-филиал в Шотландии. Сегодня корпорация Coca-Cola имеет производственные мощности в десятках стран всех регионов мира. Это, что называется, простая „интернационализация" производства. Но все более широкий круг составляют корпорации гло­бального транснационального „гражданства", капитал которых привле­чен от вкладчиков из разных стран; заводы и фабрики разбросаны по многим государствам и нередко меняют свое местоположение в зави­симости от мировой конъюнктуры; сбытовая сеть охватывает различ­ные континенты, а менеджмент по существу космополитичен. „Глобаль­ные фабрики" производят все большее число „глобальных товаров" — от компьютеров до зубной пасты, национальную принадлежность ко­торых невозможно определить».

Глобализация финансовой сферы означает резкое возрастание роли и централизацию финансовых рынков путем интеграции денежных потоков. Они с легкостью перемещаются по миру с помощью компьютерных сетей. Ежедневный объем трансакций составляет около 1 трлн дол. В связи с этим, как образно заметил Р. О'Брайен, для финансиста глобализация означает «конец географии». Ключевую роль начинают играть такие финансовые центры, как Лондон, Нью-Йорк, Токио. Они способствуют усилению централизации в области финансов. При этом финансовые рынки навязывают свои правила поведения как государствам, так и отдельным политическим деятелям.

Чем объясняются все эти процессы в области финансов? Исследователи, согласно Ч. Кегли и Ю. Уитткопфу, выделяют три ключевых фактора, способствующих глобализации финансов. Первый фактор связан с нефтяным кризисом 1973—1974 гг., за которым последовало резкое увеличение финансовых потоков, что стимулировало значитель­ное увеличение инвестиций и введение новых управленческих проце­дур в финансовый менеджмент. Второй фактор — внедрение в созна­ние и практику в 1970—1980-х гг. идеи так называемой «дерегуляции рынка», согласно которой его эффективность возрастает, если в него не вмешивается правительство. Наконец, третий фактор, повлияв­ший на глобализацию финансов, — повсеместное внедрение компью­терных технологий в эту область, что позволило резко увеличить фи­нансовые трансакции (взаимодействие) и контакты за пределами национальных границ.

Одновременно с глобализацией торговли и финансов глобализируется рынок труда. Здесь вновь огромную роль играют ТНК. Так, в пе­риод 1985—1995 гг., по оценкам Всемирного банка, транснациональ­ными корпорациями было создано более 8 млн рабочих мест, из них 5 млн — в развивающихся странах. При этом все более отчетливо на­чиная с 1970-х гг. прослеживается тенденция к разделению труда во всемирном масштабе. Известный американский экономист Л. Туроу на страницах журнала «Мировая экономика и международные отношения» приводит характерный пример существующих глобальных производственных связей. По его мнению, «товары могут создаваться в любом месте мира, в зависимости от того, где их производство обойдется дешевле, и сбываться там, где их удастся продать по наивысшей цене. Производственные цепочки могут приобретать глобальный ма­штаб. Например, акселерометр (миниатюрный полупроводниковый чип, используемый в качестве сенсора в автомобильных подушках бе­зопасности) может быть разработан в Бостоне, собран и испытан на Филиппинах, упакован на Тайване и вмонтирован в автомобиль фир­мы BMW в Германии для того, чтобы эта машина была успешно прода­на в Бразилии».

Разделение труда сопровождается жесткой конкуренцией, что заставляет производителей постоянно искать новые резервы для того, чтобы их продукция оставалась на рынке. Значительно возросла миг­рация рабочей силы. Например, число иммигрантов в Европе в нача­ле 1990-х гг. было около 5%, в Германии — около 7%. Правда, к сере­дине 1990-х гг. в странах «Севера» потребность в неквалифициро­ванных рабочих упала на 20%. Этому способствовала и политика ряда европейских стран, которые были обеспокоены порождаемыми при­езжими проблемами, в том числе криминализацией ситуации в райо­нах, где компактно проживают неквалифицированные иностранные рабочие, и ростом националистических настроений в европейских странах.

Глобальное развитие экономики не могло не сказаться на других — социальной и даже психологической — сферах. В связи с этим инте­ресны данные, приводимые Дж. Роурке и М. Бойером. Например, Япо­ния в 1997 г. 84% своего экспорта направляла в западные страны и по­лучала от них 71% импорта. В то же время проведенный в Японии социологический опрос, в процессе которого респондентов просили ответить на вопрос, считают ли они свою страну частью «западного мира» или «группы азиатских государств», показал следующее. Час­тью «западного мира» считают свою страну 40,1% опрошенных, а час­тью «группы азиатских государств» — 33,7%. Не дали четкого ответа 26,2% опрошенных. Иными словами, экономические связи влекут за собой и соответствующую идентификацию.

Глобализация способствует развитию в мире демократических процессов. Открывая границы, она предоставляет людям широкие воз­можности для выражения своего мнения и общения друг с другом, тем самым прямо или косвенно влияя на политику. Так, информационный обмен в глобальной сети Интернет в целом ряде случаев оказывается сам по себе ценным. В результате, например, начали формироваться своеобразные «глобальные клубы по интересам», нередко весьма вли­ятельные, в том числе и в политической сфере. Одновременно бурное развитие рынка в эпоху глобализации способствует распространению демократических ценностей и институтов.

Развитие СМИ — также факт проявления глобализации. Собы­тия, на которых делают акцент, формируют общественное мнение фак­тически по всему миру. Это в свою очередь ведет к тому, что нацио­нальные правительства и международные организации оказываются вынужденными реагировать на освещаемые в СМИ события. Данный феномен получил название эффекта CNN, по имени телекомпании, которая осуществляет передачу новостей 24 ч в сутки во многих стра­нах мира. На эти новости нередко ссылаются национальные телевизи­онные компании. Так, бомбардировки Ирака в 1991 г. мир наблюдал «с картинки» CNN.

Все большее распространение имеет MTV— канал, ориентирован­ный на молодежь. В целом же несомненно, что обладающая почти 800 млрд дол. всемирная телекоммуникационная индустрия является проводником идей, информации и воздействует на сознание в плане­тарном масштабе.

Глобализация проявляется и в других сферах. В качестве приме­ра можно привести эпизоотию ящура в начале 2001 г. Вспыхнув в Ве­ликобритании, она перекинулась на другие страны. Только Аргенти­на, где были зарегистрированы лишь отдельные случаи ящура, потеряла, по сообщениям средств массовой информации, около % сво­его импорта мяса.

Глобальные проблемы (борьба с терроризмом и голодом, с болез­нями, экологические, разоруженческие и многие другие) приводят к не­обходимости совместных усилий по их решению. В координации дея­тельности, поиске решений возникающих перед человечеством новых проблем и вызовов, их реализации также проявляется глобализация современного мира. Все это дало основание Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану в выступлении на саммите в апреле 2000 г. в Нью-Йорке заявить, что в 1945 г. основатели ООН создали открытую и ба­зирующуюся на сотрудничестве систему международного мира. «Она работала и сделала возможным появление глобализации. В результате этого человечество сейчас живет в глобальном мире. Реагирование на этот сдвиг — вот центральная задача, стоящая сегодня перед мировы­ми лидерами».









ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.